Одиночество Кэролайн. Часть вторая

date_range 24.11.2021 visibility 5,592 timer 45 favorite 13 add_circle в закладки
В данном рассказе возможна смена имён персонажей. Изменить

Часть вторая.

Утром, в день поездки в Лондон, Кэролайн встала опечаленная сложностями своей жизни. Джек тоже встал рано, и ее смущали его спокойные и целенаправленные действия: он готовил завтрак, слушал новости по радио, готовил школьный обед для детей и складывал их контейнеры с бутербродами, а затем поднимал с постели и одевал их в школьную форму. Все это было обычным делом, но она задавалась вопросом, что изменилось и почему ей было не по себе.

— Как у тебя дела, Джек?— не выдержав, спросила она, когда закончила метаться и собралась уходить.

— Трудный период. В последнее время, много всего навалилось.

— Проблемы на работе? Мне жаль, что я не смогу вернуться сегодня вечером. Нечестно, что тебе приходится бегать в школу утром и вечером, но я наверстаю на следующей неделе.

— Это не проблема.

— Джек, ты должен больше заботиться о себе. Ты слишком много работаешь, и, кажется, никогда не расслабляешься. Когда я вернусь из этой поездки, я позабочусь о том, чтобы ты получил немного удовольствия.

— Это мило с твоей стороны, но на самом деле я в порядке. Дети дают мне прекрасную возможность, чтобы расслабиться.

Они смотрели друг на друга, пока Кэролайн не взяла свою сумку с вещами и портфель и не поцеловала его в губы, едва коснувшись уголка его рта.

— Береги себя, — сказала она с ноткой тревоги.

— Будь осторожна, — ответил он. — И не трудись звонить сегодня вечером. Я собираюсь свозить детей поужинать куда-нибудь, и не смогу отвечать на звонки, пока нас не будет дома.

— Не задерживайтесь допоздна.

— Ты тоже.

Он отвернулся. Она знала, что что-то не так, но должна была уходить, несмотря на тревогу, поселившуюся в глубине ее сознания. Сейчас некогда было с этим разбираться, иначе она опоздает на поезд. Она поехала на вокзал, пытаясь осмыслить произошедшее. Что он имел в виду: "Не звони?" Конечно, она позвонит, а он мог бы написать смс, чтобы заверить её, что с детьми все в порядке. Это прозвучало так, как будто он не хотел с ней разговаривать.

Было большим облегчением сесть в поезд и хотя бы на время забыть о семейных неурядицах.

Дэмиен уже ждал ее, и, как всегда, был великолепен, сразу успокоив все ее тревоги и привнося в этот день предвкушение чего-то особенного. Он был в приподнятом настроении от того, что его возлюбленная, на какое-то время, оказалась полностью в его руках, и он кипел идеями, чем им следует сегодня заняться. Они быстро согласовали план на день: шопинг, обед, заселение в отель, послеобеденный отдых, вечернее представление мюзикла Коула Портера "аnything Gоеs", получившего высокую оценку в Вест-Энде, ужин, постель. Это был день мечты.

Они остановились пообедать, предвкушая послеобеденное время в отеле, которое заставит их проголодаться. Дэмиен нашел шикарный устричный бар в Фицровии и предложил ей выпить шампанского. Она предпочла бы сохранять ясную голову, но согласилась выпить бокал с копченым лососем и сливочным сыром на бутерброде из черного хлеба домашней выпечки. Они сидели на высоких стульях у бара, прижавшись, друг к другу и целовались между глотками.

— Чтобы было больше таких счастливых дней, как этот, — провозгласил тост Дэмиен, стукнув своим бокалом по ее бокалу.

Прежде чем она успела ответить, зазвонил его телефон, и он испортил момент, ответив на звонок.

Она отхлебнула вина, откусила кусочек бутерброда и наблюдала, как краска отхлынула от его лица.

"Какого хрена!" Он сердито смотрел перед собой, крепко прижимая телефон к уху. "Вы уверены? Этого не может быть. Письмо от меня? Но я не на работе. Я не заходил в свою личную электронную почту сегодня утром. Должно быть, это ошибка. Я перезвоню вам".

Дэмиен положил телефон и достал свой iраd.

— В чём дело, Дэм? Что случилось?

Он сразу не ответил, а возился со своим iраd.

— Дай мне минутку. Кое-что случилось.

Она уставилась на него, забыв о еде. Это была не какая-то обычная рабочая проблема. Он потратил несколько минут, тыкая по экрану, затем поднял телефон и позвонил.

"Я не вижу никакого сообщения. В моем почтовом ящике ничего нет. Вы уверены, что это не подстава? Пришлите мне копию".

Он положил телефон, но прежде чем она успела что-то сказать, он снова зазвонил. На этот раз он выглядел мрачным, молча слушал и завершил разговор словами "Да, сэр".

Наконец, у него появилось время, чтобы посмотреть на нее, и ей показалось, что он на неё сердится.

— Кто-то решил поиграть в игры, и сегодня утром отправил сообщение с моей личной электронной почты всем, кто был в моем списке контактов. Похоже, в нём говорится, что у нас с тобой роман, и утверждается, что это началось у тебя на работе.

— Но как кто-то мог это сделать, и как получилось, что это было отправлено с твоей электронной почты?

Кэролайн потеряла дар речи от того, что говорил ей Дэмиен.

— Ты имеешь в виду...

—. ..какой-то ублюдок взломал мою электронную почту, рассказал всем о нас с тобой, и оставил уничижительные комментарии о твоих работодателях, как будто это моё профессиональное мнение. Сейчас звонил мой босс. Копия этого письма уже получена твоим руководством, и они хотят знать, что всё это значит. Черт! Ты же помнишь, как некоторые члены совета директоров в штыки восприняли наши рекомендации, и теперь они требуют объяснений, был ли я объективен при составлении отчёта или мои рекомендации были сделаны под влиянием наших с тобой отношений.

Они уставились друг на друга. Сегодняшнее романтическое настроение мешало ей логически мыслить, но она всё равно попыталась объективно оценить ситуацию. Это не могло происходить на самом деле. Должно быть, это какая-то ошибка, которая скоро будет улажена. Ну и что с того, что её начальство узнало о романе? Имело ли это какое-то значение? Конечно, это имело значение, из-за Джека. Каждые несколько мгновений на его телефон приходило текстовое сообщение. Он взглянул на них и на свой iраd и покачал головой.

— Послушай, Кэролайн, я должен вернуться.

— Но это какое-то безумие.

Кэролайн боролась со слезами разочарования и нарастающей паникой.

— Как это может отразиться на нас?

— Перестань, Кэролайн. Похоже, что всё это устроил твой обдолбанный муж. Это же очевидно, если хорошенько подумать. Ты помнишь, как из моего холодильника пропал наш обед?

Он остановился и на мгновение задумался.

— Да, я уверен, что это он. Похоже, этот ублюдок побывал в моем доме. Это какая-то извращенная месть. Наверняка, это он разослал сообщение. Где он сейчас?

— На работе.

Кэролайн сделала паузу и сосредоточилась на своих мыслях.

— Но что ты имеешь в виду, Дэм? Джек не знает о нас. Я в этом уверена. Только сегодня утром...

Ее голос затих, когда она вспомнила холодное спокойствие Джека, пока готовилась к отъезду. Почему она продолжает настаивать на том, что он ничего не знает? Ужас ситуации внезапно сжал ей горло, и она подавилась мякишем хлеба.

Дэмиен повернул свой iраd к ней лицом. На весь экран, с поразительной глубиной цвета, было её изображение с выпускного вечера. Что она наделала? Не в силах больше сдерживаться, она разрыдалась.

*****

Как только дверь за Кэролайн закрылась, наступило время действовать. Джек понимал, что слишком долго позволял страху и отчаянию парализовать себя. Но, как бы то ни было, сейчас он мысленно просматривал свой контрольный список, напоминая себе бизнес-клише о том, что каждая проблема - это новая возможность. Дети: он должен их защищать, но, в тоже время, вся эта внутрисемейная ложь, плохо на них отражается. Кэролайн: у его брака с неверной и лживой женой не может быть никакого будущего; он не несет ответственности за её поступки, и всё то хорошее, что они вместе пережили, не может держать в заложниках их будущее. Деньги, дом и рабочие вопросы: есть много семей, которые живут фактически ни на что, и при этом счастливы, так или иначе, они тоже справятся. Работа: нахрен работу. Он знает, что нужно делать, и у него есть силы, чтобы это осуществить. Да, он ждал слишком долго, но теперь пришло время сжечь всё дотла и разделить эту боль с ней поровну.

Посадив детей в машину, Джек раздал им записки для их учителей.

— Я написал, что сегодня заберу вас в обед, — объясняет он.

— Мне нужно встретиться с одним человеком сегодня днем, и я не уверен, что успею освободиться до окончания уроков. Так что, мы поедем все вместе, и, думаю, вам это понравится.

— Значит, мне не нужно будет идти на двойной урок французского сегодня? — спрашивает Бен.

— Верно. Но, это только один раз. Мы сами позанимаемся со словарём в машине.

— А я не буду петь с мисс Притчетт. У нее корки на руках и она шмыгает носом, — радостно говорит Эми.

— И ещё мы сходим куда-нибудь поужинать перед тем, как вернёмся домой, — добавляет Джек.

— Круто, — говорит Бен. — Я бы хотел рыбу и жареную картошку с большим количеством уксуса и кетчупа.

— Я не возражаю, но при условии, если ты будешь себя хорошо вести.

Настроение в машине заметно улучшилось, и они все вместе пели песни, пока ехали в школу. Высадив детей, Джек снова поехал в Диксборо, но на этот раз без боли и растерянности, как в предыдущие визиты.

Припарковавшись прямо у дома Дэмиена, он надел хирургические перчатки, позвонил в дверь, и после паузы, достав ключ, зашёл внутрь. Затем, прошел прямо к компьютеру и включил его. Открыв электронную почту Дэмиена, он начал искать в разделе "Отправленные" одно сообщение, которое видел раньше.

Это обычное повторяемое сообщение, которое Дэмиен рассылал на Рождество примерно сотне адресатов из своего списка, обновляя его фотографиями о своей деятельности за последний год; успехи на работе, новый дом, отпуск, серфинг в Австралии, прыжки с парашютом в Аризоне, катание на лыжах в Тироле. Затем идут матчи по регби в высшей лиги, которые он выиграл, забитые им мячи и полученные награды "Лучший игрок", а также благотворительная деятельность и его участие в местной политической жизни. По его собственному мнению, он очень достойный человек, заслуживающий уважения.

Джек бегло перечитывает сообщение, чтобы запомнить его чересчур многословный и самодовольный стиль изложения, а затем копирует и вставляет список адресатов в новое сообщение. По именам понятно, что среди них члены семьи, друзья по работе и знакомые по различным увлечениям. Затем он открывает другое сообщение, в котором содержится копия рабочего электронного письма, содержащего ряд деловых контактов, в том числе и с работы Кэролайн. Он снова копирует адреса контактов в новое сообщение. После чего, отбросив все сомнения, начинает писать.

"Приветствую всю свою семью, друзей и коллег по работе. У меня для вас важные новости. Откройте вложение и поднимите бокал за мою великолепную девушку Кэролайн. Разве она не сногсшибательна? И за то, как потрясающе мы проводим время вместе (держу пари, у нее никогда не бывает недостатка в энергии). Я нашел эту спящую красавицу, когда проводил одну из своих консультаций в какой-то убогой дыре на окраине цивилизации. Господи, ее работодатели - это кучка отвратительных, тупых и продажных неудачников. Я прихлопнул их, как мух, а моя дорогая Кэролайн стала моим призом. Единственный минус в том, что она замужем и у нее двое маленьких детей. Но я работаю над этим, и уверен, что скоро отцеплю её от этого бестолкового мужа. И тогда мы обязательно побываем у всех вас в гостях, и вы сможете сами увидеть её во плоти, а там есть на что посмотреть!"

Джек достал флешку и загрузил файл как вложение к электронному письму. Это портретная фотография Кэролайн, сделанная на её выпускном вечере в MBа, и она улыбается в камеру, сияющая и невинная в день своего триумфа - фотография, которой Джек всегда восхищался.

Он нажимает кнопку "отправить", удаляет сохраненную копию сообщения, извлекает флешку и выключает компьютер. Через двадцать минут после того, как он вошел в дом, он снова сидит в машине на выезде из Диксборо, твердо решив, что больше никогда не посетит это место. По дороге он выбрасывает в окно дубликат ключ от дома Дэмиена. Теперь он чувствует себя гораздо лучше, чем за последние несколько дней.

Вернувшись домой, он принимает душ и переодевается для послеобеденной встречи, берет смену одежды, игровые приставки и книги для Бена и Эми, обедает и едет забирать детей.

Восемь часов спустя они втроем сидят в брайтонском прибрежном кафе и ужинают рыбой с жареной картошкой. Джек устал, находится в некоторой эйфории и не спешит отвечать на настойчивые вопросы своих детей. Дети усердно занимались этим весь день, радуясь неожиданным каникулам, и оживлённые от еды и морского воздуха. Он немного устал от дневного напряжения, и понимает, что ему все равно придется возвращаться домой. Он включает телефон, когда идет в туалет, и тут же приходит сообщение от Кэролайн, в котором говорится, что она уже дома, требует сообщить, где они находятся, и немедленно ей перезвонить. Электронная бомба замедленного действия взорвалась.

Джек отключил телефон и вернулся к детям. Ехать домой он пока не готов и предлагает им взять мороженное, а себе кофе. Почему бы им не переночевать где-нибудь? Вдоль набережной есть отели, а завтра будет достаточно времени, чтобы разобраться с Кэролайн.

Он рассказывает об этом Бену и Эми, и, конечно, им нравится идея остаться на ночь. Утром он завезет их в школу по дороге домой, и они лишь немного опоздают.

— Я хочу сходить на пляж, прежде чем мы завтра поедем домой, — говорит Бен.

— А у меня нет ни зубной щетки, ни Панды, ни плюшевых мишек, — говорит Эми.

— Не волнуйся, — отвечает Джек.

— Твои плюшевые мишки тоже поехали с нами на каникулы, и я могу купить нам новые зубные щетки. А ещё, мы встанем пораньше, и погуляем по пляжу перед завтраком.

Они заходят в первый попавшийся отель и снимают комнату, в которой можно прекрасно разместиться всем троим. Джеку требуется некоторое время, чтобы успокоить своих переутомленных и возбужденных детей, но, в конце концов, ему удаётся их искупать, уложить в постель, после чего, они мгновенно засыпают. Он чувствует, что сам тоже долго не протянет. Лежа в постели, он отправляет жене сообщение: "Мы с детьми отлично проводим время на берегу моря. Вернемся завтра".

Выключив свет, он размышляет о сегодняшнем дне. После обеда, он навестил профессора Пикеринга, руководителя его докторской диссертации и годичного исследования, которые были необходимы для получения докторской степени, прежде чем семейная жизнь прервала всю эту работу. Джек позвонил ему на неделе, чтобы спросить, сможет ли он снова получить докторскую степень, и профессор предложил ему приехать, чтобы обсудить это. Дети, молча, сидели со своими книжками в углу захламленного профессорского кабинета, и им было велено вести себя хорошо. Собеседование с Пекерингом прошло успешно, потому что Джек все это время не переставал читать литературу, касающуюся темы его диссертации, а работа дала ему новые знания и понимание его предмета – истории экономики, и особенно по экономике промышленности и морского флота. Они бурно спорили о текущем долговом кризисе и государственных субсидиях хIх века для судоходной промышленности, о которых Джек писал еще в студенческие годы. Было большим облегчением поговорить о том, что его интересовало, и забыть о происходящей трагедии. Он позволил себе отвлечься от проблем, пока его не прервала Эми.

"Папочка, я не могу понять ни слова из того, что говоришь ты и этот дядя".

Джек и профессор рассмеялись, и собеседование сразу же перешло в шутки и обсуждение практических вопросов, связанных с тем, как Джеку снова стать аспирантом. Его идея заключалась в том, чтобы работать над докторской диссертацией неполный рабочий день, возможно, убедив своего работодателя сократить его рабочее время, и профессор предложил ему несколько вариантов пособий и стипендий, которые могли бы оказаться полезными. Теперь, лежа в постели, Джек размышлял о том, что может ему стоит вообще уволиться из банка, и заниматься только докторской диссертацией. Пусть Кэролайн разбирается с финансовыми последствиями того, что она натворила и займётся обеспечением семьи. Это привлекательная мысль, и он засыпает в более позитивном расположении духа, чем могли бы позволить обстоятельства.

Дети разбудили его, запрыгнув на кровать, когда первые лучи солнца осветили комнату. Он одевает их сразу в школьную форму, чтобы они уже были готовы, когда поедут обратно, а затем идут гулять по влажному песку после отлива вдоль пирса и возвращаются в отель, чтобы позавтракать. Джек развёз детей по школам, и зашёл вместе с каждым, чтобы объяснить, почему они опоздали.

— Звонила ваша жена, — неодобрительно говорит учительница Эми. — Она думала, что Эми не придёт сегодня в школу.

— Произошла путаница, — говорит Джек.— Она была в командировке и немного не в курсе.

— Мы были на море, — беспомощно добавляет Эми. — С нашим папой.

Джек подозревает, что подобные неловкие разговоры вскоре станут нормой, и он улыбается учительнице, пытаясь оставить хорошее впечатление.

Джек понимает, что Кэролайн уже должна быть на работе, но ему все равно не хочется возвращаться домой. Вместо этого он едет в банк, пишет заявление об увольнении и отправляет его по электронной почте своему начальнику. Он только что получил свой годовой бонус, и в его аттестации было подчеркнуто, насколько он был важен для успеха проекта по оценке финансовых обязательств при приобретении небольшого конкурента. По своей сути его заявление, вероятно, произведет такой же эффект разорвавшейся бомбы, как и вчерашнее сообщение Дэмиена. Джек поболтал с несколькими коллегами, рассказал им о том, что он уволился и был весьма удовлетворен их испуганной реакцией.

Не находя больше причин откладывать это дальше, он поехал домой. Машина Кэролайн припаркована на подъездной дорожке, и он не знает, радоваться этому или нет. Сейчас самое подходящее время для их разговора. Джек зашёл в дом, и увидел её на кухне, где она яростно протирала все поверхности. Она поворачивается, и они, молча, смотрят друг на друга. Во всяком случае, она более взвинчена, чем он.

— Бен пропустил только первый урок, — спокойно говорит он. — Я всё объяснил их учителям, чтобы у них не было неприятностей из-за небольшого опоздания. Я возил их в Брайтон.

Она выглядит сбитой с толку и кивает, но все еще не может говорить. В конце концов, она произносит: "Кофе?"

Джек тоже кивает, идет в свой кабинет и включает компьютер. Он видит несколько новых сообщений в электронной почте, и все в духе: "Это правда, что вы с Кэролайн расходитесь?" Похоже, что колебания от его вчерашней бомбы продолжают расходиться.

— Давай попьём кофе в гостиной, — говорит Кэролайн, подойдя к двери его кабинета.

Он следует за ней и садится в кресло. Она садится на краешек дивана и начинает с того, что старается сохранить зрительный контакт. Ее голос не дрожит, но он замечает, что, когда она делает паузу, ее взгляд опускается, и ей требуется время, чтобы собраться с мыслями.

— Я знаю, что ты уже в курсе.

Он кивает.

— И что это ты отправил электронное письмо.

Он не отвечает. У него нет причин в чём-либо признаваться.

— Всё это было так неправильно, а я, как ты знаешь, не люблю себя чувствовать виноватой. Теперь я понимаю, что не должна была тебя обманывать, Джек, мужчину, которого я люблю. Ты - всё для меня, и я буду любить тебя до самой смерти. Я думала, что будет лучше не говорить тебе, но было трудно справиться со страхом, что у тебя могут возникнуть подозрения. Мы с Дэмиеном часто это обсуждали, и, рано или поздно, мы бы сами тебе всё рассказали. Но, так или иначе, ты уже знаешь, что мы с ним встречаемся. Я люблю его, но я люблю и тебя тоже. И я должна тебе признаться, что да, мы уже были в постели. Пожалуйста, не принимай это близко к сердцу. Я хотела сказать тебе раньше, но боялась причинить тебе боль.

Кэролайн смотрит на свои руки. Храбрая и смелая, она поднимает глаза, но может встретиться взглядом с Джеком лишь на мгновение. Через некоторое время она осторожно продолжает.

— Дэмиен хороший человек, и если бы ты дал ему шанс, он бы тебе понравился. Вы бы нашли много общего, и он хорошо ко мне относится. Он даёт мне возможность стать лучше, и ты от этого только бы выиграл. Ему нравятся простые развлечения; вкусно поесть, посмотреть фильм, погулять в парке. Мы много времени проводили в парке, и я видела, как распускаются нарциссы и цветут розы. Я знаю, что ты считаешь меня легкомысленной, но он всегда внимательно слушает и помогает мне привести мысли в порядок. Ещё он позволяет мне баловать себя и говорит, что я звёздочка и красавица, и какой ты счастливец. Я возвращаюсь домой на седьмом небе от счастья, и я так много могу дать тебе, потому что сама живу полной жизнью. Я думала, что ты, наверняка, это заметил.

Он пожимает плечами.

— Я заметил, что ты мне изменяешь. Ты действительно считала, что сможешь всё это скрыть от меня?

Она качает головой, но не осмеливается заговорить.

— Как давно это у вас началось?

Теперь она смотрит на него.

— Близость, только в течение последних трёх месяцев, с тех пор, как мы поняли, что любим друг друга.

— И когда вы встречались?

— Только тогда, когда ты не нуждался во мне. Я тщательно за этим следила.

Она улыбнулась при мысли, что, наконец-то, успокоила свою совесть и почувствовала облегчение от того, что всё обошлось минимальным признанием, подразумеваемым его вопросами.

— Пожалуйста. Я так сильно люблю тебя, и мне совершенно не безразлично, что ты думаешь. Я так рада, что ты не злишься, но ты всегда такой серьёзный, а я не так проницательна, чтобы читать твои мысли. Скажи мне, о чем ты думаешь.

— Я думаю, что было бы лучше, если бы я сейчас умер. Хотя нет. На самом деле, я думаю о том, что ты, блять, натворила, и неужели ты действительно такая безмозглая?

Он был непреднамеренно честен. Что он думает? Ярость появляется и исчезает, как низко летящий военный самолет, заставляя его сердце, бешено колотиться. Это разговор, который не сможет спокойно выдержать ни один мужчина.

— Джек, ты не будешь никогда страдать, поверь мне. Просто в наших с тобой отношениях есть то, чего мне не хватает. Мне действительно иногда нужна компания и друзья, с которыми можно весело провести время, но тебя это никогда не интересовало. А Дэмиену, напротив, нравится моя озорная сторона, и мы прекрасно проводим с ним время. Я знаю, что тебе нужно уединение, и ты счастлив, сидеть один, со своими книгами и мыслями. И чтобы тебе не мешать, я это время буду отдавать Дэмиену. Мы можем сделать так, чтобы все были счастливы, и я уверена, что у нас все получится.

Она что, действительно, собирается убедить его в том, чтобы он принял ее измену, и позволил ей и дальше продолжать, как ни в чём не бывало? От неожиданности, Джек пытается всё это осознать на физическом уровне, как солдат в моменты после выстрела снайпера, предпринимающий слабые попытки понять, куда попала пуля. Его начинает знобить и подкатывает тошнота, а в глубине души нарастает уныние, как перед смертью, отключающее защитные механизмы, чтобы впустить красноречивые мысли, которые ему не принадлежат. Этот разговор оказался настолько плох, насколько он и предполагал, и чувства, которые он так долго подавлял, теперь вышли из-под контроля. Кэролайн в ужасе наблюдает за ним.

— Я вижу, как тебе больно, и мне жаль, что я стала причиной этой боли. Никто из нас этого не планировал, и всё это просто ужасно. Но я прошу тебя подумать и о моём состоянии. Нам всем сейчас тяжело, и мне нужна твоя помощь, чтобы всё уладить. Мы должны помочь друг другу пройти через эту ситуацию.

Теперь это он не может встретиться с ней взглядом, опасаясь не справиться самоконтролем. Но он говорит чистым голосом.

— Если ты хочешь развода, так мне прямо и скажи. В противном случае я не думаю, что нам есть о чем говорить. О... и, кстати, в течение недели я буду жить в Брайтоне, так что, теперь, тебе придется одной решать все вопросы, связанные с детьми до и после школ. Я буду возвращаться только на выходные, чтобы присматривать за ними. И еще... Я уволился с работы, так что со следующего месяца тебе придется самой оплачивать все счета за дом.

Теперь она по-настоящему шокирована и ужас в её глазах, только усиливается.

— Джек, что ты наделал? А как же дети? Ты подумал о них? Ты должен был продумать всё основательно.

— Нет, Кэролайн, это тебе следовало хорошо подумать. У меня как раз было достаточно времени, чтобы решить, чего я хочу. Просто я не видел причин советоваться с тобой о своих решениях. Теперь я снова аспирант, и собираюсь закончить свою докторскую диссертацию. На неделе я найду квартиру рядом с университетской библиотекой, а на выходные буду приезжать домой к детям.

—Ты уходишь от меня?

Он пожал плечами.

— Это ты давно ушла. Можно называть наш новый распорядок как угодно, но я не думаю, что это должно сильно на тебя повлиять. Теперь ты можешь иметь столько любовников, сколько захочешь, для меня это уже не имеет значения. Но всю неделю тебе придется после работы быть дома с детьми, а я присмотрю за ними в выходные. Это слишком сложно для тебя?

— Это плохая идея. Ты должен быть благоразумным, Джек.

— Слишком поздно. Всё уже решено. Лучше подумай, как ты будешь забирать детей после школы. Я, вероятно, смогу приезжать пораньше, и забирать их по пятницам. Так что, я буду благоразумным.

— Ты усложняешь мне все настолько, насколько можешь. Ты так сильно меня ненавидишь?

— Я всего лишь продолжаю жить своей жизнью. Мне плевать, что ты думаешь или как это на тебя повлияет. И еще одно, — добавляет он. — Если я когда-нибудь вернусь домой и застану здесь твоего любовника, я проломлю ему череп и буду жить счастливо, независимо от последствий. Так что держи его подальше от моего дома и от моих детей. Если тебе нужны любовнички, чтобы потрахаться, отвози их в какой-нибудь грязный отель.

Да, он хочет сделать ее несчастной, но ещё он хочет сделать так, как будет лучше для его детей, и единственная «неразумная» часть заключается только в том, что он действовал, не посоветовавшись с Кэролайн. Кроме того, есть ещё вопрос с ипотекой. Он больше не будет за неё платить, поскольку, его доход иссяк. Теперь Кэролайн придётся самой справляться с ежемесячными платежами, и он знает, что у нее будет мало оставаться свободных денег. Поэтому, она, конечно же, не захочет нанимать няню, чтобы та присматривала за детьми после школы. Так что, для неё единственное решение, сурово думает он, заключается в том, чтобы используя свой гибкий график, самой забирать детей из школы и проводить с ними весь остаток дня.

Джек засыпает, читая своей дочери сказку, и просыпается в четыре утра, лежа на покрывале рядом с ней. Он спускается вниз и падает на диван в гостиной. Вскоре он снова засыпает.

*****

Новый режим начался уже на следующий день. Джек встал рано, чтобы загрузить машину тем, что ему могло понадобиться в Брайтоне. Затем отвёз детей в школу, съездил на работу, чтобы уладить своё увольнение, забрал детей после школы, а затем поехал в университет, чтобы разобраться с жильём и получить доступ в библиотеку.

— Я здесь не останусь, и не буду мешать твоей личной жизни. Я собираюсь сразу же начать свою работу над диссертацией. И ещё, мои работодатели отказались меня увольнять, а просто отправили в длительный отпуск, и если я захочу, то смогу вернуться на прежнюю должность. Как оказалось, мне причитается достаточно отпуска, чтобы я мог защитить диссертацию и получить докторскую степень.

— Что мы скажем детям? — спросила она машинально.

— Я поговорю с ними по дороге из школы. Им это не понравится, но в отличие от меня, им не приходится иметь дело с женой, которая изменяет своему мужу, так что они справятся. Я пообещаю им приезжать каждые выходные, а на каникулах я сделаю все возможное, чтобы они жили у меня.

— А как же я?

— А что ты? Чем больше времени дети будут проводить у меня, тем счастливее они будут, а у тебя будет больше свободного времени для своего любовника.

— Ты жесткий человек, Джек. Ты знаешь, что я имею в виду. Я не хочу быть одна. Я хочу, чтобы моя семья была здесь. Всегда.

— Ты не будешь одна, ты будешь со своим любовником, когда у тебя не будет детей. Вообще-то, теперь ты можешь называть его своим супругом. Хотя, мы все еще остаёмся женаты, но я больше не твой супруг.

— Это не те отношения, которые у меня с Дэмиеном. Это всего лишь роман, я тебе уже объясняла. И не пытайся представить это, как нечто большее, чем есть на самом деле.

— Мне действительно все равно, как ты это называешь. Ты любишь его и зависишь от него. Для меня это звучит так, как будто он твой супруг.

— Нет! Ты все искажаешь. Ты мой супруг. Ты отец моих детей и мой муж. И ничто не должно нас разлучить.

Джек сделал паузу, прежде чем заговорить, явно успокаиваясь.

— Знаешь, Кэролайн, ты заслужила этот бардак, хотя бы для того, чтобы ты могла соприкоснуться с реальным миром. Ладно, болтать сейчас об этом, конечно, хорошо, но я занят.

— Нет. Не уходи. Не бросай меня.

Впервые она потеряла самообладание и вскочила на ноги, ее голос был пронзительным, руки тянулись, чтобы схватить его, а в глазах стояли слезы.

— Мы должны все обсудить. Я приложила немало усилий, пытаясь понять, что же со мной произошло. И я прошу тебя тоже подумать об этом. Дай нам время. Пожалуйста.

Он презрительно фыркнул и вышел. Кэролайн чувствовала себя так, словно ее пнули, и Дэмиен не очень-то помог, когда она позвонила ему, прося сочувствия. Он не мог понять, почему она до сих пор не спросила Джека об электронном письме, и потребовал, чтобы она сделала это немедленно. Ей хотелось лечь в кровать, свернуться и никогда больше не вставать, но она знала, что Джек скоро вернется с детьми.

Она не любила размышлять о произошедшем, но разговор с Джеком постоянно крутился у неё в голове. И она вдруг поняла, что он уже давно знал о Дэмиене, и просто делал вид, что ничего не происходит. Это казалось немыслимым. На самом деле, она никогда не думала о том, что случится, если Джек узнает об их романе, она отбрасывала все негативные мысли в сторону. Теперь она поняла, насколько опрометчиво поступила, решив, что, так или иначе, справится со всем, что бы ни случилось. Но реакция Джека застала её врасплох. Не было ни борьбы, ни криков, ни слез, только холодная решимость и ощущение, что она разочаровала его. Почему он не воспротивился этому роману и не боролся за то, чтобы вернуть ее? Джек просто ушел от нее, и, как это ни абсурдно, она чувствовала, что это унижает её и то, что она сделала. Ей хотелось крикнуть ему: "Джек, это не конец света! Мы можем все уладить. Я сделаю все возможное, чтобы у нас все было хорошо". Но его не было рядом, чтобы услышать.

Чуть позже, дети ворвались в дом, полные новостей.

— Мама, папа собирается жить в Брайтоне, — крикнул Бен, как только переступил порог. — Мы уже были там. Это потрясающе. Он говорит, что в следующий раз, когда мы поедем туда, мы сможем покататься на ярмарочных аттракционах на пирсе. И ещё мы собираемся порыбачить. Но нам придется вставать до рассвета.

Она улыбнулась и кивнула, а её глаза наполнились слезами. Эми бросилась к ней в объятия и уткнулась лицом.

— Я хочу поехать с Пандой к папе как можно скорее, потому что ему будет одиноко одному, — пробормотала она так, что Кэролайн напряглась, чтобы расслышать.

— Он так сказал? — осторожно спросила Кэролайн, не зная, что Джек сказал им, и, не зная, как реагировать.

— Он говорит, что в университете много людей, но ему всегда одиноко, когда он не с нами.

— Я уверена, что вы будете часто видеться с ним, — сказала Кэролайн, — но на неделе мне придется читать тебе сказку на ночь вместо папы.

— Это плохо. Ты всегда слишком торопишься, чтобы прочитать ее как следует. Я буду читать сама себе, а сказки, которые нравятся папе, приберегу до тех пор, пока он не вернется домой, чтобы почитать их вместе со мной.

Кэролайн сдерживалась изо всех сил, и все время смотрела по сторонам, чтобы поймать Джека, когда он войдет.

— Где твой отец? — спросила она, в конце концов, Бена.

— Он попрощался с нами в машине. Ему нужно было спешить, он сказал, что заберет нас из школы в пятницу. Я думаю, это стрёмно, что его здесь не будет. Скажи ему об этом, мам.

Кэролайн начала понимать насколько сложной будет жизнь, ее проблемы настолько многочисленны и масштабны, что она не могла разобраться, с чего начать. Ее разум был затуманен болью от неприятия Джека, и его упорным отказом принять любую часть ее точки зрения. Почему он не мог понять, что она должна была это сделать, иначе всю свою жизнь провела бы с чувством, что упустила редкий шанс выразить и реализовать себя? Он вел себя неразумно, но, если быть честной с собой, она знала, что этого следовало ожидать. Именно поэтому она держала свой роман в секрет, несмотря на чувство вины и нежелание поступать бесчестно. Она верила, что их любовь будет иметь значение, и они смогут найти выход. Её любовь к нему и любовь, которую он все еще испытывает к ней. Она не могла поверить, что он мог просто разлюбить ее после стольких лет вместе. Но когда она посмотрела в глаза Джека, то обнаружила там безразличие и отвращение, в основном безразличие; он выбросил ее из головы и уже думал о жизни без нее.

Когда она достаточно успокоилась, чтобы подумать, то поняла, что самой большой проблемой стали деньги. Как Джек мог вообразить, что она сможет прожить на свою зарплату в одиночку? Да, ей хорошо платили, но ее зарплата уже была полностью распределена, она никогда не умела экономить, а еще нужно было выплачивать большую ипотеку. Еще хуже обстояли дела на работе, после того как было получено это письмо. Вернувшись из Лондона, она вышла на работу и сразу же была вызвана на встречу с одним из исполнительных директоров и начальником отдела кадров. Они целый час расспрашивали её об отношениях с Дэмиеном и о том, в какой степени эта интрижка повлияла на отчет консультантов, который некоторые директора сочли столь неприемлемым. Она снова и снова настаивала на том, что роман начался после того, как был написан отчет, и происходил полностью вне работы. Но доказательств, конечно, не было, и, по ее собственному признанию, она обсуждала выводы консультантов с Дэмиеном. К концу беседы стало ясно, что она перестала быть ценным сотрудником в глазах своих работодателей. Они намекнули, что был поставлен вопрос о том, могут ли они оставить ее на такой ответственной должности, где, как показала эта ситуация, ей не хватало объективного делового суждения. Если она потеряет работу, она и ее дети останутся без средств к существованию. Эта мысль не давала ей спать по ночам.

И она не могла обратиться к Дэмиену. У него проблемы на работе были ещё серьезнее, чем у нее, и она не могла отделаться от ощущения, что он винит ее в случившемся. Его работодатели обвинили его в том, что он использовал прикрытие консалтинговой компании для того, чтобы завести роман с клиенткой. Еще хуже, по их словам, было то, что он допустил развитие непрофессиональной ситуации, которая нанесла ущерб репутации компании. Затем он усугубил проблему, оскорбив ценного клиента.

Его защита заключалась в том, чтобы доказать, что он не отправлял это письмо. При должной помощи специалистов было довольно легко определить Iр-адрес компьютера, с которого было отправлено сообщение, но эта проверка лишь подтвердила, что это был его собственный компьютер. Его предположение о том, что Джек проник в его дом и отправил сообщение, было встречено скептически: доказательств взлома не было. Кроме того, у него были некоторые доказательства, хотя и неубедительные, что в момент отправки письма он находился в Лондоне. Его требование к Кэролайн заключалось в том, чтобы она заставила Джека признаться в отправке сообщения. Но она знала, что этого не произойдет.

Некогда спокойная и размеренная жизнь Кэролайн теперь превратилась в сплошной кошмар. Когда она начинала свой роман, ей и в голову не приходило, что деньги станут проблемой. Во всяком случае, она рассматривала Дэмиена как дополнительный актив, одинокого мужчину с высокооплачиваемой работой, который мог позаботиться о дополнительных расходах, гостиницах и питании, связанных с их романом. Но Джек зарабатывал больше, чем они оба вместе взятые. Его отставка была неожиданной и неадекватной реакцией на ситуацию, потому что это могло навредить детям так же, как и всем остальным. Она задавалась вопросом, как она будет оплачивать ипотеку, счета за коммунальные услуги и покупать еду. Было глупо предполагать, что она сможет попросить денег у Дэмиена, чтобы помочь семье удержаться на плаву.

Хотя, она иногда думала об этом. Почему бы не попросить Дэмиена о помощи? Раньше любовницу содержал ее любовник. Но она не могла этого сделать, потому что в ее сознании оправданием измены было то, что она достаточно сильная, чтобы справиться с любыми последствиями. Поэтому её просьба о финансовой помощи только подтвердила бы, что всё это было ошибкой. После долгих раздумий она решила, что лучшим вариантом будет сказать Джеку, что, если он не готов взять на себя финансовые обязательства, то ей придется обратиться к Дэмиену. Рассчитывая на то, что ревность побудит его к более гуманным действиям.

Эми начала таскать свою Панду с собой по дому и положила ее только тогда, когда Джек вернулся домой на выходные. Кэролайн сказала ей, что это глупое поведение для девятилетней девочки, и начала позорить её, когда та попыталась отнести потрепанную игрушку в школу. Затем ей пришлось потратить время, чтобы успокоить дочь, когда она сама уже выбилась из сил и хотела кричать. А Бен жаловался на обеды, которые она готовила.

— Я не люблю лук и капусту, а это то, что ты всегда готовишь. Когда я поеду к папе, я буду есть рыбу с жареной картошкой.

— Ты будешь есть то, что тебе дают, и это будет то, что мы можем себе позволить, — ответила она ему.

В первые выходные, когда Джек был дома, они едва могли сидеть вместе в одной комнате и почти ничего не говорили друг другу. В любом случае Джек проводил большую часть времени с детьми. Она искала возможность обсудить будущее, но подходящий момент так и не наступил.

Он уехал в понедельник, забросив детей в школу по дороге из города. Когда Кэролайн пришла на работу, ее вызвали на еще одну встречу, на этот раз только с начальником отдела кадров. Он предложил ей должность руководителя отдела управления и секретариата вместо ее нынешней роли в операционном отделе. Дирекция больше не доверяла ее деловым суждениям и не хотела, чтобы она работала в отделе по работе с клиентами. В качестве уступки ей сохранят ее нынешнюю зарплату, и запись об этом решении будет внесена в ее личное дело. Если она возражает, то будет начато дисциплинарное слушание первого этапа с участием комиссии под председательством члена совета директоров. Будет рассмотрено ее поведение в связи с отчетом консультантов. Кэролайн понимала, что ей придется смириться со сменой обязанностей, радуясь тому, что у нее, вообще, есть работа, но не сомневалась, что это предложение было понижением в должности. Вернувшись за свой стол, она почувствовала унижение и очень рассердилась. Почему ее наказали за то, чего она не совершала? Ее роман не имел никакого отношения к ее работе, и в любом случае электронное письмо было мошенничеством.

Она провела вечер понедельника, переписываясь со всеми людьми, которые связались с ней в ответ на электронное письмо, отправленное с аккаунта Дэмиена. Среди них были ее родители и многие друзья.

"Спасибо за беспокойство. Не могу сказать многого, но да, у нас с Джеком было несколько проблем, над которыми мы работаем. Письмо, которое вы, возможно, видели, было обманом, преступным действием, которое причинило мне много вреда и душевной боли. Пожалуйста, не усугубляйте это и не верьте всему, что вы читаете в Интернете. Замечательная новость заключается в том, что проработав так долго в банке, Джек решил вернуться в аспирантуру и получить докторскую степень. Конечно, это требует жертв от всех нас, но мы справимся. Это ради такого благого дела. С любовью от Джека, меня и детей. Надеюсь, скоро увидимся".

Во вторник, собравшись с духом, Кэролайн совершила первую поездку к Дэмиену после разгрома её жизни. С утра она отвозила детей в школу и поэтому не могла начинать работу пораньше, чтобы наверстывать часы, и ей приходилось забирать их после уроков. Кроме того, в середине дня у нее были встречи на новой работе, и в таких обстоятельствах было трудно выкроить время на то, чтобы расслабиться.

Она испытала облегчение, оказавшись рядом с Дэмиеном, но он казался напряженным и сдержанным, выглядел неряшливо и мало говорил. Как обычно, они сразу же занялись любовью, но это было более стремительно и жёстко, чем когда-либо, и завершилось в полной тишине.

После этого они пили кофе и ковырялись в еде, которую принес Дэмиен. Ни один из них не был голоден, а мрачная тема разговора мешала им расслабиться. Дэмиен по-прежнему хотел получить доказательства того, что это Джек отправил письмо, и давил на Кэролайн, чтобы она заставила его признаться.

— Джек больше не живёт дома. Он уволился с работы и теперь живёт в Брайтоне. И он определенно не в настроении меня слушать.

Эта новость, похоже, только обрадовала Дэмиена.

— Тогда скажи ему, что выгонишь его навсегда, если он не признается.

— Не дави на меня. Я, вообще, не уверена, что это Джек отправил сообщение. У тебя могут быть и другие враги.

— Включи мозги, — Дэмиен был в ярости. — У кого еще был мотив, кто знал о нас и мог раздобыть твою фотографию?

Она промолчала, а затем поспешно сказала: "Я сделаю все, что в моих силах. Но Дэм, мы ведь в порядке, правда? Мы же не позволим этому кошмару разрушить всё, что у нас есть?"

— Конечно, но нам нужно разобраться с работой, чтобы мы могли двигаться дальше. И я рад, что твой муж ушел. Теперь ты сможешь уделять мне больше времени, я это заслужил.

Она хотела напомнить ему, что у нее все еще есть дети, и сказать, что она сделает все возможное, чтобы вернуть своего мужа, но они пошли в спальню, так как времени у них оставалось мало, и их занятие любовью было еще более поспешным и грубым.

Кэролайн вернулась после этого визита, потрясенная случившимся и неспособная объяснить, почему она была так шокирована. За всё то время, которое они провели сегодня вместе, она ни разу не почувствовала, что Дэмиен заботится о ней, или старается хоть как-то её поддержать. Да и секс был уже не таким как раньше. Но, после ухода Джека она нуждалась в этом, тем более, что уже больше не чувствовала себя виноватой. Но как форма общения это было безнадежно, и они с таким же успехом могли быть чужими с Дэмиеном.

Она объяснила это тем, что у них был стресс, и они испытывали нехватку времени. Все постепенно наладится. Но она не могла не задаваться вопросом о том, что, может быть, и раньше у них был только секс, а теперь, когда Джека больше нет, она предъявляет к их отношениям требования, с которыми он просто не может справиться. Если это так, то она приложит все усилия, чтобы восстановить прежнюю духовную взаимосвязь с Дэмиеном и поработает над возвращением Джека.

"Он вернется, когда успокоится", — заверила она себя. "Он поймет, что это будет лучше для детей. И мы сможем все уладить так, чтобы Дэмиен не был проблемой между нами. Мне нужно только держать обоих моих мужчин подальше друг от друга и показать каждому из них, что я его люблю. Дэмиен беспокоится о своей работе, а Джек остро реагирует на шок и свою гордость, и больше ничего. В любом случае, у него нет денег, так что ему придется вернуться".

Каждый вечер Кэролайн приходила домой к капризным детям, и помогать ей было некому. Когда она, наконец, укладывала их спать, она была измучена и ей не на что было надеяться. Она ненавидела свою новую работу и была одержима деньгами. И каждую ночь она возвращалась к основной истине о своем выборе: либо оставаться верной и преданной своему браку, либо завести интрижку и подвергнуть риску свои отношения с Джеком. Она пошла по рискованному пути, и ей некого винить, кроме себя, в том, как все обернулось.

Стыдно было подумать, с каким нетерпением она ждала выходных. Вместо двух недовольных детей, дома был очаровательный Джек и их дети, настолько возбужденные, что едва могли усидеть на месте, чтобы поужинать. Она приготовила семейный обед, Бен не жаловался, и Джек рассказывал детям, как прошла его неделя. С утра он работал в библиотеке, бегал в обеденное время и иногда читал лекции во второй половине дня. Кэролайн слушала с интересом, но ничего не комментировала.

— Джек, мне действительно очень трудно обходиться без твоего финансового участия. Они такие же твои дети, как и мои, и заслуживают лучшего, чем имеют сейчас. Ты должен это понимать, — сказала она, когда дети уже спали.

— А в чём проблема? Просто откажись от шампанского и копченого лосося, и у тебя будет достаточно денег, чтобы прожить. Если это слишком трудно, тогда разводись со мной. Я уверен, что суд заставит меня что-то выплачивать, даже с моей крошечной зарплаты.

Она была потрясена, и не могла понять, почему он должен говорить с такой злобой, особенно после того, как был таким милым за столом.

— Джек, ты серьезно?

— Я вижу, что дети постоянно голодные, когда я встречаюсь с ними. Похоже, ты тратишь деньги только на своего любовника? Может, им стоит остаться жить у меня? Все деньги, которые у меня есть, я трачу только на них. Я кормлю их супом с хлебом, и им это нравится.

— Дома они никогда не голодают, я тоже постоянно готовлю. И всё, что у меня есть, я тоже трачу только на них.

Он пристально посмотрел на нее, и она отвела взгляд.

— Ты можешь честно сказать, что они являются твоим главным приоритетом? Я так не думаю, — сказал Джек.

— Хорошая попытка, Джек, заставить меня чувствовать себя виноватой, но это ты бросил свою работу и ушел из дома. Почему именно женщина должна брать всю вину на себя?

Он пожал плечами.

— Потому что эта ситуация была создана тобой.

Подобные ссоры были бессмысленны, они могли только еще больше оттолкнуть Джека, и Кэролайн проклинала себя за неудачную тактику. Она действительно считала, что отказ от карьеры был неадекватной реакцией Джека, которая негативно отражалась на детях. Раньше они делили счета, и на долю Джека приходилась ипотека и коммунальные платежи. Всё вместе это составляло больше, чем свободная часть зарплаты Кэролайн. Это вызывало у нее чувство горечи, хотя, говорила она себе, у нее по-прежнему есть дом, дети, работа и любовник. Не хватало только мужа, и она обязательно вернет его. Она должна сохранять самообладание и дать ему время пережить гнев и раздражение, которые заставили его уехать и бросить работу. Этим он причинял боль детям, и он, в конце концов, поймет свою ошибку. Что касается возвращения в университет - это было нелепо для мужчины его возраста и семейного положения. Она думала о нем лучше. Что он будет стоять и бороться, чтобы преодолеть их временные трудности. Она скажет ему, что ожидала от него большего.

Трудности подкрадывались к ней все ближе. Она больше не могла каждый месяц полностью оплачивать свой счет по кредитной карте. Она сократила все второстепенные расходы, включая лакомства для детей. И у неё не было возможности организовать присмотр за детьми во второй половине дня, поскольку, это стало бы новой статьей расходов. Длинные обеденные перерывы теперь были исключены, она больше не могла задерживаться допоздна, чтобы наверстать часы, потому что нужно было забирать детей из школ. Дети не помогали, плохо себя вели и требовали внимания, когда ей хотелось побыть одной.

Поначалу Дамиан флегматично отнесся к новым препятствиям на пути их встреч. Он сказал Кэролайн, что рад, что Джек ушел, и теперь ему не нужно было делить ее с ним.

"Я верну Джека", — возразила она. " Это никоим образом не изменит наши отношения, я хочу, чтобы все было как прежде".

Ему было запрещено приходить в дом "из-за детей", и после первой неудачной попытки они отказались от встреч в обеденное время. Теперь они могли встречаться только по выходным, когда Джек был дома с детьми, но Дэмиен играл в регби в субботу, и мог уехать в пятницу, а вернуться лишь в воскресенье, если матч был выездным. А в воскресенье в обеденное время он встречался с парнями в пабе, чтобы посмотреть футбольный матч и поиграть в карты. Кроме того, выходные были тем временем, когда Кэролайн действительно нужно было поработать над Джеком. Ее задевало, что он вел себя так, словно был доволен, когда она уходила, пока он оставался в доме.

Первые выходные этого нового режима она планировала провести с Дэмиеном с вечера субботы до обеда воскресенья. Они сходили бы куда-нибудь поужинать, и провели бы вместе целую ночь. Затем она вернулась бы домой, чтобы приготовить воскресный обед для семьи, а Дэмиен пошел бы развлекаться со своими друзьями. Но Джек заявил, что это не вписывается в его планы.

— Я не видел своих детей всю неделю, и собираюсь хорошо провести с ними время. В воскресенье я отвезу их в зоопарк Уипснейд. Если ты захочешь поехать с нами, я возражать не буду, но мы выезжаем в девять и будем дома поздно вечером. Так что можешь идти трахаться со своим любовником, и не беспокоиться об обеде. Мы поедим где-нибудь в другом месте.

Кэролайн была ошеломлена и на мгновение потеряла дар речи. Это было ключевое решение. Она не могла отказаться от встречи с Дэмиеном после того, как уже пообещала ему, и в то же время ей была крайне неприятна мысль о том, что Джек уедет с детьми без нее.

— Ты должен был сказать раньше, — наконец ответила она. — Я бы с удовольствием поехала с вами, но не могу изменить свои планы.

— Без проблем, — ответил Джек, и пошел в сад побросать мяч для крикета со своим сыном.

Она поняла, что ее перехитрили, и сварила кофе, пока все обдумывала. Когда все было готово, она подошла к задней двери и смотрела, как Джек бросает мяч Бену.

— Я приготовила кофе, — крикнула она.

— Спасибо.

Но Джек продолжил игру, а она пила кофе в одиночестве, пока его кружка остывала. В конце концов, она решила, что если он будет так себя вести, то она будет следовать своим планам, и не будет тратить свои усилия на Джека, пока он не станет более восприимчивым. Видимо, ему нужно больше времени, чтобы принять новый уклад их жизни.

Она отправила Джеку свой план на следующие выходные по электронной почте, чтобы он был заранее предупрежден и больше не мог сказать, что ему это не подходит. Это потребовало тщательных переговоров с Дэмиеном. Он отказался от воскресной встречи с друзьями, и она будет с ним с полуночи субботы до пяти часов дня воскресенья. Джеку она написала: "Детям очень понравилась их поездка в Уипснейд. Это была отличная идея, и мне очень жаль, что я не смогла поехать вместе с вами. Но в эти выходные нет никаких проблем. Дети уже несколько раз говорили, что хотят поехать в "Мир фантазий", который находится в тридцати милях езды. Так что мы можем выехать в субботу утром и провести там целый день. Будет здорово снова побыть одной семьей".

Он ответил не сразу, а когда на следующий день пришло электронное письмо, оно было кратким. "Отличная идея, но на меня не рассчитывай. В субботу мне нужно сделать кое-какие покупки, а после обеда подготовить лекцию".

Она сразу же перезвонила ему.

— Серьёзно, Джек? Не играй в дурацкие игры. Дети будут очень разочарованы.

— Не будут, если ты их свозишь.

Она не собиралась признаваться ему в том, что вся эта её затея обрадует детей только в том случае, если Джек поедет вместе с ними. Всю неделю они донимали ее комментариями о том, как долго осталось до выходных, как им хотелось бы оказаться на море с папой, как ужасна ее еда и что они будут делать с Джеком, когда он приедет. Она знала, что Джек не передумает насчет выходных и что его план, должно быть, заключаться в том, чтобы сделать все возможное, чтобы держаться от нее подальше.

Впервые она начала задумываться, что завоевать Джека будет невозможно, если не изменятся ее отношения с Дэмиеном. Ей необходимо было провести все выходные, только с Джеком. Ей нужно было время и пространство, чтобы снова очаровать его. Она ответила по электронной почте: "Хорошо, тогда в следующий раз. Все разочарованы".

Однодневный отгул на работе решил проблему на одни выходные. В середине недели она провела с Дэмиеном целый восхитительный день, начиная с того момента, как отвезла детей в школу, и до того, как уехала, чтобы забрать их из кружков после уроков. Теперь все выходные, она могла оставаться дома, чтобы уделять всё своё внимание только Джеку. Это была короткая передышка в беспросветном мраке ее новой жизни. Джек и Дэмиен должны понять, как сильно она нуждается в том, чтобы они оба присутствовали в её жизни.

Продолжение следует...

(Часть 2 из 4)

arrow_forward Читать следующую часть Одиночество Кэролайн. Часть третья

Теги:

chrome_reader_mode Loving Wives
Понравился сайт? Добавь себе его в закладки браузера через Ctrl+D.

Любишь рассказы в жанре Измена? Посмотри другие наши истории в этой теме.
Комментарии
Avatar
Джони
Комментариев пока нет, расскажи что думаешь о рассказе!

Популярные аудио порно рассказы

03.04.2020

1594 Новогодняя ночь. Секс с мамочками access_time 48:42 remove_red_eye 217 561

21.05.2020

1007 Оттраханная учительница access_time 24:39 remove_red_eye 164 616

03.04.2020

489 Монолог мамочки-шлюхи access_time 18:33 remove_red_eye 122 878

17.07.2020

590 Замужняя шлюшка access_time 15:43 remove_red_eye 112 485

01.06.2020

396 Изнасилование на пляже access_time 5:18 remove_red_eye 105 153

02.05.2020

374 Приключения Марины access_time 10:25 remove_red_eye 90 266

04.04.2020

322 Шлюха на месяц access_time 22:06 remove_red_eye 73 025
Статистика
Рассказов: 60 075 Добавлено сегодня: 15
Комментарии
Такие тёлки в метрополитене могут сделать карьеру - им даже ...
Охуительная Наташа! По какой ветке метро тебя встретить можн...
Трезвомыслящий муж решил не мешать тете трахать свою жену - ...
Хотелось бы узнать мнение других читателей....
Очень понравилось. Нравится эта тема, поэтому и прочел....