Сказ о Федоте. Часть 2. Майя. Глава 4. Север

date_range 11.07.2021 visibility 747 timer 38 favorite 15 add_circle в закладки
В данном рассказе возможна смена имён персонажей. Изменить

Сказ о Федоте. Часть 2. Майя.

Глава 4. Север.

Как и лето, время его отдыха пролетело быстро, и вот, уже был конец октября, нужно было собираться на вахту.

Теперь уже, на положенные ему полгода, тот, знакомый ему клиент, Василий, еще не успел открыть свою собственную фирму, и ему пришлось вновь уехать на полгода.

Федя предупредил Ленку, сказав ей, что возьмет на нее билет, и чтобы она готовилась.

Через неделю, в первых числах ноября, они были в аэропорту, его провожала Иринка, а вдалеке от них он видел, как Ленка обнимается, целуется со Славиком. В самолет он вошел первым и уже в иллюминатор наблюдал, как Ленка прощается со Славиком.

Когда она села рядом, он спросил ее:

— Как он, воспринял все нормально?

— Нормально…, вот только отпускать не хотел… - С грустью сказала она.

— А так…, так он даже рад, что хоть я нашла хорошую работу, и что буду нормально зарабатывать. Сказала ему, что буду работать в отделе снабжения.

Она улыбнулась Феди, сказав:

— Буду снабжать изголодавшихся мужиков самым необходимым для них – женским телом!

По приезде, Федора уже ждала освободившаяся в общаге комната. Федор, дал на лапу комендантше круглую сумму денег, и вскоре к ним притащили вторую кровать.

Ленка осмотрелась.

— Да-ааа, не фонтан! – Осматривала она обшарпанные стены. Она попрыгала на кровати, та сильно скрипела.

— Так тут спать то не возможно, а как же трахаться?!

Федя подмигнул ей:

— Научу, не волнуйся, есть опыт в этом!

Она осмотрела дверь

— Такая хлипкая, тонкая…, все же слышно, щели даже…

Федя, а тут не воруют?

— Нет! Первая причина – тут у всех есть деньги! Нет только хороших женщин, и хорошей выпивки, но выпивку, как и жратву можно привезти из Сургута, ну, или так, тут этим приторговывают, каждый на чем-то деньги делает. Женщины то же иногда хорошенькие приезжают, и он, подмигнув, глянул на нее, но дорого берут, хотя тут для мужиков, это не проблема, сколько запросят, столько и дадут, тут не торгуются.

Вторая причина, по которой не воруют – это самосуд! Участковый далеко, пока его вызовут, пока он доедет, а тут быстры на расправу! Так что, никто не посмеет, это же будет не гуманная казнь на электрическом стуле, нет, тут людям скучно, и они из всего шоу делают, так что бедолага обычно умирает долго и мучительно.

Ты купила все, что я тебе сказал?

— Да! Сейчас все достану! И она стала разбирать свой чемодан, в нем была одежда, в том числе и сексуальная, купленная ей перед отъездом на деньги, которые ей дал для этого Федя.

Второй чемодан был набит пачками презервативов, Мирамистином, гелем-смазкой, и прочими сексуальными атрибутами.

— Ранозаживляющее взяла?

— Да, вот только не пойму, зачем это?

— Вот как пизду, или жопу порвут, так поймешь!

На следующий день, они поехали на местную контору. Хозяином конторы был мужик, Федор, поговорив с ним наедине, сказал:

— Это моя жена, мы хотим денег на квартиру заработать, вот и пошли на это! Возьмешь?

— Конечно! А ты не будешь проблем устраивать? Ревность, знаешь ли…

— Нет, мы с ней все обсудили! Она сама по себе, а я сам по себе! Завтра вот уже на объект уезжаю, оставляю ее в ваше распоряжение, не обижайте только ее!

— Да все будет нормально! Не беспокойся! Поработает, привыкнет, сама будет хотеть! Не боишься, что ей потом уже тебя хватать не будет, после этого, им одного мужика уже мало! Всегда тянет налево! Ненасытными становятся!

— А что сделаешь…, ладно, как-нибудь справимся с этим.

— Ну, зови ее, посмотрим, что она из-себя представляет, и какую цену за нее можно просить!

— Федя позвал Ленку, указав на мужика, он сказал ей:

— Вот, знакомься, твой начальник!

— Василий Иванович! – Представился он, не спуская с нее глаз.

— Для вас мадам, просто Вася! – Спохватился он. Рожа его была довольная, не ожидал Василий, что такой гостинец к нему пожалует, такую красавицу, да еще сам муж приведет.

— Ну что, Федор, все тогда, она остается у нас!

— Федор сказал:

— Хорошо, но когда она устанет, отпускайте ее домой!

— Ладно, договорились! И он открыл перед Федором дверь.

Выйдя, Федя подумал:

— Не терпится мужику самому ее обкатать!

На следующий день он уехал на вахту, отработав там, он приехал через две недели, но Ленки не было, как и признаков ее присутствия в последние дни. И только через четыре дня он увидел Ленку.

Когда она зашла в комнату и увидела его, она радостно улыбнулась, обняла его за шею и поцеловала.

— Федь, мне дали только сутки на якобы встречу с мужем, слушай, я так устала…, просто хочу упасть и выспаться, давай обо всем завтра поговорим, а? Пожалуйста.

Она разделась и завалилась спать, спала как убитая, проснулась только на следующий день уже после обеда.

— Ну вот, Лен, а ты говорила, что кровать скрипучая, как тут на ней спать…

Она засмеялась.

— Вот это я наеблась, Федя! Обычные женщины наверное за всю жизнь столько не трахаются, как я, чуть больше, чем за две недели! Ты знаешь, я даже примерно не могу вспомнить, сколько у меня мужиков было, если бы меня спросили, то я бы просто сказала – до хуя!

— До хуя – это на самом деле не так то и много, много – это когда – до ебеней матери!

Они засмеялись.

— Пизда то целая?

— Да куда она денется?! У меня все же опыт то уже был, я как-то с друзьями Олега трахалась, так вот, их было двенадцать человек, и они всю ночь меня трахали! Правда я ходила потом на раскорячку, но ничего, через пару дней уже смогла все повторить!

Так что, уж не совсем я и новичок! Хотя, что тут скрывать, тяжело было первую неделю, и писька болела, и все тело…, ну а потом, как-то втянулась, привыкла, вот только не высыпалась.

Деньги то выплатили?

— Да! Она достала кучу бумажек, перетянутых в стопки резинкой.

— Вот! Даже не считала! Некогда было, но, наверное, много!

Она была радостная, спасибо тебе, Федя, что позвал меня на этот Клондайк! Тут я заработаю нам со Славкой на квартиру!

Хорошо, что сын пока в школу не ходит, может со свекровкой сидеть, а я поработаю так несколько лет!

Два в одном – и удовольствие, и деньги!

— Что хозяин то твой, как к тебе?

— Так как только ты ушел, он сразу и говорит:

— Давай, покажи себя! Мне нужно знать, что за товар у меня! Трахал он меня до половины ночи, а потом, еще два охранника и два водителя наших. А уже на следующий день, я начала работать, и так почти без перерыва! Только перекусишь чего, да минимум сна!

— Мне то дашь?

— Ну а как же! Ты же мой спаситель, без тебя сидела бы я на своей работе, копейки бы получала, и за бесплатно ублажала бы друзей Олега! Сам то он теперь с другой развлекается!

Как стали они с ней, с этой сучкой, так постепенно спихнули меня на своих друзей, хотя, они то же ничего…, но их всегда много бывает.

— Что за сучка то там, у них? Такую красотку как ты, да на кого-то променять? Они что, идиоты, что ли?

Ленка посмотрела на него, и сказала:

— Сучка как сучка…, титьки побольше, чем у меня, ну а так…, не знаю…, смазливая конечно…, чуть повыше меня ростом, брюнетка. Замужем то же, как и я, муж от нее без ума.

— Так ты ее видела?

— Я же уже говорила тебе раньше, что да! Да, видела, как сейчас вот тебя вижу! Даже несколькими фразами с ней перекинулись! Два раза с ней пересекались, даже три, но один раз, так, мельком.

— Удивляюсь я, и ее мужу, и твоему Славки, как они вас вычислить не могут!

— А ты свою то, можешь вычислить?

— А причем тут моя? Ты в одну кучу то все не сваливай! Уж будь добра – мухи отдельно, котлеты – отдельно!

Ты извини, Лена, но и ты, и та - ихняя, вы шлюхи, а моя жена только меня одного и знает! Я ее девчонкой взял, и у нее кроме меня никого нет, и не было!

— Ну-ну! Какой ты самоуверенный!

Знаешь, почему нас мужья вычислить не могут? Потому что, они вот такие же самоуверенные! А уже отсюда - уверенные в своих женах! Вот и весь секрет!

Вы не видите реальность такой, какая она есть! Вы видите все через призму своих убеждений! Это своего рода самогипноз! Самовнушение! Убедили самих себя в том, что жена - невинный ангел, и не можете увидеть того, что этот ангел обыкновенная шлюха!

Но вам так удобней – никаких страданий, переживаний, ревности! А если узнать правду, просто захотеть узнать и принять, то сразу же появится боль, страдания, короче – из рая, сразу в ад! А кому это охота? Конечно же, проще отвергнуть здравое суждение, видение, обвинить во лжи того, кто пытается тебе открыть глаза на это, говоря правду! Это проще и легче! Так что, оставайся страусом Федя! Продолжай прятать голову в песок! Наверное - это путь настоящего мужчины! – Засмеялась она.

Федя сходил в конец коридора и, сняв с петель дверь в подсобное помещение, принес ее и положил на свою кровать, а уже сверху матрац и простынь.

— Ну, вот тебе и импровизированный палкодром, скрипеть и проваливаться не будет! – Сказал он Ленке, и завалил ее на кровать.

Пару часов они занимались с ней сексом, после чего, Лена сказала, что пойдет, сходит в душ, помоется, а потом, нужно поесть и ехать на работу, так как ей вечером нужно вернуться.

— Отпустили же только на сутки. – Оправдывалась она.

Минут через двадцать, из-за двери послышался какой-то шум, доносились крики, дверь была такая, что через нее все было слышно.

Федор прислушался.

Похоже, было на женский голос, он выскочил из комнаты. В конце коридора, где была душевая, стояла почти голая Ленка, а трое мужиков продолжали дальше сдирать с нее халатик.

Федя подбежал и раскидал мужиков, которые были подшофе, но они кинулись на него драться, ему пришлось ответить им тем же. Вскоре мужики уходили с красными соплями, и угрозами в адрес Федора.

Вскоре Лена уехала, и приехала только через три дня. Она буквально забежала в комнату, тяжело дыша.

— Что случилось, Лена?

— Да там, опять эти…, у входа стояли, с ними еще какие-то. Пристали, говорят:

— Пойдем с нами, мы поебем тебя и еще тебе денег дадим!

Схватили и потащили, я еле отбилась, пришлось одному по морде дать, а другому – по яйцам пнула, вот, вырвалась и убежала.

В коридоре раздался шум, топот и мужские голоса.

— Где?! В какой комнате живет?

— Да вон! В этой!

В дверь заколотили.

— Сейчас выйду! – Крикнул Федор.

Сиди и не высовывайся! – Сказал он Ленке.

Открыв дверь, он увидел шестерых мужиков, троих из них он знал, это были те, кого он в прошлый раз отбуцкал. Трое других, похоже, были химики – условно досрочно освобожденные зэки.

Один из них с желтыми, рандолевыми зубами, стал, жестикулируя руками, которые были все в партаках, говорить ему:

— Слышь ты, фраерок, тут за твоей бабой должок! Она меня чуть без яиц не оставила, а вон ему, сопатку разбила! Давай выводи ее, мы ее поебм и все простим! Никто не пострадает!

— А если не выведу?

— Ну, тогда значит, тебе пизды вломим и бабу твою увезем к себе, пока она братве не надоест, будем пользовать!

— Значит, все-таки пострадать придется… - Задумчиво сказал Федор.

— Да ты сообразительный! Давай веди бабу!

— Отгадайте, кто сейчас пострадает?

— Да ты шутник еще! – Заржали мужики.

— Давай те ка от двери отойдем!

— Он что, рамсы попутал?

— Ну, давай, отойдем!

Они прошли вперед метров на десять и развернулись.

— Что и требовалось доказать! – Подумал Федор. Коридор узкий и сейчас напротив него стояло шесть мужиков, но впереди только двое, остальные за ними.

— Вы как макивары в спортзале! – Сказал Федор, и тут же, кинул маваши в голову одного из них, пока первый был в полете, в ухо другого прилетело уже с другой ноги.

Сзади стоявшие не успели опомниться, как то же были отоварены, и вскоре все лежали как бревна.

Федя, взяв одного из них, одной рукой за шиворот, а другой за ремень на штанах, выволок его к дверям, и, открыв двери, выкинул вниз по ступенькам.

Пока он сходил и притащил следующего, внизу уже стояли зеваки. Когда он выкидывал последнего, тот уже пришел в себя и стал сопротивляться. На радость толпе, уже собравшейся в низу, разыгрывался спектакль.

Блатной орал, что попишет, порежет Федора, а его жену тут проебут все кому не лень, и отвезут на рудники, и там она будет до конца дней шлюхой.

Сопротивляющемуся мужику пришлось дать под дых, после чего, Федор, под свист и улюлюканье, раскачал блатного и кинул вниз, тот пролетел как торпеда и врезался носом в снег.

— Все, пиздец тебе! - Сказал он, вставая.

— На пику суку посадим!

Через пару часов в комнату постучали, Федор, слезая с Ленки, крикнул:

— Сейчас! Одевшись, он вышел.

Перед ним стоял парень.

— Слышь, ты… Он сплюнул сквозь зубы. Тебя положенец зовет! Чтобы не позже чем через час был!

— А если не буду?

— Тогда тебе сразу пиздец! А так, положенец может и передумает, он хочет посмотреть на такого борзого, что его людей унизил. Может быть, пожалеет, и тебя быстро убьют!

Федор, уже хотел было сказать, что пошел бы он на хуй, но вовремя осекся. Все же это был не какая-то шавка, а сам положенец, а в блатном мире свои законы, и там то же нужно соблюдать субординацию. Федя лишь сказал:

— Ему надо, так пусть он и приходит! И закрыл перед носом парня дверь.

Зайдя, он сказал Ленке:

— Лен, собирайся, давай, езжай на свою контору! Здесь сейчас может быть опасно! Она, все слыша, быстро собралась, он проводил ее, вокруг никого не было, и она быстро пошла прочь от общаги.

Вскоре после ее ухода раздался шум, топот и голоса.

— По мою душу! – Подумал Федя. Он осмотрелся, защититься было нечем, один лишь тупой кухонный нож. Даже сковородки нет, все на кухне, а она, там же, где и душевая, в конце коридора. Ладно, надежда на свои конечности, коридор узкий, встану так, что бы за спину не зашли, и буду валить уже чисто по-человечески, как и положено – на глушняк!

Федор прислушался – топот ног стих, и слышались шаги только одного человека.

— Эй! Герой, ты где! Выйди поговорить! Ты же сказал, чтобы я сам к тебе пришел! Вот я и пришел!

Федор вышел. Перед ним стоял низенький, худенький, весь в морщинах, мужичок, можно было бы назвать его – старикашка. Его пронзительные, ярко голубые глаза резко контрастировали с его морщинистым, в шрамах лицом, и он буравил Федора своим взглядом.

— А я то, думаю, кто тут такой борзый, что со смертью поиграться решил, думаю, сейчас поговорю, да на пику его посадим. А это Федот! Все со смертью не наиграется!

Он раскинул руки:

— Ну, иди сюда!

Они крепко, по-мужски обнялись.

— Так ты что, Федя, то же за длинным рублем сюда пожаловал?

— Есть такое! А ты, я смотрю, Седой, тут положенцем числишься?

— И такое то же есть! Он свистнул.

Выскочило сразу пятеро мордоворотов, у четверых были обрезки арматуры в руках, а у пятого – обрез.

Парни уже подлетали к Федоту и стали замахиваться арматурой. Когда Седой выставил перед собой руку:

— Стоять! Водки нам сюда! Самой лучшей! Закуски! Икры! Оленины! Всего! Быстро!

— Сколько водки-то, Седой? – Сказал один из парней, которые ошарашенно смотрели на них.

— Хуле лупитесь! Друга я встретил! Вместе срок мотали!

Федь, сколько нам водки-то?

Федор пожал плечами.

— Давайте четыре бутылки тащите! Лишнее не будет!

Сщас сделаем, Седой! Мухой обернемся!

— Эй, Кривой! Ты обрез то спрячь! Не хуй людей пугать!

Ну что, Федя, в гости то пригласишь, или так и будем в коридоре стоять?

Они сидели, выпивали, вспоминали общих знакомых.

— Так ты что, Федя, и жену сюда притащил? Денег что бы побольше заработать? Этим, как его…, кукловодом что ли стал?

Федя усмехнулся:

— Куколдом, Седой! Но я то, не куколд! И баба эта не моя!

— Во как! А чья баба то?

— Да просто знакомая, попали с мужем в нехорошее положение, денег нет, жить негде, вот я и взял ее с собой. Муж ее, кстати, то же не кукловод!

— Куколд! – Поправил его уже Седой.

Вот Федя, что за хуйня такая пошла куколды всякие, голубые и еще хуй знает чего! Раньше то, как все просто было, если пидорас, то он и в Африке пидорас! А сейчас всякие куколды!

— Не, Седой, куколды в жопу не ебутся! Они просто любят за женами смотреть, понял?

— Да ну их всех на хуй! Извращенцы блять, сейчас он смотрит, а завтра его уже петушить будут, но он же не будет считать себя пидорасом, он будет думать, что он голубой, модный типа…

Анекдот, Федь:

— Мужик приходит к доктору, говорит:

Доктор, меня больше привлекают мужчины, мне кажется, что я голубой.

Доктор спрашивает его:

— Вы, наверное, модельер?

— Нет.

Ну, наверное, композитор?

— Нет.

— Ну, художник может быть, поэт, или балерон?

— Нет.

— Значит, какой-нибудь высокопоставленный чиновник?

— Нет.

— Так кто вы?

— Я сантехник!

— Так какой же вы батенька голубой, вы педераст!

Слушай Федя, а на хуй она тебе нужна эта работа? Давай ко мне, пойдешь сподручным, будешь моим помощником хоть тут, хоть в Нефтеюганске, хоть в Нижневартовске, это все подо мной! Ты знаешь, какие деньги тут вертятся? Ты даже представить себе не можешь! Тут еще в перспективе есть куча месторождений! Нефть - это голимые деньги!

Представь, мы все крышуем, без нас все эти олигархи, что поднялись на нефти, никто! Пойдем ко мне, Федот!

— Не-ее, я Седой в завязке, женился, хочу на свой дом себе заработать, да и вообще, надоело мне все это, хочу простым, обычным человеком жить!

— Ну да, ты и на зоне мужиком был, не хотел ты к нам, к ворам присоединиться…, но уважали то тебя все!

— Так спасибо тебе, Седой, за это!

— Нет, тебе спасибо Федя, за то, что шкуру мою спас!

— Ну, значит, квиты! Наливай!

— А ты знаешь, Федя, тебе повезло, тебя же завалить хотели! Я-то тут, заездом, по делам, сам в Сургуте обитаю, вот приехал тут кое-что порешать. Слышу базар - мол, идем, завалим его! Кривой уже людей собрал, волыну взял…

Кривого я тут смотрящим поставил.

Я им:

— А что за хуйня? Почему я не в курсях? Ну, они мне вкратце описали картину. И ты знаешь, что-то такое знакомое мне все это напомнило… - ногой в голову одному, другому, и все лежат, отдыхают…, а чувак этот еще и говорит – мол, положенцу нужно, так пусть сам ко мне идет! Ну, это что – ебнутый какой, или отмороженный? Я знал только одного такого…

Я думаю – да неужели…, не может быть…, но хуй его знает, земля то круглая, дай думаю, схожу, завалить-то они его всегда успеют. И вот видишь, не ошибся, сработала чуйка!

— Так все мы под Богом ходим, Седой, вот видишь, опять костлявая обошла меня стороной, так, подойдет, по плечу похлопает, вроде бы как пора, но нет…, играется со мной, сука старая…, видимо рано еще, Бог не дает ей волю, вот и сейчас, Он вновь, твоими руками отвел ее от меня.

— Но игра-то эта хуевая, Федот, смотри, доиграешься! Я много знал фартовых, то же играли, а потом, в один момент, да так неожиданно…, забрала она их.

— Слушай, Седой, но чему быть, того не миновать! Если тебе суждено быть повешенным, то ты не утонешь!

Человек предполагает, а Бог располагает! На все Его воля! Если тебе пора, то уже не убережешься, тут уже соломинки не подстелешь!

— Так-то оно так, но на Бога надейся, а сам не плошай! На кой хуй на рожон лезть, Его терпение испытывать?

Уже после двенадцати, Федот тащил на себе Седого, благо тот был небольшой и легкий. Он спрашивал у попадавшихся по пути гопников:

— Эй, где он живет?

Кто из них думал, что у мужика белочка, кто прикалывался, наконец, встретились три парня, которые видимо, решили поживиться, проверить карманы двух алкашей.

Но когда они рассмотрели лицо одного из них, то невольно выкрикнули:

— Охуеть, так это ж Седой!

— Так знаете, где он обитает?

— Как где, у Кривого он остановился!

— Так взяли его и потащили туда!

Парни положили руки Седого себе на плечи и поволокли его. Зайдя в хату, они увидели троих, сидящих за столом, среди них, Кривого.

Кривой глянул на парней и кивнул головой:

— Свободны!

Парни вышли.

— Так, давай, тащи его в ту комнату! Вон на диван брось! – Сказал он Федоту.

— Слышь, ты, дятел, я сейчас тебе так брошу! Засерешь себе все голяшки! Кривой побагровел, и взял со стола нож.

— Ты думаешь, он тебе поможет? Забыл, как с крыльца вылетал рыбкой? Что, повторить? Только на этот раз, я воткну тебе этот нож в жопу, а потом, открою двери твоим еблом, и выкину на хуй!

Один из мужиков хотел вскочить из-за стола, но Федот успел схватить его за голову и ударить ей о стол.

Кривой нехотя положил нож.

— Значит так, вы сейчас аккуратно доставляете Седого до кровати, раздеваете и укладываете!

Мужики нехотя встали и сделали то, что сказал им Федот.

— Пива ему рядом с кроватью поставьте! И не дай бог, если хоть волос с его головы упадет! Завалю тут всех!

Кривого перекосило от этих слов, не зря видимо ему дали это погоняло, но он сдержался и сказал:

— Выпьешь?

— Выпью!

Они разлили и пододвинули ему пол стакана водки, и тарелку с красной икрой.

— Держи ложку!

Они протянули ему столовую ложку.

Выпив, Федот спросил:

Так Седой что, тут обитает? – Он кивнул на ту комнату, где сейчас спал Седой.

— Тут, когда приезжает, комнату за ним держим.

— Я пройду, посмотрю?

— Пройди.

Федя зашел в комнату – скромная обстановка, на стене висело несколько фотографий обрамленных в рамку.

На одной из них, Седой, еще молодой, красивый, без морщин и шрамов, в обнимку с красивой девушкой, своей женой. Счастливые улыбки, девушка в свадебной фате. Свадьба. А за ними окно с решеткой. Свадьба в тюрьме.

Федя вздохнул – эх, Седой, Седой, вся жизнь у тебя за решеткой, да за колючкой…

Он оглянулся – сзади стоял Кривой.

— Где она сейчас?

— Умерла, давно уже…, он тогда сидел…

А там, ты что ли?

— Кривой указал пальцем на другое фото, на котором, было пятеро человек, в центре которых стоял Седой, а рядом с ним в обнимку Федя.

— Я! Третий год срока…

— Так там все воры, авторитетные люди, а ты вроде, мужиком был…

— Был!

Кривой как-то с недоверием и непониманием смотрел на Федота.

— Ну, пойдем, еще по одной?

— По одной, и все, я домой!

Выпив, Федя стал вставать из-за стола и чуть не упал, его уже заносило.

Кривой кивнул, двоим товарищам:

— Проводите! И до самого порога!

Наутро, его разбудил шум голосов, раздался стук в дверь:

— Федя! Выходи!

Федот, одевшись, вышел.

Весь коридор заполняла толпа мужиков.

— Федя, идем!

— Куда идем?

— Как куда, блатных мочить!

— Стойте, стойте! Я нихуя не пойму! Мне бы сначала похмелиться, а потом, может, я чего и соображу!

— Сейчас. Пива принесу, у меня в комнате пару бутылок есть! – Сказал сосед по общаги.

Выпив пива, Федя стал немного приходить в себя. Из того, что горланили мужики, он понял, что они узнали о том, что блатные наехали на Федю, и вот решили, собравшись, пойти мочить блатных.

Это были олени, те самые женатые мужики, которые трахали жен друг друга, делая вид, что не знают об этом. У них всегда были рамсы с блатными, которые трахали их жен, и еще всячески прикалывались над мужиками, высмеивали их, издевались.

Мужикам нужен был лишь повод, и вот, он настал - они считали Федю своим, так как он был то же с «женой» и на которого наехали блатные.

Пойдем, Федя! Там на улице остальные ждут!

Выйдя на улицу, Федя увидел целую толпу, вооруженную обрезками труб и арматурой.

— Идем! – Заорал один красномордый здоровяк, в распахнутом тулупе.

— Замочим их, и сожжем все их бараки!

Федя крикнул:

— Стойте! Это мое дело! Я сам все решу! Никуда не нужно идти! Стойте!

Но здоровяк, разбушлатившись, продолжал орать, зовя за собой толпу.

— Эй, тебя как зовут-то? – Обратился к нему Федя.

— Василий! А че-еее?!

— Слушай, Василий, иди домой, опохмелись, я сам все улажу!

— Да мы и без тебя пойдем! – И он оттолкнул Федю.

— Куда же ты пойдешь, если ты на ногах стоять не можешь!

И Федя, взяв его за плечо, направил Силу на его Вихтору (Вихтора – это ядро силы в низу живота, оно является основной опорой человеческого тела).

Провалив Вихтору внутрь, он выбил опору из-под ног Василия, тот, следуя направлению Силы, полетел на землю. Вскочив, он непонимающе смотрел на Федю, который вновь проделал с ним такой же «фокус». Поваляв его немного, он сказал:

— Ну, вот Вася, ты на ногах то плохо стоишь, куда идти-то, идите лучше в лавку, да выпейте хорошо, а я все улажу!

Мужики стали расходиться.

— Фу-ууу! - Облегченно выдохнул Федя. - Обошлось! Чуть бойня не случилась!

Он собрался и пошел к Седому, думая, что заодно и похмелится с ним.

Седой только встал, и сидел, пил пиво.

Увидев Федю, он обрадовался:

— Федя! Вот молодец, пришел! Давай садись за стол! Пиво? Водку?

— Сначала пива! А там, посмотрим!

Похмелившись, он рассказал все Седому. В комнате было человек семь, и все внимательно слушали.

— Да пусть приходят! Мы их тут хорошо встретим! Оленей этих! – Сказал Седой.

Все одобрительно закивали:

— Встретим, сучат, встретим!

— Седой, ты наверное попутал этих оленей с шестерками, опущенными и чертями… Так это не они! Ну и что, что они олени, там мужики! Понимаешь, реальные мужики! Многие то же сидели и не по одной ходке, некоторые прошли Афган, Анголу, Чечню! Ты понимаешь, это же убийцы! Только на воле! И им закона нет! Им только повод дай! Это как бойцовых собак с цепи спустить!

Не поможет вам даже огнестрел! Они вас сметут! Тут нужно по-другому решать! - Придержи своих!

— Ладно… - Сказал, нахмурившись, Седой.

— А ты Федот, на чьей стороне будешь?

— А я, на своей! Не мое это дело!

— Вот как? А ты вроде бы как то же сидел, по понятиям жил, и что, за братву не встанешь?

— А какая она на хуй мне братва? Они завалить меня хотели, просто не за хуй! Не разобравшись! Стали прессовать! Так какая это для меня братва? Беспредельщики! Черти, блядь! Хорошо, что ты попался, а не то - им бы всем пиздец, а мне опять по лагерям!

— Ты че несешь, сука?! Как нас назвал?!

На него надвинулись блатные. Но Седой встав, остановил их.

Федот, ты за языком-то следи!

— А то, что?! Я что, чертей этих ссать должен?!

— Федот, лучше уходи! – Сказал Седой.

Федот встал и вышел.

Через два дня он уехал на вахту, Ленку так он и не увидел.

Вернувшись с вахты, он увидел записку.

У меня все хорошо. Приеду в понедельник. Лена.

Федот положил под матрас пару обрезков арматуры заточенных с двух сторон, и нож, который он выточил сам, будучи на вахте.

— Так спокойнее! – Подумал он. По крайней мере, успею завалить кучу народу, если, конечно же, в меня из обреза не шмальнут.

Погорячился он тогда, обозвав блатных чертями, но сами виноваты, из-за каких-то бакланов решили его мочкануть. Причем, они же в наглую хотели оттрахать его «жену», - просто беспредел!

Седой всегда был справедливым, должен подумать, разобраться…

Вечером к нему постучались. Открыв дверь, он вновь увидел перед собой парня, который приходил к нему и в первый раз.

— Тебя зовет Седой!

— Когда?

— Завтра! Решать будут, что с тобой делать!

На следующий день, он был у Седого.

Собралась большая толпа.

— Здравствую, Федот! – Сказал Седой, но руки не подал.

— Здоров будь, Седой!

Вот братва просит суд решить! Объявил ты чертями уважаемых людей!

— Так решай! А давай я помогу решить?!

Пусть те обиженные выйдут!

— Вперед вышли те семь человек, что находились тогда в комнате.

Ну что, обиженные! – Ухмыльнулся Федор.

– Мы сейчас с вами драться будем, кто в живых останется – тот и прав! А кто сдохнет – те черти! Я так и напишу на надгробном камне – Здесь лежат Черти!

Давай! Не ссыте!

Мужики ринулись на него. Самому прыткому, первым подскочившему к нему, Федор встречным ударом, сразу сломал кадык, захрипев, он рухнул замертво. Остальные остановились.

— Вот! Один уже черт! – Крикнул Федя, который уже вошел в раж. У него перемкнуло, и его понесло, он готов был убивать, и жаждал крови.

— Кто следующий?!

Седой вышел на средину:

— Я давно его знаю, если продолжите, все так будете лежать! Он кивнул на скрюченный труп. Думайте, вам решать! Или мы сегодня устраиваем по вам пышные поминки, или, снимайте с него свою предъяву!

Блатные мялись, не зная, что делать.

— Вы меня завалить хотели, а из-за чего? Из-за тех бакланов, которые хотели при мне трахнуть мою жену! А из-за чего? А просто так! Доебались до нее, когда она из душа вышла! Насильно трахнуть хотели! Я заступился за свою жену, дал по еблу, а что мне оставалось? Раком перед ними встать?!

Я не стал их убивать, а мог бы! Седой спиздеть не даст! И что, это не беспредел? Что я после этого вам, ласковые слова говорить буду?!

Да я вас сейчас всех тут на хуй завалю! Он оттолкнул Седого и ринулся на них.

— Федя! – Заорал Седой, схватив его за руку.

— Стой, Федя!

Приведите тех, кто все это начал! Быстро! Я хочу послушать, что они скажут! Я такой расклад от вас не слышал!

Вскоре перед всеми стояли трое парней. Седой сказал им:

— Говорите, как было! Если кто спиздит, сразу на пику! Он выслушал их, не отрывая от них глаз.

— Значит так! Вот эта хевра и допустила косяк, они сами заварили всю эту кашу, а вы, не разобравшись, впряглись за них! Вот человека хотели завалить! Теперь, кто виноват? Вам, или им отвечать? С кого спрашивать? А отвечать то кому-то надо! С Федота я все обвинения снимаю! Вот те, кто все это и начал, спрашивайте с них! По их вине у нас труп!

Все мужики были злые и заведенные.

— Что с ними? На ножи?

— Они его обидели, пусть он и решит! – Седой кивнул на Федю.

Все уставились на Федота.

— Пусть пиздуют от сюда!

— Все! Вопрос исчерпан! Водки нам! – сказал Седой.

А ты, Федот сказать ничего не хочешь?

— Скажу! Прошу извинить за чертей! Погорячился!

— Так по рукам? – Сказал Седой.

— По рукам! Блатные стали подходить и жать руку Федоту.

— Труп в мешок и похороните! Да по-человечески, не в снег, а в землю! – Сказал Седой, открывая бутылку с водкой.

В этот день, до дома волокли уже Федора.

Когда он проснулся, возле кровати стояло пять бутылок пива. Видимо Кривой рассказал Седому, как я сказал поставить пиво возле его кровати, и он велел отплатить мне тем же.

Через три дня, в понедельник, приехала Ленка, она была сильно уставшая, но веселая. Сказала Феди, что ей дали два дня выходных.

Федя спросил ее:

— Лен, ну что, мне на секс рассчитывать только завтра?

— Почему это завтра? Можно прямо сейчас! Я хоть и уработалась, но уже привыкла! Сейчас, пойду, душ приму и все! Мне не опасно в душ одной идти?

— Нет! Все решили! Виновные наказаны! Теперь, хоть одна ночью по поселку можешь ходить, никто не тронет! Если что, говори что ты жена Федота, друга Седого!

— А это кто такой, Седой?

— Узнаешь! Это его стараниями ты будешь в безопасности, и за это бы его нужно отблагодарить! Сможешь завтра провести с ним время?

— Ну, как скажешь…, если надо, то - да.

Федору хотелось, чтобы старик, может быть уже в последние разы в своей жизни, побыл с красивой женщиной.

Когда Ленка пришла из душа, Федор положил на сетку кровати деревянную дверь, которую предварительно снял с подсобки.

— Вот, теперь можно хоть прыгать на ней! – Сказал он, укладывая на дверь матрас.

Федя скинул с Ленки халат.

— Ого! – Сказал он. Все груди у Ленки были красными, как и ее колени.

Поймав его взгляд, она сказала:

— Почти никто не бреется! Нашаркали мне своими бородами груди! А колени, так это, все по тому же, что у всех примерно то же, что и ты сейчас сделал! Постой-ка так несколько часов за день раком, на досках. Не то еще может быть, вообще кожа может слезть!

— Да уж, не Лондон тут и не Париж! Исходим из того, что уж имеется. – Сказал Федор.

— Как хочешь? Лечь, или раком?

— Давай, сначала ляжем!

Когда Ленка раздвинула ноги, он обалдел, – вместо половых губ были два набухших, красных и оттопыренных вареника, которые торчали в разные стороны. А посреди них зияла багровая, цвета крови дырка.

— Вот это они уделали ее тебе!

— А что ты хочешь, почти всю ночь, и сегодня уже, семь человек было…

Ты правильно сказал, что я тут буду пользоваться спросом, не знаю уже, хорошо ли это, или плохо…, отдохнуть не дают!

Все думают, что я твоя жена, мне кажется, что это их еще сильнее возбуждает!

Федя засмеялся:

— Чужие яблоки всегда слаще! Чужая жена…, запретный плод…, пусть думают, хоть тут извилины чуть-чуть шевелиться будут, а то же совсем прямые! – засмеялся он.

Когда Ленка встала раком, он увидел, что вся ее жопа красная, и поцарапанная, по краям ее виднелись багрово-синеватые отпечатки пальцев.

Он пожалел Ленку и не стал ее долго мучить, кончив через сорок минут, он дал ей возможность выспаться.

На следующий день, он позвонил Кривому, спросив Седого, но тот сказал, что Седой уехал в Сургут. Федя взял у него адрес и телефон Седого.

Лен, вот тебе адрес, и на всякий случай телефон Седого, поедешь в Сургут. Ты же не была там, вот и посмотришь город, прикупишь чего там себе, ну и Седого развлечешь.

А он как, крутой ебарь?

Федя усмехнулся:

— Ну не знаю, может он на тебя и вовсе не полезет.

Отвечая на ее удивленный взгляд, он сказал ей:

— Понимаешь, староват он уже для любовных утех…, но ему будет приятно побыть с красивой и умной женщиной. Поговорит с тобой…

Я все оплачу тебе, и такси, ты на нем поедешь, чтобы не трястись на автобусе, и все по часам, сама назовешь свой тариф.

— Федя, а как же то, что хозяин сказал мне завтра утром быть на конторе?

— Да проблем нет! Скажешь об этом Седому и все! Он позвонит твоему хозяину, и если скажет, то хозяин сам за тебя поработает! – Засмеялся Федор.

Передавай ему привет от Федота! – Сказал Федя, усаживая ее в такси.

Ленка приехала только через три дня, радостная, с большими пакетами в обеих руках.

— Вот набрала тут всего! И одежда и презервативы, и еда, и вот, тебе Французский коньяк от Седого и большой привет!

— Как все прошло?

— Отлично! Каждый вечер мы ходили в ресторан, он показал город, подарков вот мне по накупил!

— А секс то был?

— Был, но так…, я почти только сосала ему, так, иногда входил, ненадолго…

Ты же сам говорил, что он староват…, но добрый, хороший!

— Лен, сколько я тебе должен? Посчитай по часам!

— Да ты все деньги мне отдашь, если я по часам посчитаю!

Не нужно, Федя! Седой мне все оплатил, он дал в несколько раз больше, чем если бы я заработала за все это время. А еще сказал моему хозяину, чтобы я отдохнула, пока мне не надоест, и чтобы меня не обижали, а то говорит, яйца отрежу!

— Что, так и сказал?

— Да, я же рядом стояла, все слышала.

— Федор расхохотался:

— А что, Седой может!

— Он просил меня еще хоть иногда к нему приезжать…

— Поедешь?

— А почему бы и нет? С ним интересно проводить время, поговорить…

Федя регулярно звонил Иринке, а иногда, и она ему.

Говорила, что соскучилась, не дождется его приезда…

Раз он позвонил ей в субботу вечером. Она долго не брала трубку, потом послышалось:

— Дай ей! Предай, говорю, ей трубку! Серега, ну я нажал уже вызов!

— Дайте сюда! – раздался голос Иринки.

— Привет, дорогой! – говорила она запыхавшимся голосом.

— Кто там Ир? – Спросил, напрягшись, Федя.

— Да это парни, я у Тани, вечеринка тут у нас…, пьяные уже все…, кроме меня.

Чуть вдалеке раздавались мужские голоса.

А что запыхалась то? И телефон сразу не передавали?

— Так мне крикнули, что мой телефон звонит, вот и бежала с кухни, а эти через стол мне его передавали.

— Понятно! Как гуляете?

— А как еще гуляют, конечно, хорошо! Гулять, не работать!

Ой! Тише ты! – Выкрикнула она кому-то.

Толкают пьяные, ударилась о стол!

— Раздался мужской хохот. Донеслось:

— Серега, ты что толкаешь?!

— Как что?! Ха-ха-ха!

— Ой-ййй!!! – Да не толкайся ты!

Опять заржали:

— Вот гад, все толкает и толкает! Ха-ха-ха!

— Дураки, напились, поговорить не дают! Не обращай на них внимания!

Вскоре их разговор прервали мужские вопли и рычание:

— О-ооо! Бля-ааа! Я все-еее!

И телефон отключился.

Минут через пять она перезвонила ему:

Милый, извини! Тут придурки, стали бороться и полетели на пол, даже меня снесли! Пьяные совсем!

— Весело там у вас! А что девок-то не слышно?

— Федь, а кого всегда слышно? Вот вас мужиков и слышно! Девчонки то так не напиваются! Они сейчас танцуют в другой комнате! Я то же там была, но вот прибежала сюда, когда телефон позвонил!

А тут, за столом эти парни пьяные сидят.

— Ириш, ну иди сюда!

— Отстань! Видишь, я разговариваю?!

Предлагают с ними сесть, выпить!

— Да, давай, садись!

— Да отвали ты…

— Давай ее сюда, сади! Давай, давай! Садись, садись! Вот! Во-оот так!

— Ай! Стой ты! Куда-ааа, ты! – Вскрикнула Иринка.

— Во-ооо! Хорошо-ооо! Молодец! Заебись!

Всю дорогу, пока они разговаривали, раздавался шум, гам.

— Ладно, дорогой, пока! Целую!

И она положила трубку. Федя сидел задумчивый, что-то уж все это подозрительно, но не может же она? Да ну! Ну не во время же этого разговаривать?! Это же голимое палево! Наверное, тогда бы она вообще не разговаривала!

Нет, на самом деле, действительно, все пьяные, говорит то она все логично, придраться не к чему.

Вот только, что потом там у них будет? Не понятно…, останется она там ночевать…, и парни эти…, не полезут ли они к ней?

Да что тут думать, все равно не узнаю, было ли чего, или нет, хрен с ним, как есть, так оно и есть! Сделать то все равно ничего не могу!

Ленка продержалась аж два месяца.

— Все говорит, не могу больше! Устала я Федя! И по Славки с сыном соскучилась! Поеду я, домой хочу!

Какое-то время Федя был с Юлей, он часто вызывал ее, пока через два месяца не уехала и она. Но ему повезло, вновь приехала Ленка, она сказала:

— Теперь, я буду до конца, пока ты не соберешься уезжать, вместе назад поедем! Я хочу, что бы потом, так же как и в этот раз, вместе приехать сюда! Пока ты будешь полгода отдыхать, я так же поработаю два месяца, потом, два отдохну, и еще два вместе с тобой буду!

Домой они прилетели в мае. Феде очень нравилось, что уже который раз так совпадало, что он прилетал домой в мае, то в начале его, то в конце, но все равно в мае! Вот и сейчас, отработав полгода с ноября, он вновь прилетел в май! И это был настоящий кайф, вернуться из зимы в теплый, цветущий май!

arrow_forward Читать следующую часть Сказ о Федоте. Часть 2. Майя. Глава 5. Запрещенный прием

Имена из рассказа:

people Елена Ирина Сергей Василий
Понравился сайт? Добавь себе его в закладки браузера через Ctrl+D.

Любишь рассказы в жанре Гетеросексуалы? Посмотри другие наши истории в этой теме.
Комментарии
Avatar
Джони
Комментариев пока нет, расскажи что думаешь о рассказе!

Популярные аудио порно рассказы

03.04.2020

1806 Новогодняя ночь. Секс с мамочками access_time 48:42 remove_red_eye 249 713

21.05.2020

1138 Оттраханная учительница access_time 24:39 remove_red_eye 188 600

03.04.2020

546 Монолог мамочки-шлюхи access_time 18:33 remove_red_eye 137 920

17.07.2020

651 Замужняя шлюшка access_time 15:43 remove_red_eye 128 631

01.06.2020

449 Изнасилование на пляже access_time 5:18 remove_red_eye 118 691

02.05.2020

409 Приключения Марины access_time 10:25 remove_red_eye 102 389

04.04.2020

362 Шлюха на месяц access_time 22:06 remove_red_eye 82 578
Статистика
Рассказов: 60 987 Добавлено сегодня: 18
Комментарии
Прикольно...
бредятина или вернее мечта дрочера...
Какая мерзость! А есть ещё?)...
начало хорошее, вторая часть похоже на бред...