Сказ о Федоте. Часть 3. Явь. Глава 5. По волнам памяти

date_range 11.10.2021 visibility 567 timer 48 favorite 10 add_circle в закладки
В данном рассказе возможна смена имён персонажей. Изменить

Глава 5. По волнам памяти.

Ирина долго не могла заснуть, после разговора с Федей, она сразу протрезвела, ее мысли хаотично метались. Она лежала отвернутая, стараясь сделать вид, что спит, но сама размышляла.

Постепенно ее накрыли волны памяти и Ирина погрузилась в свои воспоминания, сделав ментальный экскурс в прошлое.

Она прекрасно помнила, что говорил ей Федя, когда вышел из медитации, тогда она не верила этому, что она там была шлюхой, даже обиделась на него. И вот, настал тот день, Федя с парнями уходят в лес, а через пять минут приходит Толик.

— А где все? Куда ушли? Когда? Только что? Да где я там их буду искать…, подожду лучше здесь, сами придут.

Он проявлял себя как джентльмен, говорил ей красивые слова, делал комплименты, всячески ухаживал за ней, постепенно, это перешло в обоюдный флирт.

С одной стороны, Ирине хотелось поиграть с ним, уж сколько таких ухажеров она повидала, как женатых, так и не женатых, как совсем молодых, так и уже опытных мужчин в возрасте.

С теми, кто был ей интересен, она занималась Неккингом, такие методики возбуждения без проникновения были хорошо известны еще японским гейшам и древнегреческим гетерам. Ирина многое читала об этом, она изучала эрогенные зоны мужчин, и частенько, умело применяя эти ласки, доводила мужчин до белого колена. Уж тогда она могла вить из них веревки, ей нравилась властвовать над мужчинами, видеть их пресмыкающимися перед ней.

Иногда Неккинг переходил и в Петтинг, т.е., ласки, что были выше пояса, переходили в нижнюю часть тела. Не раз было и такое, когда она была только в одних трусиках, которые гарантировали защиту от возбужденных мужчин.

Она была девственницей и берегла свою невинность для мужа, но так как она была девушкой чувственной, темпераментной, и очень сексуальной, то ее тянуло к таким играм с мужчинами, дающими ей возбуждение и остроту чувств. Иногда, когда ей попадался опытный мужчина, их взаимные ласки доходили до того, что она при глубоком Петтинге, который включал в себя ласки клитора, испытывала оргазм. Конечно же, рука мужчины проникала через трусики, не снимая их. Снять с нее трусики пытались многие, но она не позволяла этого.

Вот и в тот раз, танцы, которые предложил ей Толик, перешли в Неккинг, а он, постепенно и в Петтинг. Она увлеклась, возбудилась, и вскоре уже лежала только в одних трусиках, как впрочем, и Толик.

Она чувствовала мощь его члена, что еще больше возбуждало ее. Ирина хотела как всегда до этого, довести мужчину до крайнего возбуждения, и на этом все прекратить, наслаждаясь его уговорами, клятвами в любви. На что только не шли мужчины, в состояние крайнего возбуждения, когда уже вроде вот оно – все было так близко, что только они ей не обещали, в чем только не клялись…

Естественно, она и сама сильно возбуждалась, ей это также приносило удовольствие, эти чувственные ласки возбужденных мужчин.

Она уже довела Толика, как она считала, до предела, он несколько раз порывался снять с нее трусики, но она не давала, это вовсе не входило в ее планы. Она предвкушала вечер с Федей, когда все эти его лживые друзья, что постоянно за его спиной пытаются приударить за ней, уедут по домам, лишь бы Федя не напился и был в состоянии, - так думала она находясь в состоянии крайнего возбуждения.

Толик целовал ее груди, ласкал ее клитор, Ирина под столь чувственными ласками, прикрыла глаза, всецело отдавшись своим ощущениям. Толик был очень умелым, он словно знал все ее самые чувственные места, все ее эрогенные зоны, и умело пользовался этим, к тому же, он был очень ласковым и нежным с ней, и она находилась в экзальтации, в пред оргазменном состоянии.

И тут внезапно, резинка ее трусиков вдавилась в ее спину, она, не сразу поняв, что происходит, открыла глаза, и увидела, что Толик взяв ее трусики за мотню, с силой оттянул их вверх и в сторону, обнажив тем самым ее киску. А огромная багровая головка его члена уже раздвигала лепестки ее губ.

Она дернулась, но было уже поздно, Толик, направив свой член в ее щелочку, навалился на нее всем телом, так, что она не имела возможности выскользнуть из-под него. А Толик, тут же, мощным движением своего таза вогнал в нее свою огромную головку. Ирина вскрикнула, в нее словно вбивали кол, она машинально развела ноги в стороны, чтобы облегчить себе боль, от разрывавшей ее огромной плоти Толика. Еще движение, еще, и вот его член уже почти весь в ней.

Член был большим и толстым, и Ирина громко вскрикивала. Толик чувствуя, что ей больно, остановился.

— Тише Толя! Тише! Больно! Ну, зачем ты это сделал?!

Толя-ааа! Заче-еееммм?!!!

Она колотила своими кулачками по его груди.

— Выйди из меня, Толя! Выходи-иии! Немедленно! Отпусти меня!

Но, она была как бабочка нанизанная на иголку, Толик придавил ее этим своим могучим инструментом, и продолжал медленно погружаться в нее, он улыбался, глядя на ее тщетные попытки вырваться, вылезти из под него, она не могла снять себя с его члена, и лишь колотила его кулачками по груди, и пыталась оттолкнуть, уперевшись руками в его грудь.

— Сволочь! Что ты наделал?!!! Уйди от меня! Выходи из меня! Слышишь?! Выходи! Оставь меня!!!

Толя заткнул ее рот поцелуем, а сам, подсунув свои руки под ее колени, навалившись на нее, крепко взял ее за плечи. Сопротивляться в таком положении, она уже совсем не могла, и была полностью в его власти, и она сдалась, расслабившись.

Толя стал проникать глубже, делая небольшие толчки и нажимы, в тугую, упругую вагину, сопротивляющуюся его члену.

— Толя, только потихоньку! Толя, осторожно! Толя, больно же!

Это был первый мужчина, проникший в нее после мужа, и член его по сравнению с мужним, казался для нее огромным, он распирал ее изнутри, и когда стал заходить глубже, упирался в матку причиняя ей боль.

Но Толик был опытным в этих амурных делах, и он не торопился, постепенно, помаленьку, заходя в нее, одновременно стимулируя ей клитор, по мере этого Ирина все больше и больше расслаблялась, и вот, наконец, член вошел в нее полностью.

Ее влагалище туго сжимало его член, обтягивая его как тугой капроновый чулок, и Толик наслаждался этими ощущениями, как и победой над этой неприступной до сей поры красавицы, да еще с таким узеньким влагалищем.

Он не спешил, плавно и равномерно проникая в нее, постепенно, стал почти полностью выходить из нее и заходить до конца. Толик взял свой мобильник, который предварительно положил рядом, и пока Ирина была с закрытыми глазами, он, включив камеру, стал снимать все. Он снимал, как его член входит в ее щелку, снимал и ее лицо в экстазе, она была прекрасна.

Вот-то я покажу это парням! Вот это я удивлю их! Да они обалдеют от этого! Победа! Такая победа! Я распечатал ее!

Отложив в сторону камеру, он стал целовать ее такие классные, упругие груди, он засасывал в рот ее затвердевшие соски, затем, он прерывался и опустив голову, смотрел, как его член таранит ее пухленькую киску, маленькие губки которой плотно обхватили его член, а большие широко разошлись в стороны.

Он ласкал пальцами горошинку ее возбужденного, набухшего клитора, и наслаждался издаваемыми ей сладкими стонами. А потом, прильнул к ее губам, сплетя в экстазе их языки, которые играли друг с другом.

Отрываясь от долгого поцелуя, он вновь любовался тем как его член входил в ее раковину, а потом, переводил свой взгляд на ее стоячие, литые груди, и вновь целовал их.

Толик не торопился, он наслаждался ощущениями в ее влагалище, которое было упругое, узкое, и плотно сжимала его член, он чувствовал давление стенок ее влагалища. Такого у него уже давно не было, так как чаще всего, они с парнями трахали уже имевших виды шлюх, с раздолбанными пилотками. Сейчас же, он был словно с девочкой, которой было еще больно и она постоянно вскрикивала, прося его двигаться по тише.

А потом, он опять брал мобильник и снимал весь процесс, он приближал камеру и к ее лицу, и к ее ракушки, Ирина была с закрытыми глазами и не видела этого.

Поснимав так вволю, он окликнул ее, приблизив к ее лицу камеру.

— Ирочка! Улыбнись, пожалуйста!

Она, лежа с еще закрытыми глазами, улыбнулась на эту его просьбу, и лишь затем, улыбаясь и открыв глаза, увидела уставленную на нее камеру.

— Зачем!!! Убери! Толя! Убери я сказала!

Но Толик улыбаясь, продолжал снимать ее.

— Ирочка, ты такая красивая, когда улыбаешься, и когда злишься, то же! Ты всегда красивая! Ирочка, ну расслабься, дай поснимать мне тебя, моя красавица!

— Не твоя!

— Но сейчас-то моя! Вот она, моя девочка! И он, вынув из нее член, постучал своей головкой по ее клитору, а затем, вновь нырнул в нее с выкриком:

— О-ооххх, как там хорошо! Ты не бойся, Федя этого не увидит!

Ирина закрыла лицо руками, а Толик продолжал снимать, он вынул свой член и снимал ее уже раскрывшуюся щелку, поднося камеру вплотную к ней, и вновь медленно вставлял в нее свой член, снимая, как он погружается в нее. Толик имел не малый опыт в этом, и потому, он снимал только те моменты, которые больше всего возбуждали мужчин.

Затем он, другой рукой, стал отдергивать руки Ирины от ее лица.

— Ирочка, я уже достаточно долго снимал твое лицо, какая теперь тебе разница, что толку, что ты сейчас его закрываешь?!

Ну, Гюльчатай, открой личико!

— Нет! Кто-нибудь потом увидит…

— Для тебя главное, чтобы твой Федя не увидел! А он не увидит, я обещаю!

Ирина не открывала лицо, и тогда Толик сменил тактику, он высоко, за ее голову, задрал ей ноги, подняв тем самым ее таз кверху, и, встав на ноги, на ступни, с силой стал вгонять в нее свою дубину, опускаясь на нее весом всего своего тела. Ирина закричала, и стала отталкивать его руками от себя, упершись в его грудь, а довольный Толик, снимал ее лицо. Больше она уже не закрывала свое лицо, поняв всю бессмысленность этого.

Через некоторое время, Толик стал заходить в нее чуть быстрее, еще быстрее, и через какое-то время, уже с силой вдалбливал в нее свой член. Ее вагина издавала чавкающие и чмокающие звуки, а сама Ирина громко кричала и завывала.

Кончив два раза, на третий раз он уже не спешил, он сместился с нее в сторону, и лежал полу-боком к ней, приподняв ей одну ногу, в результате чего, и она была слегка повернута к нему, так же полу-боком. Он делал размеренные движения, покусывая ей сосок и лаская ее клитор.

Ирина постоянно верещала:

— Толя-ааа! Ну хватит уже! У меня там все огнем горит! Больно! Выходи из меня!

Иногда она делала попытки вырваться, но сняться с его дубины ей не удавалось, Толик тут же вгонял ее до конца и делал несколько сильных, резких толчков, отчего она завывала, а он говорил ей:

— Не будешь вырываться, не буду так! Дай мне насладиться тобой! Ты такая сладкая девочка! Я же потихоньку, потерпи еще немного!

— Ага, потихоньку! У тебя такая дубина, что хоть потихоньку, хоть не потихоньку, все равно там все от него болит! Наверное, уже до крови, там, внутри, нашаркал!

В это время зазвонил его телефон и Володя сказал, что они уже скоро, минут через десять придут.

Толик не мог кончить, но ему хотелось завершить третью палку, и он, вновь взгромоздившись на нее, усиленно долбил скулящую Иринку, которая умоляла его выйти из нее, отпустить ее. Она слышала, что сказал ему Володя, и боялась, что сейчас, в любой момент, может открыться дверь и войдет ее муж, вместе с остальными их приятелями. Но Толик, пыхтя, активно долбил ее, не выходя из нее, и не отпуская ее.

— Толя-яя-ааа! Я прошу тебя, перестань! Они же сейчас придут! Слазь с меня!

— Слезу, если пообещаешь еще раз со мной встретиться!

— Толя, слазь! Сейчас Федя придет, увидит!

— Обещай!

— Ладно!

— Нет, не ладно, а клянись всем, что тебе дорого, что ты встретишься со мной!

— Клянусь!

Повтори дословно, что я тебе сказал!

Ирина все повторила.

— Слазь! Слазь, я же поклялась тебе! Толя-яяя! Быстрее-ее!

— Сейчас, сейчас! Уже почти все-еее! А-ааа! О-ооо! Да-ааа! Бля-ааа! Все! Заебись-то как!

Наконец, он кончил, Ирина аж выпрыгнула из-под него, она побежала в ванную, оставляя за собой на полу след из лужиц спермы, которая стекала по ее ляжкам. Уже добежав до ванны, она вернулась вновь, подобрав валявшуюся одежду, и плавки с бюстгальтером. Она скомкала все это и затолкала подальше в шифоньер, затем выхватила из платяного шкафа первый, подвернувшийся ей под руку, домашний халат и вновь побежала в ванную.

Но спохватившись, она вновь вернулась, схватила половую тряпку и стала вытирать сперму, что натекла из нее на пол.

Толик все это время, с улыбкой снимал на камеру как голая Ирина бегает в суете и панике, что-то убирает, что-то подтирает. Ирина, глянув на него, показала ему язык.

— Толик, у тебя не ума, не фантазии! Они же сейчас уже придут, а ты все снимаешь! Открой лучше окна! Сексом же пахнет!

— Да они пьяные! Какой там для них запах секса?! Не учуют, не бойся! – Он смеялся над мечущейся в панике Ириной, которая уже было побежала в ванную, но спохватившись, развернулась и побежала в спальню, заправлять кровать, потом, опять увидав следы спермы на полу, стала вытирать ее.

Наконец, она зашла в ванную, и буквально через минуту услышала, как хлопнула дверь. Быстро ополоснувшись, смыв с себя пот и все запахи секса, она, вымыв сперму из нашарканного, воспаленного влагалища, и накинув халат, вышла из ванной, тут же попав в объятия мужа.

Ирина весь вечер была своя-не своя, она была напряжена, ей казалось, что Федя все знает, она краснела по любому поводу, была растерянной, она не знала, куда ей деться со стыда. Впервые, она изменила своему мужу, и не по собственной воли, она этого не хотела, но все же, понимала, что допустила эту ситуацию она сама. Какой стыд! Позор! Как теперь она будет с Федей?! Как будет смотреть ему в глаза?! Он любит ее, а она…, она предала его этим своим опрометчивым поступком. Что же теперь делать? А вдруг Толя расскажет все своим друзьям?

Она не находила себе места, и вот, все ее самые худшие опасения подтвердились. Выпив, парни вышли покурить на балкон, и она видела, как Толик что-то стал рассказывать парням, а они все столпились вокруг него и увлеченно слушали, наверняка он рассказывал им о ней.

Она стояла и с замиранием сердца наблюдала за ними, выглядывая из-за угла комнаты.

Тогда она не знала, что хитрый Толик, наплел парням всего, но не сказал самого главного, того, что он трахнул ее, он решил быть одному с этой красивой девушкой, зачем ее делить с кем-то, она же не какая-нибудь шлюха, будет его любовницей, от этого будет только всем хорошо. А парни..., так не обеднеют, у них каждую неделю появляется какая-нибудь шлюшка, то из ночного клуба, какая-нибудь обкуренная молоденькая соска, или наглотавшаяся экстази уже зрелая шлюха, то какая стриптизерша, по совместительству - проститутка, которой правда, приходится деньги платить. То просто знакомятся с кем, но такой как Ирина у них еще не было, разве только раз, когда они скинувшись сняли дорогую элитную проститутку.

Весь вечер парни не спускали с нее своих похотливых взглядов, смущая и без того растерянную Ирину, которая была не в себе. Она была уверена, что Толик все рассказал парням, и судя по тому, что они столпившись на балконе вокруг него, что-то рассматривали, он показал им и видео, что наснимал с ней. Какой ужас, они видели ее голую, да что там голую..., они видели как она трахалась с Толиком..., а если это увидит Федя? Все, конец семейной жизни! Но как она сможет без него жить?! Зачем ей тогда жить? Какая же я..., что же я наделала...

Ко всему прочему, она очень неловко чувствовала себя перед ними в этом тоненьком, коротком и облегающим халатике. Но пойти и переодеться, значит вызвать подозрения у Феди, спрашивается, а почему она раньше не переоделась…, пусть уж будет так, решила она.

Ей бы скрыться с глаз долой, но парни потребовали хозяйку к столу, их поддержал и Федя, сказав ей:

— Иди, Ириш, посиди с нами! А еще эти танцы…, они же понимали, что у нее под халатом ничего нет, под тонкой тканью халата торчали соски, а когда парни опускали свои руки чуть ниже ее талии, то явно чувствовали отсутствие резинки ее трусиков. Ей казалось, что ее распущенные волосы, все еще пахнут сексом, и парни это чувствуют.

Когда гости ушли, Федя полез к ней, но она отказала ему, сославшись на то, что она устала и хочет спать, так как ей завтра рано вставать. Ей казалось, что Федя все поймет, что ее влагалище после Толика стало таким большим, что он почувствует это. Да и внутри у нее все как огнем горело, болело, Толик своим крепышом нашаркал там ей все, ей даже казалось, что она ходит на раскорячку, к тому же, после секса с таким гигантом, у нее болел низ живота.

Через три дня, ей позвонил Толик.

— Ириш, как дела? Ириш, я соскучился по тебе! Ириш, давай встретимся, ты обещала!

— Знаешь, Толя, обещанного три года ждут! Так что, через три года! – Усмехнулась она в трубку.

— Ира, ты поклялась!

— А у меня тогда выбора не было, ты его мне не оставил!

— Как так?! У человека всегда есть выбор! И у тебя он был, но ты поклялась мне в одном, а сейчас говоришь другое!

— Толя, не надо попой тарабанить! Ты все прекрасно понимаешь, ты не хотел с меня слазить, а Федя уже должен был прийти, вот я и вынуждена была сказать тебе это.

— Так, значит, нет?

— Значит, нет!

— Что ж, ладно, тогда я могу смело всем показывать твои фото и видео!

— Толя, это подло! Ты же обещал, что не покажешь!

— Так и ты тоже обещала встретиться, и что? Я просто зеркалю тебя, - как ты, так и я!

Наступила пауза, после которой Ирина спросила:

Ты же уже показал все своим друзьям?! Показал и рассказал! А потому, да пошел бы ты!

— Нет, ошибаешься! Не рассказал, и не показал!

— Да неужели! Я видела, как ты там, на балконе, трепался, смотрели что-то...

— Нет, я не рассказывал и не показывал, - это не то, что ты подумала, клянусь!

А вот сейчас и расскажу, и покажу! Как ты, - так и я!

— И кому ты их хочешь показывать?

— А всем! Своим друзьям, товарищам, всем, кто захочет посмотреть на такую красотку, тебя же многие хотели бы, так вот, пусть хоть посмотрят, полюбуются!

— А если они еще кому дадут эти материалы, и так и до Феди дойдет?!

— А это уже не моя забота! Дойдет, так дойдет! Я свое лицо оттуда вырежу, а остальное пусть все видят!

— Ты подлец, Толя!

— Да мне по хуй, хоть как меня называй, лишь бы черной залупой не называла!

— Ты черная залупа, Толя!

— А ты оближи ее, она белой станет! – Ха-ха-ха! Попалась на детскую шуточку!

— Ну, если у вас в детстве были такие шуточки, то, понятно, какое у тебя было детство, вот и вырос ты таким говном, мне жаль тебя…

— А ты бы себя пожалела! Скоро порно звездой станешь! Или тебя это наоборот, радует?

— Толя, я серьезно! Хватит уже! Давай прекратим этот никчемный разговор!

— Так и я серьезно! Что думаешь, я шутки шучу?! Ты обманула меня, не сдержала слово, хотя даже клялась, а почему я должен держать свое обещание? Буду показывать, и раздавать всем желающим все эти материалы, пусть любуются красивой женщиной! Ну, увидит Федя, так это не моя проблема, а ваша, разбирайтесь с ней сами!

Что ж, ладно, пока, Ирина!

— Обожди! Обожди, Толя, ладно…, если уж я обещала…, но только ты обещай, что никто не увидит эти фото и видео!

— Ну, если ты сдержишь свое обещание, так и мое остается в силе.

Как насчет завтра?

— Толь, у меня там только зажило все, перестало болеть, давай на той недели?

— Так зажило же, и перестало болеть! Давай завтра!

— Послезавтра!

— Лады!

— А где, Толя?

— Я найду место! Говори где тебя забрать после работы.

Она продиктовала ему адрес, сказав, что будет его ждать возле проходной их ресепшена, в пять часов.

Через день Толик подъехал к проходной, Ирина как раз вышла из нее.

Это была ее очередная ошибка, - она показала, где она работает. Сейчас, вспоминая все это, она ясно видела, сколько ошибок допустила. Главная из них, - ее самоуверенность, ее эго, потом - страх, она могла бы сразу все рассказать Феди, но побоялась, думая, что он ее бросит. Но можно было бы объяснить, что она не хотела этого, заигралась - это да, но не хотела, не думала, что получится именно так. Он мог бы и простить, ну, а если нет, то и нет, зато не было всего того, что есть сейчас. Следующая ее ошибка была в том, что она поддалась морали, правильному воспитанию, вбитому в нее отцом. А он учил, что слово нужно всегда держать, как и беречь честь.

Он был офицером старой закалки, и воспитывал ее по своим понятиям о морали, чести, поведении..., она и любила его и ненавидела одновременно. Это по его вине она ходила как монашка, длинные, серые платья, прибранные к верху волосы..., все девушки - подружки хвастались своими модными одеяниями, а она... Возможно, именно благодаря ему она и наверстывает сейчас упущенное..., маятник качнулся в другую сторону, как говорится: из огня, да в полымя! Из забитой скромняжки - во все тяжкие!

Вот она и сдержала слово, но ей же пришлось давать его под принуждением, это не исходило из ее свободы выбора, а значит, грош цена такому слову, выуженному из нее обманом и хитростью..., но умные мысли приходят позже, а тогда она была..., да просто дурой!

Увидев ее, Толик выскочил из машины, он притянул ее к себе, и, прижав, чмокнул в губы.

— Толя! Ты что?! Тут же все меня знают! – Сказала она, отстраняясь от него.

Действительно, несколько вышедших из проходной мужчин с удивлением смотрели на них. Но Толик, смотря на них, с чувством превосходства перед ними, вновь прижал ее к себе, и, похлопав ее по попке, открыл перед ней дверь машины.

Мужики с завистью провожали уезжающую машину, переговариваясь между собой. Все они хорошо знали эту яркую, сексуальную девушку, пожалуй, каждый из них, да и не только из них, пытался подкатить к ней, но получал облом. Так у всех сложилось о ней впечатление как о верной, порядочной жене. А тут такое…, какой-то слащавый, долговязый парень, обнял ее, прижав к себе, поцеловал в губы и похлопал по попе… Это заставило их поменять взгляды на ее верность и порядочность. Теперь, каждый думал, - а может и у меня есть шанс?

— Так куда мы едем, Толя?

— Как куда, к твоему дому!

Она удивленно смотрела на него.

Толик усмехнулся:

— Сейчас приедем, увидишь!

Когда они подъехали к торцу их дома, Толик сдал назад и встал почти под деревьями у самого начала парка, что был сразу за их домом. Место было безлюдное, окон на торце дома не было, сразу начинался парк, кусты, деревья, тут редко кто ставил машины, так как асфальта не было, а были рытвины, да и место было темное, не освещалось, машины могли и ограбить.

— Ир, зачем нам время терять куда-то ездить, потом оттуда возвращаться, да и ехать некуда, у меня нет своей хаты. Давай выйдем, я тебе кое-что покажу.

Когда они вышли, Толик открыл заднюю дверь.

— Вот смотри! Чем плохо?! Такой палкодром!

Ирина увидела довольно таки широкую постель, сиденья в его машине так укладывались, что образовывали отличную постель. Упругие матрасы, которые Толик уже застелил простыней.

— Как?! Классно?! Вон жбан воды, полотенце! Если надо подмыться, пожалуйста! Прям отсюда в кустики, никто не видит! Я водичку могу полить! Залезай! Раздевайся Ир!

— А вдруг кто…, а вдруг Федя сюда выйдет? Он любит по вечерам гулять.

Да тут никого нет! А если и Федя выйдет, так он нас не увидит, стекла-то тонированные! Да и эту мою машину он не знает! Так что, даже он рядом будет ходить, не увидит, не узнает! Не бойся!

Толик помогал ей раздеваться. На свое удивление, Ирина уже не стеснялась его.

Ну, уж было, так было, чего теперь стесняться. – Думала она, еще раз и все! Если уж слова дала..., да и он дал слово не показывать те компроматы, все же молодец, что не рассказал и не показал своим друзьям.

Раздевшись, она легла, сведя согнутые в коленях ноги и прикрывая свою щелку руками.

— Толя, только это в последний раз! – Сказала она, глядя на то, как он раздевается, и выпучив глаза, когда он снял с себя свои трусы. Перед ней торчала огромная дубина.

— Толя! Может не надо! Мне тогда больно было! Толь, ну пожалуйста!

— Надо, Ира! Надо! Ты обещала мне, не бойся, я буду потихоньку!

Он пододвинулся к ней, Иринка так и была с согнутыми в коленях и плотно сжатыми ногами.

— Ир…, ну! Ну, что ты? Давай! – Он взялся за ее колени, стараясь развести их в стороны.

— Обожди! Она приподнялась и стала осматриваться, вглядываясь в темноту.

— Да никого здесь нет, не бойся ты!

Наконец она легла на спину, и медленно развела перед ним ноги.

Широко открытыми глазами она глядела на приближающийся к ее щелки здоровенный член, с большой багровой, округлой головкой.

В последний момент, она прикрыла свою щелку руками.

— Толя, только потихоньку, пожалуйста…

— Ир, да что ты, убери руки, Ир!

Она нехотя убрала руки от своей киски и приоткрыв рот, вся в напряжении, приподняв голову, наблюдала как огромная шарообразная головка вмяла под себя ее маленькие губки и скрылась в ее влагалище.

Толик сделал движение тазом и член вошел в нее наполовину.

— А-ааа-аахх! Аа! Ай-аййй-яйййй! А-ааа! Ах! Аххх! О Боже! О-ооо! – раздались ее громкие крики.

— Он такой большой, толстый у тебя…, думала, порвет меня, осторожно, Толя, потихоньку!

— Что, отвыкла за несколько дней? Ничего, привыкнешь! Сейчас потихоньку под растянем твою щелку, все пойдет как по маслу!

Трое парней сидели на лавочке, неподалеку от торца дома, в котором жили Ирина с Федей. Лавочка была в парке, со стороны дома ее отделяла стена кустов и деревьев, а со стороны парка был небольшой просвет, через который падал свет от старого фонаря, которых было всего несколько в парке, да и то, у большинства лампочки были выбиты местными пацанятами из рогаток.

Тусклый свет освещал деревянный стол, грубо сколоченный из нескольких досок. На столе стояло две бутылки портвейна, одна уже больше чем наполовину выпитая, другая, еще целая. Парни закусывали одним на всех, поломанным на части плавленым сырком. Это были местные мелкие хулиганы, бакланы, как называют их более уважаемые люди, Степка, Сухой и Аркан.

— Вы слышали?! – Вскочил Степка.

— Баба орет, режут что ли?!

— Какой нах режут, ебут!

— Что целку что ли ломают?!

— Да может в жопу засадили, вот и орет!

— Да вы охуели! Кто тут, где кого ебать будет?! На земле что ли, в кустах?

— Блядь, да хуле гадать, пойдем, глянем!

Раздвинув кусты, они увидели всего в паре метров от них, новенький кроссовер.

— Хорошее корыто! – Заметил Сухой.

— Вот в нем и ебутся!

— Да тише ты блядь! Давай послушаем!

— Интересно, кто это? Машина не знакомая, не видел тут такую!

— Но если кого и ебут, то значит это местная баба! Кто бы чужой поехал сюда специально для перепихона!

— Да без тебя понятно, что она местная! И скорее всего замужняя, иначе, что так шифроваться-то, в машине трахаться?

— Да ты бля, знаешь, как там раскладываются сиденья, там еще получше чем дома на кровати! Корыто-то здоровое, там почти стоять можно, разложишь сиденья, такая просторная кровать получается, я помню отдыхать на такой тачки ездил с пацанами, так мы там спали всей компанией!

— Да заткнись ты, умник! А мы тут из колхоза, да? Ни хрена не знаем, да?

— Блядь, оба заткнитесь! Слышите?!

Все громче стали раздаваться женские стоны, и громкий вскрик:

— А-ааа! О-оооййй! Ах! Ах! А-аааййй-яаййй-ай! Ммма-ааа-мочкиии! Мамочки, мамочки-ии-ааа-ййй! А-ааа! Толя-яяя!

Постепенно крики стихли и раздавались лишь громкие стоны, а машина стала ритмично покачиваться.

Парни переглянулись.

— Вот это ебет кто-то, какую-то!

— Да это наверняка Лидка шпилится! Ее постоянно привозит какой-то хахаль! А дома мужик сидит рогатый, вот они тут и занимаются перепихоном!

— Может и Лидка, но она та еще блядь, чего ей орать-то?

Может их там трое, и ее в два хуя ебут? Вот и орала так?!

— Да, два хуя в жопу!

— Нет, один в жопу, а два в пиздень! А еще сосет двоим по очереди, и двоим дрочит! Комбайн, блядь!

— Давай пойдем, поближе! Сейчас эту бутылку допьем, а с другой туда пойдем, там присядем, будем пить и ждать, может кого и увидим!

— Да, мне тоже интересно кто это! Пойдем!

Толик потихоньку продвигался дальше, приостанавливаясь, когда Ирина, напрягаясь, придерживала его за бедра.

— Ир, Ирочка, ну что ты? У нас же уже было!

— Я тогда сама была сильно возбуждена, а потом, у меня там все болело, вот теперь я и боюсь!

Толик вышел из нее и опустился ей между ног, он ласкал ее вареник языком, вставлял в ее пещерку пару своих пальцев и давил ими на заднюю стенку влагалища, потом массировал проекцию точки G, а своим языком водил в ее щелке.

Ирина тяжело и часто задышала, Толик поднялся и вновь вставил свой член в ее уже обильно текущую киску. Он сделал несколько толчков, Ирина была расслаблена, и тогда, он мощным толчком вогнал в нее свою елду до конца, член вошел до упору, по самые яйца.

Ирина громко вскрикнула, Толик уже ритмично двигался в ней, постепенно ее крики стали тише и перешли в стон. Толик наклонился к ней, а она потянулась к нему, их губы встретились, языки переплелись, играя друг с другом. Поцелуй был долгим, Ирина обхватила его талию своими ногами, а длинными ноготками впилась в его спину, она уже была в экстазе.

Вскоре и без того узкое, плотно обтягивающее его член влагалище стало пульсировать, сокращаться. Ирина оттолкнула его от себя, и вся выгнулась, из нее раздался громкий, утробный стон, по ее телу пробегали судороги – она кончала. Толик не в силах был сдержаться и тоже разрядился в нее мощной струей, после чего, Ирина кончила вновь.

Толик хотел выйти из нее, но она обхватила его руками

— Нет! Давай полежим так, не выходи из меня! Мне так хорошо, я еще так не кончала…, два раза подряд, мне кажется, ты наполнил меня до самых ушей! – Усмехнулась она, целуя его.

— У тебя такой большой…, я сначала боялась, было больно, а потом, мне стало так хорошо, не больно, моя киска полностью приняла твоего дружка. Даже не верится, такая дубина во мне, а мне так хорошо…, Толя, ты классный трахатель! У тебя большой опыт, да?

— Есть такое!

Ир, держи полотенце, подсунь его под попку, я выхожу, чтобы не залить тут все!

— Ой! Да ты, наверное, ведро в меня залил! Как льется-то из меня! - Смеялась она.

— Ир, хочешь, вылезем из машины, я тебе водички полью, ты подмоешься?

— Хочу! Посмотри по сторонам, никого нет?

— Не-а, нет! Вылазь!

Они вылезли, Ирина огляделась – была тишина, никого не видно. Она присела

— Давай, полей мне, Толик!

Толик, взяв баклажку с водой, стал поливать ей.

— Держи полотенце, Ирочка!

Когда она вытерлась, он притянул ее к себе, взяв за ее попку.

— Как тебе было, Ир?

— Обалденно! Сама не ожидала такого! Он у тебя такой…, ты классный, Толя!

Они слились в поцелуе.

— Ой! Что это?! Он у тебя опять уперся в мою девочку!

— Так твоя девочка готова принять его в гости?

— Готова! Конечно, готова!

— Пошли! Они залезли в машину, которая вскоре стала ритмично покачиваться.

Притихшие в кустах парни, которые были практически в трех метрах от них, приподнялись.

— Охренеть – не встать! Вот это, да!

— Она почти перед нами подмывалась!

— Фигура супер! А лица не видать!

— Да, хреново, что лица не видно! Темно тут блядь, как у негра в жопе!

— Но это не Лидка! Явно не она! У Лидки грудь поменьше!

— Ладно, пойдем за столик, они сейчас надолго!

Толик действительно растягивал удовольствие, потрахав ее с час, и лежа и раком, он сказал ей:

— Ирочка, а сделай, мне минет! И лег на спину.

Ирина замешкалась.

— Я не знаю…, я еще ни разу не делала…

— Да ты возьми его в рот, дальше твой женский инстинкт подскажет тебе, что делать!

Ирина нагнулась и чмокнула его в головку, потом, еще, а потом стала целовать его весь, и наконец, широко открыв рот, взяла в него еле помещавшуюся в нем головку.

Она стала посасывать ее, а Толик громко вздохнул:

— Аа-ааххх! А говоришь, не умеешь, все женщины умеют! Молодец, Ирочка! Давай, давай так! Соси! Соси! Возьми его глубже! О-ооо! Вот! Вот так! Класс!

— Ир, а давай, садись на меня сверху!

Ирина была сильно возбуждена и с удовольствием стала садиться на его член, она опускалась медленно, пока он полностью не вошел в нее.

Они трахались еще час, наконец, Толик вновь излился в нее. Ирина за это время кончила несколько раз. Взяв еще одну баклажку с водой, они вылезли из машины, и Толик поливал присевшей Ирине, которая старалась тщательно помыть свою натруженную ракушку.

Парни прозевали этот момент, и подошли к машине только тогда, когда Ирина была уже одетая. Они стояли с Толиком по другую сторону машины, ближе к ее дому. Толик, обнимая ее, что-то говорил ей, когда их осветили фары подъехавшей машины, из которой вышли двое.

Это были парень с девушкой, они не обращая внимания на стоявших Ирину с Толиком, стали обниматься и целоваться. Ирина улыбнулась, и сказала:

— А мы что, хуже? И притянула Толика к себе. Они целовались и поглядывали на приехавшую парочку, Ирина, оторвавшись от Толика, сказала:

— Я где-то уже видела ее…, наверное, она из нашего дома.

Та парочка тоже прекратила целоваться и поглядывала на них. Парень крикнул:

— А что, братан, может махнемся на время?

— Я тебе махнусь! – Крикнула на него девица.

— Закурить есть, брателло?

— Есть! Сейчас, достану, в машине.

Толик залез в машину и включил в салоне свет.

Парни, наблюдавшие из кустов за ними, аж чуть не присвистнули.

— Так это же та! Та самая краля! - Шепотом сказал один из них.

— Да видим мы, тише!

Охренеть! Это наша недотрога!

— Она же замужем?

— Замужем, сама говорила, когда я к ней подкатывал!

— Ну и хуле, что она замужем! Вон, она с любовником сейчас поролась! Я мужа ее видел, это не он!

Парни рассматривали освещенную светом Ирину.

А та, Лидка! С очередным ебарем прикатила! Гоша с Кабаном ее ебали!

— И как?

— Говорят, ничего так, классная! Темпераментная, очень злоебучая телка, они ее в два хуя сразу пороли!

— Да тут ее кто только не порол! Как еще ее мужик не знает…

— Так вот ты, и не порол!

— Надо будет, нахлобучу! Меня сейчас вот эта интересует! Бля, я бы за нее получки не пожалел!

— Я бы, тоже! Супер! Фигурка шикарная! Жаль, темно было, не видно самого интересного…

— Так вы бы скинулись, сложили бы свои получки, да предложили бы ей! – Заржал один из парней.

— А что, может быть и согласилась бы!

Пока Толик с парнем курили, разговаривая о чем-то, девушки с любопытством разглядывали друг друга.

Покурив, Толик пожелал парню удачи. Тот, тоже, сказав:

— Тебе так же! Да поглубже засадить этой красотки!

Его девица захихикала.

— Спасибо! Засажу, но после, сегодня уже два захода сделал!

— А я, три!

Девица, как и Иринка, стали шутя колотить смеющихся парней, говоривших так откровенно о интимных делах.

Вскоре девица ушла, парень уехал, и Иринка сказала:

— Ну, ладно, все, уже двенадцать часов, я пошла! Толик притянул ее к себе и они вновь слились в глубоком поцелуе.

— Все, все! Толя! Мне надо идти! Отпусти!

— Ир, я позвоню тебе, ладно?

Ладно! – Обернулась она, и послав ему воздушный поцелуй, скрылась за домом.

Так ее Ира зовут! Будем знать!

— Хороша Ира, и к тому же, блядь!

— А если Ира блядь, ее надо отъебать!

— Пошли домой, стихоплет хуев!

В тот день она смогла отвертеться от секса с Федей. Ей хоть и было приятно с Толей, с ним она кончала как никогда, но после секса с ним, у нее внутри все щипало и горело огнем, ей даже казалось, что она ходит на раскорячку, так как ей и хотелось ставить ноги по шире, дабы не тревожить больное место.

Через два дня, вечером ей позвонил Толик, она вышла с телефоном на балкон.

— Привет, Ирочка! Как ты?

— Как - как, все болело после тебя! Сегодня только прошло, пришлось мужу отказывать!

— Так главное, прошло же! Ну, а мужу иногда полезно воздержание!

А я вот, соскучился по тебе.

— Ну, это не смертельно! Пройдет!

— Ир, я правда хочу тебя!

— Хочется – перехочется!

Все, Толя, я тут не одна, говорить не могу! – Она повесила трубку.

На следующий день, выйдя после окончания работы из проходной, она увидела стоявшую невдалеке машину Толика, и его самого, прохаживающегося рядом.

— Ира! Привет! Он радостно улыбался и протягивал ей букет красных роз.

— Садись, подвезу!

— Да я и сама дойду!

— Да что ты, Ир, в ногах правды нет! Садись!

— Ладно, но только подвезешь и все!

Пока они ехали, Толик постоянно засыпал ее комплиментами, гладил ее по бедру, она сначала убирала его руку, но потом перестала.

Подъехав, и остановившись так же с торца ее дома, Толик сдал ближе к кустам.

– Ир! Подожди! Куда ты? – Крикнул он выходившей из машины Ирине.

— Пока, Толя! Спасибо, что подвез! Она уходила, крутя своей попкой.

На следующий день, ситуация повторилась, выйдя из проходной, она вновь увидела Толика, и опять с цветами.

Толик подвозил ее до дома каждый день, и лишь в конце недели, он уговорил ее остаться, поговорить. Когда она собралась уходить, он перегородил ей дорогу.

— Ир, ну подожди ты! Давай хоть поговорим! Ир!

— Мы вроде бы в машине разговаривали, чего еще-то?

— Ир, ну, постой ты! Пожалуйста!

Она огляделась по сторонам, хотя людей не было, но было еще светло.

— Ладно, но давай зайдем за машину, а то, кто-нибудь выйдет, или приедет, и увидит нас вместе.

Они зашли за машину, она загораживала их, а сзади были кусты и деревья.

Толик придвинулся к ней

— Ир, Ириш, ну что ты такая?

— Какая?

— Ну, какая-то холодная…

— А с чего бы мне это горячей быть?

— Ир, я правда так соскучился, я же постоянно говорю тебе, что влюбился, спать не могу, все ты перед глазами…

Она как-то обмякла и на ее лице появилась улыбка.

— Бедненький! Давай я тебя пожалею. - Играючи сказала она.

Она стала гладить его по волосам.

Толик притянул ее к себе и прильнул к ее губам.

Ирина вначале замычала, отталкивая его, но потом, перестала сопротивляться. Вскоре она уже отвечала ему, их языки играли друг с другом, Толины руки гуляли по ее телу, и вот, он уже запустил свою руку в ее трусики.

— Толь, Толя, прекрати…, Толя, кто-нибудь увидит…

Она уже тяжело дышала, Толина рука ласкала ее уже влажную ракушку.

— Толя-ааа…, ну что ты делаешь, ааа-ааххх!

— Ириш, ну вспомни, как нам хорошо было…, Ириш…, Тебе же хорошо было?

— Да-ааа, а-ааа, ооо-х!

Толик открыл дверку машины.

— Гад! Ты уже все приготовил… - Сказала она, видя разложенные сиденья и застеленную на них простыню.

— Простынка свежая, чистая!

Они срывали друг с друга одежду.

На этот раз уже не потребовалось много времени, чтобы его член зашел в нее полностью, Ирина была расслаблена, и через какое-то время его яйца стучали об ее попку.

Толик постепенно усиливал темп, и вскоре, закинув ее ноги себе на плечи, долбил ее на всю катушку.

Ирина вначале придерживающая его, боявшаяся за свою киску, теперь полностью расслабилась, и вцепившись в его спину своими ноготками, позволила ему вбивать свой член в ее уже растянувшуюся под его объем ракушку. Она с громкими выкриками и стонами кончала, не удержался и Толик, заполнив до краев ее пещерку.

Он дал ей полотенце, она, зажав его между ног, расслабленно лежала.

— Что мы делаем, Толик…, я изменяю мужу…, я шлюха…

— Да какая же ты шлюха, Ир? Ничего не шлюха! Подумаешь, изменяешь, а кто сейчас не изменяют? Покажи мне хоть одну такую! Разве только какие страшненькие, на которых никто не смотрит, и на которую, как говорят:

Домкратом не поднять! Остальные, все кто ебабельные, все изменяют!

— Ну, уж не все…, не хорошо это, Толь… И зачем я сегодня…

— Ир! – Перебил ее Толик, ну, если уж ты изменила раз, даже два, то что теперь тебе терять-то? Все равно же изменила, факт! Не важно, сколько раз изменяла жена, важен сам факт измены, достаточно раза.

Ирина лежала насупившись

— Все из-за тебя, Толя…

— Ир, перестань себя винить, расслабься и наслаждайся жизнью, получай удовольствие! Федя твой не узнает, уходить ты от него не собираешься, какие могут быть проблемы? Ну, появился у тебя любовник, ну и что? У большинства так, и живут все нормально!

— Так ты, любовник значит, теперь?

— Ну, хочешь ебарем зови!

— Ладно, любовник, так любовник! – Улыбнулась она.

Я вот тоже подумала – все равно же уже изменила тогда…, хоть и не хотела, но уж так случилось…, так что уж теперь…, ладно…, любовник значит?

Ну, иди сюда, ебарь – любовник! И она притянула его к себе, их губы слились в глубоком поцелуе.

Оторвавшись от его губ, она опустилась вниз, и расположившись между его ног, взяла его член в рот. Она сосала его с жадностью.

— Толик, а он у тебя опять твердый как камень!

— Хочешь?!

— Хочу!

На второй раз, Толик драл ее, как только было возможно в этой машине, крутя по всякому, меняя позы. Иногда они прерывались, Ирина делала ему минет, и вновь продолжали этот бешеный танец, разгоряченных, переплетающихся тел.

Третий раз Толик кончил, когда было уже одиннадцать часов вечера. Они вылезли из машины, Толик полил Ирине из баклажки и она подмылась. Зайдя в машину, она внимательно посмотрела в окна, никого не было.

— Вроде бы, тут Федя не гуляет, что ему сюда заходить, за дом… - Задумчиво сказала она.

— Толя, включи свет.

Когда он включил в салоне свет, он протянула ему зеркальце.

— Держи!

И смотрясь в него, стала прихорашиваться. Она расчесала свои растрепанные волосы и уложила их в прическу, а потом, стала накрашиваться. Сидела она еще голая, и с улыбкой косилась на Толика, который восхищенно смотрел на ее тело.

Подошедшие недавно, и наблюдающие за ними пацаны, были в восторге.

— О-оо! Класс! Какие у нее дойки! Ох и хороша, блядь!

— Охота бы и на низ посмотреть!

— А я пойду, поближе, посмотрю, что у нее там между ног!

— Куда, нахуй, Ботан! - Прикрикнул Степка и схватив за шиворот, сухощавого парня в очках, ударил его ладошкой по лбу.

Вспугнешь же! Увидят, что спалились и все! Кина окончена! А так, еще может, не раз посмотрим, и чего похлеще увидим!

— Заснять бы, но темно…

— Может еще будет момент, заснимем!

— Ну, все…одевается, концерт закончен! - С сожалением сказал один из парней.

Когда они уже одетые стояли у машины, подъехала Тойота, Из нее вышли уже знакомые им девица с парнем.

— А-ааа! Тайные влюбленные! Привет, коллеги! – Помахав им рукой, крикнул веселый парень.

Иринка прыснула от смеха.

— Привет, коллеги, привет! – Откликнулся Толик.

— Как сегодня трудовые подвиги? – Осведомился улыбающийся парень.

— Три! – Подняв три пальца, сказал Толик.

— Молодец! И за сколько ты это?

— Да вот, с половины шестого!

— Ого! И все тут?

— А где же еще, у нее муж, а я с родителями живу.

— Понятно! Нам проще, я один живу! Но и у нее тоже муж, вот она и торопилась к нему, потому, я сегодня только раз!

— Ну, ничего, в следующий раз наверстаешь!

— А как же, обязательно наверстаю! Да, Лидочка?! Наверстаем?

— Ну, вас…, пошляки! – Кокетливо улыбаясь, сказала Лидочка.

— Ну, все, Толя, я пошла!

— Обожди, Ир! Он притянул ее к себе и они слились с ним в поцелуе.

Перед тем как свернуть за угол дома, Ирина обернулась и помахав рукой, послала Толику воздушный поцелуй.

— Пока, Пока! Красотка! – Крикнул парень.

— Смотри, чтобы муж не застукал, Фифочка! - С усмешкой бросила ей вслед Лидочка.

— Слышь, братан, а что, давай в следующий раз поменяемся, ты мою, а я твою?! А то и ко мне поедем, там групповичок закатим?!

— Нет, спасибо!

— А чего так? Что, моя не нравится? Он задрал платье на своей девушке, шлепнув ее по упругой попке, которая была в миниатюрных, кружевных трусиках.

Девушка, кокетливо улыбаясь, испытующе смотрела на Толика, который с жадностью рассматривал ее красивую фигуру.

— Вот, посмотри, что тут у нас! Парень расстегнул верхние пуговички на платье девушки и распахнув его в стороны, обнажил ее груди, девушка была без лифчика, и грудь у нее была красивая, наверное, второго размера, но стоячая, и видно, что упругая.

Наверное, еще не рожавшая. – Подумал Толик, впившись в нее глазами.

А ничего так, классная телочка, можно было бы присунуть! И мордашка симпатичная, но что-то в ее лице было такое, что говорило о том, что она уже была видавшая виды. Толик с радостью бы согласился, но вот Ирина…

— Нет! Спасибо, но не могу!

— И чего так? – Спросила уже с обидой в голосе сама девица.

— Да, я то, за! Но вот она…, Ирина не согласится…, мы с ней недавно…, она не пойдет на такое, она раньше вообще мужу не изменяла.

— Правильная, значит! – Ехидно, и даже как-то со злостью сказала девица.

Ну, не хотите, как хотите! – Сказала она, запахивая и застегивая платье.

— А Лидка-то, ни че-еее! Охуенная телка! Я бы нахлабучил!

— Да не ты бы один! Я бы тоже, не прочь порезвиться с ней!

— А че, давай как-нибудь подъедем к ней?

— Она на хуй пошлет нас и все! Ты видел с каким она фраером? Какой у него прикид? А тачка, у него какая крутая? А ты-то с голой жопой куда?

— Ну да…, этот ее мажор хуев поди подарочками всякими ее заваливает…, а тут точно, с голой жопой ходишь, лишь бы на портвейн найти…, да на утро на пиво наскрести.

Эх, не зря же стишок такой старый есть:

Жизнь становится красивей

И страна богаче

Да только жопа гола, хуй видать, и спина горбаче!

— Ладно, пойдем к Бурому, к нему сегодня Артур приезжал, а у того бабла немерено, я днем заходил, они бухали, может чего там и для нас осталось, причаститься…

Ирина встречалась с Толиком все лето, Иногда они пересекались с соседкой Лидой и ее любовником, веселым парнем на крутой машине.

Встречались они несколько раз в неделю, больше чем за три месяца таких встреч, ее влагалище растянулось, привыкло к Толиному члену, который растянул его под себя. Теперь он заходил в него как к себе домой и мог трахать ее на всю катушку, во всех позах, она уже не ограничивала его, как в первые разы их встреч.

Толик ликовал, говоря ей, что теперь, она его женщина, что Феди после него, там уже ловить нечего.

Ирину это напрягало, она действительно чувствовала, что Федин член находится в ней свободно. Она боялась, что Федя почувствует эту слабину, то, что ее влагалище стало более емким.

Ей было хорошо в сексе с Федей, но все же, стало не хватать тех ощущений, что она испытывала с Толиком. Постоянно, во время секса, она вспоминала те ощущения, - чувство наполнения, распирания, Толин член наполнял ее полностью, он упирался ей в самое донышко. Он распирал ее, и она чувствовала стеночками своего влагалища всю его мощь. Даже вспоминая эти ощущения, она сразу кончала.

Тогда Ирина, по совету одной подруги, занялась интимной гимнастикой, она занималась по системе Татьяны Кожевниковой, что входит в книгу рекордов Гиннесса, по поднятию тяжестей влагалищем, поднимая им 14 кг.

Вскоре она уже почувствовала первые результаты, сжимая Федин член так, что он даже почувствовал это, с удивлением спросив ее:

— Что это с твоей девочкой? Туго как-то…, смазки, что ли нет?

Постепенно ушли на задний план и угрызения совести перед Федей. Она думала – ну, случилось уж, так что теперь…, убиваться, поэтому всю жизнь? Что уж, терять-то? Сейчас многие так живут, у всех ее замужних подруг есть любовники, ну вот, теперь и у нее…, Толик хороший любовник, умелый, опытный, а главное, с таким огромным инструментом. Когда она рассказала о нем подругам, те сначала аж не поверили, а потом, как ей кажется, стали завидовать ей, все же, как не крути, но размер имеет значение.

Теперь хоть подруги не стали ее называть монашкой, они постоянно хвастались своими похождениями на стороне, прикалываясь над ней, над ее верностью, спрашивая ее, когда же ей надоест один муж, и она найдет себе любовника. Они шутили над ней, предлагали ее познакомить с кем-нибудь.

Не раз было и такое, что будучи на вечеринке у Татьяны, которая имела большую, шикарную квартиру, где регулярно они собирались с подругами, устраивая девичники, гулянки, на которых частенько присутствовали и парни, ее знакомили с кем-нибудь.

Ирина не комплексовала, она была раскована, тут она себя чувствовала как рыба в воде. Еще со времен института, у нее была куча поклонников, не меньше их было тогда, когда она занималась фигурным катанием, когда она выигрывала конкурсы красоты, проводившиеся между институтами. На всех институтских вечеринках она была в центре внимания, постоянно флиртуя то с одним, то с другим, парнями.

Да и на ее работе, за ней ухаживали коллеги, добивался ее начальник, при удобном случае, зажимая ее. Она флиртовала и с ними, но вовремя останавливала их, когда они пересекали грань дозволенного.

Вот и здесь, она позволяла парням обжимать себя в танце, иногда уединялась с кем-нибудь в одну из комнат. Где они целовались, и она позволяла им раздеть себя, но до трусиков, не давая им стянуть их с себя. Она доводила парней, до белого колена, но отказывала в самом главном, ни у кого из них, не хватила ума сделать то, что сделал Толик.

Ирине самой нравилась такая игра, она сильно возбуждалась от этого, но всякий раз жестко обрывала все ухаживания парней, говоря им, что поигрались и хватит. Подруги же, постоянно интересовались у нее – ну, как? Что получилось чего? Трахнулись?

Теперь вот, она стала одной из них, - она, как и они, имела любовника.

Сухой, Аркан и Степка сидели на лавочки, озадаченные тем, где наскрести еще несколько рублей, которых не хватало на портвейн.

— Смотри, Лидка катит!

— Не идет, а пишет!

— Ох, жопа! Я бы вдул!

— Лид! Лид, иди, посиди с нами!

— Некогда мне с вами сидеть, меня муж ждет!

— Да ладно ты, Лид! Муж ждал и еще обождет!

Парни встали и подошли к ней.

— Лид, ну дай хоть полюбоваться на тебя!

Ты такая…, у меня уже встал!

— А ну, руки убрал!

— Да ладно ты, Лид, что ты из себя целку-то корчишь!

Пойдем, посидим с нами, Лид?

— Что, напрело? Невмоготу уже?

Наверное, перевозбудились, подглядывая за моей соседкой?

— Какой соседкой? Ты чего несешь, Лида?

Что думаете, я не видела, как вы в кустах прятались и подглядывали за тем, как в машине трахались?

С вами наверное, Батан был, они свет в салоне включили, и у него очки отсвечивали, ха-ха! Я пригляделась, а там еще стоят озабоченные, ха-ха-ха!

Так что подглядывать-то? Взяли бы, да трахнули ее!

— Ты что, Лида, ебнулась? Это же статья! Причем, петушиная статья! Ты что, нас под хуй подвести хочешь?! Да она и с парнем там…

— Я смотрю, что той головой, что у вас наверху, вы думать разучились, все той, что в низу, пользуетесь!

Она что, дура что ли, заявлять? Она же замужем! А если заявлять, то это все равно, что признаться мужу, в том, что у нее любовник есть! Да тут вся округа сразу узнает!

Будете ее трахать, она и не пикнет! Трахните ее, сделайте фото, снимите видео, и все, она ваша! После этого уже никуда не денется, какая дура захочет огласки? Если умело все сделаете, то и подглядывать больше не нужно, будете ее регулярно трахать!

— Так там же, с ней парень? – Озадаченно спросил Степка.

— Ну и что? Что вам один парень? Он не Геракл, что, не справитесь, что ли?

— Так, а как?

— Ну, мне, что, вас учить? План вам разработать? Шевелите мозгами! Все равно же он поссать выйдет, покурить…, вот вам и возможность!

— Ну, ты Лида, голова! Хороший расклад нам дала! Спасибо!

— Да, не за что! Жалко мне просто вас дрочеров!

— Лид, обожди! Ну, а можно с тобой встретиться?

— Обломись! Вон вам эта, как ее…, Ира, кажется, раскручивайте ее и ебите сколько хотите!

— Лид, обожди! Займи пару соток, а?

Она достала из сумочки деньги, отсчитывая две сотни.

— А дай три, а?

Она с снисходительной улыбкой протянула им деньги.

— Скажете потом мне, получилось у вас, что с ней, или нет.

— Да, конечно, скажем! А тебе-то какой интерес?

— Да так…, уж больно эта фифочка правильная, корчит из себя много, а сама шлюха! Хочу, чтобы обломали вы ее, сделали настоящей шлюхой!

— Сделаем, Лид, обещаем!

arrow_forward Читать следующую часть Сказ о Федоте. Часть 3. Явь. Глава 6. Анализируя прошлое.

Имена из рассказа:

people Ирина Владимир Анатолий
Понравился сайт? Добавь себе его в закладки браузера через Ctrl+D.

Любишь рассказы в жанре Измена? Посмотри другие наши истории в этой теме.
Комментарии
Avatar
Джони
Комментариев пока нет, расскажи что думаешь о рассказе!

Популярные аудио порно рассказы

03.04.2020

1594 Новогодняя ночь. Секс с мамочками access_time 48:42 remove_red_eye 217 561

21.05.2020

1007 Оттраханная учительница access_time 24:39 remove_red_eye 164 616

03.04.2020

489 Монолог мамочки-шлюхи access_time 18:33 remove_red_eye 122 878

17.07.2020

590 Замужняя шлюшка access_time 15:43 remove_red_eye 112 485

01.06.2020

396 Изнасилование на пляже access_time 5:18 remove_red_eye 105 153

02.05.2020

374 Приключения Марины access_time 10:25 remove_red_eye 90 266

04.04.2020

322 Шлюха на месяц access_time 22:06 remove_red_eye 73 025
Статистика
Рассказов: 60 075 Добавлено сегодня: 15
Комментарии
Такие тёлки в метрополитене могут сделать карьеру - им даже ...
Охуительная Наташа! По какой ветке метро тебя встретить можн...
Трезвомыслящий муж решил не мешать тете трахать свою жену - ...
Хотелось бы узнать мнение других читателей....
Очень понравилось. Нравится эта тема, поэтому и прочел....