На пляже и после

date_range 13.05.2022 visibility 2,217 timer 106 favorite 12 add_circle в закладки
В данном рассказе возможна смена имён персонажей. Изменить

На пляже и после

Да простит меня Автор Bаrnеy MсKеnziе, я без разрешения растянул его рассказ "На пляже с одногруппницами" до небольшой повести. Если не простит - dеlеtе без разговоров и формат С:

Если у студента появляется машина, то он сразу привлекает к себе внимание девушек. Когда на четвертом курсе мой преуспевающий дядя, подарил мне свой старый потрепанный семиместный универсал, а себе купил микроавтобус, моей радости не было предела.

К тому времени летняя сессия подходила к концу, оставалось сдать последний экзамен.

Встать рано утром я не смог, проспал, да и чувствовал себя неважно - накануне долго не могу уснуть, размышляя о том, почему все время уменьшается антифриз, хотя думать следовало об экзамене. Ко времени моего приезда большая часть моей группы уже отстрелялась. Наступал жаркий июньский полдень, и, несмотря на открытые окна, в аудитории была ужасная духота. Вместе со мной оставалось пять девчонок – маленькая устойчивая компания в нашей не очень дружной группе. Они все были иногородние, и вместе снимали двухкомнатную квартиру.

Я тоже не местный, познакомился с ними еще при поступлении в университет и, попав в одну группу, сблизился с этой шестеркой (в начале третьего курса одна девчонка ушла в академку) сильней, чем кто-либо еще. Мы всегда очень хорошо общались, я им помогал с начерталкой, сопроматом, они мне с конспектами. Девчонки часто называли меня «мальчик по вызову, с молотком и отверткой», собственно этими и еще некоторыми инструментами я орудовал, когда они приглашали в гости. Если б девчонка жила одна, максимум две, возможно что-нибудь и случилось бы серьезнее чаепития с пирожками или тортами. Но когда окружают сразу пятеро и вышучивают единственного парня в компании со всех сторон, всякие робкие мысли ПРО ЭТО засыхают сами по себе и приходится отбиваться остротами в круговой обороне и непрерывно. Но все равно, бывать в гостях в этой «общаге без вахтера» я любил, особенно после того, как навсегда поругался со своей девушкой зимой, в начале этого семестра. Они впятером меня утешали, были целиком на моей стороне и даже налили мартини для снятия стресса (крепче ничего не было). А когда я уходил, все впятером меня поцеловали на прощанье, по очереди и не торопясь. Утешили!

В этой веселой квартире всегда были самые полные конспекты, можно было пожрать в любое время суток, и просто с ними было не скучно.

Пора представить:

Птичка-невеличка Каринка – невысокая худенькая блондинка, которую легко можно было принять за школьницу, причем еще не выпускницу. Ее фигурка не выделялась чем-то особенным – плоская грудь, маленькая попа, однако исключительно красивое немного восточного типа личико у всех вызывало симпатию.

Эльза – полноватая брюнетка с самой большой грудью в нашей группе, да пожалуй, и на факультете. Все остальное – лицо и попа были уже не такими прекрасными, хотя пухлые, как у известной актрисы, губки были очень привлекательными, а ее улыбка с ямочками на щеках вообще сносила крышу. Характер общительный, прямой, непосредственный, и никакого признака робости, ни перед студентом, ни перед деканом.

Умненькая, часто краснеющая скромница Вика – на вид простая и заурядная девушка, но зато у нее была просто великолепная задница. Она это знала, и все ее наряды, от юбок до джинсов выгодно обтягивали ее (попы) красоту почеркнутую тоненькой как у Каринки талией. Когда Вика на практических занятиях выходила отвечать к доске, то все парни в аудитории просто замолкали, очарованные ее сногсшибательной попой, или в брючках из тянущейся джинсы или классной трикотажной однотонной юбочке средней длины.

Настя – веселая и озорная девушка с небольшой рыжиной в волосах и веснушками на груди выше лифчика. Мне еще на вступительных экзаменах хотелось заглянуть к ней в лифчик - посмотреть, есть ли там веснушки. Настя была самой активной в нашей группе, всех подталкивала, провоцировала на всякие пирушки с танцами и фантами. У нее была небольшая грудь, и я до сих пор не знаю, с веснушками или нет. Попка не особо выдающаяся, но зато очень красивые длинные ноги, почти всегда открытые больше общепринятого. Вот и сейчас, садясь рядом со мной, она с усилием оттянула юбку, чтобы скрыть белые в синий горошек трусики.

И, наконец, Регина – молчаливая девушка с крепкой, не совсем женственной широкоплечей фигурой. Она была серьезней всех, вела все продуктовые и хозяйственные дела этой бесшабашной легкомысленной квартиры, готовила лучше всех и гоняла девчонок на помывку полов, посуды или стирку как комендант их миниобщежития. Ну и называли ее соответственно «Железная леди».

Вот с этой великолепной пятеркой я и оставался в аудитории на экзамене. Преподаватель к этому времени порядком устал и, посадив нас шестерых вокруг одного компьютера, задавал общие для всех вопросы и ждал коллективных ответов. Я сидел за клавиатурой и мышкой, а девушки окружали меня, вслух обсуждая идеи и выбирая правильные ответы – прямо «Что, где, когда». Когда преподаватель задал очередной вопрос и отошел к своему столу, доставая телефон, мы лихорадочно начали соображать над ответом, только идей так и не поступило.

— Давай, Макс, - шептала Эльза, глядя на экран монитора и при этом прижимаясь ко мне сбоку. – Только на тебя вся надежда...

— Да, думай, думай, - поддакнула Настя, которая прижималась с другого бока, забыв про белые в синий горошек трусы, видимые на половину лобка. За ней сидела Регина и молча смотрела на монитор. Карина и Вика стояли сзади моего стула, наклонившись вперед, и облокотившись мне на плечи, касались их лифчиками для стимуляции умственной деятельности, по-видимому, своей. Сидеть в окружении пяти симпатичных девушек и пытаться при этом найти ответ на поставленную задачу, было делом совсем непростым. Локтем правой руки я уже несколько раз, словно невзначай, зацеплял знаменитые груди Эльзы, но она, похоже, сейчас не обращала на это внимания. А ведь даже под конец студенческих пьянок ее грудь была табу и всякие касания руками карались ею незамедлительно. Вдобавок из-за жары ее блузка была расстегнута больше, чем обычно и я, скосив глаза, видел верхний край ее грудей в больших белых кружевных чашках, каждая ёмкостью в пивную кружку. Настя также нисколько не соблюдала личную дистанцию, и сидела так близко ко мне, что наши жаркие ноги были плотно прижаты друг к другу, и иногда она несколько раз шлепала меня рукой по бедру, привлекая внимание к своему варианту ответа. Лобок ее в синий горошек выступал приятным холмиком, но в данный момент мне было не до него.

— Так, тихо, - скомандовал я, чувствуя, что уже весь вспотел от жары и стресса. – Хватит уже со всех сторон наседать. Говорите, если только что-то по делу можете сказать.

— Смотри-ка ты, серьезный какой, - усмехнулась легкомысленная девчушка Карина.

— Конечно, Макс у нас такой, - согласилась Вика, сняв с меня свои посредственные грудки в жестком лифчике и похлопав рукой по освободившемуся плечу.

— Ты ему массаж собралась делать что ли? – спросила Карина, которой прижиматься ко мне было нечем, но она все равно прижималась.

— Да, чтобы ему легче думалось, - ответила Вика, начав поглаживать меня по шее и плечу.

— Я тоже помогу, - сказала Каринка.

Когда они вдвоем начали щипать мою спину и плечи, я горестно вздохнул, и это заметила Эльза.

— А ну-ка, цыц, девки! – строго нахмурилась она. – Не отвлекайте нашего парня!

— Ха, кто бы говорил! – улыбнулась Карина. – Выкатила сиськи, Макс уже косоглазым скоро станет.

— Чего?! – сразу завелась шепотом Эльза, поправляя блузку и пряча лифчик, впрочем, он от этого обнажился еще больше, так как она не застегнулась. – У меня хотя бы есть чего выкатить!

— Так, молчать! – я прекратил тихую перепалку командирским шепотом, но ошибся, опрометчиво добавив, – Раскудахтались тут, никакой помощи от вас нет!

— Ах ты! Мы тебе курицы что ли? - все девчонки, кроме Регины, завозмущались и начали щипать меня со всех сторон.

Я, хихикая, попробовал защищаться, и как бы случайно несколько раз вжал локти в груди Эльзы и Насти. Однако в этот момент преподаватель перестал разговаривать по телефону, подошел к нам и кашлянул:

— Перикатов, я, конечно, понимаю, что ты тут в малиннике наслаждаешься, но давай уж после экзамена будешь играться с девушками, - сказал он.

— Да-да, конечно, - поспешно ответил я, вытирая платком пот со лба.

— Я устал уже - с утра как у мартена, и вы устали тоже, я все понимаю. Когда такая жара, то мозги у всех с трудом соображают. Давайте я вам тройки поставлю, на это вы уже ответили и закончим на этом.

— Нет-нет! – девушки перепугались. – Нам нельзя тройку! У нас же стипендии тогда не будет!

— Тогда отвечайте уже! Сколько ждать можно?

Одногруппницы с надеждой уставились на меня, а я, вздохнув, начал медленно излагать свою мысль на его вопрос, параллельно печатая на компьютере вариант ответа. Дослушав меня и посмотрев на монитор, преподаватель кивнул и сказал:

— Не совсем полный вывод, но мысль верная, молодец. Все, тебе четверка, можешь идти. А девушки дальше будут отвечать.

— Что?! Нет! – Эльза как всегда была громче всех. – Мы же вместе сидели и думали! Надо всем четверки, очень надо!

— Да-да, - закивали другие девушки.

— Хм, - преподаватель нахмурился. – Это так, Максим? Ты уходишь или рискнешь остаться с ними вместе на общую оценку?

— Э-э-э... - я замялся и скосил глаза в сторону Эльзы.

Она беззвучно что-то прошептала своими пухлыми губами, а затем сделала очень интересное движение. Пока преподаватель, стоя сзади и сбоку, смотрел на монитор, а девчонки – со страхом на преподавателя, Эльза пару раз сжала руками свои груди и приоткрыла блузку, показав всю правую чашку тугого лифчика. От такого неожиданного, но возбуждающего жеста у меня перехватило дыхание и гулко застучало в висках. На миг даже показалось, что потемнело в глазах. Я от удивления открыл рот и неосознанно кивнул Эльзе. Но преподаватель из-за стоящих девушек видевший только мой затылок, понял это как ответ «да», и сказал:

— Ну, если ты принял такое благородное решение, вот вам еще один контрольный вопрос на всех. Если ответите на него уже через пять минут, то поставлю всем четверки. А если нет – то тройки и тоже всем. И не спорьте.

Он открыл на мониторе новое задание, вернулся за свой стол и отгородился журналом, зная, что любые шпаргалки нам не помогут.

— Ё-маё-ё-ё... - протянул я обреченно, вчитавшись в текст на экране.

— Я даже не пойму с какого края за это браться, - буркнула Эльза. – И уж, тем более, без всякого понятия какой должен получиться ответ.

Девчонки дружно согласились с ее словами и снова уставились на меня.

— Спасай нас Максим, опять, - сказала Настя.

— Хах, меня бы кто спас, - пробормотал я машинально, нащупывая зацепку и ворча, от того что никак не мог пока ухватить возникшую мысль, – ведь почти сдал уже... Из-за вас без стипендии останусь.

— Ну-ну, давай-ка, без паники, - сказала Настя. – Не нагнетай. Давай вместе соображать.

— Сообразишь тут... - проговорил я и, скосив взгляд помимо воли, снова посмотрел на декольте Эльзы.

Она поймала мой взгляд, усмехнулась, и показала пальцем на монитор.

— А это что вообще значило? – спросил я Эльзу, прищурившись, имея в виду предыдущий эпизод с ее грудью.

Я вроде бы отвлекся, но на самом деле подсознание лихорадочно перебирало способы решения, отсекая ненужные.

— Э-э-э... забей, не обращай внимания... - она нахмурилась.

— Не понял, - удивился я. – Это ведь что-то значило, и мне хотелось быть уверенным...

— Ма-а-акс! Время!!! – Настя возмущенно смотрела на меня. – Эльза! Хватит уже его отвлекать! О чем вы там вообще?! Соберитесь! Надо думать!

— Вот я думаю, а только что толку? – сказал я вроде бы безнадежно, хотя подсознание уже чувствовало сладкий запах правильного решения. – Вы мне не помогаете, не поддерживаете. Эльза так вообще провокатор-саботажник...

Эльза хотела возразить, но ее опередили Настя и Карина наперебой.

— Максимушка, ну что ты! – запричитали они вдвоем. – Мы бы помогли тебе, если бы только знали чем! Ты уж постарайся, мы тебя отблагодарим, не сомневайся! А Эльза еще получит у нас! Чем она тебе мешает?

— Да она отвлекает меня своими сиськами! – воскликнул я шепотом, но это я уже начал дразниться, нащупав алгоритм решения. Есть! Четверка в кармане и стипендии у девок в лифчиках!

— Ах она, негодница! – девчонки притворно завозмущались. – Все, Эльза, хватит! После экзамена будешь Максу свои сиськи показывать! Сейчас мальчику не до них!

— Чего вы ко мне пристали? – удивилась Эльза. – Сижу, никого не трогаю! Просто тут жара такая, хоть догола раздевайся!

— Слушай, может на самом деле... - задумчиво прошептал я. – Побегай вокруг препода пару минут в голом виде, глядишь нам всем четверки и поставит...

— Уф-ф-ф... еще чего? Рискованная мысль! Ты давай думай о другом! Я лучше вокруг тебя голой побегаю потом, если правильно ответишь.

— Все, договорились! – воскликнул я, тихо смеясь. – Девчонки, вы все слышали!

Карина, Вика и Настя согласно закивали и захихикали, и тут внезапно подала голос до этого молчащая Регина.

— Мы же недавно решали похожее задание... Еще Вика к доске выходила...

— М-м-м... Я не помню, - сказал я, немного ревниво нахмурив лоб, потому что если Регина додумается, я уже не буду единственным спасителем и способ награды упростится до поцелуя в щечку.

— Конечно, не помнишь! – усмехнулась Настя. – Вы там все как кретины на Вичкину задницу пялились, как всегда!

— Эй! – возмутилась Вика и укоризненно посмотрела на Настю.

— Возможно, так и было, - согласился я, оглядываясь на Вику. – Тем более, у девочки там есть, на что смотреть с удовольствием.

— Эй! – опять возмутилась довольно улыбающаяся Вика и ласково шлепнула меня по плечу.

— Если так и есть, то что поделать? – я развел руками и очередной раз почувствовал разницу между сиськами Эльзы и Насти.

Вика, задышала над ухом, хотела что-то ответить, но тут к нам подошел преподаватель.

— Судя по вашим бурным дискуссиям, вы наверняка выдали не один ответ, а кучу вариантов, - ехидно заметил он, - итак, знатоки, кто будет отвечать?

— Максим, - хором решили девчонки.

— Это наш правильный ответ, - добавила Настя.

— Конечно, - согласился я, лихорадочно соображая, порядок ответа. – Мы смогли разобраться в некоторых вопросах...

— Что же выбрали в результате?

Старательно подбирая слова, я наперебой вместе с Викой вспоминающей кое-что после нескольких подсказок Регины, начал медленно, будто наощупь, излагать свою уже продуманную версию. Регина с Викой чутко уловили ход моих мыслей и начали уверенно поддакивать, и даже дополнять, так что, получился верный и достаточно полный ответ.

— М-м-м... неожиданно неплохо... - проговорил преподаватель, почесывая подбородок.

Мы замерли в ожидании, что он нам еще скажет.

—. .. Ладно... устал я... хватит с вас... Четверки ставлю всем... Скажите спасибо Максиму, он в основном выгреб эту вашу галеру с грузом знаний, - и, улыбнувшись, закончил свою неожиданную метафору, - против течения ваших мыслей.

— Скажут они спасибо, как же, - буркнул я, скрывая неимоверное облегчение от сдачи последнего экзамена. – Не дождешься от них.

Девушки охнули сначала от радости, а затем начали благодарить преподавателя и разбирать подписанные зачетки. Когда мы все перенервничавшие, но довольные вышли из аудитории, я сказал:

— Ну что, поздравляю вас с окончанием сессии, уважаемые одногруппницы!

— О да, - улыбнулась Настя. – Наконец-то! Каникулы две недели до практики! Надо отметить!

— Точно! – согласилась Эльза. – Куда пойдем вечером?

— До вечера далеко еще! - воскликнула Карина. – Такая жара сегодня, давайте поедем купаться!

— Точно! – подхватила Эльза. – Тем более Макс на машине! Ты же на машине?

Все девушки тут же обрадовались, а я мелочно заметил:

— Ага, вот так значит, да? Меня вы с собой зовете только из-за машины? А то, что вы благодаря мне экзамен сдали – уже забыли?

— Нет, что ты, Максимка! – сказала Настя. – Мы тебе все очень благодарны!

Она улыбнулась и чмокнула меня в щеку.

— Да! Конечно, благодарны! – согласилась Эльза, тоже чмокнула меня только в другую щеку, и сказала Карине, Вике и Регине. – Все благодарите Макса!

Девушки заулыбались и, коротко целуя, обняли меня по очереди.

— Ого! – удивился я. – Все-таки спасибо прозвучало - не ожидал! Теперь только Эльза мне должна осталась!

— Чего?! – удивилась Эльза. – Мы все вместе за тебя переживали и вдохновляли! Так что не надо такое мне говорить! Все должны!

— Вот и отлично, - обрадовался я. – Поедем купаться, там и будете топлесс загорать!

— Ага, еще чего? На сиськи Макса потянуло, никак перегрелся, – усмехнулась Вика, обо всем кроме попы она могла говорить свободно, мы, танцуя с ней на какой-то пьянке в группе, даже проводили сравнительный (чисто гипотетический) анализ сисек Каринки, Эльзы и ее собственных.

— Тогда не поедем. Вот такой я подлый шантажист!

— Тихо всем! – скомандовала Эльза. – Так, ты Макс домой, мы тоже домой, по-быстрому обедаем, собираемся, ты нас через полчаса забираешь и везешь купаться.

— Топлесс, - добавил я.

— Вот пристал с этим иностранным словом! – возмутилась Эльза. – Успокойся уже, будет тебе и топлесс, и поплесс, и может вообще письлесс...

— Как Макса ни корми – он в «лесс» смотрит, - добавила остроумная ехидная Наська.

Вместо ожидаемого дружного возмущения девчонки захихикали...

— Ух ты, любопытно, - у меня появилась надежда.

— Еще бы, - ухмыльнулась Эльза. – Все, девки, домой за купальными шмотками и жратвой!

Помахав мне на прощание, они устремились в сторону своего дома, который был совсем рядом, а я поехал на машине в съемную комнату на самой окраине. Многообещающие слова Эльзы меня сильно заинтересовали, и перспектива оказаться на пляже с пятью хотя бы частично голыми девушками очень возбуждала. Совсем уж полная обнаженность была бы чем-то совсем нереальным, однако, учитывая благожелательное и игривое настроение, я уже мог надеяться на что-нибудь интересное.

Перекусив наскоро дома и собрав пакет с вещами для пляжа, я созвонился с Эльзой, и, услышав «готовы» поехал к их дому. Естественно, они были не совсем готовы, и, упарившись в машине у подъезда, я поднялся в квартиру. И убедился: где вместе собираются пять девушек - там будет царить полный хаос.

Открыла мне Каринка, выглянувшая в узенькую щелку и убежавшая раньше, чем я разглядел ее детские трусики с белочкой и короткую маечку на лямках-веревочках. А первое, что я увидел внутри – раскиданную, перепутанную обувь в прихожей. На кухне что-то готовили взять с собой, громко разговаривали и переругивались Эльза с Викой. Карина и Настя без юбок, в простых майках и трусах, бегали по комнатам, разыскивая и собирая вещи и уже не обращая внимания на то, что парень разглядывает эти трусы, которые все девушки тщательно скрывают под подолом (а если подола нет, то не скрывают). Язвительно похвалив традиционную женскую пунктуальность, я разулся в груду обуви и прошел в туалет. На подходе к нему открылась соседняя дверь ванной, и навстречу вышла одетая только в прозрачные, явно импортные трусы широкоплечая Регина. Ее лицо было закрыто свесившимся со лба ниже глаз полотенцем, которым она замотала волосы. Я, остолбенев, уставился на ее голые сиськи, небольшие и может, поэтому кажущиеся незыблемыми твердыми конусами. В них не было ничего особенного, конические ареолы, торчащие из их вершин остренькие соски, вокруг них на белой молочной коже пупырышки «гусиной кожи» из-за выхода на сквозняк в коридоре. Однако сильно впечатляет, когда видишь ничем неприкрытую грудь девушки, с которой проучился четыре года и близко сдружился. С которой неоднократно плечом к плечу сидел за тесным развеселым застольем или, склонившись щека к щеке над одним конспектом, готовился во время сессии. Да узреть ее в таком виде было очень даже возбуждающе.

— Э-э-э... привет, - растерянно ляпнул я, когда Регина вдруг заметила, чьи-то ноги на ее пути и остановилась.

Девушка приподняла свесившийся край, а потом полотенце резко сдернула с головы, и, открыв рот, уставилась на меня.

— С легким паром, что ли... - да, в такой момент любая шутка будет неудачной.

Регина вскрикнула, закрыла грудь полотенцем и, обогнув меня, пронеслась в свою комнату. Я успел мельком полюбоваться на ее широкоплечую фигуру со спины, а в основном на небольшую, но все же без сомнения женскую выпуклую попку, туго обтянутую прозрачными трусиками, прежде чем она захлопнула за собой дверь. Я немного поздно сообразил, что грудь Регины нормального размера, она разнесена в стороны и выглядит небольшой только из-за плеч и широкой грудной клетки, а попа выгодно подчеркнута узкой талией. Больше всего она навевала мысли о древних моногрудых амазонках.

— Что случилось? – Эльза в купальных трусах и лифчике была тут как тут и отвлекла меня от анализа случайно обнаженного тела девушки.

— Ничего, - ответил я. – Просто я шел в туалет, а тут Регина после душа вышла.

— Хах, - улыбнулась Эльза, - она совсем голая была, что ли?

— Нет, - я покачал головой. – В трусах и с полотенцем на голове.

— А, ну тогда ничего серьезного, - махнула рукой Эльза. – Подумаешь, сиськи засветила... Они ничего у нее - есть, что показать и потрогать мужику.

— То есть если бы ты была на ее месте, то ты не переживала бы, да, поскольку что показывать несомненно вдвое больше? – усмехнулся я.

— А чего там переживать то? – Эльза пожала еще не загоравшими в этом году белыми плечами. – Что ты, женскую грудь никогда не видел?

— Такую замечательную как у тебя - нет, - я попробовал сделать комплимент. – И часто вы так ходите по дому?

— Раздетыми что ли? Да без лифчиков постоянно! Да и без трусов тоже не редко, особенно когда стирку затеем. Или в жару готовимся, тогда все время кто-нибудь душ занимает, дверь даже не закрывается, одна выходит, другая заходит - все хотят голову охладить. Чего друг друга стесняться! Это на кухне мы обязательно хотя бы в трусах, чтоб волос не натрясти в тарелки. Да-да, Максик, оттуда. Хи-хи! Кое-кто побрили себе, но и те по привычке не нарушают заведенный обеденный дресскод.

— Эх... - я вздохнул, впечатленный соблазнительными картинами, которые тут же нарисовало мое воображение. – Хотел бы я тут у вас пожить пару дней или недель.

— Ха-ха! Мечтай, мечтай. Иди лучше в туалет быстрее! Все собрано, сейчас девки с кухни пробегут, оденутся и поедем!

— Вы уже полчаса назад должны были собраться! – проворчал я, закрывая дверь в туалет поплотнее, задвижки или крючка, ожидаемо не было.

Суматоха в квартире продолжалась еще какое-то время, девушки в разной степени раздетости бегали и готовились к выезду. Наконец, они все в купальниках под одеждой, с пакетами белья, полотенец, и разных покрывал, чтобы стелить на песок, спустились следом за мной к машине. Сложив вещи на колени, девушки расселись внутри. Эльза сидела спереди, Вика, Настя и Карина расположились позади, а молчаливую Регину посадили в одиночестве совсем сзади на откидном сидении. Мне было как-то неловко перед ней после того маленького инцидента и, складывая некоторые вещи рядом с ней в багажник, я чтобы как-то сгладить возникшее между нами неловкое молчание, ляпнул негромко:

— Слушай, извини, что так получилось... Ни я, ни ты не виноваты. Классные сиськи, между прочим...

Регина густо покраснела и не нашла, что мне ответить. Я с запозданием понял, что, посыпал солью душевную рану и не придумал ничего лучше, как сморозить еще один комплимент:

— Да и попа ничего.

После этого Регина совсем сконфузилась и пригорюнилась. Решив, что наверно хватит уже тупить и смущать скромную девушку, я сел за руль. По пути мы заехали в магазин, где одногруппницы купили недостающее, в основном минеральные и пивные напитки.

— Эх, я бы тоже от холодного пивка не отказался, - вздохнул я, когда мы поехали дальше.

— Тебе нельзя, - резонно заметила Вика, отхлебывая пену, лезущую из бутылки, - ты же за рулем.

— Вот-вот, - согласился я. – И экзамен вам помог сдать, и катаю вас выпивох, а сам даже пива не могу попить.

— Ты давай не ворчи, - усмехнулась Эльза. – Ты радуйся, что можешь вместе с нами время проводить классно! Когда ты еще сразу с пятью красавицами на пляже окажешься?

— Так обидно сказала, как будто я совсем безнадежный изгой-калека, - удивился я и условно полез девушкам под кожу и в другие нежные места, – так и не понял – топлесс сегодня будет или нет?

— Вот ты достал со своим топлессом! – девушки начали дружно возмущаться. – Так уж хочется на наши сиськи посмотреть что ли? Неужели твои девушки груди не показывали тебе?

— Показывала одна, - грустно ответил я. – Но тут совсем другое дело. Вы же не просто девушки.

— Не поняла... - Эльза уставилась на меня. – А кто мы тогда по-твоему, б... б...? Бабушки что ли?

— Нет, не в этом смысле! И не в том. Я... – пришлось пытаться объяснить, с вынужденными паузами из-за интенсивного городского движения, –. ..имею в виду, что когда мы проучились вместе целых четыре года... столько всего уже со всеми нами было, то теперь вы уже не просто девушки для нас, а, как бы это сказать... Вы – одногруппницы! Почти родственницы, ну как в школе – отношение к одноклассницам совсем другое, чем к другим девушкам с улицы или со двора. После стольких лет вы становитесь как любимые сестры, можно сказать. Надеюсь, понятно объяснил...

— Вот задвинул, так задвинул... - задумчиво сказала Эльза. – Только я ничего не поняла – наши сиськи хуже или лучше чем у твоих одноклассниц.

— Я тоже, - добавила Вика, - одноклассницы... они не девушки.

— А я поняла, - сказала Настя. – Макс прямо как товарищ Федор Сухов относится к нам одинаково, и заботится о нас как о сестренках! Это нормально и приятно, я считаю. Вот только немного странно, что он хочет увидеть сиськи сестренок.

— Действительно, - заметила Эльза. – Братишка, ты что, мои тяжеленные буфера всё ещё хочешь увидеть?

— Это нормальный интерес, он у любых парней есть! – убедительно ответил я. – У всех первое любопытство возникает именно к тем грудям, которые рядом, так сказать. Мама или сестра, допустим.

— Кстати, да, - сказала Настя. – Мой младший брат все время старается заглянуть мне под футболку, когда я дома что-нибудь делаю и наклоняюсь, или пол мою, например. И мне не жалко, у меня лиф у всех халатиков всегда при наклоне отваливается сильнее, чем сисечки, так что пацан всю целиком грудь у меня частенько видит, и я даже не ворчу, мне забавно смотреть как под трусами или трико его членик быстро надувается.

— Хм, у меня братец тоже, часто в ворот засматривается, я же дома никогда лифчик не надеваю, - сказала Карина.

— Да у тебя там тоже самое, что у него! Только соски крупнее, – по-женски бестактно хохотнула Эльза. – Вот мне и дома без лифчика никуда, даже в туалет! Стоит утром второпях выскочить умыться в одной ночнушке, батя мой, если встретится, не может глаза отвести, в ступоре застыв... У моей-то мачехи грудь совсем ни о чем. Так-то я понимаю его - вылез мужик из постели от отвисших вялых как рукавички сисечек супруги, а тут навстречу я, и ночнушку распирает номер пять с половиной.

— Переживает наверно о тебе, - усмехнулась Карина, - Он тебя растил, воспитывал, а твои достопримечательные сиськи достанутся какому-нибудь охламону.

— Предлагаешь показать бате сиськи в натуре? – деловито уточнила Эльза.

— Порадуй отца, - засмеялась Настя. – Как-нибудь лифчик не одень в выходной, а пуговки расстегни или оторви невзначай – халат и распахнется ему на радость.

— Ха, интересно, - Эльза задумалась. – Даже как-то забавно... Пусть посмотрит и сиськи, и попу, и бритые губки, я люблю своего папку. Изловчусь, чтоб и мачеху не очень шокировать, если у папы встанет на мое голенькое тело.

Они все замолчали, видимо представляя себе, как их братья или отцы любуются их молодыми упругими грудями. Эта мысль сильно возбудила не только их, но и меня, подумалось, что стоит возобновить этот разговор на пляже. А болтовня сзади не прерывалась, но стала тише, и до меня доносилось не всё:

— Каринка, а твоему брату сколько?

— . ..

— Ты бы рискнула... ему?

— Ну что ты, Настя, он хороший, домашний такой. Я вообще-то давно ему рассказала всё об этом. Он тогда случайно... я как раз подмывалась во время месячных... А кто еще, вот мне и пришлось... Да, даже показала... посмотрела у него, я еще девочка тогда...

— Ну-у... у моего уже своя девушка... точно девушка, но пора о предохранении... Лучше уж сама им куплю, а то доиграются до залета... разъехались на все лето, а то...

— . ..

— . .. и лифчик в портфеле, чтоб не забыть. Оба потные, красные, за руки держатся... Соски рожками, член как штык при атаке... он тоже трусы под штаны надеть не успел.

Мы проехали большой пляж, весь заставленный машинами, потом еще одно дикое, но популярное место на реке. Девчонки удивились, но я успокоил их, сказав, что скоро. Мы ехали в одно непроезжее, безлюдное место, и я надеялся, что там никто не помешает мне узнать одногруппниц поближе.

Наконец, по тесному подобию дороги я привез своих спутниц к реке. Здесь был залив с топкими заросшими берегами, высокие кусты закрывали обзор практически со всех сторон. На противоположном берегу реки рос непролазный бурелом, а тут за камышами в неглубоком заливе был и небольшой пляжик и песчаное пологое дно. Классное место и малодоступное, девушкам сразу понравилось здесь. Они разложили вещи на траве пляжика, и разделись до купальников. Я в первый раз видел их в всех в бикини, и не упустил возможность хорошенько полюбоваться на своих привлекательных одногруппниц.

Больше всех выделялась, конечно, Эльза. Ярко-красный купальник прекрасно подчеркивал ее большие груди и широкие бедра, а общая легкая полнота только добавляла сочности ее шикарному телу с плавными, очень женственными обводами. Зачетная задница Вики почему-то смотрелась в трусиках не так великолепно, чем когда она ходила в джинсах или обтягивающей юбочке. Возможно, будь на ней стринги, я думал бы по-другому, но белые скучные большие плавки с оборочками по низу отвлекали от ее аппетитных ягодиц. У худосочной Каринки скрывал соски маленький, но толстый поролоновый, купальник зеленого цвета, отлично подходившего к ее зеленоватым глазам. На Насте был узенький лифчик только синего цвета, причем даже без верхних бретелек. Он, вместо того чтоб держать бюст, сам держался за ее бодрые сиськи. Еще у длинноногой Насти мне очень понравились трусики, не стринги, но довольно откровенные, они очень хорошо сидели на ее аккуратной кругленькой попке, офигенно приятно переваливающейся при ходьбе. Ну а на Регине был по-импортному изящный купальник ее любимого темно-розового цвета, и уж теперь, когда я мог спокойно разглядеть ее открытые широкие плечи и толстые бицепсы, то почти не сомневался, что она наверно втайне занимается армрестлингом или просто тягает гантели в свободное от жизни время. Ее груди действительно казались небольшими только на фоне плеч и бицепсов, а сами по себе по охвату ладонью они были близки к Эльзиным хоть и не напоминали туго накаченные мячи.

— Купаться, девки, купаться! – позвала Настя. – Пока Макс не сожрал у нас кое-что глазами. Спрячемся от его похотливого взгляда под водой!

— Ничего подобного, и в мыслях не было, - я попробовал возразить, снимая футболку и шорты.

— Еще как было, - усмехнулась непосредственная Эльза и показала пальцем на взбугрившейся под плавками член.

Зарычав от притворной злости, я отвернулся и встретился взглядом с Региной. Она посмотрела на меня с легкой улыбкой и медленно отвела взгляд от плавок в сторону. Вот ей в отличие от Эльзы лифчик был не нужен. Ну в смысле наличие бюстгальтера на положение груди не влияло. Это я могу с уверенностью сказать. Шел к воде, нарочно не поднимая глаз, кто-то меня обогнал и уже забежал с брызгами, а кто-то заходил медленно и осторожно.

Мы с удовольствием поплавали, наслаждаясь купанием в жаркий день. Понемногу девушки начали выходить на берег, вытираться полотенцами и занимать расстеленные на песке покрывала.

— Так, у кого в сумке крем для загара? – спросила Эльза.

— У меня! – ответила Карина.

— Давай! О, Макс! Намажешь мне спину?

Вика и Настя захихикали, а Эльза возмутилась:

— А ну молчать! Не смущайте Макса!

— Я не буду смущаться! – усмехнулся я. – Но у меня условие!

— Какое еще условие? – спросила Эльза.

— Я вам всем по очереди намажу спину кремом! Пусть никто не отказывается!

Вика и Регина согласно закивали, а Настя добавила:

— Да мне без разницы, - пожала плечами, можешь и спереди захватить. Мне прятать особо нечего. Мои сиськи для утонченных ценителей.

— Мои тоже один мелкий ценит, - подхватила Карина. – Мажь всех подряд, тюбик-то все равно один.

Девушки, что лежали рядком, ногами к реке, дружно повернулись на живот, предоставив любоваться своими различными по размеру и форме попами. Взяв крем, я начал с крайней Эльзы.

— Так, - сказал я, - ты же не хочешь «садоводческий загар»?

— Чего? Это как? – не поняла Эльза, насторожившись.

— Когда лифчик – шире топика, трусы до середины бедра, что в бане не встречала? - ответил я и смело развязал бретельки лифчика. – Ты не против?

— А-а-а, вот ты о чем... - усмехнулась Эльза. – Ну ладно, ты, как вшивый о той же бане, не замолкаешь... Я не против, мажь все что достанешь.

Довольный ее разрешением, я обнажил белую спину и плечи Эльзы с покраснениями от широких бретелек. Просить снять лифчик целиком я не решился, и жесткие чашки купальника все равно прикрывали края грудей моей пышногрудой одногруппницы. Я быстренько растер крем по всей обнаженно спине Эльзы, и опустился до трусиков.

— Ноги тоже намазать? – спросил я.

— Конечно, - ответила Эльза. – Только поторопись, девки тебя ждут и сгорят, пока до них доберёшься.

Торопиться мне совсем не хотелось. Было очень приятно гладить и слегка сжимать гладкие и мягкие ноги Эльзы, особенно ее полные бедра близко к трусам. И тут я на секунду замер.

— Ничего, если я вот так сделаю? – спросил я, аккуратно кончиками пальцев сдвигая ткань с ягодиц в середину и утапливая ее в глубоком туго сомкнутом разъеме. Из трусов получился широкий пояс над почти полностью обнажившейся попой.

— Ты их снять собрался что ли? – игривым голосом спросила Эльза, не повернув головы и вообще не шевельнувшись.

— Нет, просто делаю модные стринги, - ответил я. – Чтобы твоя попа тоже загорала.

— Шалишь, парниша, - усмехнулась она, - мажь и ее, а то и правда сгорит.

Несмотря на то, что теперь обе ягодицы Эльзы были почти обнажены, мне хотелось увидеть то, что скрывалось между ними, под собранной вместе тканью трусиков. До безумия хотелось взять их пальцами и сдвинуть вбок за любую губку, натянувшую ткань, однако, я понимал, что этого делать ни в коем случае нельзя.

— Макс! Давай поторопись! – позвала меня Настя. – Мы же облучаемся ультрафиолетом, пока ты попищей Эльзы любуешься!

— И правильно делает! – воскликнула Эльза. – Он знает, какая попочка самая лучшая!

— Ха! Вот это еще не факт! – усмехнулась как бы про себя Вика, видимо она стала привыкать к частым комплиментам своей заднице.

— Ну тебе легко говорить с таким седалищем! – парировала Эльза. – Но только пусть Макс скажет, чья попка лучше всех вписывается в его представление о красоте!

— Но тогда мне придется на каждой попке стринги сделать, - заметил я.

— Да хоть вообще снимай с них труселя! – весело разрешила Эльза, поскольку с ней я закончил и уже перешел к следующей.

Стерев крем с ладоней о Настину худенькую спинку, сходу расстегнул той лифчик. Эльза, повернувшись в сторону Насти, слегка приподнялась, при этом движении ее грудь приоткрылась до розового крупного соска, давая мне возможность полюбоваться на нее в полном отвисшем объеме. Эльза перехватила мой восхищенный взгляд и усмехнулась довольная. При этом она пальцем вжала до ареолы сам сосок, но не закрывая весь розовый круг на вершине груди.

— Мажь Наську, не отвлекайся, - сказала Эльза, но грудь в чашку не опустила, так и удерживая пальцем сосок внутри обнаженной груди. – Девки ждут тебя.

Я начал быстро намазывать девчонок кремом для загара больше не задерживаясь на испрашивание позволения. Никто из них не возражал ни против расстегнутого лифчика, ни против импровизированных стрингов, скатанных из обычных трусов, спрятанных в разъемах задниц. Впрочем с широкими трусами Вики этот номер не прошел. Я все больше и больше возбуждался от того, что мои одногруппницы позволяют мне почти догола раздевать их и трогать их тела почти везде. Попы их, и боковые части грудей были в моем распоряжении, и в тот момент они все стали для меня просто самыми красивыми девушками на Земле. Худенькая гибкая малышка красавица Карина, и выдающиеся попами Вика с Эльзой, длинноногая Настя, и даже Регина с ее попой не выигрышно смотрящейся на фоне мускулистых бедер, спины и рук. Она из рыболовной деревни на Балтике, с детства привыкла к суровому труду. Когда я закончил, то весь взмок от жары, и не знал что делать с предательским стояком, который девушки, естественно, заметили, дружно обсмеяли и до сих пор продолжали всячески ехидничать:

— Макс, у тебя странный фасон плавок – с гульфиком.

— Макс, ты в магазине банан в трусы спрятал, чтоб не платить на кассе?

— Макс, а почему он такой маленький?

— А какой он бывает при эрекции?

— Макс, а яйца у мужиков от эрекции увеличиваются так же сильно?

— Яйца мешают танцору или певцу? Я что-то забыла. Ах, и тому и другому?

Устав слушать их колкости, я сказал:

— Любите вы изгаляться над несчастным парнем, а вот пожалеть меня никто не хочет...

— О-о-о, Максимушка, - умилилась Эльза, - бедняжечка ты наша, иди ко мне, мамочка тебя пожалеет!

— Нет, - сердито ответил я, - лучше искупаюсь вам назло. Чтобы лишить вас повода к насмешкам.

— А не боишься, что насмешки станут противоположными, - умная Вика оглядела более язвительных подруг, - не над размахом и толщиной, а над краткостью и сжатостью, причем их будет еще больше?

— Девки, я люблю вас всех... нет, не так. Я схожу с ума от вас и пойду утоплюсь как Офелия.

Я потопал к воде, и услышал слова Эльзы.

— Ну ладно, девки, поточили языки-жала, и хватит. Макс единственный из парней с огромным чувством юмора, позволяющим сносить таких язв как мы. Он ради нас столько сегодня старался, нам бы и правда, надо как-то отблагодарить его.

— Так давай, сиськи хотя бы покажи ему, - по-моему это был голос Насти. – Он весь день ждет этого с нетерпением. А пока только Регина отблагодарила за тебя.

Они начали спорить, но тут уже мне было сложно разобрать, кто, что именно, говорит, поэтому я зашел в прогретую воду и нырнул. Проплыв пару десятков метров в прохладе под водой, вынырнул и, отдыхая, спокойно поплавал на спине по открытой реке. Без труда выгреб против течения, завернул обратно в наш залив и лениво греб, опустив голову в воду и рассматривая блики солнца на песчаном и местами травянистом дне. Все-таки классное место и классный день, даже если не... Приплыв на отмель, встал по грудь, стер с лица воду и увидел Эльзу, которая плыла ко мне параллельно берегу.

— Решила составить тебе компанию, - улыбаясь, сказала она.

— Это из чувства жалости? – спросил я.

— Нет, из чувства глубокой благодарности, - усмехнулась Эльза.

— И как же решила ты меня глубоко отблагодарить? – загорелся я.

— Сам придумай, - она, хитро улыбаясь, смотрела на меня, встав чуть ближе к берегу, и поэтому мы одинаково по шею стояли в прозрачной воде, и сквозь нее я видел ее яркий купальник.

На секунду я задумался, а потом решил, что вот он момент, которым нельзя не воспользоваться.

— Ты весь экзамен дразнила меня своими сиськами...

— Хм, ну я же не специально. Во всяком случае в самом начале, пока ты благородно не отказался бросить нас бедных девушек на растерзание. Потом-то конечно специально взбадривала и тонизировала своими стимулами.

— Ага, а еще сделала такой интересный жест...

Я изобразил, как Эльза сжимала свои груди.

— Похоже, ты так и не успокоишься, пока не увидишь их... - застенчиво улыбнулась она (Застенчивая Эльза, добренький крокодил, грузная бабочка, кого там еще никогда не бывает на свете!). – Так и быть... Могу прямо сейчас показать...

Не успел я ничего понять, как Эльза ослабила завязку бретелей и, не снимая лифчика, вынула из чашек пышные бутоны... да что там – кочаны капусты с кочерыжками сосков. Ничуть не обвисшие в воде, высокие, устремленные вперед и с огромными как лунные кратеры ареолами и короткими толстенькими сосками в центре этих кратеров. А ведь я, пожалуй, единственный из парней факультета, кто увидел их без лифчика...

— Ого! – я был в шоке, они на самом деле выглядели просто изумительно, но сдуру высказал не комплимент от восхищения, а нечто противоположное, – До последнего момента не думал, что ты согласишься.

— Такими щенячьими глазами на них смотришь, прямо жалко тебя, - Эльза, по-прежнему улыбаясь, незаметно подошла ко мне еще ближе. – Нравятся?

— Ну... конечно... Это же достопримечательность нашей группы, прямо-таки народное достояние, так и хочется привернуть памятную табличку «На этой парте лежали восхитительные груди Эльзы, а за соседней сидели великолепные ягодицы Вики». А если серьезно, то хотелось бы не только через воду на них смотреть...

— Ха, не могу же я на пляже с голыми сиськами лежать.

— Это да... хотя почему бы и нет, все свои же... Но... хотя бы можно мне их сейчас потрогать?

Эльза, улыбаясь, немного покрутила тазом, а потом слегка кивнула:

— Трогай то что под водой. С берега не видно, так что пользуйся моментом в свое удовольствие. Ты первый в этом городе, кому я разрешила потрогать.

Протянув руки, я осторожно дотронулся до мягких пышных грудей. Такое чудо сиськами назвать кощунство.

— М-м-м... - протянул я с наслаждением. – Такие классные... Элька, так бы и держался на всех лекциях.

Я с удовольствием мял ее большие груди то одну обеими руками, то одинаково обе сразу, наслаждаясь каждым ощущением.

— Ай! – немного обиженным голосом сказала Эльза, перехватывая мою руку, – Ты чего так больно сжимаешь? Женская грудь слишком нежное место, оно предназначено для ласки, а уж потом для всего остального, свойственного млекопитающим. Ну и для удовлетворения любопытства сильного пола, не знающего, куда эту силу девать.

— Ой, прости, пожалуйста, Элечка, – я, извиняясь, погладил указательными пальцами соски и постарался улыбнуться. – Немного лишнего себе позволил.

— Эх, не умеете вы парни обходиться с сиськами, чтоб девушка размякла и потекла, то есть поплыла... Вам лишь бы грубо полапать... - вздохнула Эльза. – Ну что, все? Доволен теперь?

— Все, - вздохнул провинившийся я, не смея возразить.

Та девушка, что была со мной почти полгода, не сильно обогатила мой сексуальный опыт, ограничившийся кроме поцелуев, лишь визуальным знакомством с ее сомнительными, пусть и перспективными прелестями.

Эльза, вся порозовела и, глядя мне в глаза, заправила груди в лифчик, разместила, расправила там своих красавиц, и мы бок-о-бок пошли из воды. Девчонки, кто сидя, кто лежа на боку, с любопытством смотрели на нас, лифчики они застегнули, пока я плавал. Но заправленные меж ягодиц трусы не тронули. Я, с как можно более равнодушным лицом сел на траву, не решаясь промочить покрывало плавками. Член вел себя прилично, видимо испугался, что я его только что пытался утопить. Девчонки молчали, разглядывая противоположный берег через неширокую протоку. Эльза нагнулась за полотенцем, и ее сферы опять выскользнули из так и не подтянутого лифчика.

— Уф, я себя коровой чувствую! – сердито воскликнула она, снова заправляя груди в чашки по очереди и туже перевязывая бретельки.

— Ха, ну ты скажешь! – воскликнула Карина. – Другие девушки только мечтают о такой груди, миллионы платят за операции. А ты еще недовольна!

— Зато все парни как дебилы только на нее и смотрят! Тебе-то хорошо! Все смотрят на миленькое личико и не отвлекаются на остальное.

— Ох, не прибедняйся, - сказала Настя. – Макс вон все еще в трансе после того как твой плавающий бюст увидел.

Я недоуменно посмотрел на нее, переспросив:

— Так вы все же заметили, как Элька мне сиськи показывала? Может это вы ее и уговорили? – делано удивился я, а Настя улыбнулась.

— Конечно, мы ее уломали, причем с трудом, ради тебя же, - ответила Вика. – Решили сделать тебе от нас всех такой подарок за твои старания и отвагу.

— Э-э-э... Спасибо, конечно, но... Почему только Эльза должна отдуваться за вас?

Девчонки уставились на меня как на нахала-вымогателя, а Эльза воскликнула в поддержку:

— В самом деле! Правильно, Макс! Почему это я за всех должна тебе сиськи показать?

— Э-э-э... - Вика замялась. – Не знаю, просто мы подумали, что ты только ее монументально-красивую грудь хочешь увидеть.

— Ничего подобного, - я резко осмелел и решил действовать более уверенно. – Я считаю, что у любой из вас есть свое прекрасное достоинство, и каждая из вас должна мне его показать!

— Хм, - нахмурилась было Настя, но потом, к моему облегчению, сказала, - а ведь он прав, девки. Макс нам всем сегодня очень сильно помог с экзаменом, еще и в это райское местечко привез.

— И как будто так и задумывал, - усмехнулась Карина. – Нашел такое место, где совсем никого чужих нет! И никто не помешает его коварным замыслам.

— В какие только дебри не залезешь, лишь бы сиськи посмотреть! – хохотнула Эльза. – Итак, Макс, чего ты хочешь от девчонок?

— Начнем с тебя, - ответил я. – Хотелось бы увидеть твои сиськи!

— Чего?! – возмутилась Эльза. – Ты уже видел их!

— На самом деле, Макс, ты чего? – поддакнула Настя. – Эльза же показала тебе их, ты даже потрогал, пока вы купались или нет?

— Да, она не только приспустила лифчик, но и дала мне потрогать свои чудеса света, - подтвердил я под одобрительный гул одногруппниц. – Но это было там, под водой, и не считается. Я хочу увидеть Эльзину грудь в естественной среде и полностью без лифчика.

— Какой хитрый! – усмехнулась Карина. – Так что, Эльза, ты согласна?

— Я в принципе не против снять лифчик, если кто-то из вас тоже снимет! – заявила Эльза, - а то мне не по себе, если я одна оголилась из всей компании.

Девочки захихикали, перешептываясь, а Настя, мило улыбаясь, спросила:

— И кто же еще должен снять?

— Это пусть Макс решает! – отрезала Эльза и посмотрела на меня.

Я на секунду замялся, мучаясь с выбором, а потом сказал, обращаясь к Насте:

— Раз уж ты сама спросила, то давай это ты и будешь.

— Ой, нет! - Попроси кого-нибудь другого! – сразу же заотрекалась Настя, но я чувствовал притворство в ее голосе.

— Ничего подобного! – решительно заявила Эльза. – Раз уж Макс сказал, то так и будет. Все, давай, снимаем одновременно!

Настя, продолжая улыбаться, одним движением скинула свой лифчик, державшийся только на лопатках. Эльза следом тоже освободила свои отвисшие к траве груди, мечту половины девчонок курса.

— Просто нереально, - пробормотал я, разглядывая и торчащие яркие соски Насти, и большие, но заметно бледнее, чем у Насти, ареолы Эльзы и удивился, заметив, что соски больше не торчали, а обозначали себя более насыщенным цветом еле выступающими бугорками.

— На, любуйся, когда еще такую красоту увидишь, - улыбнулась Настя и мелко потрясла сиськами, вот у нее соски вылезли как рожки теленка.

Я, не находя слов, в полном ступоре смотрел на голые, такие разные и такие по-своему красивые груди сидящих передо мной одногруппниц. Член решил высунуть из плавок головку и тоже поглядеть, а потом пусть топят или что хотят, делают.

— Итак, очень хорошо, - Эльза вернула меня в сознание. – Кто дальше?

— Ох, да... да.. кто и что теперь..., - я встряхнул головой, чтобы начать думать. - Теперь я хочу увидеть чью-нибудь голую попку!

— И кто же будет эта счастливица?

— Вика, - мгновенно ответил я.

— И не сомневалась! – засмеялась Настя и, ложась на живот загорать, добавила низким мультяшным голосом, – если уж о попах говорить, мужики, то тут Вика вне конкуренции.

— Ну почему же, - улыбнулся я. – У тебя тоже очень симпатичная попка, но не могу же я попросить тебя раздеться полностью. Так что пусть Вика тоже присоединяется к нашей разнузданной компании.

Вика немного поспорила, но больше для того, чтобы не делать вид, что она сразу согласна. Встав передо мной, она повернулась ко мне спиной и начала стягивать с себя дурацкие, якобы винтажные трусы. Когда Вика полностью спустила их, то нагнулась вперед, чтобы снять совсем, представив мне впечатляющий вид как ануса в расщелине своей сочной задницы, так и пушистых половых губ. Верхом счастья было вы попросить ее раздвинуть ягодицы, над ее анусом и промежностью, но мне не хватило на это смелости.

— А что, правда, моя попка тоже хороша? – вдруг тихо и проникновенно спросила Настя, глядевшая на мою рвущую плавки реакцию на Викину задницу.

— Конечно, - ответил я. – Если ты не боишься, то можешь тоже трусики снять, я уж точно буду необыкновенно счастлив. Кстати, уникальный случай для сравнения!

— А, была - не была... - Настя, качнувшись набок, не вставая, стянула с себя плавки и, сверкнув густо-черным лобком, быстро повернулась на живот, приподняв свою не очень большую, но очень аккуратную попку с выпуклыми больше вверх, чем в стороны ягодицами.

— М-м-м... - протянул я, оглядывая и широкую, с надутыми полусферами задницу Вики и кругленькие ягодицы Насти. – Это волшебно... как будто я во сне...

— На очереди Карина, - отвлекла внимание от своей и Настиной попы Вика.

Краснеющая больше от волнения, чем от солнца Карина и правда лежала следующей в ряду загорающих девушек, я подошел к ней со стороны головы.

— Кариночка, милая девочка, тебе остается показать самое главное у женщин, с точки зрения недалеких мужчин. То, что попроси я у остальных - вызвало бы шквал пощечин, оплеух и прочего из женского отрезвляющего инструментария. Твои же легкие пощечины будут самыми добрыми и нежными, поэтому я только тебя прошу показать мне писечку.

— Давай Каринка, снимай трусы, - поторопила поборница справедливости Эльза, - чтоб тебе стало легче, я тоже сниму. Будем втроем самыми смелыми и щедрыми.

Говоря, Эльза запустила пальцы за резинку плавок и обнажила голый, без следа волос, шаровидный лобок.

Я думаю, что Карина к подобному была уже готова. Она молча сделала «свечку» или «березку», как там правильно, и сдавленно сказала:

— Максим, сними их с меня сам.

Девки зааплодировали, завопили «у-у-у!».

Сидящая Настя на голой крутой попе лежащей Вики исполнила барабанную дробь. Я подошел, осторожно подцепил резинку плавочек и медленно стянул вверх по изысканным ровным и пропорциональным ногам. Стоя близко к Карине, я раскланялся стоящим и лежащим зрительницам и бросил на покрывало съежившиеся до кукольного размера Каринины плавки. И тут вертикально поднятые к небу ноги распались в шпагат и передо мной приоткрылась густо волосатая писька девушки с алеющим разрезом щели. Я не рискнул попросить разрешения потрогать, а тихонько сказал:

— Какая прелесть! Спасибо, Каринка! Ты и в этом месте редкая красавица!

Карина свела ноги вместе и, пластично по-змеиному изгибая тело, как будто завершала кувырок, опустила их, и вытянувшись струной передо мной на покрывале, поглядывала снизу, оценивая мою реакцию на черное пятно ее паха. Девки щебетали, шушукались, но кроме одобрения я ничего не разобрал. Эльза так и стояла с трусами растянутыми чуть ниже колен. Она по одной вынула из них ноги и спросила:

— И что же мы попросим сделать Регину? – жестокая Эльза доводила шоу до конца.

Посмотрев на мгновенно покрасневшую Регину, я ощутил острую жалость к самой некрасивой из девчонок и сказал:

— Вспомните девки, это ведь Регина натолкнула нас на правильное решение, я считаю ее заслугу не меньше моей и сам выполню ее практически любое пожелание, ну а выбор того, что она покажет мне, оставляю за ней.

Регина запылала как стоп-сигнал моего Опеля. Но справилась с собой и молча стянула сначала трусы, а потом и лифчик. В отличие от напряженно лежащей Каринки Регина стояла передо мной расслабленно – нога чуть согнута и отставлена, руки по бокам, но не касаются небольшого таза, голова чуть наклонена. Блондинка во всех местах, смотрела мне в глаза, краснела и стояла совершенно неподвижно... Между прочим купальник у нее был самый фирменный - понятно, у них в деревушке каждый второй - моряк дальнего плаванья. Светловолосый лобок у девушки был симметрично подбрит по форме ее элегантных плавок, высота оставшихся волос небольшая и ровная, (а не спутанным клубком как у Карины, Вики или Насти) губки совсем голенькие, немного вывернутые, ни следа от корешков волос, будто сразу после бритья, и тут я догадался, что задержало Регину в ванной до моего прихода! А ведь в голом виде тело девушки своими деталями отвлекает внимание от общей непропорциональности. Особенно идеальными формами самих грудей и выпуклого лобка с белыми гладкими губками, разделенными темной прослойкой малых губ.

— Макс, - вдруг ожили в улыбке крупные черты лица Регины и она заговорила с небольшим акцентом, - ты один остался в плавках. Тебе не жарко?

Девчонки захлопали. Что ж, я тоже был готов к такому обороту, когда высказал право девушки на желание. Без всяких ужимок, освободил железобетонный член от широкой резинки и снял плавки.

На минутку воцарилось молчание. Никакой барабанной дроби, диких воплей, не было даже шушуканья. Я рассматривал поднявшихся и выстроившихся неровной дугой девок, они разглядывали член с подобравшимися яйцами. Вика и Карина немного нервно избавились от лифчиков, чтобы быть как все.

Молчание нарушила Регина:

— Макс, а тепе опязательно сейчас мое пожелание высказать?

— А это что было? Разве не желание?

— Это пыли всего лишь запотливость и сочувствие.

Девки захохотали:

— Когда молчит – деревня деревней, а что-нибудь скажет – светская дама из Парижа.

— Так его, нефиг на бедных девочек глазеть бессовестно.

— Регинке палец в рот не клади, она отлично знает, что надо класть.

— А я... - немного обиженно протянула вдруг Вика, - я ведь тоже почти нашла способ решения.

— Справедливо, - согласился я, - Регина и Вика имеют право пожелать что-нибудь не только мне, но и каждой из вас и друг другу.

— Говорила мне мама, «учись лучше»... Эх, сейчас бы такого нажелала всем, - выступила Настя, - а особенно хорошенькому Максику.

Я удивился, что мои слова никто не оспорил.

— Пойдем купаться, - подвела итог повальному стриптизу Эльза. - Я придумала игру.

С непривычным, каким-то королевским, достоинством голые девушки сошли в воду. Я не отставал.

— Тот, кто водит, догоняет любую и шлепает по попе, руки-ноги и прочее не считается, только по попе, и к тому же если попа находится под водой. По всплывшей попе шлепать нельзя, а можно только любоваться. Из залива в реку не уплывать, чтоб за русалок не приняли, вдруг кто на лодках. Ну и не визжать по возможности, чтоб не привлечь разных... Максим первый догоняет. Максик, подожди на берегу, мы расплывемся по заливчику...

Началась увлекательная игра. Я, моментально догнав Вику, оценил мягким подводным шлепком ее прославленную попу и понял, что сглупил, что интереснее гоняться за голыми как можно дольше. Девушки в основном предпочитали журавля в небе, то есть догнать быстрого меня, нежели медленную соседку по квартире. Вскоре все осознали, что «все остальное не считается», и тут же начали с тихим визгом ощущать мои руки на грудях, которые не считаются, на письках – «если со стороны лобка – не считается, а с другой стороны – считается». Член с яйцами тоже подвергался без счета касаниям, пожатиям и ласковым шлепкам... Понятно, по грудям и гениталиям не шлепали, а действовали нежнее. Во всяком случае, не пожаловался никто. Я тоже. В общем, счастья досталось всем, даром и никто не уплыл обиженным. Разве что Регина.

Оказалось я, даже полностью выкладываясь, не могу развить и половины ее скорости. Она же легко меня догоняла, издевалась, похлопывая сначала по плечу, а, поняв смысл игры, щекотала мошонку с хилым замерзшим пенисом, плывя рядом со мной, совершенно не напрягаясь, гребя лишь одной рукой и ногами. Я пытался лавировать, нырять, сдуру всплывал задницей в надежде, что от меня отстанут, но при этом голова тонула, а альтернативное дыхание освоить не удалось. Так что, всплыв и вдохнув, я получил по утонувшей заднице шлепок милосердия от Регины и отдыхал, уже сам, подгоняя медленную как дредноут Эльзу и поглаживая ее снизу по лысенькому лобку или офигенным на ощупь грудям.

Впрочем Каринкины грудки с торчащими твердыми сосками мне тоже понравилось гладить под водой. Пока Вика в кои веки гонялась не за мной, а за Настей, я спрятался за Карину и чтоб та не удрейфовала от меня, придерживал грудки с длинными сосками щекочущими ладони. Если честно, и за Каринин первый номер можно с удовольствием подержаться, об этом я и сказал ей на ушко. Ну и она мне нашептала, прикрыв своими ладошками мои ладони на грудках, что Регина, мол, бывший КМС по плаванью, и даже выполнила норму мастера, но что-то там с судейством было грязное, и ей не засчитали, тогда она ушла из клуба. Играючи поступила в наш универ, но в нем плавала только для удовольствия. Парня у Регины весь студенческий период не было замечено. Как, впрочем, и у остальных, каждая из которых обожглась в свое время. Но, Каринка проболталась в огромном секрете, что я нравлюсь просто до умопомрачения Эльзе. А еще среди них есть девушка, только Карина не скажет мне кто, так вот эта девушка оставаться девушкой больше не хочет. И даже если бы мы не поехали все вместе купаться, она, мол, уговорила бы тебя, Макс, заночевать у нас, ты же видел, одна кровать свободна.

Чуть позже, в аналогичной позиции я удерживал груди Насти и узнал, что девочка в физиологическом смысле у нас в компании одна, это Вичка, которой я «ну просто очень нравлюсь, но она молчит». А сама Настя на девяносто пять процентов уверена, что угадает желание Вики - потерять девственность в ближайшее время.

Наигравшись, мы оделись для приличия в высохшие плавки, (лифчики девки посчитали мокрыми) дружно съели под пиво все припасы, сильно оголодав. Когда сытые валялись без сил на берегу сиськами к солнцу, Регина, наконец, озвучила свое желание мне. Она захотела, чтобы я жил у них в квартире до самой практики, которая начнется только через две недели. Я офигевал, девчонки дружно аплодировали, а Эльза хохотала, объясняя сквозь смех, что уже слышала сегодня именно это желание, но ни за что не проболтается от кого.

— Вика, и ты желай сейчас, не тяни, так интересней.

Вика покраснела и сказала:

— Поздно становится, может домой? – она улыбнулась, - это еще не желание.

Действительно, появились первые еще вялые комары, и никто не стал настаивать на уточнении: желание было высказано или совет.

— И еще одно нежелание, - выступила Регина, когда мы, сняв без стеснения мокрое, оделись в сухие трусы и лифчики уже для города и собрали вещи, - встали на расстоянии шага и прошли цепью от воды до зарослей, чтоб ни клочка, ни пробки, ни фантика.

На обратном пути уставшие девчонки (мало того что наплавались, так в одном месте им пришлось выталкивать севшую на брюхо машину) спали все, кроме тихо треплющейся со мной Эльзы.

— Ты догадываешься, какое будет у Вички желание?

— Уже потряхивает от трепета ответственности, мне не приходилось пробивать плеву ни у одной девочки.

— Главное, чтобы предварительное удовольствие было большим, и тогда боль растворится в нем. Это как бы основной принцип, а бывает у всех по-разному. Легче всего это проходило у Каринки в девятом классе, тонкий членик одноклассника только чуть-чуть надорвал. А тяжелей - у Регины в спортшколе на сборах. Больше часа мучились. Мужик, конечно, справился, но потом за километр обходил ее. Кстати, Макс, ты заметил, что давно нравишься Регине? Она перед каждой сессией дополняет свои конспекты, чтоб они у нее были самые полные и ты бы с ней готовился тесно прижавшись. А как она переживала, что ты над ее сиськами и задницей посмеялся. Мы еле убедили, что ты не смеялся, а так неумело восхищался, что женская грудь, увиденная впервые, настолько жестко бьет по мужским мозгам, что отключает их на перезагрузку.

Блин, я еще не поселился с девчонками, а узнал так много всего!

Оставшуюся дорогу Эльза пытала меня, почему не срослось у меня с той девчонкой из педа. И не хотел, а все рассказал, прильнувшей ко мне мягкой и доброй следовательнице. Она утешала, что первый раз у всех парней не затягивается, некоторые даже ввести головку полностью не успевают, так на живот и спускают. Что только дура скажет: «мы не подходим друг другу».

Обратная дорога оказалась короче, чем хотелось, еще бы – с пухлой утешающей ручкой на ширинке и пухленькой щечкой на плече. Машину пришлось поставить на стоянке у дома. Девчонки просыпались вялые, пришлось тащить почти все их вещи, ладно, что было пакетов не так уж много, и почти сразу один мешок с мусором я выбросил в бак. Устраивала меня на ночь Регина, у нее в комнате пустовала третья кровать, она сложила на покрывало комплект белья и ушла в душ. В комнате появилась третья наша сожительница – Каринка в традиционном полотенце на волосах и чистеньких трусиках... Она окончательно проснулась после душа и при виде меня попыталась прикрыть грудки. Впрочем, тут же опомнилась, ее грудки, похоже, сохранили воспоминание о моих ладонях на них. Она помогла застелить мне постель, и предложила тоже пойти в душ. Как было у них принято - в ванну всегда вставали парами, одна намыливается, другая смывает. Так было гораздо быстрее.

— Иди, там Регина без пары, вот с ней и зайдешь.

Действительно у двери скучала одинокая фигура. Мое полотенце осталось забытое в машине, но Карина выдала мне свое, чистое. Раздевшись до плавок, я подошел к Регине, она стояла тоже в одних плавках с полотенцем накинутым на плечо. Вторая грудь была совершенно открыта, и придавала девушке вид античной воительницы.

— Вы крайняя? Я за вами, – занял я очередь в душ.

Видимо сильно задумавшаяся Регина машинально дернула свое полотенце как оконную занавеску, прикрывая открытую грудь, но при этом показалась другая. Мы оба улыбнулись от этой бесполезности да и нелепости.

— Вот такая у нас коммуналка, - сказала Регина, отпустив полотенце болтаться.

Её акцент куда-то делся. Я с трудом поднял глаза выше.

— Мне сказали, у вас парами моются?

— Да. И чтоб вопросов не было - пары случайные, и постоянных не сложилось. Да и парней своих сюда девки почти не приглашали, боятся: тех либо разбалуют, либо отобьют. Это ты исключение – не чей-нибудь конкретно, а наш общий старый друг. – Регина улыбнулась, что бывало не часто, - одногруппник. Вот так, братишка, лови момент, пялься на сиськи. Братишкам, сказали, не возбраняется это. Скоро всё узнаешь, у кого, когда и как проходят месячные, кто готовит классно, а кто неряха, кто соня, а кто чистюля. Ну и мы узнаем все твои вредные привычки. Как говорится, «добро пожаловать в семью»!

Последнюю фразу услышали выходящие Вика с Настей, обе голенькие, обе с полотенцами, но, разумеется на голове. И обе одинаково закрыли ладошками черненькую и рыженькую письки. Ниже сосков у Насти веснушек не было.

Вика:

— Регина, шампунь кончается, назначь кому покупать, а то как бывало - все накупим да ещё и с запасом...

Настя:

— Макс, вымоешься, трусы и футболку оставь в корзине, я после ужина стиралку включу.

— Парами, так парами, - проговорил я, входя за Региной.

Мы повесили полотенца, сняли и одновременно закинули в корзину за ванной трусы.

— Макс, душ примем или ванну? Мы последние, нам можно и задержаться, – Регина пустила и регулировала воду.

— Сначала ванну, - схитрил я.

Регина, усмехнувшись, воткнула в слив пробку. Она при этом согнулась попой в мою сторону и, попривыкший было к свободным нравам в этой квартире член, при виде показавшейся из-под попы письки заныл и не совсем прямо привстал. Так не полностью привстают, пропуская в середину ряда запоздавшего зрителя, в кино. Регина легла на дно, подставив розовые пальчики ног под сильную струю. Ванна была старая, большая, даже высокой Регине можно было вытянуть ноги, ну и возможно мне. Пока я оглядывался (я не привык к такому количеству девчоночьих трусиков и лифчиков на веревке под потолком – у меня-то в семье сестренки не было) вода набралась и я ступил в ванну между ног девушки. Мне как-то места не было.

— Ложись спиной на меня, - предложила Регина, - в воде не раздавишь.

Я, закрутив краны, осторожно улегся, обостренно чувствуя задницей выпуклый твердый лобок, а лопатками соски. Член наклонно стоял на поверхности воды как корабль на мели. Регина положила мне на грудь руки, совсем как я недавно сзади Каринке или Насте. Ну у меня-то было оправдание – «чтоб течением их не унесло». А-а, пусть что делает, то и хочет! Я наклонил голову затылком на плечо Регине и закрыл глаза. Говорят, у слепых обостряется не только слух, но и осязание. Задремать под поглаживание Регины не успел, хотя расслабился я качественно, в том числе и член.

— Покайфовали и хватит. – Регина шевельнулась подо мной, поддав лобком в попу, - там Каринка с Эльзой ужин приготовили, наверно.

А ведь и правда, отдохнул, напряжение от дороги, точнее от бездорожья растворилось без осадка в теплой воде. Я встал, сразу включил душ и вынул пробку, теперь была очередь Регины смотреть мне под задницу на яица и поднимающийся как разводной мост член. Воду сделал попрохладней и встал чуть дальше, давая место под струями девушке. Регина пристроилась ко мне спиной и я, обнимая, ухватил ее груди. Член сразу стал тыкаться ей в разъем ягодиц.

— Вот и попалась ты мне русалка-амазонка. Так ни разу и не догнал тебя в реке. А здесь, куда тебе деться, расслабься... и получай удовольствие.

— В первый же вечер порядочной девушке трахаться не желательно, - проговорила Регина и, крутнувшись, выскользнула из кольца рук, успев переключить воду с душа на кран.

В ее руке оказался флакон шампуня, она выдавила порцию мне на макушку и сразу стала массировать волосы, покрывая их шапкой пены и одновременно лишая меня зрения. Вымыла она меня и во всех остальных местах. Выброс семени она восприняла как вполне обычное следствие мытья мужчины, облила меня со всех сторон из рожка, держа в руках, и отправила вытираться на полу.

— Давай я тебя вымою, - нерешительно предложил я.

— В первый же вечер порядочной девушке давать себя мыть не следует.

Сама она вымылась чуть ли не быстрее – ее белые волосы не намного длиннее моих. Я обмотал и закрепил свое влажное полотенце вокруг пояса. Подал Регине, выключившей душ ее полотенце и она, уже вытираясь, вышагнула из ванны. В момент, когда она стала наматывать на потемневшие, но очень светлые волосы чалму, я обнял ее. Против моей руки на груди, а потом и на попе с пальцем во влагалище она ничего не имела. Закрепила на волосах полотенце, положила мне руки на плечи и тихонько сказала:

— Макс, я ведь освободила тебе яйца от избытка спермы, ты уже не должен терять голову. Мы договорились с девчонками, любая, только попроси, поможет тебе руками, решили, что не будет возражений и против твоих рук везде снаружи и даже внутри у нас. Но нечто большее – это не так просто, милый Максик... Не торопись с этим, - Регина улыбнулась и ее грубоватое лицо стало очень милым. - В общем, это будет инцест. Так-то вот, братишка. Вот только тут будет одно исключение. Кое-кто из нас решила с тобой избавиться от девственности, так что морально подготовься к этому непростому и ответственному акту. Сегодня спи спокойно, в первый же вечер порядочной девушке предлагать себя на дефлорацию не желательно.

Удивляясь как простая улыбка преображает лицо, делая его прекрасным, я с сожалением вынул из влагалища Регины палец и снял руку с груди. Девушка сдернула с веревки трусики (мне показалось, первые попавшиеся) надела и мы вышли вместе. За столом в большой кухне девчонки уже сидели голые по пояс, кто в шортах, кто в юбочках, и сравнивали свежий загар на плечах и сиськах. Я сел сразу к столу в своем полотенце-юбочке (точней в Каринином), а Регина зашла к себе, надела шорты и принесла табурет.

С моим появлением загар был забыт, и на меня посыпались заказы, типа прикрутить к стене в головах кровати лампу, чтоб читать перед сном, прочистить сток на кухне, вылечить ноутбук от жуткого торможения и т. п. Прямо «муж на час»! Деловитая Регина, садясь и принимая тарелку от Эльзы, прекратила шум и предложила:

— Все заявки подаем мне, я выстраиваю объективную очередность. А Макс будет иметь право на желание в обмен на выполненную работу. Причем желания, подозреваю, будут сложнее, чем просто снять лифчик. Согласны?

Девчонки зашумели одобрительно, и Регина записала первое: закрепить выпадающую и искрящую розетку над кроватью Насти. После ужина я обессиленно упал на приготовленную постель отдохнуть чуток, но проснулся уже утром, кем-то укрытый простыней.

Встал - раннее утро – едва взошло солнце, и девчонки все спали. Спали в ночнушках и все, даже Эльза, без лифчиков. Все двери были настежь, в коридоре на длинной веревке среди сохнущего женского тряпья нашел свои трусы и почти высохшие шорты с футболкой. Натянул и, захватив с крючка на двери ключ, чтоб не будить девок при возвращении, вышел на утреннюю пробежку. Город был почти пуст, еще бы - субботнее утро. Бежал, а в глазах стояли, лежали, плавали и принимали душ мои голые одногруппницы. В общем, мой впередсмотрящий топорщил шорты совершенно неприлично, придавая мне вид ищущего жертву маньяка. Поэтому затягивать с пробежкой не стал и вернулся домой.

В квартире была тишина, я, вернув ключ на крючок, на цыпочках прошел в ванную и с удовольствием принял контрастный душ, чтоб угомонился головастик, который внизу. Когда в ванную заглянула и тут же зашла Эльза, мой замерзший членик прикидывался сосулькой. Эльза протянула руку поприветствовать меня похлопыванием по плечу, выдернула ее из-под струй и спросила с ужасом:

— Что опять горячей воды нет? – бурно обрадовалась, когда я уверил ее, что есть, а я просто после пробежки закаляюсь.

Я, не вылезая из ванны, вытирался поданным мне чистым полотенцем, а то в котором спал, Эльза бросила в опустевшую корзину. Любовался чистящей зубы заспанной Эльзой - такой уютной домашней и мягкой. Без лифчика ее груди опустились, а соски наоборот – проявились и топорщили ночнушку как мой член на пробежке. Она чистила зубы, смешно вытянув губы вокруг щетки, чтоб паста не капала на грудь. Моей одежды уже не было на вешалке – Эльза успела и ее бросить в корзину. Пришлось наворачивать на талию другое полотенце. В ванную зашла голенькая Настя и очень непосредственно обрадовалась:

— Ой, Макс, а я спросонья решила, что мне приснилось, как мы голые купались, а ты за мои сиськи держался...

Эльза фыркнула смешком и закончила с зубами, сняла ночнушку и залезла в ванну, которую я освободил. Настя заскочила к ней, успев хихикнуть на мое вздымающееся вперед и вверх полотенце. Девки дружно взвизгнули от хлынувших из душа остатков ледяной воды. Я, было, взялся за ручку двери, но та резко дернулась и в проеме встала монументальная Регина прямо как вчера – в одних трусиках. Увидев за моей спиной девок под душем, она успокоилась, пожала плечами и выпустила меня. За незакрытой дверью туалета на унитазе сидела Вика в одних трусах, да и те ниже коленок.

— Макс, закрой дверь, а то я по привычке... - Вика соединила ноги и, натянуто улыбаясь, мгновенно заполыхала щеками.

Струя журчать не перестала и подозреваю, что Вика описяла бедра. Закрыв дверь туалета, прошел дальше, в моей комнате Каринка, уже без ночнушки, но еще без трусов застилала постель - мою, я-то убежал, так и оставив.

Карина подтягивала покрывало, разглаживая складки, и не сразу увидела меня.

Я шагнул к ней и накрыл ладонями ее недоразвитые выпуклости с сосками.

— Если утро начинать с легкого массажа, они вырастут как у Эльзы, - пообещал я.

Карина прогнулась, максимально выставляя вперед грудную клетку, и благодарно потерлась щекой о мой бицепс. Еще ее интересовало, что так оттопыривает полотенце, но она удержалась и не протянула ручонки.

— Ну, Макс, ты просто в раю, - заходя в комнату в одних трусах, сказала Эльза. – Пять голых красавиц с тобой рядом, что еще надо для счастья?

— Кое-что надо, - заметил я. – У меня наверно сейчас яйца посинели. Надо бы как-то разобраться с этим.

— Так, что еще ты задумал?

Как я вечером узнал, мои милые одногруппницы решили мне не отказывать, поэтому я собрался с духом и сказал:

— Ну, я думаю, что никто не будет против, если Карина поможет мне...

— Это каким же образом? – насторожилась Карина, отступая и проверяя прочность трусов.

— Ничего особенного, - поспешил я заверить ее, – я не буду к тебе грязно домогаться. Просто мне бы больше всего хотелось, чтобы ты помогла мне сбросить напряжение.

Эльза пояснила:

— Он хочет, чтоб ты подрочила ему рукой, как делает твой младший братик.

Голая Регина возникла в дверях и встала рядом с Эльзой.

— Ты же сама хотела это попроповать сделать... - ободрила она Каринку с легким акцентом.

— Сейчас? Прямо здесь? При всех?!

В комнате появилась Вика, с голой грудью, но в красиво обтягивающей попу юбочке.

— Да, а что такого? – настаивал я, полотенце немного разошлось и со стороны Вики, стоящей совсем сбоку, в разрез можно было увидеть основание ствола и яйца.

— Ну... - Карина смутилась. – Не знаю... Что другие подумают?

— А что им подумать? – удивился я такому вопросу. – К тому же почти все девчонки не постеснялись вчера в воде потрогать и пожать его у меня, да и сами старались подставить мне под ладони свои прелести для мимолетной ласки! Я же видел, что это понравилось всем! А вчера одна из вас уже делала так, и я кончил с большим удовольствием.

— Это не я! – воскликнула Эльза, поглаживая свою грудь, а другой рукой свою попу по трусам. – Хотя было желание помочь Максу. Не решилась дурочка. А у тебя Макс сам попросил. Не упусти шанс обласкать живо мужской член, заодно и Максу удовольствие будет! Мы же договорились не пищать, когда он станет трогать груди и даже письку, а самим простые и такие легкие его просьбы выполнять, не кобенясь!

— М-м-м... ну да, руками... - согласилась Карина. – Хорошо... Только я это не очень хорошо умею. То есть, совсем не умею. Это я сисечки брату предъявляла, ну и попкой без трусов дразнилась часто, а он мне так и не показывал, как хрен свой чешет. Или в темноте тёр, когда плохо видно или, увидев меня, сразу отворачивался и убегал в туалет и закрывался.

— А чего там уметь? – усмехнулась Эльза. – Бери член рукой посередине, не бойся, и вверх-вниз, вниз-вверх, туда-сюда, сюда-туда! Представь, что вместо ладони на член нахлобучена твоя нежная... но заросшая э-э-э... пуська. В общем при мастурбации у девушек и парней принцип один – закон силы трения. Так ведь, Макс?

— Совершенно верно, - ответил я, начиная стягивать с себя полотенце на радость окружающим.

Когда одногруппницы увидели мой торчащий покрасневший член, то одобрительно приветствовали его.

— Смотри-ка, оказывается не такой уж и маленький, - игриво улыбнулась голенькая Настя с полотенцем на голове (когда она просочилась в первый ряд, я и не заметил), - как Эльзе показалось вчера в реке.

Эльза показала ей пухлый кулачок. Карина, немного смущаясь, уселась на кровать напротив меня и осторожно взяла член рукой.

— У-у-у... горячо... - прошептала Эльза, она встала у меня за спиной, прижимаясь к моей нагретой на солнце коже голой сисищей. – Интересно будет посмотреть на твой в действии...

Выглядело это действительно очень интересно. Я стоял с широко расставленными ногами. Вокруг меня были почти голые Эльза и Вика, абсолютно обнаженная Регина и такая же Настя, только покрасневшая от смущения. Так и не успевшая одеться Карина тоже краснела, как я надеялся, от возбуждения, а мокрое пятно на трусиках она еще не обнаружила. Даже хладнокровная как ящерица Регина, которая уселась на кровати чуть в стороне от Карины, с нескрываемым интересом смотрела на то, что происходит. Теплые ласковые лучи поднимающегося солнца согревали наши тела, и я был просто на вершине блаженства, пока Карина, плотно обхватив член своей маленькой ручкой, дрочила мне.

— Все хорошо? – шепнула мне сзади в ухо Эльза, прижимающая к моей спине груди с колючими сосками, они доставляли мне не меньшее удовольствие, чем не очень умелая ручка восточной красавицы Карины.

— Ох... да... только вот хотелось бы кое-что еще...

— Что же? – Все девчонки дружно посмотрели мне в лицо.

— Позже скажу, когда розетку починю.

Настя ахнула:

— И чо я с этой розеткой вылезла?! Три года никого не убило, может и дальше не убьёт никого.

В самый кульминационный момент Регина набросила на головку платок, который и принял хлынувшую сперму.

— Ну вот, - расстроилась Вика, - самое интересное и не увидела.

Она вышла, чуть больше чем обычно подкручивая попой обтянутой юбочкой.

— Ничего, прикрутит Макс тебе лампочку над кроватью и увидишь. – сказала ей вслед Регина и скомандовала нам как майор с военной кафедры, - Макс – в душ, девки - трусы на жопу, и на кухню.

Я еще раз весь мыться не стал, нагнувшись над ванной, обмыл член из теплого душа и вытер. Снял с веревки спортивные трусы с лампасами (может Регины?) и надел. Трусы оказались широковаты, и смотрелись как на довоенных футболистах.

На кухне девки шушукались, но замолчали, при моем появлении. Карина настороженно смотрела на меня. Я решил ободрить, ну и похвалить девушку, поблагодарив:

— Спасибо тебе, Каринка, ты прелесть!!! Буду рад выполнить в первую очередь любую твою заявку.

— Господин назначил меня любимой женой!!! – пропищала Карина под общий смех.

После завтрака девушки стали собираться на шопинг, а я поехал домой, взять инструменты, ноут, сменное белье и кое-какую одежду (хватит в полотенце или женских трусах выходить из ванной). Старушки-хозяйки не дождался дома – придется еще раз съездить, предупредить, что до осени не появлюсь. Когда возвращался и проезжал мимо торгового центра, позвонил Эльзе и предложил подвезти, если они уже закупились товарами. Эльза обрадовалась и попросила заехать. На стоянку у супермаркета ко мне вышла одна Вика, с пакетами и свертками во всех руках. Подруги отдали ей все покупки и отправили домой, а сами остались еще.

Хорошо ехать, никуда не торопясь, по поздно просыпающемуся в субботу городу. Мы болтали с Викой.

— Макс, ты заметил, что по-настоящему нравишься Эльзе? Помнишь, ты заявился к нам пьяный и рассказал, что тебя девушка бросила... Эльза еще прижимала тебя к груди без лифчика и ты плакал ей в вырез халата. У нее такое счастье было написано на лице, что ты расстался с той дурой. Недаром, появилась народная мудрость «Ума нет – иди в пед». А вчера! Ты веришь, что мы смогли бы уговорить ее, снять купальник перед парнем из своей группы, если б она сама этого не хотела сильнее всех нас вместе. Она и трусы сама сняла, чтобы ты оценил ее, побритый уже после экзамена лобок. Ты, Максик, многим из нас нравишься... Вот сам посуди, – я да еще Карина - единственные, кого ты попросил снять трусы, а остальные сняли сами и показали тебе свое самое тайное место. И еще... Макс, я этого ужасно боюсь, но доверять могу только тебе... Максик, миленький, ты только не смейся, я старуха, больше двадцати, но я все еще девочка. Ты не мог бы... Я не настаиваю, но других желаний к тебе у меня не будет. Девки сейчас пошли подбирать платье Эльзе, но не удержатся и себе накупят, так что часа два или даже три у нас есть. А? Макс?

Конечно, я не мог отказаться, хотя если б спросили меня, я сперва потренировался бы с Региной, чтоб она подробно просветила меня, как не следует делать, потом чтобы Эльза практически закрепила теорию, изложенную на обратной дороге. Ну и для гарантии сдал бы экзамен Насте с Каринкой. И лишь потом, набравшись опыта, приступил бы к Викульке. Но сейчас я лишь ободряюще похлопал Вику по руке, мол, не боись, девонька – прорвемся!

Главное, как говорила Эльза, чтобы девушка забыла обо всем от предварительного наслаждения, но кое-что об этом я почитал и раньше.

На стоянке Вика, загрузила меня пакетами, я даже свои вещи оставил в машине, сама взяла остальное и заторопилась домой. Открыв замок, бросила пакеты прямо у двери и понеслась в туалет, который опять забыла закрыть. Так и смотрела на подошедшего меня смущенно, не прекращая звонко журчать. На этот раз расставленные на ширину растянутых трусиков ноги прикрывал подол и девушка не попросила меня, уйти, закрыв дверь. Наоборот, продолжая писать, она стянула платьице через голову и подала мне. Я впервые (если не считать смутные воспоминания из детского садика) смотрел, как писает девушка, голенькая (в лифчике) как из середины щели вырывается струйка, постепенно ослабевающая, как девушка привстает на непривычно широко расставленных ногах и промокает волосы на губках. Она подтянула трусы и, пока я вешал платье на спинку Викиной кровати, перебралась в ванную... Теперь я впервые (Регина не акцентировалась вчера на помывке своих гениталий) смотрел как подмывается девушка, пальчиками разводя губки над бьющей вверх струёй воды. Трусы ее были, очевидно, уже в корзине, лифчик так и оставался на грудях, а сама Вика, сидя на пятках, поливала раскрытую алеющую щель из надетого на кран прозрачного толстого шланга.

— Раздевайся, я заканчиваю, - сказала, но повернулась писькой ко мне и продолжала водить струей по губам, пока я снимал с себя все, не отрывая глаз от увлекательного процесса женской гигиены.

А ведь Вике понравилось раздеваться перед парнем и показывать ему все интимные процессы и процедуры. Сам я тоже тщательно обмыл из рожка член, пока вытиралась Вика. Затем мы пришли к Викиной кровати, убрали и вместе свернули покрывало. Вика, наконец, сняв лифчик, улеглась на свежее (видны складки в клетку от хранения в стопке) белье и как плывущая лягушка развела согнутые ноги.

Как там объясняла Эльза, «растворить боль в предварительном удовольствии»? И я принялся ласкать девушку, вспоминая все порнушки, статьи сексологов, свои ласки той педальки, ну студентки из педа... Всё, что застряло и накопилось в памяти. Поглаживал не очень высокие, но плотные груди, легко обжимал их, играл кончиками пальцев с сосками. Еще и целовал, конечно.

Целоваться с языком меня научила Эльза еще на первом курсе на какой-то праздничной пьянке. Девки тогда жили в общаге по трое в комнате. После первой сессии они вшестером переехали в снятую квартиру, я же с самого начала жил в снимаемой комнате. Это мать разыскала старую знакомую, переехавшую сюда, и привела меня к ней. Бодрая старушка отказалась от денег за жилье (я все же обеспечивал ее картошкой, капустой, огурцами и другими овощами, привозимыми с огорода), но попросила, пьяным не появляться, и никого не приводить. Поэтому после попоек, я ночевал в общаге или в квартире у девок на полу. Шестая девушка, Клавдия на третьем курсе забеременела, ушла в академку и уехала рожать на родину. Кровать освободилась, но к тому времени я загулял с будущей училкой, и немного отдалился от веселой квартиры. Ну, это я отвлекся...

Среди прочего мусора в памяти по ассоциации всплыла подслушанная в аудитории фраза какой-то девчонки с нашего потока, но из другой группы. Фраза касалась Вики, что-то вроде «. ..ей не придется подкладывать подушку под задницу, раздвигая ноги перед мужиком, как многим из нас...». А ведь действительно: подушка валялась на полу за ненадобностью.

А Вика млела! Чуть не мурлыкала, когда я щекотал ей ареолы и соски...

— Так классно, Максик, но вдруг девчонки вернутся и увидят нас? Ближе к телу. Мне же еще простыню стирать придется. Успеть бы!

— Да все ведь и так догадываются, – даже растерялся я слегка.

— Догадываться - одно, а видеть - другое! – занервничала Вика, – Думаешь мне решиться лечь под парня легко и просто?! Не поддаться на уговоры, а самой затянуть на себя! Думаешь не стыдно?! Карина ревновать начнет, ты ей очень нравишься, это и слепой заметит!

Если б не чрезвычайная ситуация и нервы на пределе, я бы заржал, от таких круговых признаний. А на самом деле я волновался не меньше Вики и, признаться, боялся приступить непосредственно к девственной вагине. Ну что... если женщина просит! Но я опять увильнул и, собравшись с духом, принялся вылизывать приоткрытую щель, отведя пробивной инструмент.

Вика еще успела сердито взбрыкнуть ногой на дезертира, а потом, перестав дергаться, и сама обняла меня за макушку, нацеливая язык на клитор. Видимо свои эрогенные места она прекрасно изучила, а сейчас ее кинуло в дрожь от того, что происходит не привычная подростковая мастурбация, а действие, где все уже по-взрослому. И почти сразу ее затрясло в оргазме.

Через некоторое время Вика, потянула меня за голову и я хочешь-не-хочешь был вынужден прилечь на нее. Где входное отверстие девушки я уже разведал, так что, чуть направив пальцами, вонзил вершину головки в нужную ямку.

— Смелее, Максик, и осторожней, - Вика вогнала мне ногти в задницу и взвизгнула, - ОЙЙЙЙ!

Вика пищала от боли, я-то стерпел молча и настойчиво пробился вперед, сметя все преграды до упора лобками. Я, ощущая провалившимся членом волшебно-мягкое окружение и боясь шевельнуться там, зашептал на ушко что-то успокаивающее, гладил плечи, целовал щеки, глаза. И Вика, открыв переполненные слезами глаза, проверила расстояние между лобками, осознала, что, собственно, дальше в нее двигаться некуда - свершилось.

— Очень больно? – Сочувственно шептал я на ушко, членом так и не стронувшись с места...

— Сейчас нет. Было. Ты потихоньку начинай там, ладно?

— Конечно.

Я и в самом деле был очень нежен с девочкой, больше гладил и целовал её, чем занимался процессом, и после каких-то двух-трех осторожных введений на полную глубину оставил попытки засунуть в раненую дырку член, хоть яйца уже тянуло подступающей болью. Шептал ей какие-то ласковые слова, сместился губами к клитору и целовал там аккуратно, не приближаясь к пробитому кровоточащему влагалищу. Даже Вике с ее нулевым опытом было ясно, чего мне стоит сдерживать себя, из боязни причинить боль. И Вика была мне за это благодарна. Откинувшись головой на матрас и, закрыв глаза, девушка тихонько гладила мои вьющиеся волосы, позволяя мне играть с ее писькой руками, языком - как захочется. И лишь тихо шептала мое имя, когда прикосновения языка к клитору были особенно чувствительны. Неровное, чуть всхлипывающее дыхание Вики все учащалось, низ живота вздрагивал. Капельки смазки растворяя кровь, вытекали из незакрытой дырочки, скользили по бедрам и высокой попе, собираясь в розовую совершенно нестрашную лужицу. Вика прижимала к половым губам мою голову в такт движениям языка. Ее опять затрясло, я отвел уставший до онемения язык. Но Вика потребовала еле слышно:

— Еще!

И я, заставив девушку ахнуть в полный голос, втянул в поцелуе самый чувствительный бугорок. Еще раз. Еще...

— Ма-а-аксик! Всё!... Спасибо. Перестань, а то я с ума сойду... Мне никогда так хорошо не было, даже когда Регина так же...

Ну точно, в такие моменты у девушек отключаются мозги - проболталась!

Я переполз, лег на бок рядом и устало уткнулся лбом в щеку Вики, в ладонь сама собой вползла грудь. Напряжение ответственности спадало, член тоже опустился отдохнуть на бедро Вики, на нем высыхала розовая влага. Я так и не кончил, но попросить продолжения не решился. Девушка, то есть юная женщина, обнимала и целовала меня в лоб в щеки, куда дотягивалась, а я устало (перенервничал) задремал.

— Все получилось удачно? – в дверях стояла Регина и за ней выглядывали любопытные личики девчонок.

Вика не изменила положение раскинутых ног, ее отныне женская писька была вся на виду, над потемневшей розовой лужицей. Мой пассивный, но до сих пор раздувшийся от гордости член отдыхал у нее на бедре, и Вике было пофиг, что подруги видят, чем она занималась с парнем. Настолько пофиг, что встань сейчас член и она насадилась бы на него, прямо на глазах не собирающихся расходиться любопытных девок.

— И боли и крови было немного, спасибо ласковому Максу. Вот только он не кончил, бедненький, - выдала Вика первичную, самую важную информацию.

— Вичка, иди сейчас мойся, дня через три даешь ему как следует, как женщина. А сейчас о Максе мы сами позапотимся, – пообещала Регина, и точно боцман на корабле распределила, - Настя на кухню, Каринка, сегодня подежурь с ней вместо Вики. Эльза, сними в стирку ее белье и замочи, может еще отстирается. Пойдем, Вика, милая, помогу тебе запраться в ванну. Расскажи всё-всё подробно, как проходило.

Вика выползла из-под меня и, ладошкой стирая кровь с промежности, удалилась с Региной.

Ко мне подскочила Эльза, шепнув «молодец», поцеловала в губы, потормошила в районе гениталий, чтоб вставал скорее (я разумеется, а не у меня), и когда я сполз на пол, сняла простыню и непромокаемую ткань заранее подложенную, чтоб не протекло на матрас. Она непрерывно болтала:

— Мы все за вас переживали, Регина не выдержала и потащила домой раньше времени. Я же сегодня вечером хотела тебе наглядно показать на себе, как и что все делать, но Вика решила, что нельзя откладывать - у нее не сегодня-завтра месячные. Но ты справился. Пойдем в ванную, сполоснем там твоего героя.

Мы зашли в открытую дверь, погруженное в воду тело отмывала Регина, она оглянулась ко мне:

— Макс, ты еще лучше, чем мы думали. Вставай под душ, я и тебя вымою. А потом удовлетворю тебя, как захочешь, в письку или минет исполню, – говоря, Регина отрегулировала дождик из лейки и махнула, мол, забираться, - или хочешь Эльзу между сисек трахнуть?

Я смутился. Вика, согнув, подобрала ноги, давая место в ванне мне, встающему под теплые струи. Эльза намылила ладони и, велев держаться за стены, принялась отмывать член, не обращая внимания на сыплющиеся на нее и Регину брызги.

Заглянула в открытую дверь Настя в фартучке поверх платья:

— Ой, дайте и мне Максика нашего потрогать, - она взяла в каждый кулачок по яйцу, и то ли промывала, то ли просто теребила, и вдруг спохватилась, - забыла сказать, заканчивайте мытье, обед готов, Каринка по тарелкам уже разливает.

Я вышагнул из ванны, Эльза обтерла меня полотенцем, поддерживая, будто бы это я потерял в борьбе с девственностью полведра крови. Тихая серьезная Вика встала под душ, на меня смотреть она опять стеснялась. Регина сняла свою сильно забрызганную кофточку и накинула на бельевую веревку, взглянула на меня, улыбнулась и, сбросив, повесила рядом свой лифчик, на первый взгляд сухой. Она, с тех пор как первый раз вышла мне навстречу из ванной, заметила, как сильно понравилась мне ее грудь. Я подумал, что могла бы заодно и юбку снять, посушить – ее идеально подстриженный лобок в прозрачных трусиках мне тоже очень нравится. Регина вытерла полотенцем, вышедшую из ванны Вику, подала ей трусы, сдернутые не глядя с веревки. Эльза, а вслед за ней и Настя сняли платья и так, в трусах и лифчиках повели на кухню меня, замотанного в очередное полотенце вокруг пояса.

На большой кухне был торжественный обед с шампанским. Праздновали естественно дефлорацию радостной и одновременно смущенной Вики. После бокала с пузырьками красавицы защебетали наперебой.

— Признайтесь, девки, это же было единодушное желание, чтоб наш Макс, наконец, трахнул нашу Вичку.

— Ой, девки, он такой классный! А я так боялась! Регинка же рассказывала как ей...

— Максик, хочешь я тебе стриптиз станцую, оденусь после обеда и станцую. Я знаю как! Еще я танец живота умею. Оденусь как турка и покажу.

— Он, бедный, так и не кончил Вичке в ранку, а тебе лишь бы сиськами потрясти перед зрителями! Хотя, конечно, ты классно танцуешь, и Макс еще не видел.

— Макс, ты не застесняешься трахнуть меня при всех? Но если хочешь, мы закроемся.

— Почему это только тебя?

— И я тоже хочу отблагодарить Макса. Бескорыстно, без всякой розетки!

— Не спорьте, подруги, пусть Макс выбирает.

— А что с нашим договором давать ему только трогать сиськи и попы, а в письку не давать? Мораторий? Только на сегодня или до самого диплома?

— Я согласна!

Не успел я доесть суп, а Каринка в трусиках и фартуке принесла мне тарелку с пюре и двумя котлетами.

— Спасибо, Карина, - говоря, я погладил сбоку под фартучком ее припухлости с торчащими длинненькими сосками.

Карина просияла и зашептала, нагнувшись, чтоб за шумом одновременных разговоров никто не услышал:

— Макс, я могу сделать еще лучше, чем руками. Только наедине. Ну, а в письку, если хочешь, могу дать прямо при всех. Но лучше ночью, как Регина уснет. У меня даже презерватив припасен!

После обеда девушки устроили закрытое собрание, выгнав меня из кухни. А я принес из машины инструменты, укрепил несчастную розетку, даже не отключая напряжение. Просверлил стену под дюбель для светильника, повесил его... Сделал все, что вспомнил из заявок.

Наконец мне торжественно огласили то, что законодательное собрание постановило в первом чтении:

— Максим выбирает спутницу и она (и только она) целые сутки живет с ним как жена с мужем. Ласкается, выносит мозг, дает в любом месте как попросит муж, ругается, купает его, посылает выносить мусор, отказывается давать, потому, что болит голова... Подставляет письку на зависть остальным. Собирает за ним носки, ублажает минетом, если писька засорилась тампоном и все остальное, сопутствующее семейной жизни. В общем: совет да любовь, обнимашки и измены, уют и бытовуха - как в жизни, но только на сутки. Остальные будут просто соседки по коммуналке, они имеют право кокетничать, соблазнять, вертеть юбками, улучив момент, трясти сиськами, случайно оказываться в нужное время в нужном месте без трусов, но в меру, чтоб «жена», увидев и приревновав, не вцепилась в волосенки. Только даже в случае обнаруженной измены, развод возможен лишь на следующее утро, так что вся ночь остается на примирения с супругой, в одной кровати, и ночью не должно быть никаких любовниц - только «жена». Никакого поиска неверного супруга в чужой кровати со скандалами до утра. А с утра в права вступает новая жена.

— Сегодня же, Макс, ты еще холостяк, свободный во всех отношениях, и мы все и каждая можем тебя... Дать тебе... Хм... ну как получится, а завтра прямо с утра – супруг со всеми вытекающими (из тебя)... Сейчас выберешь жену? Или мы будем вечером устраивать девичник, не зная для кого?

Чего-то подобного я и опасался... не то чтобы боялся, но, в общем-то, был готов. Я снизу оглядел хихикающих девчонок, высыпавших из кухонной двери в просторный коридор, когда я, сидя на полу, укладывал в чемоданчик инструмент. Одеты кто как, в трусиках, в юбочке, в бюстгальтере и без... Ну что ж, если право выбора за мной, то и условия мои. Я медленно распрямился, озвучивая приходящие экспромтом мысли:

— Во-первых, для выбора первой жертвы супружеского долга, вы должны предстать в одинаковых условиях: или все полностью одеты или все раздеты тоже полностью. Все накрашены или все умыты для удаления косметики.

Второе – Вика выпадает из конкурса по техническим причинам, что ничуть не умоляет ее женских достоинств и, уверен, во втором круге она сможет принять полноправное участие.

Третье – критерии, по которым я установлю очередность, не озвучу никогда. Поэтому первый или последний номер очереди участницы ничего не значит. Может быть, я оставлю самую сладкую на десерт, может самая красивая будет в середине... Никто, даже она сама не поймет, кто из вас для меня самая желанная. Главное - вы мне все без исключения милы и дороги. И ни одну нельзя забыть, отставить в сторону, как палец на руке.

Я, выставив ладонь, остановил, рванувших было ко мне девушек:

— И четвертое: надеюсь, сцены ревности будут шутливые, несерьезные и невзаправдашные. Иначе я игру сразу заканчиваю и уезжаю. Со своей стороны гарантирую, что от меня никаких сцен ревности не дождетесь - ни на любые откровенные отношения между «женой» и «хорошенькой соседкой», ни между другими девочками в нашей коммуналке. Живите, не оглядываясь на меня, как привыкли, как нравится, не мне вам указывать. Ну и то что я замечу, дальше меня не уйдет... Итак, принимаем те и эти условия или кто-то еще хочет добавить что-то или уточнить?

Каринка, скромно потупив глазки, едва видимые из-за плеч переднего ряда спросила:

— А извращения будут?

Ответила рассудительная Эльза:

— Все что приемлемо обоими партнерами извращением не считается. Если Макс согласится, можешь и соском его в жопу трахнуть, и клитором в ухо. Пардон за грубые подробности, это чисто для образного примера.

Появился вопрос у Насти:

— С девичником более-менее ясно, хоть и неясно с кем в главной роли. А мальчишник Макс устроит сам себе?

Тут же дождем посыпались вопросы и от остальных:

— А если он проститутку пригласит спьяну?

— Что они там делают на своих мальчишниках? Девки, кто видел?

— У Макса последний свободный вечер холостяка, у нас у всех одинаковые шансы соблазнить его без всякой очереди.

— А кто на девичнике была невеста - узнаем наутро, как делают все нормальные восточные женщины...

— Наоборот, дурочка, там женщины узнают после свадьбы кто жених...

Я устал сдерживать смех и заглушил птичий базар:

— Девки, тихо! Каждую супругу буду назначать с утра. Кто кофе в постель получит – та и заступает на вахту супругой. А приготовиться для церемонии выбора у вас полчаса.

Я оделся и еще раз съездил к себе домой, там показался на глаза квартирной хозяйке, объявил, что сессию сдал, и уезжаю на летнюю практику в область, но возможно буду изредка появляться. Взял кое-что забытое, рабочую одежду и попрощался со всплакнувшей бабулькой, пообещав к осени вернуться.

В полчаса я, конечно, не уложился, но когда поднялся с чемоданом, в доме все еще был кавардак, дым коромыслом и носились полуголые девицы, крича, чтоб я не смотрел пока на них. Я, запинаясь о россыпь туфель в коридоре, прошел с вещами в руках и ощутил дежа вю. Из ванны голая по пояс вышла Регина, я сперва оторопел, а потом заржал. Регина мило смутилась, но причину смеха сообразила быстро и, тоже смеясь, обняла меня, прижавшись к моей футболке голыми красивыми и плотными сиськами.

— Картина Репина «Вернулся муж из командировки» - прокомментировала выглянувшая из комнаты Эльза в бюстгальтере, но без трусов. – Макс, мы решились на прозрачные выборы. Избирательная компания будет абсолютно прозрачной – покажем народу всю голую правду без всяких трусов и лифчиков. Но подготовка к «ню» заняла, оказывается, еще больше времени, чем глажка нарядов. Ты пока попей чай на кухне, не все еще зачетные места мы подготовили.

Я поставил чемодан в сторонку тут же в коридоре, сообразив, что появление даже в своей комнате может оказаться преждевременным. Но тут из открывшейся ванной выплыла держащаяся за круглый, как у беременной, живот голая Настя, она, с ужасом глядя на этот свой живот, завернула в туалет и из-под скрюченной на унитазе девушки послышался звук бьющей струи и счастливое «А-ах».

— Что это с ней? – озабоченно спросил я Регину шепотом, хотя за шумом извержения потока в унитаз счастливая Настя ничего не могла слышать.

Но мне не ответили, молча утолкали на кухню и усадили за закрытой дверью. Деликатно не позволив Насте заметить меня и от этого сгореть от стыда, Регина объяснила:

— Карине взбрело в голову на всякий случай сделать клизму, мол, а вдруг Макс на извращение согласится, а она уже готова! Вот Настя и заправила той почти три литра в задницу, а потом попросила меня сделать тоже самое ей. В общем, сейчас на клизму очередь Эльзы, ты как, не хочешь за компанию эту процедуру? Хи-хи. Еще у нас параллельно идет массовая эпиляция, стрижка, завивка, маникюр и покраска. Так что бери свой ноутбук и дверь кухни не открывай. Кстати, почисти Эльзин ноут, у него то ли глюк, то ли вирус. Вот он на холодильнике, пароль «блондин».

Я не утерпел, всосал в рот Регинин небольшой сосок, заманчиво покачивающийся перед моим лицом.

Регина продолжала вещать мне в макушку, ненавязчиво поглаживая затылок, и не пыталась отобрать сосок:

— В папку «mеin» не заглядывай. Там наши очень неприличные фотки, в основном с наших закрытых попоек и на утро после. А если посмотришь, не верь и фотоматериалам, мы, несмотря ни на что - не лесби и ты живое тому доказательство. Просто мы все немного опасаемся парней... а друг с другом просто стравливаем пар. Что еще тебе выдать из наших девичьих тайн? Первой женой тебе лучше бы выбрать Настю, у нее послезавтра месячные, и она тогда выпадает из очереди - они у нее больше пяти дней. А она тебя так любит... Впрочем, жены и во время месячных находят способ ублажить мужа, вот только и им самим хочется... Вроде бы всё сказала, Максик, ласковый ты мой... Ладно, пойду и я за тремя литрами в живот, поиграю в беременность. Так что сегодня все попы твои – на выбор! Да, презервативов у нас запас, можно не экономить.

Она вжала меня лицом в тугую грудь напоследок и ушла не оглядываясь. Из коридора раздался Эльзин вопль «С дороги!!! Не удержу-у!!!».

Я загрузил ноут с аварийной флешки и запустил антивирус...

Прошло часа полтора, комп начал летать мухой как положено, фотографии в папке «mеin» не впечатлили. Таких полно в инете на лесби сайтах. Единственное свойство, долбанувшее по мозгам: в отличие от тех пусть и красивых, но каких-то безликих девиц - я отлично знал этих, ласкающихся, смеющихся, делающих куни подруг. Рассмотрел крупные планы лохматых писек. Я по цвету и густоте волос на лобках уже легко узнавал, где чья. Посмотрел какие заросшие были натуральные письки у Эльзы с Региной. И еще полюбовался на плеву Вики, в натуре-то разглядеть как следует и не сообразил. Кстати, кадр был замечательный: её девичью вульву растягивали пальчики подруг по кругу равномерно как лепестки ромашки. Хоть гадай «любит-не-любит». Рук было девять.

Вдруг, после крика «Макс, выходи» зазвучали аккорды страшного марша Мендельсона. Я вышел, полностью раздетые девчонки были в большой комнате Эльзы, они указали мне место в центре комнаты и, пропустив меня, замкнули круг. Вика тоже стояла в этом хороводе, но как выступающая вне конкурса была в трусиках.

— Ну что, электорат? Каравай-каравай-кого-хочешь-выбирай!

Я ладонью закрыл глаза, вытянул другую руку и повернулся как флюгер и замер. В ладонь подставилась грудь, явно Эльзина. Я открыл глаза, пощупал вдумчиво и переложил на соседнюю, Настину грудку. Её я помял точно так же и переключился на Каринкину, следом со скрытым удовольствием пожал у Регины и Вики. Держал лицо каменным, не давая возможности прочитать по нему бурю эмоций.

— Девушки, повернулись попами.

Конкурсантки развернулись ягодицами к центру, а я уселся на пол, на колени и пятки. Попы я трогал обеими руками... Жаль, что Викина была в трусах. Фигня весь этот конкурс, я еще пока сидел на кухне решил, что первой будет Настя, потом покорившая благородством Регина, затем красавица Каринка с плоской неразвитой писечкой и «на сладкое» пышная Эльза. Значит, во время девичника постараюсь трахнуть Эльзу, чтоб не расстраивалась, ну и Каринку тоже, тем более ей-то я оргазм должен.

— Спасибо, - сказал я хихикающим на поглаживание губок сзади хозяйкам поп, - повернулись обратно. Теперь не простой конкурс. Две девушки на весу удерживают за бедра третью с разведенными в стороны ногами.

— А-а, мы однажды фотографировались так, - Эльза положила руки на плечи крепких Регины и Насти, а они подняли и развели ее ноги горизонтально в стороны.

Красивая, такая гладенькая у Эльзы писечка! Я развел губки, чуть тронул крупный клитор, девушка дернулась, но ее удержали.

— Спасибо, следующая, - я, не дрогнув, удержал на лице выражение «покерфэйс».

Эльза с Настей поменялись местами, сохраняя общий порядок осмотра. Ноги раздвинулись, глаза – закрылись. Т-а-а-ак, Настя точно побрила по периметру лобка и укоротила волосы на губах. Я хладнокровно как гинеколог раздвинул алый разрез между поросших густым коричневым волосом губ и провел пальцем по дну щели. Красивая писечка! Очень хотелось вставить в вагину палец, но раз не сделал этого у Эльзы, значит, и у остальных не буду. Как назло из влагалища вытекла слезка, за ней другая. Утекли к анусу.

— Спасибо.

Регина с Эльзой подняли к моим глазам почти детскую писечку Каринки, волосы у нее остались только на лобке да и те очень коротко постриженные, этаким шариком, черным. Я развел ее плоские большие губки – внутри как у всех полный набор, и малые губки и клитор, влагалище... О, а девственная плева осталась, полумесяцем перекрывает влагалище, видимо и правда была просто надорвана, возможно так и останется, пока девушка не родит.

Регине ноги поднимали Эльза с Викой. Геометрическая фигура на лобке стала еще более изящной, напоминала высокий бокал с вогнутыми стенками на тоненькой ножке сомкнутой вульвы... Развел пухленькие губы - влагалище было плотно сомкнуто, даже определить непросто, где расположено... Дырочку уретры видно, а все остальное гладко.

— Спасибо всем. У Вики на это упражнение – освобождение, - решил я, и объявил, - Выборы состоялись, приняли участие не менее 80%, происходит подсчет голосов, результаты подадут в постель вместе с утренним кофе.

— Девки, бейте паразита, пока не признается! – завопила Настя и на меня накинулись со всех сторон, задрали на голову майку, повалили на пол и вытряхнули из штанов.

Из трусов тоже вытряхнули, задрав вверх ноги, зря я надевал самые приличные из моего небогатого гардероба. Вика внесла поднос с шестью наполненными бокалами. Мальчишник, он же девичник начался! Меня затискали, защипали, зацеловали со всех сторон. Я и не заметил, как на меня натянули Регинины стринги. Сзади они утонули между ягодиц, а спереди прикрывали разве что выпуклый мочеиспускательный канал вдоль стоящего ствола. Головка торчала выше поясной веревочки-резинки, а яйца свешивались с обеих сторон несерьезной тесемки.

— Какой девичник без стриптизера!

— Танцуй Макс!

Пришлось танцевать под какую-то романтическую музыку. Я пародировал знаменитый танец Джона Траволты, а попутно размышлял. Музыка была наготове, бокалы наполненные вином, даже эти дурацкие стринги, были под рукой – девки точно готовились к мероприятию. Это мне они навешали лапшу про завивку-маникюр, а сами... На что еще раскинется их буйная фантазия?! Ну так и знал – мне за веревочки стали засовывать шуточные деньги из игры «Монополия». Причем старались засунуть не за поясную веревочку, а за ту, которая шла поверх стоящего члена, делила пополам мошонку и сзади провалилась к анусу. Девчоночьего смеха и визга было на весь дом. Бумажек было много, и за член и в задницу засовывали щедро. Вика только успевала щелкать приличным зеркальным фотоаппаратом. Вовремя я Эльзе ноут восстановил, папка «mеin» пополнится порнухой. К счастью музыка кончилась, и я содрал трусики с бумажками. Лучше без них, хоть на фото буду обычным мужиком выглядеть, а не... этим!

Далее Настя станцевала стриптиз, причем настоящий с постепенным раздеванием. Классно танцевала и без всякого шеста, причем полураздетая показалась мне гораздо сексуальней голых подруг. Решили танец живота отложить, чтоб не портить впечатление. Эльза навалилась на меня и мы с ней долго целовались лежа, пока остальные теребили мне гениталии, беспорядочно споря. Я не вслушивался, Эльза завладела всем моим вниманием, а я пробрался пальцами ей во влагалище.

— Садись мне писькой на лицо, - шепнул я Эльзе, когда мы разделились лицами, чтобы чуть подышать после бесконечного поцелуя.

Она, мгновенно развернувшись, сместилась голенькими свежими половыми губками к моим губам. Оказавшись лицом к спорящим, Эльза сразу навела порядок:

— Карина, уступи член Насте, ты уже мастурбировала Максу, лучше подставь ему под руку писечку – у него просто волшебные пальчики... Настя начинай потихоньку рукой, но сначала подвинься, пусть Регина поможет тебе, но только не рукой... а ртом... А вы поучитесь сначала...

Я думал, что кто-то начнет возражать, а то и ругаться, однако, нет. Правую ладонь мне защекотала мокренькая писечка Каринки. Регина спокойно расположилась у моих сомкнутых ног напротив Насти.

— Делайте это вдвоем и одновременно, - руководила Эльза, писечку которой я старательно вылизывал, и в то же время изучал средним пальцем влагалище Карины. – Пусть Регина сосет, а Настя помогает рукой.

Я, в этот момент полностью лишенный кругозора Эльзиной попой, чувствовал, как Настя продолжила дрочить ствол у основания, а головку члена начал потихоньку ласкать горячий ротик Регины. Карина подергивала попкой на моей ладони справа, а слева я дотянулся до попы Регины, и та подвинулась, чтобы мне было удобней искать ее клитор.

С трудом веря во все происходящее, я облизывал, оглаживал, изучал тактильно прекрасные тела и гениталии одногруппниц, закрывая глаза от накатывающего удовольствия. Регина иногда ненадолго замирала от касаний клитора моим пальцем, а после особенно плотно обхватывала губами головку члена. Кстати, в этот самый момент кульминации, когда язык эстонки активно вращался и еще неизвестно что выделывал с заполнявшей рот головкой, Настя усердней Алладина натирала волшебную лампу, и сбила напрочь подступивший было оргазм.

— Оу, Максим, наслаждайся, - хихикала Эльза. – Когда еще у тебя такое будет... «Супруга» завтра перекроет кислород! Макси-ИМ... О! О! О-О-О!!!

Дирижабль попы затрясся надо мной... Наконец Эльза дала задний ход, освобождая мне лицо и давая подышать. Эльза на четвереньках уползла, чтобы в сторонке умереть от счастья. Я огляделся и с удивлением увидел член во рту Насти, переставшей мучить ствол, а Регина плавно поводящая попой с моим пальцем в глубине тесного влагалища, тихонько подсказывала как делать минет лучше.

Я потянул на себя пискнувшую Каринку и пристроил ее легкое тельце на месте Эльзы. Каринка, видимо непривычная к такой позе долго переступала коленками, ища оптимальное положение, пока наконец не угнездилась клитором там, где надо. На свободный после Карины палец осторожно наделась Настя, и я принялся ласкать опять одновременно два влагалища. Но и про Каринкин клитор не забывал, щекоча его языком. Через какое-то время вдруг вспомнил про «извращения», высвободил одну руку из-под Насти и, смочив палец в её обильно текущем секрете, вонзил его в не ожидающую такого нахальства расслабленную попку над своим лицом. Каринка взвизгнула, Настя наделась ртом до упора зубами в лобок, головку сдавило в ее горле и я не смог сдержать хлынувшую сперму.

Только через какое-то время я сумел собрать мысли в кучку, определить текущее состояние и положение всех конечностей своего тела. Ревизия показала: палец продолжает оставаться в попке Карины, другой - в таком же тесном влагалище Регины, сама Регина уперлась лбом в пол и больше Настю не учит. Настя без конца откашливается с выпученными глазами, член опять пропал, теперь уже во рту Эльзы, и все это непотребство с разных сторон снимает трясущаяся от хохота Вика – благо затвор взводить не надо. Я возобновил ненавязчивые движения пальцами и языком в дырках девушек и тех стало выгибать и корежить.

На этом наша оргия закончилась. Девушки решили ложиться спать, чтоб наступило скорей утро и они удовлетворили нестерпимое любопытство, кто же из них жена на целые сутки. Началась церемония прощания на ночь поцелуем.

Вика подала фотоаппарат Эльзе, опустилась к моему лицу и впилась в губы, а нацеловавшись, сместилась и вобрала в рот укоротившийся (к счастью временно) член. Следом за ней к моему освободившемуся рту прилипла кукольным личиком Каринка. Вика поднялась, на член тут же наделся красивый ротик Карины, а целовать меня в губы приступила Настя. Начался своеобразный конвейер: девушки поцеловав меня в двух местах проходили в ванную, подмывались парами и, выйдя уже в ночнушках, ложились по кроватям. Последней проникла языком в мой онемевший рот Регина. Когда Эльза освободила член, Регина воспользовалась, что ее никто не торопит, легла на меня во весь рост. Прижала щекочущим стриженным лобком вставший член и, обхватив меня руками и бедрами, перекатилась вместе со мной, так что я оказался на ней.

Не успел я осознать свое новое положение, как твердой рукой не менее твердый член был заправлен в узкое Регинино влагалище. Мне ничего не оставалось делать, как из пассива перейти в актив. Регина подо мной трахалась молча и яростно, подбрасывая меня встречными движениями таза. Я чуть притормозил, почувствовав, что подступает, и глазами спросил девушку «Куда?».

— Не пойся, в меня можно, - выкрикнула она, своим блуждающим акцентом, - ее тоже начало заводить.

Так она и кончила след в след за мной. Нацеловавшись, мы расцепились. Над нами стояли в ночнушках девчонки, не усидевшие в кроватях.

— Я считаю, мальчишник тоже удался, - хладнокровно сказала Регина, затыкая широкой ладонью поток спермы из влагалища и девчонки зашевелились и опять расползлись по спальным местам.

Мылись мы привычно вдвоем с Региной, только под душем, а в ванне не нежились. Когда вошли в нашу темную комнату, Карина уже спала.

— Утром если проспишь, девки из кроватей не вылезут даже пописать, - шепнула, легонько целуя на ночь, Регина, - будут ждать обещанный кофе.

У меня, ночнушки не было, лег голый под простыню.

Проснулся от ласкового поглаживания по голове. Попытался проморгаться сухими веками и ощутил теплые губы на губах. Когда окончательно прозрел, рядом никого не было, но я был уверен, что перед этим скрипнула кровать Регины. Не одеваясь, только посетив туалет с вечно открытой дверью, (перевесить её что ли, чтоб сама не открывалась?) прошел, болтая успокаивающимся членом, на кухню. Кофе варить я умел и любил. Турка была большая, поэтому сварил на всех, разлил в небольшие кружки на столе, одну поставил на поднос, сняв с него пустые липкие бокалы, и с парящим, одуренно пахнущим кофе, прошел по коридору мимо своей комнаты, (за спиной разочарованно прохныкала Карина).

Как предсказывала Регина, девки не спали, натянув простыни до самого носа, они косились на дверной проем, на меня с многообещающим кофе для кого-то. Я не стал трепать им нервы долгой паузой, делая разочарование большинства еще большим.

— Настенька, - остановился над открывшей рот девушкой, - будь моей женой... на сегодня.

Девки кроме Насти повскакивали с криками, в дверях возникли Каринка с Региной. Меня оттеснили, с Насти содрали простыню и заодно ночнушку, чтоб соответствовала виду голого мужа, поставили передо мной красную как пионерский галстук, но счастливую девушку. Кофе был отобран и унесен, чтоб никому не обжечься в суете. Нас толкнули в объятия, и мы слились в солидном супружеском поцелуе.

— Я знала, - неразборчиво, но понятно ликовала Настя, не прерывая поцелуя, - что это кофе мне...

Она вдавила мой отвердевший член себе в живот, нажимая мне на ягодицы.

Я, конечно, не стал разочаровывать девушку тем, что на выбор повлияли ее месячные. Настя повернулась к умилившимся подружкам:

— Чтоб сегодня на виду никаких писек и сисек, кроме моих!

Девчонки захихикали, но послушно одернули подолы и вырезы, чтоб скрыть соски и лобки... и пальчики на губках.

Началась обычная очередь в туалет и умываться. Я сопроводил супругу в туалет, пока она была там занята, достал из чемодана зубную щетку и прочее, потом мы супружеской парой приняли наскоро душ на виду чистящей зубы и капающей белой слюной Карины. Из комнат на завтрак девки выходили одетыми, в халатах, (Вика в футболке и юбочке классно обтянувшей попу). Лифчик под халатом был только на Эльзе, но она ненавязчиво показала мне, что без трусов, раздвинув на выпуклом блестящем лобке полы короткого халатика в момент, когда отвлеклась Настя. У меня встал от вида пухленьких губ Эльзы. Хорошо, что я оделся.

В Каринкином маленьком фартучке на голое тело суетилась Настя и, хотя дежурство было не ее, она своими руками пожарила мне омлет, пока все остальные завтракали манной кашей. Я, каждый раз, когда хозяюшка деловито пробегала мимо, похлопывал ее по голой попке, в конце концов, она устроилась у меня на коленях со своим остывшим кофе в руках. За ее спиной хитрые девушки, показывали мне сиськи, а под столом гладили пальчиками ног мои волосатые (до хоббитов еще далеко) лодыжки. В общем, вели себя с виду прилично, но настойчиво, как все дружные добрые соседки.

После завтрака Настя выгнала посторонних из комнаты и я отдал ей супружеский долг самым традиционным способом. Настя по-моему специально, дразня подслушивающих за дверью подруг, пищала, стонала, охала, крича:

— Быстрее, выше, сильнее... - тут она прервалась на собственный оргазм и чуть придя в себя, продолжила блажить, сбивая мне весь настрой смехом слушательниц из-за двери. - Глубже, чаще, резче... «сitius, аltius, fоrtius»... Длиннее, крепче, смелее в меня-я-я!!!

С последним словом она вообще истошно завопила, и в нее ударила струя спермы, усиливая оргазм. В комнату ворвались спасательницы и повторилась вчерашняя история с отмыванием в ванне. Теперь на месте Вики в горячей воде наслаждалась Настя, ее мыла Карина, а меня под душем Вика. И как вчера на Вику, после ванны надели трусы с веревки на Настеньку, когда ей, промокнув письку, показали испачканное полотенце.

«Минус два» догадался я.

Расстроенной, но не сильно Насте (Регина утешила: «Радуйся дурочка, что успела получить свой кусок счастья, да и ртом уже научилась действовать - хоть до утра тренируйся») выделили тампон, но послали в аптеку, дескать, кто последняя, той бежать.

Ну-ну. Не тампоны, так что-нибудь другое придумали бы верные подружки, чтоб не близко и чтоб на трамвае ехать. Не будь Настя в эйфории от удачного полового акта (голова пустая после салюта, даже двух в ней) она вряд ли бы ушла одна, захватила бы меня из вредности, пусть даже на улице дождь сменил изнуряющую жару. Так что я остался, среди девок, поснимавших халатики, едва щелкнул замок. Лифчик оставался на одной, трусы тоже только на одной, на Вике. Я немного встревоженно спросил её, как, мол, наша писечка поживает? Вика успокоила, дескать, все по плану, что она вне игры - накатили женские выходные, такие же как у Насти.

— Да что такое, девушки, - притворно удивился я, - кого ни трахну – сразу месячные? Мне всегда казалось, что должно быть наоборот.

Вика вдруг стянула с меня штаны (после душа я был одет в джинсы и футболку) и присела:

— Макс, это не за твою вчерашнюю трогательную самоотверженность, за нее в будущем награда. Это за лампочку над моей кроватью.

Она оглянулась на окруживших нас подруг и те молча развернулись и ушли в другую комнату. Вика действовала правильно, видимо внимательно слушала Регину во время девичника. Мысль, что Вика сберегла плеву благодаря минету, я отбросил, выругав себя за цинизм. Когда подошло время, я погладил макушку девочке, предупреждая, но она, кивнув, (при этом наделась глубже прежнего) переждала выброс небольшой порции спермы, легко проглотила ее и, поднятая мной на ноги, ответила на благодарный поцелуй, смеясь от моего языка щекочущего снаружи ее губы и щеки.

— Всё, хватит, Максимчик, ты уже и рот, и подбородок, и все щеки так облизал, что можно неделю не умываться.

Мы вышли из комнаты, остальные сидели за столом на кухне одетые - не мерзнуть же зря, в самом деле. Они смотрели Викины фотографии на Эльзином ноутбуке. Смеялись, ругались на Вику, показывали ей кулак, но удалить не требовали, хохотали.

Так вернувшаяся женушка Настя и застала нас смеющихся у экрана, пересматривающих всю серию который раз.

Вика как раз комментировала:

— Это когда Макс Каринке палец вставил для «извращения» и она с воплем прогнулась и, при этом оттолкнулась от Настиного затылка, насадив ее на член до упора.

Настя подхватила, оправдываясь:

— Я же не ожидала совсем, писечка вся разомлела от его пальцев, и вдруг такой сюрприз по затылку – у меня аж в пищевод головка проскочила! Я дернулась вдохнуть, а тут из Макса как хлынет и я чуть не утопилась. В гробу я видала такие групповушки! Во всяком случае в ближайшие дни.

— Вот за этот глубокий минет он и выбрал тебя первой женой.

— Ну, если потренироваться... может и смогла бы повторить. Так-то ни горло не болит, ни других последствий... Регина, можно научиться?

— Пока Макс живет с нами – вряд ли. Две недели маловато, мне понадобилось месяц.

— Регинка, дай мне своего Питера Пена, пожалуйста...

Послышались шепотки:

— Дурочка, такое при Максе сказать...

— Тем более, что Питер Пен сейчас у Вики, она тоже тренируется...

— У нас ведь живой Максик.

— Ух, какое «извращение» я придумала, когда придет моя очередь.

— Девки, а давайте устроим показ Максу наших покупок.

Вчера из-за идеи девичника примерка дома уже перед всеми подругами была отложена. Девки засуетились, меня опять заперли на кухне, как на замок на мое честное слово.

Минут через сорок торжественно позвали и посадили на стул в комнате Эльзы, спиной к подоконнику. Рядом пристроилась Вика с фотокамерой. На мой вопросительный взгляд она шепнула, что вчера ее волновали не шмотки, а нечто другое, и она, мол, одна без обновки. Тем временем зазвучала приятная музыка и из двери в комнату шагнула Эльза в своем халате. Я решил, что она объявит первую участницу, но Элька начала медленно расстегивать халат, кружась в замедленном ритме и покачивая попой. С завершением полного оборота халат свалился на пол, и пришла очередь лифчика. Расстегивала она его нестерпимо долго, так что хватило еще на один томительный оборот, наконец, тяжелые груди улеглись на животике. На очереди трусы, и я понял, что несмотря на отсутствие пуговиц, застежек и прочих крючков на трусах, их будут снимать так же долго. Что ж к этому я был готов и с удовольствием смотрел на красивое полненькое тело, пол-оборота снимавшее трусы до колен и еще пол-оборота от колен и ниже.

Из-за двери ей подали хрустящую упаковку, Эльза вынула колготки и так же медленно по ногам натянула их на покачивающуюся голую попу. Следом рука невидимой девушки подала платье на вешалке, и Эльза без привычного лифчика натянувшая платье, долго в его лифе, устраивала проваливающиеся груди.

— Она купила только колготки и платье, - шепнула мне задумчивая Вика, гадающая хватит ли карточки памяти на остальной показ мод.

На смену, сделавшей книксен Эльзе, в комнату ступила Регина. Музыка началась поэнергичней и Регина справилась с халатиком быстрее, с трусами и лифчиком тоже не тянула время, зато совсем голая потанцевала в свое удовольствие, пока на ее призывный взмах рукой не подали из темного коридора лифчик с биркой. Это было все, что купила Регина. Во время танца она, поданными в приоткрытую дверь ножницами, отрезала ярлычок и вернула его и ножницы в коридор. Выступление закончилось глубоким реверансом с разведенными коленями. Скорей бы завтрашнее кофе!!!

Следом танцевала, раздеваясь, Каринка, совсем чуть-чуть покружившись голой, она надела новые трусики детского фасона и цвета (хорошо, что без аппликаций) повытягивала пальчиками соски в ритме звучавшей песни. Я уже решил, что номер закончился, однако девочке подали еще трусы уже другого цвета. И ей пришлось натягивать их поверх первых. Тут же из сумерек коридора появилась рука со следующими, следующими и следующими. Хихикающая Вика успевала все снять в фотографическом смысле.

— Ей предложили акцию: за четверо купленных трусов пятые бесплатно, - комментировала мне еле слышно Вика. - Были бы нормального, женского размера, мы бы выручили.

Слово «женского» Вика произнесла с улыбкой удовольствия.

Карину сменила женушка, дотанцевала до трусов (по техническим причинам) и долго надевала и застегивала ремешки на босоножках, повернувшись к зрителям покачивающейся попкой в трусах.

С уходом Насти показ завершился. Девушки занялись кто чем, а я приступил к неприятному, долго откладываемому делу – прочищать слив на кухне. Засор был старый, пришлось разбирать и снимать отстойник, поднялась вонь. Девушки заглядывали ко мне, и тут же захлопывали дверь. Наконец, все собрал как было и вода стала утекать с шумом. Особенно резко бьющие в нос запахи унесло в настежь открытое окно.

Заглянула Регина, увидела, что я мою с мылом руки, вода бьет с напором а после не задерживается в раковине мойки, и крикнула назад:

— Настя, мне надо отблагодарить твоего сантехника, не бутылку же ему совать.

— Это да... - откликнулась издалека «женушка», - можешь дать, как он захочет... но с одним условием: если минет, то в моем присутствии. Мне учиться надо.

— Слышал, Макс? Зовем Настю?

Я мысленно посовещался с братом нашим меньшим и предложил:

— Давай позже, вечером. Я как раз собирался с машиной повозиться, пока дождь кончился.

Удивив меня, Регина вызвалась помогать и действительно помогла, когда мы, сняв заднее сиденье, исследовали бензонасос и решили, что он не виноват. Потом мы съездили купить свечи и заменили старые прямо у магазина. По дороге домой подыхающая старушка потянула как в молодости, и мы были счастливы, что совместно нашли причину.

Дома завалился отдохнуть в обнимку с женушкой и ноутбуком. Нашел сайт для молодоженов, где в две колонки параллельно шла информация предназначенная и мужчине, и женщине. Вот мы и читали совместно каждый своё, периодически целуясь. В общем, теоретически Настя о минете теперь знала всё. А я о куни. После практических занятий, односторонних, по понятным причинам, я уснул и, проснувшись с восходом солнца, пошел варить кофе для Регины.

Что-то еще, кроме непрерывного траха с Региной, не вспоминается... Вроде бы обедали... Она сделала мне профессиональный массаж, жесткий и болезненный, но после него все дальнейшее было нежным и приятным. Иногда мне голый зад и спину гладили руки подруг... Да, они еще мыли меня под душем...

А когда на утро я вручал поднос с чашечкой ароматного кофе Карине, с соседней кровати послышался стон без какого-либо акцента:

— Я беременна, у меня задержка – целые сутки!

Из соседней комнаты донеслось:

— Девки, вставайте, Регинка залетела, теперь Максу жениться придется и не на день, а дольше! Ура, опять будет девичник с нашим любимым стриптизером!

Имена из рассказа:

people Анастасия Виктория Карина Максим
Понравился сайт? Добавь себе его в закладки браузера через Ctrl+D.

Любишь рассказы в жанре Группа? Посмотри другие наши истории в этой теме.
Комментарии
Avatar
Джони
Комментариев пока нет, расскажи что думаешь о рассказе!

Популярные аудио порно рассказы

03.04.2020

2257 Новогодняя ночь. Секс с мамочками access_time 48:42 remove_red_eye 316 560

21.05.2020

1447 Оттраханная учительница access_time 24:39 remove_red_eye 243 002

03.04.2020

634 Монолог мамочки-шлюхи access_time 18:33 remove_red_eye 170 052

17.07.2020

788 Замужняя шлюшка access_time 15:43 remove_red_eye 165 100

01.06.2020

555 Изнасилование на пляже access_time 5:18 remove_red_eye 151 668

02.05.2020

505 Приключения Марины access_time 10:25 remove_red_eye 129 485

04.04.2020

424 Шлюха на месяц access_time 22:06 remove_red_eye 105 423
Статистика
Рассказов: 62 676 Добавлено сегодня: 0
Комментарии
Врят ли такое .....
Жена прелесть.Моя любимая тоже любит секс с другими...
Конченая шлюха! Даже проститутки не дают без презерватива. Я...
Сладкие описание. Я бы хотел быть его сменщиком...
Класна історія...