Соседка

date_range 09.09.2019 visibility 153,376 timer 88 favorite 32 add_circle в закладки
В данном рассказе возможна смена имён персонажей. Изменить

Это произошло случайно. Мне давно уже нравилась моя соседка по лестничной площадке — молодая, симпатичная женщина лет двадцати двух, бывшая замужем за офицером. Они поженились не так давно и Наташа (так звали соседку), в отличие от большинства офицерских жён, ещё хранила верность своему мужу. Скромная и стеснительная, она даже не смотрела в мою сторону, когда мы встречались в подъезде или на улице. В то время, о котором я веду речь, я серьёзно поссорился со своей девушкой и у меня, сложилось твёрдое мнение обо всех женщинах, весьма не лесное для них и хотя я старался придерживаться его, но всё же, моё сердце не оставалось равнодушным к красивым женщинам.

Однажды вечером, когда по телевизору шёл интереснейший матч по хоккею между СССР и Канадой, ко мне позвонили. Обругав последними словами не прошеного гостя, я пошёл открывать двери, и каково же было моё удивление, когда на пороге я увидел мою милую соседку. На ней был длинный ночной халат, плотно облегавший её стройную фигурку, а на голове, в виде индийского тюрбана, повязано банное полотенце, из-под которого выбивались мокрые пряди волос.

— Извините — видя с каким любопытством, я её рассматриваю, сказала она, смутившись. — Не могли бы вы, мне помочь? У меня в ванной, что-то замкнуло и во всей квартире, погас свет. А муж сегодня в наряде. Вы не посмотрите?

И с таким жалостным видом посмотрела мне в глаза, что отказаться было невозможно. Забыв про хоккей, я поспешил на помощь ближнему.

Найти причину замыкания и удалить её, оказалось не сложно и уже через четверть часа, в квартире снова горел свет. Не решаясь обременять хозяйку своим присутствием, я собрался уходить, но Наташа попросила немного повременить и подождать пока она примет ванну. Пригласив пройти в зал, она усадила меня на диван и, включив магнитофон, удалилась.

Оставшись один, я оценивающим взглядом, окинул комнату. Современная, полированная «стенка», судя по качеству, была явно не местного производства, ковры на стене и полу тоже были не из самых дешёвых и вообще в квартире чувствовался достаток и неплохой вкус. Удачно подобранные цвета ковров и обоев, а также мягкий свет, разливающийся от бра над диваном, создавали уютную обстановку.

Уйдя в сладостные мечты, я и не заметил, как в комнату вошла хозяйка, неся бутылку коньяка и две рюмки.

— Ну вот, теперь можно и отблагодарить моего избавителя от темноты, — сказала она, ставя бутылку на столик.

Болтая обо всём и одновременно ни о чём, мы опорожнили половину содержимого. Не знаю, как это получилось, но рассказывая что-то смешное, я случайно обнял Наташу и она не отстранилась. Её близость и пьянящий запах духов вскружили мне голову и так уже изрядно захмелевшую от выпитого коньяка. Решив, что попытка — не пытка и терять мне нечего, я прижал её к себе, рискнув поцеловать милые, по-детски припухшие, губки.

— Не надо, не делайте этого! — отстранившись от меня, попросила Наташа, залившись краской стыда.

Но было уже поздно. От сорванного поцелуя кровь горячей волной пробежала по моему телу, и я решил сделать ещё одну попытку, прежде чем уйти домой. На этот раз атака была более решительна и, овладев хозяйкой, я повалил её на спину. Наташа сделала слабую попытку вырваться из моих объятий, но я, прижав её к дивану, стал осыпать страстными поцелуями, одновременно расстёгивая ей халат.

Вид обнажённого, красивого тела ослепил меня. Удерживая её, я приник к соблазнительно, пышным полушариям грудей, по очереди ловя ртом, моментально вздувшиеся соски. Наташа вяло сопротивлялась, пытаясь запахнуть полы халата, но я чувствовал, что она сама — этого хочет и ломается только ради приличия и поэтому продолжал. Покрыв поцелуями груди, я постепенно продвинулся к животу и ниже. Её дыхание стало порывистым и, прекратив всякое сопротивление, она внезапно расслабилась, полностью отдаваясь моим ласкам. Дойдя до лобка, густо поросшего чёрными, вьющимися волосами, я на секунду задержался, борясь с желанием зарыться носом в эту шелковистую поросль. Как бы угадав мои сомнения, ноги Наташи неожиданно раздвинулись, и перед моим взором расцвёл нежно-розовый цветок вульвы, источающий тонкий, дурманящий аромат феромонов. Охваченный похотью, я уже не хотел контролировать себя и, поддавшись влечению, приник губами к тёплым, волнующим лепесткам её органа слизывая с них тягучие капли выступившей «росы». По телу Наташи пробежала дрожь, судорожно вздохнув, она в порыве страсти, выгнулась мне навстречу и, схватив меня за голову, обеими руками, плотно прижала к себе, тихонько постанывая от удовольствия всякий раз, когда мой язык касался её, на удивленье большого, клитора. Не позволяя мне остановиться, она умело руководила мною руками, направляя мой язык в нужные, ей, места, что помогло мне быстро довести её до оргазма. Забившись в сладострастных конвульсиях, Наташа издала протяжный стон и, отпустив мою голову, расслабленно откинулась на спину.

— А ты оказывается — ничего, нежный! Мне такие мужчины нравятся, — ласково улыбнувшись, похвалила она. — Я не думала, что ты на такое способен.

— Я тоже не думал — смутившись от сомнительного комплимента, сознался я, краснея.

— Ты что, никогда этого не делал?

— Нет.

— А со мной — почему?

Я пожал плечами:

— Не знаю... Почему то захотелось. Ты мне нравишься.

— Может, тогда, повторишь? — довольно блеснув глазами, попросила она.

— Теперь твоя очередь.

— В смысле?

— В ротик взять.

Немного поколебавшись, Наташа поднялась с дивана.

— Ну ладно, раздевайся — как то неуверенно согласилась она, метнув озадаченный взгляд на дверь в спальню.

Не заставляя себя упрашивать, я быстро скинул с себя всю одежду и, заняв её место, замер в ожидании.

То и дело, поглядывая в сторону спальни, Наташа сконфуженно опустилась на колени и, потрепав рукою (внезапно опавший от волнения) член, смущённо взяла его в рот.

Сосала она замечательно. Закрыв глаза, я наслаждался приятными ощущениями, моя плоть давно уже рвалась наружу, но я всё тянул приступать к завершающему этапу, стараясь как можно дольше понаслаждаться этой интимной игрой.

Наши взаимные ласки продолжались около часа и Наташа, наконец, не выдержав страсти, потянула меня на себя. Она вся дрожала от сильного желания и, не дожидаясь, когда я вставлю, нетерпеливо направила мой ствол в специально отведённое для него место. Усилием воли, сдерживая натиск спермы, я медленно вошёл в упоительно узкую вагину, плотно обхватившую член, нежной, скользкой мякотью.

Пружины дивана жалобно поскрипывали под нашими телами, распалившись, Наташа взяла бешеный ритм, ловко и энергично подмахивая, подо мной, тазом, одновременно выписывая им восьмёрки.

— Давай, давай... , миленький, сильнее! Ещё... , ещё... ! Глубже... , ещё глубже... ! Не жалей меня... ! Ещё давай... — закрыв глаза, жарко шептала она, постанывая от избытка чувств. — Я сейчас приплыву... , давай мой хороший... , сильнее!

Сжав мои ягодицы, Наташа напряглась всем телом, и её влагалище сладко завибрировало, вызвав во мне ответную реакцию. Кончили мы одновременно. Пот лился с нас градом, было жарко, обессиленные и довольные друг другом, мы ещё какое-то время продолжали медленно двигаться, пока член, сам собой, не выскользнул из, залитой мною, норки.

— Тебе, хорошо было со мной? — спросила она, напрашиваясь на комплимент.

— Ещё как! — не скрывая восхищения, ответил я. — Ты просто прелесть! Ни одна женщина, с которыми я встречался, тебе в подмётки не годятся!

Довольная ответом Наташа улыбнулась.

— Мне тоже, с тобой хорошо было, ты мне понравился, но скорей всего, продолжения у нас с тобою, не будет. Так что на этот счёт можешь не обольщаться.

— Почему?

— Я своего мужа люблю и ни когда ему не изменяю.

— Да!? И чем же ты сейчас со мною занималась? — поинтересовался я, досадно усмехнувшись.

— Значит, так надо было — жёстко ответила она, но заметив в моих глазах вспыхнувшеюобиду, мягко добавила: — Хотя, если ты не очень закомплексован и не прочь немного поизвращаться, то всё ещё возможно.

— Как, например?

Испытывающее взглянув на меня, Наташа пожала плечами.

— Да не важно. Я в принципе спрашиваю: согласился бы ты, в сексе, на что-нибудь не обычное, выходящее за рамки общепринятого?

— Возможно — заинтригованно согласился я, ощутив лёгкое возбуждение от разыгравшейся фантазии. — С тобой, я хоть на что согласен.

Улыбнувшись, Наташа поднялась с дивана.

— Ну ладно, мне уже пора спать — внезапно засуетилась она, давая мне понять, что пора уходить. — Завтра с утра на работу.

Одевшись, под её нетерпеливым взглядом, я уже в дверях, попытался поцеловать её на прощанье, но Наташа, увернувшись, резко отстранилась от меня.

— Всё, хватит, уходи — раздражённо, поторопила она, буквально вытолкнув меня из своей квартиры.

Обескураженный холодным прощанием, я вернулся к себе, удивляясь такой резкой перемене её настроения.

Всю следующую неделю, Наташа, избегала встречи со мной и моя надежда на продолжение романа стала таять, но в субботу, она вновь появилась у меня в дверях.

— Здравствуй — смущённо, поздоровалась Наташа, отказавшись пройти внутрь. — Мы с мужем, приглашаем тебя к нам в гости. Он получил повышение, и мы решили отметить это событие. Присоединяйся к нам.

Вспыхнувшая было, у меня, радость, моментально рассеялась, как только она упомянула о муже. Общаться с ним, после того как я отъимел его жену, мне не хотелось.

— Нет. Извини, но мне, что-то не хочется. Что я у вас буду делать? Я ни кого не знаю. Да и неудобно как то.

— У нас никого не будет, только мы с Колей и всё.

— Нет, мне не хочется.

— Но я прошу. Это будет прощальная вечеринка. Мы скоро уезжаем на новое место службы мужа. Ну, пойдём, пожалуйста, Коля ждёт.

Обезоруживающе улыбнувшись, Наташа потянула меня за руку.

— Всё будет хорошо. Вот увидишь!

— Ладно — согласился я, не устояв перед чарами соседки. — Я сейчас приду. Только переоденусь.

— Только не долго — обрадовалась она. — Мы ждём.

Проклиная себя за мягкотелость, я, переодевшись, нехотя, пошёл к соседям, рассчитывая долго у них не засиживаться.

Николай, оказался весёлым, компанейским парнем и узнай я его раньше, то возможно мы подружились бы, но сейчас, после того как я «наставил ему рога», мне было крайне неудобно смотреть ему в глаза и у них в гостях, я чувствовал себя — «не в своей тарелке».

Вечер был в полном разгаре. Спиртное помогло мне расслабиться, и я почувствовал себя, в компании этой замечательной пары, достаточно комфортно и уютно. Мы все, были, уже изрядно выпивши, когда Николай, загадочно переглянувшись с супругой, предложил сыграть в карты на интерес.

— На деньги — спросил я, прикидывая, сколько у меня в наличии.

— Да, ну — улыбнулся он. — На деньги не интересно! Больших нету, а по маленькому играть не азартно. Давайте лучше на раздевание. Как вы на это смотрите?

Я взглянул на Наташу, ожидая её реакции. Лично мне, предложение очень понравилось, я бы не отказался, ещё хоть разок, полюбоваться на её прелести, но что интересного в этом видит Николай, я не понял.

— Ну, что — вновь спросил он. — Согласны?

Подозревая в этом какой-нибудь подвох, я пожал плечами.

— Давайте — согласилась Наташа. — Только мне, как единственной женщине, вы дадите фору в два очка.

— Какой разговор! Можем даже — три!

— Договорились. Пойдёмте на пол, там будет удобней.

Не возражая, я вместе с ними переместился на ковёр и, усевшись кружком, мы стали играть в «дурака».

Николай, явно подыгрывал жене, в результате чего, мы с ним остались в одних трусах, в то время как Наташа, лишилась всего двух вещей, хотя и самых интимных, но толку от этого не было, так как её прелести всё ещё оставались прикрытыми блузкой и юбочкой. Но тот факт, что на ней нет нижнего белья, уже горячил мою кровь и я с трудом сдерживал своего «молодца», что бы он не поднимал голову. Первым, последней части одежды, лишился Николай и по установленным правилам: выбыв из игры, остался в обнажённом виде, ожидать победителя. Движимый любопытством, я исподволь, краем глаза, рассматривал его «хозяйство», показавшееся мне, довольно внушительным. Хотя, в спокойном состоянии было трудно определить его истинные размеры, но то, что его мужское достоинство гораздо больше моего, было видно и так.

Мне тоже не повезло и уже через несколько минут, я был вынужден, подавив смущение, снимать трусы на глазах у семейной пары.

— Ура! Я победила — обрадовалась Наташа, весело поглядывая на нас. — Теперь выполняйте мои желания!

— Может, для начала, выпьем, что бы скрасить горечь поражения? — предложил Николай, подав мне фужер с вином. — Давай выпьем за то, что бы её желание совпадало с нашими возможностями!

Мне было крайне неудобно, совершенно голым, находиться в обществе мужчины, у которого половой орган намного превосходил мой и женщина, имела возможность, непосредственно, сравнивать эти параметры. Стыдясь своего малыша, я, выпив вино, скромно сел в уголок дивана и положив ногу на ногу, запрятал, таким нехитрым способом, своё «хозяйство» от посторонних глаз.

— Ну, что мужички, готовы выполнить желания вашей госпожи — улыбаясь нам, спросила Наташа, перетасовывая карты. — Берите себе по одной.

Подав нам колоду, она отвернулась, предоставляя возможность выбрать себе карту.

— Можешь приказывать, о повелительница! — шутливо произнёс Николай, положив обе наши карты на стол. — Мы исполним всё, что пожелаешь!

Повернувшись к нам, Наташа хитро блеснула глазами.

— Так. Мы договорились на два желания от каждого? — спросила она и, дождавшись утвердительных кивков, продолжила: — тогда, что бы ни кому не было обидно, желания будут общими для обоих: я хочу, что бы вы оставались в таком виде до конца нашей вечеринки и по очереди приглашали меня танцевать. Понятно?

Мы снова согласно кивнули.

Включив цветомузыкальную приставку и магнитофон, Николай, поставил медленную музыку и, потушив свет, создал в комнате интимную обстановку.

Сидя на диване, я не спеша потягивал вино, наблюдая как супруги, плотно прижавшись, томно двигаются в такт музыке. Поглаживая жену по ягодицам, Николай, вроде как случайно, задрал подол её коротенькой юбочки, одарив меня, на несколько мгновений, чудесным видом кругленькой, упругой попки. Несмотря на моё внутреннее сопротивление, я ощутил, как к моему органу стала приливать кровь и он, бесцеремонно, стал поднимать голову, предательски выказывая моё желание. Как назло, в это время кончилась музыка, и следующий танец был за мной.

— Теперь твоя очередь — напомнил Николай, подводя Наташу ко мне. — Выполняй желание.

Заметив моё замешательство, он скользнул по мне взглядом и, поняв в чём дело, улыбнувшись, добавил:

— Да не стесняйся ты, это же нормально! Думаю: мешать не будет. Женщинам, так даже больше нравится. Правда, ведь, моя радость?

Наташа улыбнувшись, кивнула и протянула мне руку.

— Пойдём, потанцуем, ты мне должен.

Сгорая со стыда, я подчинился её приглашению и уткнувшись возбуждённым концом ей в живот, приобнял за талию. Медленно двигаясь под музыку, Наташа сильно сократила, установленное мною расстояние, вплотную прильнув, ко мне, всем телом. Даже сквозь блузку я ощущал её набухшие, напружинившиеся соски, упёршиеся в меня, словно две упругие вишенки. Опасаясь негативной реакции со стороны мужа, я осторожно взглянул на Николая, но никаких следов ревности или раздражения, на его лице, видно не было, наоборот — глядя на нас, он довольно улыбался. Это, меня, несколько расслабило, но терять бдительности я не стал и, не заметно наблюдая за ним, заметил, что он весело перемигивается с супругой, делая ей какие-то знаки.

Левая рука Наташи, соскользнув с моего плеча, нежно прошлась по моему обнажённому торсу и, спустившись ниже поясницы, легла на мою задницу, шаловливо поглаживая и массируя ягодицы. Я обомлел, не зная как реагировать на её выходку. Это уже могло грозить скандалом. Далеко не каждый муж мог бы вытерпеть такое постыдное распутство своей благоверной, но Николая это, видимо даже забавляло.

Танец длился мучительно долго и, хотя мне было приятно танцевать с Наташей, всё же я чувствовал себя довольно неудобно и скованно. Дождавшись окончания музыки, я, стесняясь своего вздыбленного члена, быстро юркнул в ближайшее от меня кресло, спрятав его между зажатых ног.

— Может, сделаем небольшой перерывчик и выпьем — спросил Николай, вставая.

— Давайте — с готовностью согласился я, надеясь усмирить свою плоть.

Потянувшись за фужером, я случайно скользнул взглядом по его достоинству, с удивлением обнаружив, что наблюдая за нами во время танца, Николай возбудился и его член гордо вздымается вверх, пленяя своими размерами.

Как я и предполагал, в стоячем положении, он чуть ли не в полтора раза превосходил моего «малыша», достигая в длину — примерно девятнадцати сантиметров, а в толщину — около пяти сантиметров в диаметре! Такую «дубину», я видел впервые. Несмотря на свою гетеросексуальность, я, завидуя, невольно залюбовался таким мощным «орудием», поймав себя на том, что меня тянет потрогать его. Испугавшись своего желания, я быстро отвёл взгляд в сторону, переключив внимание на стоящую, рядом с ним, Наташу, удивляясь, как в её, вроде бы узкую, щелку, может входить такой огромный орган.

— Я предлагаю выпить за, мою любимую женщину — обняв жену, произнёс тост, Николай. — Которая, всегда меня понимает и поддерживает во всём, даже в глупостях! И без которой, я не мыслю своего существования! За тебя — моё счастье!

Залпом, осушив весь фужер, он потянул жену на диван.

— Давай немножко посидим.

— А ты думаешь — уже пора?

— Ну а, что тянуть то? — загадочно ответил Николай, присаживаясь на край дивана. — Иди ко мне.

Бросив на меня, какой-то лукавый, взгляд, Наташа, приподняв сзади юбочку, послушно уселась верхом на колени мужа. Обняв за талию, он провёл руками вверх по её телу и, поймав в ладони, выпирающие из-под блузки, выпуклости, стал нежно мять их, не обращая внимание на моё присутствие.

Скромно опустив глаза, я, сделав безразличный вид, уставился на дно фужера, мелкими глоточками потягивая его содержимое. Меня, несколько смущало и озадачивало такое откровенное поведение супругов, им явно нравилось соблазнять и дразнить меня. И хотя, я не понимал, зачем они это делают, всё же мне было очень интересно находиться с ними и участвовать в их необычном развлечении. Никогда в жизни, я вот так запросто, не сидел голым в присутствии супружеской пары, попивая вино и танцуя с прекрасной женщиной. Это было для меня в диковинку и очень нравилось! Пытаясь успокоить возбуждённую плоть, я заставлял себя думать о чём-нибудь отвлечённом, но все мои мысли упрямо возвращались к Наташе и тому чудесному вечеру проведённого с ней. Я просто изнывал от желания вновь проникнуть в её тесную «пещерку» и ощутить мягкую податливость, нежного, влекущего тела.

Уловив сквозь музыку тихий стон, я посмотрел на супругов.

Откинув голову и прикрыв глаза, Наташа, едва заметно двигала нижней частью своего тела, тихонько елозясь задницей на бёдрах мужа. Было такое впечатление, что они занимаются любовью, но так как всё было скрыто под юбкой, твёрдой уверенности у меня не возникло и я сразу, же откинул эту мысль, разумно посчитав, что заниматься этим делом, при мне, они бы не стали. Расстегнув на блузке верхние пуговицы, Николай, не стесняясь, занырнул туда руками, бесстыдно обнажив передо мной, два ослепительных полушария.

— Нравятся? — покачивая груди в ладонях, спросил он.

— Ещё бы... ! — согласился я, представляя их приятную тяжесть в своих руках. — Конечно, нравятся.

— Ну, тогда полюбуйся. Ты не против, сладенькая?

— Как скажешь, милый — томно улыбнувшись, проворковала она. — Это же твоё богатство.

Наташа, посмотрела на меня хмельными, подёрнутыми поволокой блаженства, глазами и я понял, что она вся полна желания и тихо млеет. В этот момент, она выглядела невероятно сексуальной и притягательной, от неё исходил какой-то животный магнетизм самки готовой к спариванию и меня, словно мотылька, неудержимо повлекло на запах её феромонов. Никогда ещё, я не ощущал, такой сильной, всепоглощающей страсти, какую испытал в эти мгновенья. Я понимал, что здесь я, третий — лишний и мне пора уходить от греха — подальше, но заставить себя уйти я не мог. Стараясь взять себя в руки, я отвернулся от супругов и, уставившись в висящую на стене, картину, стал детально рассматривать её, изучая на ней, каждый штрих.

— Ну, что-то Виктор, у нас, совсем заскучал — заметил Николай. — Иди-ка, Солнышко, растормоши его. А я пока оставлю вас, ненадолго. Мать-природа зовёт, пойду, подумаю немного.

Приподняв жену со своих колен, он, встав с дивана, направился к выходу из зала, плавно покачивая, уже обвисшем, членом. Задержавшись в дверях, он обернулся:

— Ты ему, тут, не давай скучать, милая, а то я смотрю — он у нас, совсем скис! Разрешаю даже на коленях у него посидеть, потормошить немного, если хочешь.

— Без тебя?

— Ну а что, побалуйся немножко. Только сильно не увлекайся.

— Ну ладно уж... — улыбнувшись, согласилась Наташа и в её глазах «запрыгали весёлые чёртики». — Как скажешь.

Проводив его взглядом, Наташа, подошла к моему креслу. Собрав всю свою волю в кулак, я едва сдерживался, что бы тут же не накинуться и не овладеть ею, воспользовавшись отсутствием мужа.

— Ну, что ты нос повесил? Даже не смотришь на меня — спросила она и, опустившись рядом со мной на колени, нежно провела рукой по моему бедру. — Я тебе уже не нравлюсь?

— Ты же с мужем — стараясь выглядеть безразличным, ответил я. — Зачем зря заводиться? У меня и так уже, сперма в ушах плещется, а яйца вот-вот взорвутся!

— Расслабься, твои яйца мне ещё понадобятся.

Наташа потянула меня за ногу, прикрывающую член.

— Дай-ка я посмотрю, как они у тебя распухли.

Подчиняясь, я безвольно раздвинул ноги.

— Сладенький мой — ласково проворковала она, взяв в руку, выскочивший из-под ноги, конец. — Истосковался бедненький по мне. Дайка я тебя пожалею.

Нагнувшись, Наташа припала к нему губами, заглотив до самого основания.

— Что ты делаешь?! Так нельзя! Он же может сейчас войти — оторопел я, но мои руки, сами собой, легли ей на затылок, насаживая её голову на одеревеневший член.

Как любой мужчина, я был просто не в силах сопротивляться охватившей меня страсти и, хотя я понимал, что поступаю низко и подло по отношению к Николаю, но все, же совладать с собой — не мог. «Ладно, пусть это будет на её совести, раз уж она такая блядь. Я, этого, не просил» — оправдался я перед собой, поражённый её безудержной похотливостью.

Прекрасные, пухленькие губки нежно скользили по моему истомившемуся от вожделения органу, принося мне долгожданное блаженство.

— Ты так замечательно сосёшь, я просто «торчу» от тебя — млея, шептал я, с упоением впихивая член по самые яйца, в её глубокую глотку. — У меня ещё ни кто так не сосал. Везёт же Николаю! Ты просто — прелесть!

Намериваясь кончить ей в рот, я несколько ускорил ритм, спеша разрядиться до появления мужа, но Наташа внезапно отстранилась.

— Подожди, не спускай пока — попросила она, раскусив мои намерения. — Ещё успеешь.

— Когда!? Я уже не могу терпеть.

— Ты же хочешь меня?

— Ещё как!

— Пойдём на диван.

Поднявшись с колен, она потянула меня за руку и, не дожидаясь, когда я оторву свою задницу от кресла, быстро переместилась на другое место.

— Скорей иди сюда, поласкай меня тоже.

— Я другого хочу — заартачился я, изнемогая от желания пристроить своего «жеребчика» в её тесное «стойло».

— Будет и другое, обещаю тебе.

Устроившись, полулёжа, Наташа задрала подол юбки, открыв мне, гладкие, округлые бёдра с чёрным, мохнатым треугольником у их основания.

— Ну, давай же... — поторопила она, широко разводя ноги. — Полижи мой пирожок.

Последовав за ней, я немного помедлил, бесстыдно любуясь очаровательным местечком, по праву, принадлежащим только Николаю.

Её орган, в отличие от многих, виденных мною, отличался красивой, правильной формой, словно был вырезан искусным мастером и вызывал во мне унизительное желание целовать — это, по своей сути срамное, место. Зарывшись носом в кудрявые заросли, я, как кот о валериану, с вожделением потёрся лицом о влажную, пахнущую мочой, шёрстку, впервые открыв для себя, насколько привлекательным и гармоничным становится, этот вроде бы не хороший, запах, на женском лобке. Охваченный страстью, я с упоением вжался ртом между её ног, торопливо целуя и лаская нежную, трепетную плоть. Тихонько постанывая, Наташа, вцепившись в мои волосы, мягко корректировала меня, направляя мой язык в нужные ей места.

— Давай, мой хороший... , вылижи мою зассанку... , я хочу приплыть... — чуть слышно, шептала она, всё плотнее вдавливая моё лицо в горячую, влажную мякоть. — Пососи мой секелёк... , а теперь язычком...

Стремясь доставить удовольствие, я вожделенно обрабатывал языком её вульву, упуская из внимания, что вторгся в чужие пенаты и это грешное местечко может использоваться хозяином — по назначению. Не обращая внимания на избыток мокроты, я глубоко проникал внутрь пышущей жаром расщелины, вылизывая и глотая непонятную слизь, наивно принимая её за влагу возбуждённой женщины. Приплюснутый носом к лобку, я был лишён возможности сразу распознать запах спермы исходящий из влагалища и только когда Наташа, ослабила хватку, до меня дошло, чьи секреции я вылизывал. «Вот, чёрт! Это же сперма! — ошарашено пронеслась мысль в моей голове, моментально напомнив мне: почему раньше, я ни когда не целовал женщин между ног. — Значит он и впрямь, на моих глазах, её выеб, а я за ним — вылизываю! Вот я встрял! Охуеть можно! Он в неё хуй суёт, а я — язык!»

Растерявшись, я слегка отпрянул, не зная как поступить.

— Не останавливайся... , ну, давай же, милый... , я сейчас приплыву — жарко прошептала Наташа, настойчиво прижимая мою голову. — Ещё немножко...

Не знаю, как бы я поступил в другой обстановке, но в данном случае — обижаться было не на что, я сам возжелал чужую жену и получил то, чего заслуживал. Наказание было — более чем справедливо.

«Да и хуй с ним! Так мне и надо! Нечего на чужое зариться. Ведь знал же: бабу лизать, что хуй сосать — с каким-то мазохистским удовлетворением, подумал я, внезапно поймав себя на том, что эта пикантность ещё больше разжигает во мне страсть. — Ну и ладно, не из хуя же высасываю».

Одурманенный похотью, я был уже не в силах сопротивляться и, припав к её грешному месту, вновь вкусил «любовный коктейль» супругов, испытывая при этом незнакомое доселе, острое удовлетворение от собственной извращённости.

— Всё... , всё... , я кончаю... !

Судорожно задёргавшись, Наташа, протяжно застонала, и я ощутил как из её распахнутой щелки напахнуло жаром, а губки органа ритмично завибрировали.

Музыка к этому времени уже кончилась и я, испугавшись, что звуки её блаженства может услышать Николай, насторожился, готовый в любую секунду оказаться на прежнем месте. Рассчитывать на то, что ещё успею помочить в ней свой изнывающий конец, уже не приходилось. Подавив желание, я поднялся с колен, благоразумно решив не испытывать судьбу, а спокойно дождаться возвращения мужа сидя в кресле.

— Ты куда от меня убегаешь? Садись рядом.

Опустив ноги на пол, Наташа, приняла сидячее положение, приглашающее похлопав ладошкой по дивану.

— Иди я тебя поцелую.

— Сейчас Николай может войти — предупредил я, подчиняясь.

— У тебя лицо перепачканное.

Обняв меня за шею, она приникла к моим мокрым губам, одаривая долгим, сладким поцелуем.

Пользуясь её доступностью, я без церемоний, сунул руку ей под блузку, успевая мять и тискать нежные, податливые груди, едва сдерживая желание насадить эту развратную, блядливую сучку на свой одеревеневший конец.

— Полегче, а то оторвёшь! Лучше пососи их.

Приподнявшись, Наташа, повернулась ко мне лицом, и быстро перекинув через меня ногу, встала коленями на диван, оказавшись сидящей верхом на моих бёдрах.

— Ты, что делаешь?! — ощутив возле члена горячую мякоть вульвы, растерянно, прошептал я. — Слезь сейчас же!

— Ну, ты чего такой пугливый? Ты же слышал: я не должна давать, тебе, скучать. Так, что расслабься и получай удовольствие.

— Расслабишься тут, пожалуй...

Услышав шум сливаемой воды, я непроизвольно дёрнулся.

— Дай, я в кресло сяду, а то, что он подумает!

Игнорируя мою просьбу, Наташа игриво потёрлась о член влажной промежностью

— Ничего плохого, он же разрешил...

— Но наверно не так же, ты, же почти у меня на хую сидишь!

— А тебе разве не нравится?

— Нравится, но лучше — если ты слезешь — раздражаясь, попросил я.

— Ну, я же тебе обещала...

Не позволяя мне встать, Наташа сунула руку под подол юбки, и я ощутил, как мой член стал проваливаться в скользкую, горячую мякоть влагалища.

— Ты с ума сошла?! — обомлел я, ошарашенный её безумной выходкой.

— Молчи...

Удовлетворённо выдохнув, она плотно опустилась на торчащий «штырь» и, приноравливаясь, подвигала задом.

— Тебе понравится... , вот увидишь... , ты так ещё не пробовал...

Не смотря на то, что я страстно желал этого, неприятности мне были не нужны.

— Наташа, я прошу, слезь с меня — в последний раз попросил я, намериваясь применить силу. — Я ухожу!

Но в этот момент вошёл Николай. Ожидая скандала, я весь подобрался, приготовившись, если понадобится, дать отпор.

— Ну как, вы тут не заскучали? — окинув нас, вполне миролюбивым взглядом, весело спросил он. — Что — то Виктор, какой, то угрюмый сидит. Ты, что, Солнышко, его не развлекала? Почему он такой кислый?

— Это он тебя застеснялся — как ни в чём не бывало, ответила Наташа. — Боится, что ты ревновать будешь, что я на него уселась. Даже домой засобирался.

Подойдя к нам вплотную, Николай, дружески улыбнувшись, заглянул мне в лицо:

— Да брось ты, Вить, я же не Отелло, что бы из-за таких мелочей ревновать! Я своей любимой полностью доверяю, она меня ни когда не подведёт. Так, что успокойся, ни куда ты, пока, не пойдёшь. Давай лучше выпьем.

Наполнив фужеры, он подал их нам с Наташей и, взяв свой, сел в кресло, напротив, всем своим видом излучая безмятежность и благодушие.

Ситуация показалась мне настолько комичной, что я чуть не рассмеялся: я, практически на его глазах, ёб его жену, а он уверял меня в её верности, да ещё подносил нам в это время вино!

До такой степени наивного человека, я ещё не встречал. Пусть было не видно, из-за Наташиной юбки, что мой член находится в ней, но даже то, что она, без трусов сидит верхом на голом мужике, шоркаясь об него пиздой, давало серьёзный повод для ревности.

Удивлённый, таким легкомысленным отношением, я хоть и успокоился, но мне стало как-то неловко, пользуясь дружеским расположением, делать человеку подлость.

— Так не хорошо — чуть слышно прошептал я, взывая к Наташиному благоразумию. — Он же поймёт.

Легонько помотав головой, она оглянулась на мужа.

— Коль, ты позволишь нам на брудершафт выпить?

— Конечно.

Глядя на нас, Николай беспечно улыбался, всем своим видом показывая, что поведение супруги его ни мало не тревожит, даже более того — ему это нравится.

Сплетя руки, мы отпили несколько глотков, и Наташа одарила меня небольшим, но сладким поцелуем, растопившим мою скованность. Необычная пикантность происходящего будоражила мне кровь, добавляя остроты удовольствию, которое, она доставляла мне украдкой. Не делая ни каких подозрительных движений, Наташа, вроде бы спокойно, сидела на моих бёдрах и не спеша потягивала вино, умудряясь при этом, не заметно, приносить мне блаженство. Искусно владея мышцами влагалища, она ритмично сжимала и разжимала их, заставляя меня млеть от наслаждения.

Раньше, я не раз слышал от мужиков, о том, что трахая женщину сразу после другого, получаешь особое удовольствие, но никогда этому не верил и вот теперь, я имел возможность, убедиться в их правоте — впервые попробовав «пирожок с начинкой». Действительно: влагалище Наташи, уже заполненное спермой мужа, стало мягким и нежным, скользкая, горячая мякоть вязко обволакивала мой член, лаская и нежа его, в своих сладких, объятиях.

Не имея возможности избавиться от Наташи, так, что б муж, не смог ничего заподозрить, я, в силу своих возможностей, старался держать себя в руках, скрывая блаженное состояние, в котором находился. Отвернув­шись, я даже не заметил, как Николай, поменял на магнитофоне плёнку и теперь, включив его, стоял посреди комнаты, довольно поглядывая на нас.

— Милая! Про меня-то, тоже, не забывай — позвал он супругу. — Раз уж ты, в нашей компании, единственная женщина, тодолжна успевать уделять внимание обоим! Этот, танец — за мной.

— Иду, милый — откликнулась она на зов мужа и, заг­лянув мне в глаза, прошептала: — А ты не вздумай уходить! Всё будет хорошо! Обещаю, что тебепонра­вится, поверь — ты не пожалеешь!

Чмокнув меня в губы, Наташа снялась с члена и, от­давмне свой фужер, лукаво улыбнулась, тихо добавив:

— Ты испытаешь, кое-что, новенькое! Жди.

Быстро спрятав, свой осиротевший член, между ног, я в недоумении остался сидеть на диване, заинтригованный еёобещанием. Всё происходящее, по меньшей мере, показалось мне странным и не обычным, но об­ладало такой завораживающей притягательностью, что, несмотря на укоры совести, в отношении Николая, я не мог заставить себя, уйти.

Танцуя, супруги, о чем-то тихо переговаривались, и я обратил внимание, что его обвисший член, встрепе­нувшись, стал наливаться силой, вероятно реагируя на их беседу. Немногоотстранившись, Николай поправил его рукой и вдавив напрягшийся конец в живот Наташи, что-то прошептал ей на ухо. Улыбнувшись, она, соглас­но кивнув, посмотрела в мою сторону. РукиНиколая скользнули вниз и, сжав подол юбки, потянули её вверх, оголяя упругие, аппетитные холмики ягодиц.

Обескураженный их распутством, я с вожделением наблюдал как он, сжав эти соблазнительные полушария, медленно приподнял, за них, жену и осторожно насадил на свой, вздыбленный член. Охнув, Наташа, обхватила ногами поясницу мужа и держась руками за шею, стала ловко двигать попкой, насаживаясь на здоровенный кол.

Впервые мне представилась возможность присут­ствовать при половом акте и наблюдать со стороны, это очень интимное занятие. Не в силах оторвать взгляд, я зачарованно уставился на совокупляющихся супругов, упиваясь возбуждающимзрелищем. Их откровенное бес­стыдство поражало меня, волнуя всё моё естество и принося извращённое удовольствие.

Музыка стихла и Николай, сняв жену со своего штыря, опустил на пол. Словно ничего, такого, не происходило, он, как и положено после танца, проводил партнёршу до дивана. Еговздыбленный член, величаво покачиваясь, влажно поблёскивал, в переливающимся свете цветомузыки, будто покрытый лаком. Невольно взглянув на него, я вновь позавидовал внушительным размерам органа, вы­зывающим желание прикоснуться к нему — даже у меня, а что уж тогда, говорить про женщин.

«Чего стоит, мой тринадцати сантиметровый отросток, по сравнению с таким красавцем? — с досадой подумал я, незаметно любуясь, мощным орудием. — Вот почему он не ревнует ко мне и позволяет жене некоторые вольности со мной! Вот дурак, думает: раз у него членбольше — она не из­менит ему! Знал бы, что она вытворяет без него! Не поймёшь этих баб! Что ей ещё не хватает? Как можно изменять, такому мужику? Да ещё так нагло пользо­ваться его доверием? Даже жалко Николая. Толи, до такой степени, на передок слаба, что ни один хуй про­пустить не может — что бы не попробовать?»

— Вы уж извините, я ещё вас оставлю ненадолго — сказал он, усадив супругу рядом со мной. — Только не кисните здесь, безменя.

Дождавшись, когда Николай выйдет из комнаты, я порывисто обнял Наташу, приникнув к её губам, в жар­ком поцелуе. Похоть, буквально сжигала меня, и я ре­шил, всё же, воспользоваться моментом и по быстрому, удовлетворить свою страсть, раз уж она сама, в наг­лую, кидаетсяна хуй.

— Садись на, меня! Скорее — прошептал я, дрожа от возбуждения. — Я хочу тебя!

— Потерпи ещё чуть-чуть, ещё не время.

— А когда будет время? Я уже не могу!

— Скоро. Сначалаполижи у меня.

Не теряя драгоценного времени, я, не заставляя себя упрашивать, быстро переместился к её ногам и, раздвинув их, впился в скользкие, пахнущие спермой, губки, лаская языком, крупную «горошину секса». Выходи­ло так, что я уже второй раз за вечер, подлизывал её срамное место, после того, как её оттрахает муж, то есть получалось, что я подмывал её, своим языком. Но как, я, уже говорил, это обстоятельство, толькоусиливало моё возбуждение, добавляя пикантности ситуации, в ко­торой я находился. То, что я делаю, что-то постыдное, предосудительное, вызывало во мне, извращённое удовольствие, добавляя в кровь всё новые порции адрена­лина и заставляя кровь кипеть от страсти. Наташа, по всей видимости, чувствовала это и заставляя меня, под­лизывать после мужа, так же как и я, наслаждалась извращённостью происходящего.

Скрестив ноги за моей спиной, она, млея, всё плотнее сжимала мою голову, мягкими, шелковистыми бёдрами, лишая меня слуха и возможности что-либо видеть, кроме кудрявоймохнашки на её лобке. Ничего не слыша и не видя, я, уткнувшись носом в мягкую, пышную растительность, рьяно ублажал Наташу, даже и не подозревая о том, что мы уже не од­ни.

Как-то странно замычав, она расслабила ноги и я, поняв, что она кончила, наконец-то смог оторвать лицо от её подрагивающего органа, намериваясь помочить в нём, свой изнывающийчлен. Но подняв глаза, я обомлел, готовый провалиться, со стыда, сквозь землю. Рядом, у боковой спинки дивана, стоял Николай и Наташа, повер­нув к нему голову, с удовольствием сосала его громад­ную соску.

— Ну как? Вкусный, у моей жены, пирожок? — улыбнувши­сь, спросил он, не выказывая ни какой ревности, слов­но это была, невинная забава. — Вижу, он тебе, нра­вится!

Растерявшись, я заморгал глазами, не зная, что от­ветить. Вышло так, что я, посягая на его жену, сам оказался в очень унизительномположении перед ним.

— Да, ладно ты, не робей! Всё нормально! Я не против, я сам, ей позволил, побаловаться с тобой. Так что не стесняйся, продолжай. Мне даже приятно, что ты её лижешь. Может втроём поразвлекаемся? Немного оторвёмся?

Я перевёл взгляд на Наташу, пытаясь врубиться в ситуацию. Вынув член изо рта, она весело посмотрела на моё озадаченноелицо, застывшее, между её ног.

— Ты же не против, немного по извращаться? Побаловать­ся втроём — спросила она, ласково взъерошив мне во­лосы. — Вотувидишь, тебе это понравится! Я же тебе обещала!

— Ну ладно. Давайте сначала выпьем — предложил Нико­лай, видя моё замешательство, — Пусть Виктор, в себя придёт.

Пойманный за вылизыванием срама его жены, я был настолько подавлен и унижен, что боялся взглянуть на Николая, сгорая, перед ним, со стыда.

— Я, наверно, пойду — покраснев, промямлил я, под­нимаясьна ноги,

— Да брось ты! Всё нормально — остановил меня он, поняв моё состояние. — Чего ты застеснялся? Я тебе честно говорю, что яни сколько не ревную. Я, даже, сам это­го хотел. Оставайся, развлечёмся хоть разок, не по-детски! Я хочу устроить праздник, моей любимой! Надеюсь, ты мне поможешь?

— Как? — наивно спросиля, поддаваясь на уговоры.

Было видно, что Николай говорил искренне, не дер­жа злого умысла и хотя, я его совершенно не понимал, всё же почувствовал, что ему можно дове­рять.

— Побудь, сегодня, моим помощником, что бы я смог осуществить её, некоторые, фантазии — попросил он. — Ты нам симпатичен и мне кажется, на тебя можно поло­житься. Ты согласен?

— Ну, если смогу — согласился я, хотя и не понял, в чём долженпомогать, — А что мне, надо будет, делать?

Переглянувшись, супруги, улыбнулись,

— Всё, что захочет, моё солнышко! Ведь праздник для неё! Хотяудовольствие, думаю, получат все. Ты уже, готова к этому? — спросил, жену, Николай, протянув ей руку. — Иди к нам.

Просияв, Наташа скромно спустила ресницы и, под­нявшись с дивана, приникла к мужу, ответив на его вопрос, нежным поцелуем.

— Я тебя люблю — шепнула она ему и, повернувшись ко мне, чмокнула меня в губы. — Вы мои рыцари! Ухватив нас за члены, она подвела, нас к столику. — Я хочу выпить за дружбу и взаимопонимание! Чтоб ни что не омрачало их, и я всегда могла рассчитывать на любовь и поддержку, моего любимого мужчины! Сделав пару глотков, Наташа, поставила фужер на столик и, обведя нас взглядом, улыбнулась.

— Ну что, мои рыцари, готовы на подвиги ради дамы? — спросила она, радостно поблёскивая глазами. — Или вас, ещё вдохновить надо? Я смотрю, у вас, уже копья притупились.

— Без дела, всё ржавеет — улыбнулся, в ответ Николай. — Если вдохновишь — быстро заострятся!

— С удовольствием? Пойдёмте на диван.

Поставив фужер, я послушно проследовал за ними.

— Ты, садись сюда, к спинке — указала мне место, Наташа. — А ты, Коля, рядышком.

Усадив нас вплотную, к друг — другу, она опустилась у нашихног, на колени и, взяв в руки оба члена благодарно, посмотрела в глаза мужу.

— Какая я, сегодня, богатая? Даже не верится — ласково улыбнувшисьему, произнесла Наташа, синхронно двигая руками. — Интересно так — владеть, сразу двумя членами? Приятно!

Видимо, разделяя радость супруги, Николай в ответ, понимающе улыбнулся, поощряя её действия. Не понимая их взаимоотношений, я удивлённо взирал на супругов, абсолютно не врубаясь, как, такое воз­можно?

Не прекращая дрочить моего малыша, Наташа приб­лизила лицо, к члену мужа и открыв рот, бессты­же заглотила, крупную, выпуклую головку, сомкнув губки, чуть — ли, не у самого основания.

«Ничего себе! Как он в неё входит — удивился я, с завистью наблю­дая, как умело, она сосёт, эту огромную соску. — Пос­ле такой, мой, наверно, кажется ей, маленькой пус­тышкой!» Это сравнение, было для меня, просто, му­чительно и не смотря на то, что я старался, отно­ситься к этому с философской точки зрения, всё же я вновь, почувствовал свою ущербность.

Не рассчитывая, на такую же, ласку я с удовольст­вием смотрелна Наташу, довольствуясь тем, что она, не выпуская изо рта члена, продолжала одновременно, теребить мой. Но пососав у мужа, она неожиданно пе­реместилась в мою сторону и взялась за меня. Её ос­трый язычок коснулся головки и, слизнув с неё, проз­рачную каплю, природной смазки, пробежался, по всему стволу. Затем губки нежно обвили член и, заг­латывая его, заскользили вниз, до самого лобка. Обомлев, я взглянул на Николая, стараясь прочесть по его лицу, что он испытывает, видя как его любимая, сосёт хуй у другого мужчины. Чуть заметно улыбаясь, он с довольным видом наблюдал за женой и его глаза излучали теплоту и нежность, к ней. Озадаченный их поведением, я всё же расслабился, уверившись, что он действительно, ни сколько, не ревнует и можно не опасаясь, участвовать, в их необычныхиграх. «Интересно, как можно позволять жене — такое блядство? Ведь это должно быть, унизительно для него! Она у меня хуй сосёт, а он потом, её целовать будет! Как, ему непротивно?» — рассуждая я, млея.

Осмелев, я обхватил её голову руками и стал быстро насаживать на член, пропихивая его в глотку, до самого основания. Такого удовольствия, я не испытывал ни с одной женщиной. Это было такое блаженство, что я еле сдержался, что бы ни кончить, прямо туда.

Вероятно почувствовав это, Наташа, отпрянув, вытащила член изо рта, и я заметил, как обменявшись с ней, взглядом, Николай, едва заметно кивнул. Видимо получив разрешение, на свой немой запрос, она, улыбнувшись мужу, поднялась с пола,

— Ну что? Народ к разврату готов?

Встав коленями на диван, верхом надо мной, Наташа, кокетливо поблёскивая глазками, расстегнула на блузке, оставшиеся пуговки и, скинув её, оголила перед моим жаждущим взором, белые, нетронутые загаром, полновесные груди, с милыми, напружинившимися сосочками, гордо торчащих из, съёжившихся от возбуждения, ореольных пятен.

— Хочешь пососать — спросила она, тряхнув соблазнительными округлостями, и они мягко заколыхались, вызывая желание прижаться к ним, лицом.

— Хочу — ответил я, как телок, потянувшись губами к крупному, отвердевшему соску.

Не позволив, сразу, его поймать, Наташа, балуясь, поводила им помоему лицу.

— На, пососи титю — дразнила она, приятно тычась, об него, нежной, мягкой плотью. — Маленький, мой... Нравиться? Да?

— Да — согласно кивнул я, ловя ускользающий мимо рта, сосок, — Очень!

Обвив, Наташу, руками, я нетерпеливо привлёк её к себе и, ограничивей движения, поймал губами, спе­лую, сладенькую вишенку.

— Вкусная? — довольно, спросила она, подставляя дру­гую. — На теперь, эту.

Поочерёдно, давая ласкать, свои груди, Наташа, под­дёрнув спереди, мешающуюся юбку, плотнее придвину­лась ко мне, и я ощутил кожей живота, шелковистые во­лосики её органа. Такая, непосредственная близость, заветного местечка, от моего изнывающего члена, выз­вала во мне, вполне адекватную реакцию. Целуя, уп­ругие, податливые, прелести, я был уже не в силах контролировать — себя и не смотря, на присутствие ря­дом, мужа, безуспешно попытался, незаметно, наса­дитьНаташу, на свой одеревеневший кол. Вероятно поняв мои намеренья, она, прижавшись низом живота, пос­лушно, заскользила в низ, навстречу члену.

— Баловник — улыбнулась она. — Соблазняешь меня! Сосуночек! У тебя, такие, ласковые губки, ими только ласкать! Любишь сосать?

— Очень — ответил я, довольный её комплиментом. — Особенно такие большие соски, я торчу от них!

— Тебе нравятся большие, соски? — переспросила она, бросив быстрыйвзгляд на мужа. — И мне тоже. А хочешь ещё одну, большую вкусняшку пососать?

— Хочу — не заметив в её вопросе подвоха, согласился я, думая о её крупном клиторе.

Разговаривая так, я не прекращал попыток внедриться в её пышущую жаром, щёлку, наивно пологая, что Николай, этого не замечает. Зажатый между телами, член, лишь тёрся о влажные, горячие губы органа и затравить его, без помощи рук, было практически, невозможно. Отчаявшись, я, уже было решил отказаться от этого, довольствуясь тем, что есть, но внезапно, чья-то рука, обхватив мой член, благосклонно, направила его головку в желанное отверстие, и он заскользил, проваливаясь в мягкое, уютное гнёздышко Наташи. Поглощённый её прелестями, я даже не заметил, что Николай, переместился к нашим ногам и видел мои неуклюжие действия.

Мысль, что любящий супруг, вставил член чужого мужика в лоно, своей собственной, жены — поразила меня настолько, что я чуть не кончил в его руке. Ведь в основном, мужья, свято хранят, это интимное место своих благоверных, оберегая, даже, от чужих глаз. А тут, он, не только позволил занять свою «святую оби­тель», но и сам насадил свою супругу на мой конец!!! Это было обалденно — возбуждающе и мне пришлось собрать всю свою выдержку, чтобы не допустить, преждевре­менного семяизвержения.

Оказав мне, такую щедрую услугу, Николай, вплотную приблизился к нам с боку и его огромный, вздыб­ленный член, оказался в нескольких сантиметрах от на­ших лиц, разделив нас, словно шлагбаумом. Взглянув на мужа, Наташа, как-то, сконфуженно улыбнулась, и на её лице промелькнуло виноватое выражение. По всей видимости, ей было не совсем удобно, сидеть перед ним на чужом члене, и она чувствовала стыд.

Впервые, я, мог, в такой непосредственной близости, наблюдать, как женщина сосёт хуй и это зрелище, доста­вляло мне, истинное удовольствие. Не забывая елозить на моём кончике, Наташа, с видимым наслаждением сосала крупный, жилистый член, подрачивая, его мяг­кий, подвижный покров, рукой. Окружив губами толстый ствол, она, не боясь размеров, бесстрашно, втягива­ла его внутрь, всё глубже и глубже проталкиваяв глотку, чуть ли не заглатывая его целиком. Такая, постыдная ласка, в которой не признается ни одна, уважающая себя, женщина, совершаемая в сантиметре от моего лица, будоражила мне кровь, невольно вызывая во мне, неестественное желание. Глядя, с каким удовольствием, она это делает, я почему-то пытался представить, что она при этом испытывает и каковы её ощущения. Вероятно, на моём лице это как-то отразилось, так как, внезапно, вытащив член изо рта, Наташа, ловко сунула его, в мои полуоткрытые губы. Это было, настолько неожиданно и своевременно, что я, безотчетно открыв рот — рефлекторно заглотил головку.

— На... , попробуй — невинно улыбаясь, предложила она, всовывая его, поглубже. — Тебе же нравятся большие соски! Пососи эту...

Застигнутый врасплох и не имея возможности, куда-либо отстраниться, я, с членом во рту, ошарашено соображал, что происходит и как мне поступить в этой ситуации. Моим первым, естественным побуждением было — защитить свою мужскую честь и скинув с себя эту блядь, кинуться драться. В какой-то иной обстановке, я бы так и поступил, но в данном случае, мои мозгибыли затуманены вином и безудержной похотью. Я был, уже, заражён их извращёнными желаниями и распутством, и мне очень нравилась эта симпатичная пара, не побоявшаяся уйти от общепринятых норм и морали и позволивших себе, расширить горизонты интимной жизни. Вкусив, вместе с нимизапретный плод, я уже не мог от него оторваться и был готов на всё.

— Ты же хотел, ещё одну, вкусняшку пососать, — напом­нила, мне, Наташа, наблюдая за моей реакцией. — Вот попробуй, какая она вкусная! Не бойся, ни кто не узнает. Пососи хоть маленько, вот увидеть — тебе понравится! Это приятно. В жизни же всё надо попробовать! Да, не стесняйся ты! Потом Коля, у тебя пососёт. Да, любимый?

— Ну, если ты, так хочешь — согласился он, без особо­го энтузиазма. — Сегодня же, твой праздник!

— Конечно, хочу, мы же об этом говорили. Мне это тоже, будет приятно. Испыта­ем, сегодня, всё, что возможно!

Не скрою, ощущение, которое я испытал, держа во рту мужской орган, мне понравилось, было, на удив­ление приятно, ласкать губами тёплую, трепещущую плоть. Головка оказалась мягкой и упругой, покры­тая нежной, шелковистой кожей, она, вызывала жела­ние ласкать исосать её, словно это был большой сосок, а не член. Поддавшись искушению, я, отбро­сив все предрассудки и условности, стал послушно сосать, предложеннуюмне соску, наслаждаясь новым, необычным ощущением. «Всё равно ни кто не уз­нает — решил я. — Не будут же они рассказывать о своих извращениях, что я сосал хуй у Николая, в то время, когда ёб его жену! Да к тому же, он тоже, будет у меня сосать! Раз уж попал на семейную оргию, попробую всё, что они захотят. Такое, может случиться, только, раз в жизни и упускать возможность поучаствовать в этом — нельзя. Будет, хоть потом, что вспомнить! Сперму, я уже попробовал, так, что теперь можно, и хуй пососать, тем более, что это и вправду, оказывается — приятно, даже лучше, чем пиздёнку лизать!»

Всё происходящее, было настолько необычно и не вязалось с моейповседневной, обыденной действительностью, что больше походило на эротический сон, чем на реальность.

— Ну, что? Нравится сосок — радостно спросила Наташа, восторженно наблюдая за моими, неумелыми, действиями. — Я же говорила, что это приятно! Убедился!? Таких сосков, ни у одной женщины не бывает. Вот так прожил бы всю жизнь и не разу бы, не испытал, такого удовольствия! На, возьми его в руку, почувствуй его полностью.

Послушно взявшись зачлен, я привычным движением подрочил подвижнуюмякоть покрова, ощутив под ней тугую, упругую, твердь ствола. Сам владея членом, я даже не предполагал, что держа в руках чужой (тем более, такой, непривычнобольшой и мощный), получаешь совершенно иные ощущения, чем от своего. Полностью раскрепостившись, я впервыеполучал удовольствие от чужого члена, в то время, как мой, наслаждалсявлажной теплотой уютной пещерки — нежась в Наташином влагалище.

Отдавшись необузданной похоти, я без всякого сты­да, одновременно удовлетворял обоих супругов, полу­чая, при этом, от них, двойное удовольствие.

— Ты так возбуждающе выглядишь! Ни разу не видела мужика с хуем во рту... Мне это нравится... — прерывисто за­дышав, пролепетала Наташа, глядя на меня, хмельными, от блаженства глазами — Меня это так заводит... Я, уже плыву... Вы такие милые... Коленька... любимый... спасибо... ! Всё, всё, я больше... не могу-у-у... !

Увеличив темп, она громко застонала и я, не в силах, большесдерживаться, слился с ней, в едином оргазме.

— Ох, как хорошо-то... я просто в улёте! Вы мои рыцари — приходя в себя, ласково промурлыкал

а она, — Я ещё ни когда, так силь­но, не заводилась. Это замечательно!

Взглянув на супруга, Наташасчастливо улыбнулась:

— Спасибо милый, ты у меня просто прелесть!

— Для тебя — что хочешь!

Склонившись, Николай поцеловал жену в губы и, по­дав ей руку, помог подняться, с моего ослабевшего конца.

— Теперь твоя очередь. Как ты хочешь, любимый?

— Пойдёмте, на пол..

— Может мне подмыться?

— Нет, не надо, я хочу тебя — с начинкой.

— Я уже до краёв полная, вы оба в меня уже кончили, из меня ручьём сперма бежит!

— Ну и что, ещё добавим — обняв супругу, довольно улыбнулся он. — Вить, ты ложись спиной на ковёр, а ты солнышко, вставай над ним, на четвереньки, лицом к его члену, а я, встану сзади тебя. Так, все будут при деле.

Следуя его указаниям, мы расположились на полу и я, получил замечательную возможность, вблизи, наб­людать то, что называется — таинством совокупления. Прямо над моим лицом оказалось интимное местечко, в котором, только что, побывал мой дружок. Пухли срамные губы, отороченныебогатым, красивым мехом, были широко распахнуты, бесстыже обнажая, розовые складки, набухшей вульвы, с тёмной расселенной посередине.

Пристроившись на коленях, возле моей головы Николай, прицеливаясь, поводил членом, по влажной, слипшейся мохнашке и, нащупав отверстие, стал медленно вдавливать его, в нежную мякоть вагины, раздвигая крупной головкой, узкий для него, вход. Даже со стороны, было видно, насколько плотно и туго, входит во влагалище, его орган, втягивая внутрь, вслед за собой, обхватившие его складки малых губ. Завидуя ему, я с интересом любовался мощным орудием, терзающим, ненасытную женскую утробу. При каждом погружении, подвижная члена, складывалась у основания гармошкой, а его отвисшая мошонка, мягко ударялась о мою голову, приятно скользя по лицу и щекоча меня, поросшей на ней, шерстью.

Ощутив свой «сосок» во рту у Наташи, я тоже, насколько это было возможно (что бы не мешать Николаю), принялся ласкать языком и губами, еёнапружинившийся клитор, пробуя на вкус, вытекающий из влагалища, «коктейль» из нашей спермы. И что удивительно, мне, почему-то, не было противно! Влажный, скользкий хуй, шоркаясь о моё лицо, нырял в чёрную, чавкающую воронку пизды, вытесняя из неё, всё новые и новые, сгустки спермы, а я, без всякой брезгливости подлизывал её грешное место. Одна толь­ко мысль — что я делаю, нечто постыдное, осудите­льное, заводила меня, лучше любого афродизиака, удовлетворяя, неожиданно проснувшеюся во мне, извращённую похоть.

То и дело, выныривая из отверстия, член, по­падал в мой открытый рот и я, пососав его, возвра­щал обратно, в истекающее лоно.

Наташа кончила первой. Не выпуская мой, всё ещё вялый, конец изо рта, она громко и протяжно замычала и сразу, вслед за ней, издав стон, разрядился Николай.

— Объявляю перерыв — поелозив ещё немного, сказал он, извлекая из супруги, увядающий, на глазах, член. — Давайте, немного отдохнем, выпьем.

Лишившись затычки, вульва влажно чавкнула и из её, раздолбленной дырищи, вяло потекла сперма, стекая с подрагивающих губёшек, прямо на моё лицо. «Ничего себе, вот это, у неё — пиздища стала! — удивлённо подумал я, с вож­делением глядя, на ставшую огромной, дыру Наташи. — Наверно, все бабы — безразмерные. Сейчас, она, даже бы не почувствовала, моего малыша!»

Поднявшись с колен, Николай, заботливо помог, подняться, жене.

— Устала, сладенькая моя — спросил он, нежно поце­ловав её в губы.

— Немножко. У меня всё плывёт перед глазами и ноги слегка подкашиваются. Я всё ещё млею? Мне, так хорошо, что шевелиться не охота. Вы меня так, до полного изнеможения, затрахаете!

— Ты, больше, не хочешь?

— Я такого не говорила! Можете меня, хоть, до бес­памятства, трахать, я согласна! — быстро поправиласьона, прижимаясь к мужу. — Ты же, не передумал?

— Нет, конечно, лишь бы стоял.

Радостно поблёскивая глазами, Наташа, счастливоулыбаясь, склонила голову на плечо Николаю.

— Ты, у меня, самый хороший! Я тебя, просто, обожаю.

— Может, полежишь, пока? Придёшь в себя?

— Ну, разве, что, чуть-чуть — согласиласьона, пог­ладив его обвисшую «дубину» — Пока пупсик отдыхает. Сладенький мой!

Взглянув в мою сторону, Наташа, приглашающее, протянула руку.

— Иди сюда, ко мне. Дайте, я вас расцелую, труженики вы мои!

— Мне надо, сначала умыться — сконфузился я, чув­ствуя, как по моей щеке стекает сперма.

— Иди, я оближу — улыбнувшись, предложила она — Это же мне, предназначалось!

Слизнув её, Наташа чмокнула меня в губы и, нагнувшись, по очереди пососала наши опавшие члены,

— Да вы мои сладкие! Устали, повесили свои головки... — проворковалаона, осыпав их поцелуями — Как бы мне хотелось, что бы вместо клитора, у меня, такая же штуковинавыросла!

— Зачем? — улыбнулся Николай, — Он, у тебя, и так, крупненький.

— А я хочу большой — как член! Так бы интересней бы­ло. Уж тогда бы, твоя попка, точно, без дела бы не оставалась?

— Ты и так, не даёшьей скучать!

— Ну-у, это совсем не то! Я надеюсь, сегодня, ты сам сможешь в этом убедиться, — утверждающе, сказала она, явно, на что-то, ему, намекая, — Ты же, мне, обещал!

— Я и не отказываюсь.

Не выпуская из рукнаши концы, Наташа,
приникла к мужу, подарив ему долгий, страстный поцелуй.

— Может мне, всё же, в ванну сходить? — спросила она, — Вы, в меня, столько накончали, что уже ручьями, по ляжкам, бежит.

— Нет, солнышко, не стоит. Сегодня, ты у меня, пиро­жочком будешь! Меня это возбуждает. Я давно хотел, тебя, та­кую, попробовать — ощущения, совсем, другие! Давай, я, лучше, поло­тенцепринесу, что бы снаружи, подтираться.

— Ну ладно, если тебе так нравится — буду эклером, с кремом из ва­шей спермы — согласилась она.

Подхватив супругу на руки, Николай, отнёс её на диван.

— Отдыхай, моё пирожное, а я, по­лотенце принесу.

Наблюдая за супругами, я не переставал удивлять­ся и завидовать их взаимоотношению. Даже не верилось, что такое, возможно. В моём понимании, не увя­зывалось, ихнежное, заботливое отношение к друг другу и моё участие в их интимных делах.

Наполнив фужеры, я, ожидая Николая, бессовестно любовалсяпрекрасным телом его суженной, пытаясь уразуметь, как можно, позволять чужому мужчине, видеть её прелести, а тем более трахать её, да ещё, давать, ей защеку — это уж совсем, унизительно!

Бесстыже раскинувшись на диване, Наташа, с блаженнойулыбкой на устах, тихо млела, томно поглядывая в мою сторону, из-под опущенных век.

— Ну как? Не жалеешь, что пришёл — спросила она. — Тебе нравится с нами?

— Даже очень! После такого, обычный секс покажется, просто рутиной — сознался я. — Я, вообще, поражён вашими взаимоотношениями и если честно, не понимаю вас, особенно Николая! Ведь для него, это должно быть, унизительно! Я даже не представляю, как можно своей жене, позволять, у себя на глазах...

— А, в тихушку изменять, не унизительно? — перебила она меня, и я понял, по её интонации, что ляпнул, что-то не то. — Ты больше, перед ним унизился, когда в тихушку, после него, мне пизду подлизывал! Унизительна — измена, а это — сексуальные игры, пусть извращённые, но об этом ни кто ведь не узнает! Ладно, потом, как-нибудь, объясню, что бы у тебя не сложилось неверное впечатление, о нас, а сейчас, не забивай себе голову моралью, и получай удовольствие, вместе с нами — ужеспокойно, закончила Наташа и сменила тему: — Скажи, а правда, что трахать женщину, сра­зу, после другого мужика, приятно? Я слышала, что мужикам нравится так. Это правда?

— Не знаю. Может, кому и нравится. Как, можно, за всех говорить?

— А тебе? — задала, она прямой вопрос.

— Мне... ? — замялся я, стесняясьпризнаваться. — Вроде, понравилось.

— А почему? Ведь там всё мокро и хлюпает!

— Я, даже не знаю, как объяснить. Наверно сперма заполняет зазоры между членом и влагалищем и получается — компрессия. Кажется, что внутри вла­галища, становится мягче и нежнее, ощущение такое, словно, член укутывают. А ещё, это, почему то, силь­но заводит.

— Понятно теперь. А то, я думала, что Николаша, у меня, один такой — извращенец.

— А если бы, был один — услышав её, спросилНиколай, входя в комнату. — Ты бы, меня, разлюбила?

— Не дождешься! Наоборот, лелеяла бы, ещё больше. Ведь с таким, гораздоинтересней, чем с нормальным, скучным, мужиком!

— Я знал это и по этому, на тебе женился — довольно улыбаясь, констатировал он, — Давай, яхонтовая моя, я, твою писюличку подотру.

Опустившись, рядом с диваном, Николай, раздвинув, супруге, ноги, аккуратно вытер полотенцем, вну­треннюю поверхность бёдер и промежность.

Натрудился, мой сладенький пирожочек, раскрас­нелся, губки надулись — просюсюкал он и взъерошив, полотенцем, буйную растительность, поцеловал, то­порщившийся, из губ, клитор, — Ишь, как моя любимая, карамелька увеличилась — как членик, торчит!

— Может, лучше, ты у Виктора, карамелькупососёшь, а я бы посмотрела. У него-то, она, больше!

Взглянув на меня. Николай, замявшись, промолчал,

— Ну, любимый! Сделай это ради меня, если уж сам — не хочешь! Я хочу, что бы ты, хотя бы попробовал!

— Ты, у меня, ещё большая извращенка, чем я!

— Но мне же, хочется, что бы ты знал, мои ощущения. Ведь, если, ты будешь знать, что я, испытываю, то это, ещё больше нас сблизит. Ты, как будто, побудешь мной!

— Обязательно, побуду, счастье ты моё непутёвое, мы же, говорили об этом, уже. Сегодня, будет всё, что ты хочешь! Только, немного, попозже, надо передышку сделать. Отдыхай пока, а мы выпьем.

Неторопливо потягивая вино, мы завели разговор о сексе, рассказывая анекдоты и всякие, интимные истории из жизни. Мне, было с ними, настолько хорошо и комфортно, будто я знал их много лет. Довольные друг другом, мы вместе наслаждались, необычно-прият­ной, раскрепощённой, атмосферой, воцарившейся в на­шей маленькойкомпании.

Перебравшись на ковёр, мы, без всякого стеснения весело извращались, как только могли и это, было настолько непринуждённо и тактично, словно мы зани­мались этим, всю жизнь.

Сначала, мы вдвоём с Николаем, с ног до головы, облизали Наташу, подарив ей, ещё пару оргазмов, за­тем, она взялась сосать наши члены, то по очереди, то одновременно втискивая в рот, сразу, два. Рас­паляясь, всё больше, мы придумали новую комбинацию и расположившиськружком, головами к гениталиям друг друга, стали одновременно ласкать их: Наташа сосала у мужа, он сосал у меня, а я, вылизывал её щёлку, затем, переворачиваясь, менялись местами. Возбуждённые, такими экзотичными играми, нас вновь потянуло на Наташу.

— Ну что, моя птичка, твоё гнёздышко готово принимать гостей — заботливо, поинтересовалсяу неё, Ни­колай. — Может, пора уже, наведаться в него?

— Давно готово, — улыбнулась она. — Даже уже, заждалось, своих птенчиков.

— Ну, тогда давайте как в прошлый раз, только, теперь я буду, снизу. Давно мечтал полюбоваться вблизи, на такое, возбудительное, зрелище! Это интересно! Всё время удивляюсь природе, это надо же создать такой стыковочный узел, между мужчиной и женщиной!

— Вам-то везёт — притворно, надула губки Наташа. — Вы можете, этим, любоваться! А я... ?

— Ну, если хочешь, мы, потом, как-ни­будь, попробуем это устроить — предложил Николай, укладываясьна спину, — Иди ко мне, сладенькая...

— Конечно, хочу, только женщину, я сама выберу. Ладно?

— Я не против — пожал он плечами. — Мне всё равно — кто это будет.

Встав над мужем, на четвереньки, Наташа, приглашающе взглянула на меня:

— Залетай...

Не дав мне, толком, пристроиться, Николай, взяв мой конец, сам затравил головку в утробу, своей любимой.

В отличие от его красавца, мой член, легко и свободно провалился, в растянутую им, вагину, но даже не смотря, на излишнюю ёмкость, я вновь ощутил насколько приятно, находиться в нём — после другого. Вонзаясь в нежную, скользкую, мякоть органа, я изо всех сил крепился, чтобы не кончить.

Приплыла Наташа, на удивление быстро, я даже не, успел, как сле­дует, насладитьсятёплым уютом её ласковой норки, как она, застонав, соскочила с моего члена, зава­лившись намужа.

— Ты, что, малышка, уже устала — разочарованно спро­сил Николай, высунув, из-под её ног, голову.

— Нет — откликнулась она, сползая с его тела.

— А почему, тогда, отнас, убежала?

— Чтобы Витя, не успел кончить. Давай те, теперь, паровозиком!

Поднявшись на колени, Николай, посмотрел на меня.

— Ты как на это смотришь? Попробуем?

— Это как? — не понял я.

— Очень просто — улыбнулся он. — Наташа, у нас, бу­дет паровозиком, а мы, вагонами. Ты будешь сцеплен с ней, а я стобой. Потом поменяемся. Может, рис­кнём? Я слышал, тот, кто посередине, получает такой кайф, что даже сравнить не с чем.

Озадаченный, таким неожиданным предложением, я несколько замялся, даже не зная, что им, на это, ответить,

— Ну, что ты, думаешь. Соглашайся! — заметив мои колебания, попросила Наташа, веселопоблёскивая глазками. — Чего, теперь, уже стесняться? Давай, попробуй, хоть разок, пока есть возможность, а то всю жизнь проживёшь и не узнаешь, насколько это приятно

— Я, даже, не знаю... — засомневался я, взглянувна огромную «шишку» Николая. — Как-то, страшновато — девственности лишаться.

— А чего, её беречь? Кто об этом узнает? — резонно заметил он. — Раз уж начали извращаться, давай уж, попробуем всё!

В этом, я был полностью, с ними, согласен. Честно говоря, мне даже хотелось, хоть разок, побаловаться в попку и я не сомневался, что это — должно быть, приятно, ведь анус — одно из сильнейших эрогенных мест чело­века, независимо, от его половой принадлежности, но меня, несколько, смущали размеры его члена.

— Да я боюсь, ты, своей ялдой, мне всю задницу разбарабанишь — честно признался я.

Улыбнувшись, Николай, взглянул на жену.

— Скажи-ка, солнышко, что это, не так страшно — как кажется! — Поделись, своим опытом. Ты, у нас, самая искушённая, в этом деле.

— Не бойся, он, осторожно вводит. Может в начале, будет, немножко: больновато, зато потом получишь удовольствие. Я, даже, от этого кончаю! Главное — не бояться и полностью расслабить попку и желательно, самому, надеваться на член, так — безболезненней будет. Поверь моему опыту: чем больше член, тем потом — приятней!

Слушая Наташу, я представил, как в её маленькую, симпатичную попку, входит, этот толстый конец и мне стало стыдно за свои, идиотские, опасения, высказан­ные вслух. Если уж она, не боясь, — подставляет ему своё «шоколадное пятнышко», то, что, доспеется моей заднице?

— Конечно, бабу, хуем — не напугаешь, это давно всем известно, но я думаю и для нас, это не дол­жно быть, сильно страшно — резюмировал, Николай. — Задницы-то, у всех, одинаковые!

— Ну, вот ещё! — шутливо, возмутилась Наташа. — У меня гораздо меньше — ваших!

— Да знаю, радость ты моя, что у тебя, самая малень­кая и сладенькая, попочка, я о дырочках говорю.

— Ну вот, давайте, это, сейчас и проверим! — весело сказала она и взглянув на меня, кокетливо добавила. — Ты ведь, не откажешь даме, в такой мелочи?

Я, с показным равнодушием, пожал плечами, сделав вид, что уступаю, исключительно, настойчивой просьбе супругов, а не по собственному желанию

— Давайте попробуем, если хотите. Говорят: один раз — не пидарас!

— Не говори так — обиделась Наташа. — Мне это не нравится. Пидарасы, это те, кто женщин не любят и трахаются, только, с мужи­ками. Амы, просто, побалуемся! Это — разные вещи!

— Да я понимаю — смутился я. — Это, просто, поговорка такая, есть. Я ничего плохого не имел в виду.

— Ладно, давайте, я вас поласкаю, а то смотрю, ваши орудия потеряли боеготовность.

Поработав ротиком, Наташа, вновь, привела, наши члены, в нужное состояние.

— Ну, всё, мои сладкие, ваши сцепы готовы, можем отправляться — довольно, сказала она, выпустив их из рук. — Коль, принеси вазелин, а мы, пока, с Витей состыкуемся, если ты не возражаешь.

— Ни сколько. Можете начинать, формировать, состав, пока я, стыковочный узел, смазываю.

Мысль, что сейчас, я лишусь девственности и испытаю новые, ещё, неизведанные, ощущения, заставляла моё сердце, бешено, заколотиться от возбуждения. Пристро­ившись, к вставшей на четвереньки, Наташе, я, подав­шись вперёд, прижался к её спине, подставив свой зад­, Николаю. Смазав конец вазелином, он примостился сзади и я, с трепетом, ощутил, как его, упругая головка коснулась, моего, девственного места. Руководствуясь инструкцией Наташи, я, расслабив анус, слегка подался назад, впуская, в своё заветное отвер­стие, чужое, инородное, тело, со страхом ощущая, как оно, раздвигая тугой зев сфинктера, медленно внедря­ется в мою задницу. Боли, я не испытывал, наоборот, было приятно и интересно чувствовать, горячую, пульсирующую плоть, внутри своего тела.

— Ну, как? Не больно? — поинтересовался Николай, аккуратно впихнув, в меня, весь член.

— Да нет, вроде — признался я, сгорая со стыда.

— Ну, тогда, поехали!

— Ту-ту-у-у... — весло протрубила Наташа, начав движение одновременно с мужем.

Набирая обороты, его член завозился в глубине моих недр, заставляя меня, непроизвольно кряхтеть от удовольствия. Николай, оказался прав, более сильного и яркого удовлетворения, от секса, получить было, просто не возмож­но. Трахая Наташу, я одновременно, наздёвывался на член её мужа, наслаждаясь его тугой, трепетной плотью, от которой, по всему телу, разливалась приятная нега. Это было, такое, удивительное бла­женство, что как я не пытался оттянуть разрядку, справиться, с собой, не смог и уже через пару минут получил, такой, ошеломительно-мощный оргазм, что завалившись на Наташу, забился в экстазе. Видимо, это послужило, для неё, толчком, так как, её крики вп­лелись в мои и слившись со мной в оргазме, она, в свою очередь, упала, подо мной, на пол. Сцепленные между собой, мы дружно повалились на ковёр, сложив­шись друг на друга, словно бутерброд.

— Как ты там, моя девочка? Живая? — смеясь, спросил Николай, отжимаясь руками о пол. — Мы, тебя, не раздавили?

— Я, что не женщина? — прокряхтела она, снизу. — Не уж-то я, двух мужиков, не выдержу?

Пристав на четвереньки, он, осторожно извлёк, свою штуковину, из моей задницы и отодвинулся на­зад, давая возможность, подняться мне.

Лишённый сил, я едва, сполз с Наташи в сторону, завалившись, рядом с ней. Никогда в жизни, я не испытывал, более полного и сладостного, удовлетворения!

Взглянув на меня, супруги, переглянувшись, обменялись довольными улыбками.

— Ну что? Я была права? Убедился, насколько, это приятно — спросила Наташа. — А ты, ещё, не хотел пробовать! До чего ж вы, мужики, закомплексованные на этом! Добровольно, лишаете себя, в сексе, половины удовольствий. Ведь здорово же было?

— Ну... , вроде бы, да — стыдясь этого, признался я.

— А как твоя попка, себя,

чувствует? Не болит?

— Да нет, нормально, правда — немного очко жжёт.

— Это, скоро, пройдёт, у меня тоже, такое, бывает.

Ладно, солнышко, не смущай человека — попросил Николай, видимо заметив, на моём лице, лёгкую крас­ку стыда. — Пусть придёт в себя. Налей нам, лучше, вы­пить, а я пока, в ванную схожу.

— Может с тобой сходить? Как насчёт — золотого дождичка? Не желаешь?

Бросив на меня взгляд, он улыбнулся.

— Попозже. Потерпи.

— Ты, тоже, тогда, терпи.

— Обязательно — согласился Николай, выходя из ком­наты.

Вы, это, о чём? — заинтересовался я, не поняв, о чём они договорились.

— Ты что, не знаешь, что такое — «золотой дождик» — смутившись, спросила Наташа. — Никогда, этим, не баловался?

— Нет — ответил я, начиная догадываться.

— А ты, вообще, был женат?

— Был.

— И что? Неужели, ни когда, не шалили — не писали друг на друга?

Получив подтверждение, своей догадке, я отрица­тельно покачал головой.

— Не удивительно, что вы разошлись. Вы не были — близ­ки.

— А что, если поссышь на человека, то сблизишься с ним? Это, — ерунда, какая-то! Мне ни когда не хотелось, что бы, кто-то, на меня — ссал. Это же, — противно!

— Вот видишь! Это и является показателем. С любимым человеком — это приятно делать, им ты, никогда, не будешь брезговать!

— Ну, не знаю...

— Даст бог — ещё узнаешь. Да к тому же, это очень полезно для кожи — омолаживает!

В принципе, я был полностью, с нею, согласен, просто не хотелось в этом признаваться, я и сам бы, с удовольствием, так побаловался, если бы­ло с кем.

Дождавшись возвращения Николая, я тоже, поспешил в ванну, что бы в стороне от чужих глаз, подмыть и обследовать, своё испор­ченное, очко. Уединившись, я взгромоздился на ванну и загнувшись раком, с инте­ресом взглянул в зеркало, рассматривая, в нём, отражение, своей, задницы. Кольцо сфинктера, раздолбленное, мощной ялдой, припухло и покраснело, зияя,
словно влагалище, тёмной пустотой, отверстия. Дотянувшись, до него, рукой, я, осторожно ощупал огрубевшие края ануса.

«Ничего себе! Вот это, он, меня, продырявил! — обеспокоенно удивился я, свободно провалившись сразу двумя пальцами, в растянутое до безобразия, очко. — Дыра стала, шире маминой!»

Подмыв и ощупав задницу, я вернулся, к ожидающим меня, суп­ругам. В этот раз, мои силы, восстанавливались, гораздо медленнее и Наташе, пришлось изрядно потрудить­ся, что бы поднять мой обессиленный, член. Но, в конце — концов, её пухленькие губки и жадный, до это­го, ротик, всё-таки добились нужного результата и мы вновь, выстроились паровозиком. Но в этот раз, уже я был замыкающим и Николай, затравив «сцеп» в «стыковочный узел» жены, замер, с любопытством прис­лушиваясь к необычным ощущениям в своей заднице. В отличие от меня, он продержался, намного дольше, сумев, за это время, дважды, довести супругу до оргазма, прежде чем сам, с громким рычанием, не разрядился в её истерзанное лоно.

— Я в полном улёте! — произнёс Николай, обессилено распластавшись на полу. — Ни когда бы не подумал, что может быть, настолько хорошо!

— Ну вот, милый, теперь и ты, у меня, по настоящему, девственности лишился — довольно улыбаясь, промурлы­кала Наташа, ласково поглаживая, млеющего, мужа. — Сог­ласись, что живой член, намного, приятней, искусственного?

— Ещё как! Я в этом даже ине сомневался!

— Убедился!? Скажи спасибо мне, если бы не я, ты бы, никогда, на это не решился!

Обняв супругу, он привлёк её к себе.

— Спасибо, моё солнышко, спасибо любимая! Да знаю я, что ты, всё сделаешь, что бы мне, было хорошо! Я, даже, не представляю, жизни без тебя!

— Я тоже. И если ты, когда-нибудь, посмеешь меня бросить, я точно — убью тебя и себя!

— Да не в жись! Где, я смогу найтилучше тебя?

Глядя на их нежности и любовное воркование, я, терзался от зависти, остро ощущая, своёсобственное, одиночество и отсут­ствие, настолько же близкого мне, человека. Для них, я был, лишь сексуальнойигрушкой, с которой они забавлялись, позволяя друг другу немного пошалить и доставить, с моей помощью, максимум удовольствия, которое, они не могли получить, вдвоём.

Не желая слушать, их любовные излияния, я решил сходитьв ванну и, поднявшись с пола, тихонечко нап­равился к дверям.

— Пойдёмте все вместе — оживился Николай, поднима­ясьвслед за мной, — Побалуемся там. Вставай солныш­ко! Побрызгаешь, на нас, из своей леечки.

Забравшись в ванну, он, помог жене, встать, ногами, на её края и расположившись, прямо, под ней, вы­жидающе взглянул на меня:

— Не стесняйся, залазь, тоже. Это, очень даже, возбуж­дает!

Заразившись, его энтузиазмом, я, не заставляя себя, упрашивать, примостился сзади него.

— Ну, всё, мы готовы — весело сказал Николай, приподнявлицо к самому, органу. — Можешь открывать, свой краник!

Слегка присев, Наташа, раздвинула руками мохнатые губы и нас окатила струя, горячей, золотистой жид­кости, вырвавшейся, непонятно откуда. Меня, как и многих мужчин, с самого детства интриговала тайна женского мочеиспускания, даже теперь, зная их физи­ологию, во мне оставалось детское любопытство и желание, наблюдать за этим процессом вблизи. Подставляялицо навстречу, тёплой, ароматной струе, я без всякой брезгливости ощущал во рту, её кисло-солёный вкус, испытывая при этом, какое-то непонятное удовольствие.

— Ну вот, я и тебя, приворожила. Будешь, теперь, по мне сохнуть — радостно улыбаясь, сказала она, глядя намоё обоссаное лицо. — Противно было?

— Да, нет — смущённоулыбнулся я.

— Уверяю тебя, ему, даже понравилось — заметил Николай. — Я, это, задом чувствую! В меня, что-то твёрдое, упёрлось!

Обернувшись, он взглянул на мой, напрягшийся отрос­ток.

— Или это, тебя, моя задница возбуждает?

— Вполне возможно — рассмеялся я. — Ты не плохо, сзади, смотришься. У тебя, вполне, аппетитная попка!

— Ну а в чём, тогда, дело? Почему ты, ещё, медлишь? Теперь, я уже не девственник, так, что терять мне, больше нечего — весело шутил он, шоркаясь зад­ницей, омой, затвердевший член. — Теперь, ты всег­да будешь в ней — желанный гость. Женщины говорят: первый мужчина — не забывается!

— Правильно! — рассмеявшись, поддержала игру, Наташа. — Раз, «распечатал» его, теперь, должен ублажать!

— Я и не снимаю, с себя, ответственности — улыбнулся юмору я, уперев конец в его, смазанное вазелином, очко. — Даже, если ты, «залетишь» от этого!

— О.! Мне кажется, я на что-то наткнулся! — играя, воскликнул он, и ловко надевшись на мой член, невиннодобавил: — Или показалось?

— А пальчик, в жопе чувствуешь?

— Ох, иправда!

Николай поелозил задницей, изобразиврадость и удивление.

— А я чувствую, вроде как, приятно стало.

— А ручки-то, вот, они — показал я,

— Ох, и баловники вы, у меня — смеясь, сказала Наташа, наблюдая сверху, за нашими извращениями. — Думаю, теперь вы согласитесь, что без комплексов гораздо интересней! А, красавцы мои описинные?

— Конечно, только в тесном кругу.

Потеревшись, лицом, о мохнашку жены, Николай, подал, ей, обе руки.

— Спускайся вниз, радость моя, теперь мы, на тебя, пописаем.

— С удовольствием!

— Ты не против — двойного душа?

— Ну, если ты — хочешь...

— Ну а что поди... Только сначала подмоемся — добавил он, сползая с моего"сучка».

Подмыв, рабочие, части тела, мы встали с двух сторон, от Наташи, предоставив ей самой, управлять нашими «брандспойтами».

— Встаньте-ка поближе, я хочу попробовать — сразу оба, в рот взять.

Не скрываяудовольствия, она потеребила члены и опустившись на корточки, умилённо по­сосала их, сначала по очереди, а затем, открыв рот пошире, впихнула в него — обе залупы.

— Нравиться так? — немного пощекотав их языком, спросила она, заметив, как встрепенулись наши концы. — Хорошо?

— Хорошо. Ты так возбуждающе смотришься с полным ртом — хуёв.

— Я это почувствовала. Вон как сразу увеличились. Такие, уже, за раз — не поместятся.

Привстав, Наташа поводила головками, вокруг съёжившихся, сосков.

— Всё-таки, приятно, иногда, побыть — конченной шалавой, зная, что тебя не осудят! Это просто замечательно — иметь, сразу, два хуя! — довольно проворковалаона. — Наверно, добрая половина женщин, мечтает о таком муже.

— Сомневаюсь, радость моя. Таких извращенок, как ты, ещё поискать надо — возразил Николай, улыбнувшись. — Редко какую бабу на это уболтать можно.

— Это потому что они на мужчин не надеются. А были бы у них мужья как ты — все были бы рады. Кто бы от такого удовольствия отказался, если муж — позволяет? Ну, давайте, открывайте, свои краники.

Две наши струи, под напором, одновременно ударились о её пре­лести, разбившись о них, на мелкие, золотистые брыз­ги, веером разлетевшиеся по всей ванной. Закрыв глаза, Наташа, с явным удовольствием управляла нашими шлангами, без всякого предубеждения, поли­вая себя с головы до ног, нашей мочой, не гнушаясьзаливать её, даже в рот, и это, почему-то, меня ужас­но заводило.

Стряхнув последние капли, она вопрошающе взглянула на мужа, видимо ожидая его поощрения.

— Ну, как, хорошо освежилась — подав ей руку, спросил он, улыбнувшись. — Понравилось?

Притянув жену к себе, Николай нежно прильнул к её мокрым, губам.

— Фу! Какая ты, вся, обоссаная, солёная — шутливо сморщился он, поддразнивая супругу. — И как только, можно любить — такую извращенку?

— Ах, вот ты как! — притворно надула губки Наташа — Ну, всё, я исправляюсь, и стану примерной девочкой! Буду сладенькой, раз — солёненькие, тебе, не по вкусу! Посмотрим, как тебе это понравится!

— Не надо, от одного сладкого меня тошнить будет.

— Тогда, поцелуй, меня, ещёраз!

Крепко прижав жену, себе, Николай, осыпал её лицо, поцелуями.

— Писсуарчик ты мой — обоссанный. Ты же знаешь, что для меня, ты всегда — самая сладенькая!

— Знаю. Ты, дляменя, тоже!

— Давай, я тебя, на ручках отнесу — предложил он и выбравшись из ванны, подхватил её на руки. — А то мы, наверно, тебя уже замучили, вдвоём-то? Устала, поди, моя маленькая?

— Немножко — согласилась она и улыбнувшись, добавила: — Но я бы не отказалась — ещё так помучиться. Я, за этот вечер, получила столько удоволь­ствия — сколько, иные женщины, за всю жизнь не по­лучают! Спасибо любимый!

Даже не вытеревшись, Николай, отнёс жену в зал и, усадив её на диван, подошёл к столику.

— Ну что? Теперь можно по новой, заправляться — спросил он, наполнив фужеры. — Давайте выпьем иещё, как-нибудь, поразвлекаемся.

— Я, пить, больше не хочу — отказалась она. — Лучше я, вас побалую, пока вы пьёте. — Садитесь на диван.

Не возражая, мы послушно устроились на диване, предоставив ей, заботится о наших, уже порядком уставших, концах.

— Солененькие «огурчики», вкусные — улыбнулась Наташа, пососав каждый. — Только жаль одрябшие уже, а я люблю твёрдые. Сейчас я вас освежу, будете — куда с добром!

Не знаю как Николай, а я, в эти минуты, испытывал истинное блаженство. Не спеша, потягивая вино, я млел от удовольствия, наслаждаясь происходящим.

— О! Один уже готов! — довольно констатировала она, тиская мой, напрягшийся член. — А мой сладенький, почему головку не хочет поднять?

— Сил, ещё, не набрался, — ответил Николай, притяги­вая её головук члену. — Пососи ещё.

— Пойдёмте, тогда, на пол, а то мне, уже, коленки боль­но. Ложись на ковёр — предложила Наташа и взглянув на меня, попросила: — Вить, может ты, мне поможешь, я думаю, вдвоём, мы быстрейего поднимем. Присоединяй­ся, а то у меня уже рот устал, всё-таки вас двое, а я одна!

— Ну, давай — без колебаний, согласился я, последо­вав за ними, на пол.

Расположившись по бокам от Николая, мы принялись по очереди сосать его «соску» передовая её, из рук — в руки, словно эстафетную палочку. Даже не смотря на то, что член был вялым и мягким, держать его в руке и сосать, было очень приятно, особенно, когда он стал расти и увеличиваться, делаясьупругим и твёрдым, прямо у меня во рту.

— Я же говорила, что вдвоём, мы его, быстрей подни­мем — обрадоваласьНаташа, умилённо прижимая, огромный член, к своему лицу. — Сла-а-адень-ки-и-й!

— Ты ещё не передумала — приподняв голову, спросил её, Николай. — Будешь комбайном?

— А ты хочешь?

— Главное что бы ты хотела, сегодня — твой день.

Радостно просияв, Наташа, всучила мне член и быстро забралась на мужа, оседлав его верхом.

— Я что-то побаиваюсь немного. Как-то страшновато — сразу с двумя!

— Ну не хочешь — не будем — не стал уговаривать он. — Давай опять по очереди.

— Хочу! Ты, что не понимаешь?!

— Так бы и говорила.

— Ну, я же женщина! А ты даже поломаться мне не даёшь. Думаешь: у меня совсем стыда нет?

— Есть, ты как раз, им, ко мне прижимаешься.

— Ох, и срамотник, ты у меня — позоришь слабую женщину.

— А чего теперь стесняться? Потеряв голову — по волосам не плачут! Давай уж всё попробуем.

Притянув жену к себе, Николай взглянул на меня.

— Вить, ты не против — в попочку, её трахнуть? Может отъебём, мою сладенькую, в две дыры?

Я, конечно, был наслышан, о такой извращённой ком­бинации, ноучаствовать в этом, ни разу не прихо­дилось. Обычно, таким образом, драли конченных блядей — «округляли» их, после чего, к ним относились, как к последним тварям и так-так, слухи об этом, распростра­нялись очень быстро, то ни один нормальный мужик, больше, не свя­зывался с ними. Женщина, рискнувшая, хоть разок, попробовать это удовольствие, лишалась всякой надежды выйти замуж в своём городе. Но в данном случае, желание супругов, меня не удивило.

— Ну, давай.

Всё ещё держа его член в руках, я не лишая себя удовольствия — зарядить этот «снаряд в казённик», поводил импо лохматым губам, нацелив выпуклуюбоеголовку в красную, набухшую воронку, нат­руженногооргана. Почувствовав проникновение, Наташа, сталамягко оседать, натягивая влагалище, на тол­стый штырь.

— Вить, ты как? Готов? — спросилНиколай, плотно усаживая, на него, жену. — Если нет — подползайсюда, солнышко пососёт.

— Лучше вместе — возразила она. — Так интересней!

— Ну, если хочешь.

Прижавшись грудью к мужу, Наташа оглянулась, ожидающе посмотрев в мою сторону.

— Да, ненадо — откликнулсяя. — У меня и так, стоит. Что мнеделать?

— Смажь его вазелином и пристраивайся сзади, к еёпопке. Побалуем мою хорошую, говорят от этого, бабы экстаз ловят.

Смазав конец, я расположился между их ног и уперев его, в шоколадное пятнышко Наташи, осто­рожно надавил, на него, головкой. Колечко ануса, было маленьким и плотно сжатым, и я удивился, как в такое тесное отверстие, может входить огромная ялда её мужа. Ожидая сопротивления сфинктера, я усилил дав­ление имой член, без труда раздвинув анальную мышцу, легко и свободно вошёл в глубину её попки. Охнув, Наташа подалась назад, полностью насаживаясь, сразу на оба конца.

— О-о-о-о-ой! — запрокинув голову, громко протянула она, замерев на пару секунд.

— Больно? — не понимая её возгласа, спросил Николай.

— Нет, приятно!

Возобновив движения, Наташа стала потихоньку убыстрять темп, ритмично двигаясь навстречу, вставленному в неё, дуплету.

О-о-ой... , о-о-ой... , как хорошо-то! Любимый... , это какое-то блаженство... — с придыханием, шептала она, яростно работая задом. — Я вся переполнена вами... вы меня, прос­то, разрываете... ! О, господи! Как же, мне, хорошо... ! Я это не вынесу... ! Ещё... , ещё... , давайте же... , силь­нее! Милыевы мои... , давайте... , отъебите меня как следует... ! Я вас прошу... , заебите меня в усмерть! Какие же, вы, сладкие... , я сейчас, умру от наслаждения!

Распаляясь, от её, бессвязных, прерывистых выкриков, я бросил деликатничать с её задницей и, не сдержива­ясь, резко и сильно вонзал, свой одеревеневший кол, в расхлябавшееся дупло. Видимоони, частенько баловались, в эту запасную, дырочку, так-так «чёрный вход» оказался настолько разработанным, что я свободно скользил в нём, не причиняя Наташе неприятных ощущений. Было удивительно приятно, чувствовать, через тонкую перегородку промежности, как внутри влагалища, синхронно с моим, двигается упругая плоть Николая. Два наших члена, находясь в разных отверстиях, одновременно, скользили в глубине женского тела, а казалось, что они
трутся друг об друга.

Впав в экстаз, Наташа, уже не шептала, а кричала в полный голос, безудержно извиваясь и дёргаясь от наслажденья. Всё увеличивая темп, она работала как швейная машинка, быстро и порывисто двигая задом, навстречу, вставленным в неё,"инструментам», нобуквально через минуту её руки подкосились и она рухнула на грудь мужа, сотрясаясь от оргазмов. Не останавливаясь, мы, ещё какое-то время, продолжали мутызить её обмякшее, безжизненное тело, вырывая из обессилившей женщины, иступленныекрики.

— Всё, я кончаю... — прохрипел Николай и я ощутил, как его член, готовясь выплюнуть струю спермы, раздулся и увеличился, на несколько мгновений, сделав её очко более тесным, что привело мою плоть, в аналогичное состояние.

Два, наших ствола, почти одновременно, запульсировали в теле Наташи, доводя её, до исступления. Внезап­но смолкнув, она, судорожно всхлипнула и забившись в конвульсиях, затихла. (Специально для еtаlеs.ru) Не в силах сразу остановиться, я поинерции, ещё вонзался в её раздолбленное очко, но она уже ни как, на это, не реагировала, словно была, без сознания.

— Что, это с ней — спросил я, сбавляя обороты. — Она, что, в отключке?

— Не знаю. С ней такого ещё ни когда не было — озадаченно ответил Николай, тормоша жену за плечо. — Солнышко, что с тобой? Тебе плохо? — Мне хорошо! Даже, слишком — едва слышно, прошепта­ла она, приходя в себя. — Я, просто, изнемогаю от нас­лаждения! Я, даже не предполагала, что может быть, настолько, хорошо!

Довольно улыбнувшись, Николай, осторожно, при­поднял её голову и, заглянув, в хмельные, одурманенные глаза супруги, нежно поцеловал в губы.

— Ты счастлива, радость моя?

— Да, любимый. Ещё как! Ты смог подарить мне, такое, вос­хитительное блаженство, что казалось, я умру, от наслаждения! Я сейчас, в какой-то нирване плыву, не могу, даже шевелиться, вся млею.

— Вот видишь! — радостно, заметил, он. — А ты, ещё, сомневалась.

— Ну, это же постыдно.

Чувствуя себя, третьим — лишним, я извлёк из Ната­ши, увядающийчлен, оставив в её попке зияющее отвер­стие, из которого вяло потекла моя сперма, стекая на член Николая. Полюбовавшись, на это отвратительное зрелище, я тихонько вышел из комнаты, оставив супругов, наедине. Желание продолжать оргию, у меня пропало, натрахавшись как Бобик, я хотел лишь, добраться до своей постели илечь спать. К счастью, супруги были такого же мнения. Подняв, затраханную жену на руки, Николай отнёс её в спальню и уложив в кровать, проводил меня до двери.

— Я думаю, тебе не надо говорить, что бы ты не распространялся об этом? — сказал он, прощаясь. — И с нами, веди себя так, словно ни чего, такого, не происходило. Даже не намекай! Мы, просто выпили, потанцевали, и всё.

Весь следующий день, работая, я со стыдом вспоминал происшедшее, мне казалось, что все догадывают­ся о том, что я сосал член и трахался в задницу. Только к вечеру, я пришёл в себя, и трезво оценив обстановку, решил: что ничего страшного не произо­шло и оттого, что я, немного поизвращался, вовсе не перестал — быть мужчиной.

Два послёдующих дня, я не встречался, со своими новыми друзьями, хотя меня, так и тянуло зайти к ним в гости, но на третий, не выдержав, я всё же, позвонил к ним в дверь.

— Привет — улыбнулась мне Наташа, впуская меня в квартиру. — Проходи. Я, тут, вещи упаковываю, так, что ты не пугайся, такого беспорядка.

— А когда, вы уезжаете — спросил я, почувствовав сожаление от скорой, разлуки.

— Через два дня. Сегодня, Николая, в последний раз, в наряд поставили.

— Ты, что, одна? — обрадовался я, рассчитывая на про­щальный вечер.

— Одна. Коля, только утром придёт. Ты проходи, чаю попьем.

Истолковав её приглашение по своему, я потянул­ся к ней руками, намереваясь обнять. Увернувшись, Наташа, строго посмотрела мне в глаза.

— Перестань! Послушай, что я скажу.

Растерявшись, я захлопал глазами, соображая, в чём дело.

— Ты, мне, конечно, нравишься, но я замужем иочень люблю Колю, и ни когда ему не изменю!

— А со мной? — напомниля.

— Это он, меня, попросил — тебе дать.

— Не понял — удивился я. — Николай, тебя попросил, что бы ты, мне, дала?! Зачем?

— Пойдём на кухню, что мы вприхожей трёмся — смяг­чившись, предложила она. — Я, тебе, всё объясню.

Усадив меня, Наташа, налила чаю и присев напротив, продолжила:

— Понимаешь, мы, очень любим друг друга и нам хо­чется доставлять, друг другу, максимум удовольствия. Это же замечательно — дарить любимому человеку наслаждение, реализовывать, его, тайные, желания и мечты! Если конечно, любишь по-настоящему. Вот, Коля и решил сделать мне подарок, а для этого, нужен был ещёодин, мужчина. Надеюсь, ты, не вобиде, что мы, тебя, выбрали?

— Да нет, я даже рад — признался я, — Мне, очень понравилось, я даже и не думал о таком! Хотя, былобы лучше, если бы ты, объяснила это раньше, когда мы, пер­вый раз, трахнулись.

— Я, тогда, ещё не была уверенна, что мы решимся, надо было, сначала, присмотреться к тебе. Есличестно: мне не очень-то хотелось, тебя соблазнять, мне, это даже было противно и если бы в тот вечер, за нами не наблю­далКоля, я бы не дала, тебе.

— Так он, что, был дома? — поразился, я. — И всё видел?!

— Конечно — улыбнулась, она. — Я же, тебе сказала, что не изменяю. Я была под его присмотром. Надоже было, как-то, узнать, что ты изсебя, представляешь и завязать стобой, интимные отноше­ния. Иначе как бы, мы смогли пригласить тебя, на нашу маленькую оргию?

— А, тебе не противно было, что твой муж подложил тебя — как подстилку, под другого мужика, блядью тебя, делал?

— Блядью, я была бы, если бы сама, под тебя, залезла. Ты, наверно так и думалобо мне?

— Если честно, то — да.

— Я таки знала, что ты, так посчитаешь! Но ты ошибся, это было не блядство, а наша игра, ведьмужтожевэтом участвовал, я знала, что он рядом имне это было приятно.

— Всё равноне понимаю, как можно позволить своейжене, трахаться с другим мужиком?

— Значит, тебе, не суждено, это понимать. Ты наверноэгоист и думаешь лишьо себе. Мылюбим и пол­ностью доверяем друг другу, а когда любишь, то по­лучаешь радость, когда любимому хорошо. Если ты, по-настоящему сблизишься с любимым, человеком, то он станет частицей тебя, и вы будетечувствовать друг друга, словно связанные энергетическиминитями. Когда я получала удовольствие, с тобой, Коля, тоже его получал, через меня, словно мы с ним — одно целое.

— Как это?

— Ну как, тебе, ещё объяснить? Понимаешь, все люди, излучают энергетику к мы, на подсознательном уровне, ощущаем её. Из-за этого, мы испытываем симпатию или антипатию, к определённым людям, можем чувствовать, их настроение. Вот так и у нас с Колей. Просто, мы расширили диапазон чувствительности и можем ощущать удовольствие друг друга.

— А ты, позволишь ему с другой женщиной трахнуться? — с сарказмом, спросил я. — Или у вас, только односторонняя связь? Только он, делает, тебе, такие подарки?

— Обязательно позволю — спокойно ответила она, не обращая внимания на мой тон. — Вернее, уже, позволила. Я вчера подругу приглашала, ну и ор­ганизовала всё, как надо. Сюрприз, моему Николаше, сделала.

— Правда, что ли?! — искренне, поразился я. — Ну и как?

— Всё было замечательно. Всем понравилось.

— И ты, не ревновала? А вдруг бы, ему,

с ней понравилось больше, чем с тобой?

— Ты, я вижу, ни как не поймёшь, что все чувства и ощущения, которые он испытывал с ней, давала ему я, а она, была просто, сексуальной игрушкой, которую я ему, подарила. Наподобие надувной бабы, которых в Германиипродают, для мужиков.

— И что, он не может в неё влюбиться?

— Нет, он любит меня и поэтому не позволит прояв­ления, каких-либо чувств, к другой женщине. Мы нас­только близки, что уже не сможем друг без друга.

— Вполне верю — согласился я, завидуя таким вза­имоотношениям. — Я бы, ни на кого, такую жену не променял. Ты, просто, удивительная женщина. Мне бы такую, как ты.

— Спасибо за комплемент — улыбнулась Наташа.

— Это не комплимент, я, правда, вам завидую.

— Думаю, я не одна — такая, найдёшь ещё.

— Ну да, конечно — безнадёжно, вздохнул я. — Мне, ещё, ни одна женщина не встречалась, которая бы, хоть немного, проявлялабы какую-нибудь инициати­ву в постели. Максимум, на что у них хватает ума, это — взять за щеку! И то — надо про­сить. Кстати, я хотел тебя спросить: ты, тогда, у мужа интересовалась: какой член лучше, живой или искусственный, что ты, имела в виду? Меня, любопыт­ство, замучило.

— Сейчас, подожди.

Загадочно улыбнувшись, Наташа, вышла из кухни и вернувшись через минуту, показала сделан­ный из резинычлен, с прицепленными к нему, ремнями.

— Это, Коля сам сделал, из уплотнителя, которым межпанельные швы заделывают — с гордостьюсообщила она, протягивая мне имитатор. — Мы с ним играем, этой, штукой. Это интересно! Его можно пристёгивать и баловаться. Я, иногда изображаю мужика, а Нико­лай — женщину и я, этой штуковиной, трахаю его в попку.

Взяв самотык в руки, я с интересом изучил, как он сделан, что бы в последствии, можно было, сделать самому.

— Это ведь я настояла, что бы Коля, попробовал ощу­тить в себе, настоящий член — довольно, сообщила она. — С этим, к сожалению, такого удовольствия, как с живым — не получишь.

— А зачем, ему, это? — спросил я, забыв, что совсем недавно, сам наслаждался его членом. — Он же мужик, а не баба.

— Глупый вопрос. Тебе, ещё как объяснять? — слегка раздражённо, ответила она. — Мне, просто, хотелось доставить ему, удовольствие. Если, ты любишь человека, то в постели, в первую очередь, думаешь о нём, тебе хочется, что бы ему было хорошо, хочется дарить ему, всё новые ощущения, выходящие за рамки, обычного, рутинного секса. Ведь, просто трахнуться, можно, хоть с кем, а вот, разнообразить интим, внести в него что-то свежее, неординарное, могут только любящие друг друга, люди. Я же знала, что ему, будет приятно и поэтому настояла, что бы он, хоть разок, поп­робовал.

— А, откуда, ты, знала?

— Но тебе же, тоже ведь, понравилось — улыбнувшись, напомнила она, вогнав меня в краску. — Просто надо знать физиологию и думать не о себе, а о том, как доставить, любимому максимум удовольствия. Ведь, эрогенные зоны, у мужчин и женщин, одни и те же, мы отличаемся, только, строением половых органов. Так, что, не надо быть сексологом, что бы знать — как сделать мужчине, приятно. Вот только вы, в кое-чём, более консервативны и лишаете себя, дополнительного, удовольствия. Я еле уговорила, Николая, что бы, он, согласился поэкспериментировать с тобой. Мы чуть не поссорились из-за этого!

— Почему?

— Потому, что, одно из главных условий счастливого брака заключается в том, что в сексе, нельзя отказы­вать, иначе, жизнь не заладится! Даже если самому не хочется, над с уступать желанию другого, если нет весомой причины отказывать. Раз уж, мы решили пригласить, в нашу постель, мужчину, то надо было ис­пробовать всё. Мне очень хотелось, что бы ты, трах­нул нас обоих и он тоже, вместе со мной, смогбы попробовать, насколько приятно ощущать живой член. В конце концов, я егоубедила и специально подстро­ила, что ты — первый у него пососал. Это, его рас­крепостило. Ты, тогда, на меня, не разозлился?

— Немного. Но если честно: я был, настолько по­ражён ивозбужден, тем, что происходило, что был готов на всё!

— Тебе же, ведь, понравилось?

— Да — сознался я. — Даже — очень!

— Вот видишь! И ему, понравилось. Так, что, мы все, получили одинаковое удовольствие.

— Мне, вообще, всё понравилось! Вы оба, такие, заме­чательные. Жаль, что вы, уже, уезжаете! Я, теперь, тосковать буду по вам.

— Но ты ведь можешь, иногда, к нам в гости приезжа­ть — ласково улыбнувшись, предложила Наташа. — Мы будем рады. Можешь даже, с женой, если женишься. Только, она должна быть такой же раскрепощённой как мы, иначе, не стоит.

— Где такую найдёшь?!

— Зря, ты так, думаешь. Главное, что бы вы любили и доверялидруг другу, а остальное приложится, если вы обуздаете свой эгоизм. Хочешь, я поделюсь, как достигнуть сексуальной гармонии, в браке?

— Давай! Буду, тебе, очень признателен, если поможет.

— Обязательно поможет! Я ведь, по образованию — психолог ипроштудировала массу литературы по психологии и сексологии семейной жизни и даже, три года работала в консультации по семье и браку, в Ленинграде. Так, что, если запомнишь мои советы и отнесешьсяк ним серьёзно, то разводов, у тебя, 6ольше не будет. Я скажу несколько основных правил, которых, супруги, обязательно должны придерживаться.

— А кто мою жену, учить будет? — с намеком, спросил я.

— Ты, конечно — ответила она, улыбнувшись — Но желательно, до того, как вы решите пожениться. Некоторые люди, до того, консервативны или эгоистичны, что с ними бесполезно разговаривать.

— Уж я то, знаю, об этом — согласился я, вспомнив свою жену.

— Ну ладно, слушай:

1. В постели, надо, в первую очередь, думать о партнере, а не просто — удовлетворять свои инстинкты. Не думай о себе и удовлетворении своих желаний, об этом, должен заботит­ься твой, партер, твоя же задача: доставить ему, максимум удовольствия.

2. Узнай, что доставляет удовольствиелюбимому и никогда, не упускай случая, делать это. Например: я, где бы мы не находились, всегда изыскиваю воз­можность поласкать ему, член, а он, залезть мне в трусы или в бюзгалтер. Это должно стать нормой, ва­шего поведения. Везде: в трамвае, в гостях, на улице, дома, вы должны незаметно для всех ласкать эрогенные места друг друга. Этим, вы будете показывать любовь и внимание, друг другу, разжигая и постоянно поддерживая желание. Ведь это нетрудно, а эффект — огромный. Благодаря посто­янной стимуляции, будет поддерживаться уровень гормонов в крови, отчего, у вас всегда, будет хо­рошее настроение, вы не будете ругаться по мело­чам, а к вечеру, будете готовызаняться любовью.

3. Ни когда, не отказывай сексуальным желаниям партнёра — это, очень ранит и обязательно, приво­дит к разладу в отношениях. Иди ему на встречу, сделай любимому человеку приятно и это, обернёт­ся для тебя, тем же.

4. Не будь консервативным в постели. Постоянно думайте, как разнообразить секс. Используйте, для этого всё, включая животных. Пассивный человек, в постели гасит всякое желание. Заниматься с ним любовью — скучно и утомительно, а это приводит к потере интереса к нему. Рутинный секс-враг любви!

5. Чаще разговаривайте о сексе, вы должны, досконально изучить, что ему нравится, и какие ощущения он испытывает. Между вами, не должно быть, ни каких тайн. В идеале: вы должны, без утайки рассказать о своём прошлом сексуальном опыте и если, партнёр умный и порядочный, то это, сблизит вас. Не стесняйтесь рассказывать свои эротические сны, вместе обсуждайте их.

6. Если ваш партнёр, всё же, почему-то, стесняется делиться своими тайными желаниями и фантазиями, то постарайся, как-нибудь, не навязчиво выпытать и за­помнить их. Даже если, они тебе не нравятся, всё равно стремись осуществить их. Как правило, че­ловек стыдится своих, не совсем обычных, желаний и ни когда, не будет об этом просить. Поэтому, забота об их реа­лизации, полностью, лежит на партнёре. Вы должны, постоянно помнить о желаниях друг друга и при случае, осуществить их, без всякого намёка, со стороны, партнёра. Даже, самому, настаивать на этом, если он стес­няется или колеблется. Этим, ты осчастливишь любимого человека и укрепишь ваши отношения.

7. Осуществляя желания партнёра, которые тебе не нравятся, постарайся найти в этом, удовольствие для себя, ведь если нравится ему, то должно нра­виться и тебе. Хотя бы уже потому, что ты дос­тавляешь приятное — любимому человеку. Учись по­лучать удовольствие от насаждения партнёра и тог­да, гармония, в браке, вам, обеспечена! Если, удовлетворение партнёра не является для вас стимулом, то значит, вы не любите друг друга, а любите только себя и жить вам, лучше — поодиночке!

8. И ещё: ни когда, ни при каких условиях, не высмеивай сексуальные фантазии и желания партнёра, какими бы извращёнными, они не были и ни кому, о них, не рассказывай, иначе, вы будете врагами!

Наташа оказалась права во всём, чтомне го­ворила. Впоследствии, я встретил женщину и, помня этот разговор, постепенно добился с ней, полного взаимопонимания и согласия в постели, а соответ­ственно и в жизни. Мы научились понимать и получа­ть удовольствие друг от друга, словно мы срос­лись в одно целое и стали — демофродитом, имея в нашем общим распоряжение и член, и влагалище. Вот уже, n лет, мы живём вместе, растим двух прекрасных детей и хотя характеры у нас не сахар и мы бывает, ссоримся, но в постели — мы, единое существо и даже не представляем жизни друг без друга. Секс связал нас, как сиамских близнецов и за всё время совместной жизни, у нас, даже не возникали мысли об измене. Изредка практикуя груп­повой секс, мы были вполне удовлетворены разнообразием и на сторону, нас уже не тянуло, потому что ни один человек, не сможет дать нам, в постели, больше, чем даём друг другу — мы.

Каждый отпуск, мы, наведываемся в гости к Николаю и Наташе, или они, приезжают к нам и мы устраиваем дружеские оргии, отрываясь по полной программе. Моей жене очень понравился член Николая, но я не ревную, так как уверен, что моего малыша, она ни на чей — не променяет.

Имена из рассказа:

people Наталья Николай Виктор Виталий
Понравился сайт? Добавь себе его в закладки браузера через Ctrl+D.

Любишь рассказы в жанре Бисексуалы? Посмотри другие наши истории в этой теме.
Комментарии
Avatar
Джони
Комментариев пока нет, расскажи что думаешь о рассказе!

Популярные аудио порно рассказы

03.04.2020

1417 Новогодняя ночь. Секс с мамочками access_time 48:42 remove_red_eye 192 492

21.05.2020

898 Оттраханная учительница access_time 24:39 remove_red_eye 145 382

03.04.2020

449 Монолог мамочки-шлюхи access_time 18:33 remove_red_eye 110 767

17.07.2020

522 Замужняя шлюшка access_time 15:43 remove_red_eye 100 113

01.06.2020

359 Изнасилование на пляже access_time 5:18 remove_red_eye 93 659

02.05.2020

348 Приключения Марины access_time 10:25 remove_red_eye 80 582

04.04.2020

301 Шлюха на месяц access_time 22:06 remove_red_eye 65 082
Статистика
Рассказов: 59 521 Добавлено сегодня: 0
Комментарии
Семья Леи не есть продолжение! А дополнить сюжет можно было ...
Концовка неполная! Было бы логично, если бы отец заправил св...
Огромное спасибо автору этого произведения, очень понравилос...