Додразнилась

date_range 12.10.2019 visibility 75,952 timer 45 favorite 19 add_circle в закладки
В данном рассказе возможна смена имён персонажей. Изменить

— Так значит к выставкам и галереям ты тоже безразличен? — Посматривая на телефон и ковыряя уже остывшего лосося вилкой, решилась я продолжить давно расклеившийся разговор.

— Ага. — Он был всецело поглощен своим стейком. — Да.

Я скучающе вздохнула. Посмотрела на него. Реакции не последовало. Ну что же, из всего нужно извлекать свои плюсы. Хоть поужинала нахаляву. Надеюсь. Ведь этот мужлан соизволит заплатить? Иначе кроме потерянного пятничного вечера я понесу еще и финансовые потери, которые приведут мужа в очередное недовольство.

— Руслан. Может ты отоврешься от своего мяса и уделишь мне хоть минуточку внимания? В тиндере ты был разговорчивее.

— Леся, я голоден. Я не ел с утра. — Он посмотрел на меня так, словно я досаждающая муха, которую надо бы прихлопнуть, да лень. — Позволь мне доесть... И мы продолжим наш... — Здесь он насмешливо хмыкнул — Конструктивный диалог о твоих развлечениях.

Я проглотила и это пренебрежение. Отправила в рот еще один кусочек, проверила телефон. Сообщений не было. Должно быть, снова допоздна будет на работе. Снова начальник ставит раком. Видимо, очередной косяк. И как он только дожил до своего возраста? Я перевела взгляд на Руслана. Что один ребенок, что другой. Все вы, мужики, такие смешные. Наивные, беспомощные, лицемерные.

Наверное, стоит познакомиться и с тобой, дорогой читатель. Жанна, 29 лет, замужем. В данный момент — в кафе с мужчиной, с которым познакомилась сегодня утром на сайте знакомств. Учитывая, что это порнорассказ, видимо, необходимо описать свою внешность, ведь это необходимый атрибут для подстегивания твоей фантазии, верно?

Светло-русые волосы, зеленые глаза, рост 156, вес — 45. Ну ладно, 48. Законные 45 были еще в студенческие годы, а сейчас семейная рутина и спокойная жизнь отложили на мне некий отпечаток. Нет, я слежу за собой, но поверь, когда у тебя уже 7 лет только один половой партнер, знающий тебя досконально, ты уже не так критична к лишним волоскам в интимных местах, новым сантиметрам в окружности бедер и ровности бровей. Да, я часто ловлю взгляды мимопроходящих мужчин, но какой смысл флиртовать и ждать продолжения этой заинтересованности, если ты все равно, в миллионный раз вернешься домой к одному и тому же мужчине, переставшему замечать косметические изменения в твоем образе? В общем, объективно красивая. Вот.

А теперь проясню ситуацию. С Русланом, как я уже говорила, мы познакомились сегодня утром на сайте знакомств. Представительный мужчина, 35 лет, облысевший, кареглазый и бровастый, с брутальной щетиной и довольно громоздким телосложением, привлек мое внимание. Стандартное начало беседы в духе «Привет, что такая красотка забыла здесь?» привело к оживленному интригующему разговору. Вел себя уверенно, не скупился на комментарии, встречу организовал даже не спросив, удобно ли мне, по сути все решив за меня. Властно, даже как-то покровительски. Вот я и решила подцепить его за эту уверенность, развести на ужин, интересно провести время. За его счет и в финансовом плане, и эмоциональном. Опыт у меня в этом большой.

Зачем я это делаю, зачем встречаюсь с незнакомыми мужчинами при наличии любящего мужа? Потому что мне не хватает общения с другими людьми, думаю. У меня была бурная, веселая молодость, много друзей, огромное количество оживленных и разнообразных событий, а с началом семейной жизни все это плавно сошло на нет. Подруги отдалились, друзья разъехались, от прошлой альтруистичной жизни не осталось и следа. Вот как-то и восполняю. Нет, некоторые встречи не разовые. С Артемом, например, графическим дизайнером, мы ходим по галереям, с Владимиром, программистом — проводим вечера, где он выступает в роли психолога, выслушивающего мои семейно-бытовые проблемы. Я знаю о чем ты подумал и скажу сразу — мужу я не изменяю. Да, в сексе меня не все устраивает, многое приелось, но ведь живут-же как-то семейные пары, и ничего. И желания такого не возникало, если честно. Но Саше, мужу, все же об этих знакомствах говорить не стала. Мало ли. Вряд ли поймет. Сам-то типичный стабильный любящий партнер, простой, адекватный, иногда даже слишком. Спокойной, рассудительный, любящий и заботливый. Но он один. А мне, как отъявленному в молодости экстраверту, нужно больше знакомств.

А вот сейчас передо мной сидит какой-то неотесанный самец, самодовольный, пожирающий свою рыбу, сконцентрированный только на ней, хотя ожидала я как минимум интересной беседы. Ну и оплаты моего заказа, конечно же. И да, на часах уже 11:15, хотя обычно я встречи заканчиваю до 10. Почему? Три причины:

1. Он опоздал. Сама не знаю, зачем я ждала, если честно. Даже учитывая тот факт, что муж предупредил, что задерживается, принятие пенной ванны с новым душистым кремом была бы куда лучшим времяпровождением, чем сидеть и смотреть, как эти небритые скулы пережевывают очередную порцию.

2. Сообщений от мужа не поступало. Видимо, ему сейчас действительно не до меня, да и я заранее предупредила, что сегодня погуляю с «подругами».

3. Мою карточку заблокировали. Истек срок действия, а я вообще об этом забыла. Да, именно сегодня. Забавное совпадение, не правда ли? Так что мне придется либо на метро добираться домой, либо как-то развести это животное на такси. И, находясь в игривом настроении (не знаю, пятничное ли это настроение, или виновато вино), я решила выбрать последнее.

— А ты знаешь, — я предприняла еще одну попытку наладить коммуникацию. — что есть такую пищу в такой поздний час вредно?

— Глупости. — невнятно пробормотал он. Что ж, он уже доедает, и то хорошо.

— А вот и нет. Ученые...

— Бред. — Тут же перебил он.

Я заткнулась. Ну и пусть. Пусть почувствует себя хозяином положения. Видали и покруче. Тупой, тупой баран. Неотесанное бревно. Хряк.

— Ну что, Алеська.

— Леся. Это самостоятельное имя.

— Алеська. — сделал он упор на первой букве.

— Блять... — шепотом, едва слышно пробормотала я, взяв в руку бокал.

— Что думаешь? Как настроение? Девушка! — Окликнул он официантку. — Подлейте даме!

— Мне хватит на сегодня.

— Не хватит. — Бесцеремонно отрезал он.

Ладно... Что-то мне уже не нравится происходящее. Неужели ожидавшаяся интересная беседа превратится в банальное спаивание? Смотри, волчок, опыт у меня в умении пить хороший, давний правда... В конце концов, на халяву и хлорка творог.

— Спаивать решил?

— Почему же? — О боже, как же он пялится. Прямо в глаза. Не отводя взгляда. — Просто хочу, чтобы тебе было хорошо сейчас. А то ты похоже взгрустнула.

— Ну... Мне бы хотелось поговорить.

— Зачем?

— Эм... В смысле?

— Алеся.

— Леся. По паспорту даже Леся. С рождения...

— Мы можем говорить, конечно. — Он снова проигнорировал мои слова. Дуб. Стоеросовый. — Но я не хочу говорить об искусстве, перформансах, что там еще... Неважно. Я хочу говорить о тебе.

— Ну... — Я проверила время. 11: 25. Попала, похоже. Надо будет выйти в туалет и набрать Светку, сказать, что для Саши я с ней. Ибо эта комедия до часа точно не закончится. Знаем. Проходили. — Давай. Поговорим обо мне.

— Сколько тебе лет на самом деле?

— 29. Я никого не обманываю.

— Я бы дал 25. Фигурка-то хорошая. По крайней мере, то что не скрывает твое платье, мне нравится. Гладкая кожа. И декольте смотрится выгодно. Это пушап?

У меня даже холодок пробежал. Незнакомый мужчина сидит напротив, нагло ползает глазами по моему телу и открыто задает такие вопросы. Да, он почти не пил, а ведет себя так уверенно, словно мы уже лет 10 знакомы. Настолько оторопела, что даже не подумала поправить и правда чуть съехавшее декольте.

— Рискованные вопросы задаете, мужчина. — Полушутливо ответила я.

— Не нравится?

— Правду сказать?

— Послушай. — Он сделал еще один глоток из своего бокала. — Не нравится? Ты можешь уйти. Никто тебя здесь не держит.

Я промолчала. Сейчас он потребует оплатить свою часть счета. Не буду раскрывать карты. Видимо, придется подыграть еще немного.

— Я все же останусь. Но можно попросить тебя...

— Нельзя.

— Ясно. — Честно сказать, я даже была немного заинтригована. Нечасто трезвые мужчины ведут себя с тобой настолько откровенно. Ладно, пока не начал откровенно приставать, и то хорошо.

— Так пушап или нет?

— Нет, свои. — Мне уже было все равно. — Двойка с половиной, если интересуют подробности.

— Подробности интересуют, но у тебя двойка просто, не льсти себе.

Проглотила. Продолжай, увалень. Блять, приеду домой и сразу в черный список. Моментально!

— На твои бедра я тоже обратил внимание. Ты занимаешься?

— Да. — Я старалась не показывать своего напряжения, но голос все же немного подрагивал. — Плаваю.

— Заметно. Пока ты шла к столику, не мог оторвать глаз. Орешек что надо, как говорится. — Он улыбнулся. Не похотливо, не злостно. Как-то даже искренне.

— Ну... Наверное, спасибо.

— Не надо стыдиться своего тела, Алеся.

— Леся...

— Ведь для этого ты следишь за собой?

— Нет, для себя. Уверенность в себе прибавляет...

— Не неси чушь. Тебе доставляет удовольствие мужское внимание. Ты замужем?

— Нет. — Да, признаюсь, здесь действительно небольшой грешок, ведь на подобных встречах я снимаю кольцо и храню его в сумочке.

— Странно. 29 лет, такая кобылка, а еще не замужем. Предложений небось поступало множество?

Кобылка... Кем я еще для тебя буду в этот вечер?

— Поступало.

— И что? Прям всех отвергаешь?

— Допустим.

— Такая недоступная.

— Да! — Я почувствовала, как мои щеки начали гореть.

— Ты краснеешь. Тебе нравятся эти вопросы.

— Блять... — Вырвалось у меня, но я тут же взяла себя в руки. — А зачем такому представительному мужчине как ты тренировать свое красноречие на сайтах знакомств?

— Никто не тренирует красноречие.

Разговор начал меня утомлять. Были бы у меня деньги. Была бы карточка рабочей. Уже ехала бы домой. А то уже и была бы там. Бесит. Противный. Тупой. Нахал.

— Сколько у тебя было мужчин?

Я даже подавилась. Закашляла. Он тут же придвинулся ко мне и начал хлопать по спине. Вторую руку устроил на моем колене. Ну вот. Начинается. Ну ничего, в студенчестве и не с такими сталкивались. Были и пьяные одногрупники, и горячая кровь с гор, справлялись. Разруливали.

— Твоя рука на моем колене.

— Ну... Да. — Он очень близко. Я даже чувствую его парфюм. И дыхание.

— Убери, пожалуйста.

— Не хочу.

— Все же убери.

— Все же оставлю.

Я снова вздохнула. Он не изменил своего решения.

— Тогда если ты начнешь ко мне приставать, я закричу.

— Приставать это как?

— Это вот так!

— Но тогда я уже пристаю, а ты еще не кричишь.

— Ты хочешь, чтобы я закричала?

— Очевидно не здесь.

— Ты невыносим. — Я посмотрела прямо на него.

— Это проблема? — Наши лица были слишком близко. Я резко отвернулась. Это было очень близко.

— Да, это проблема.

— И как мы будем решать эту проблему?

— Ты уберешь руку с моей ноги.

— И не подумаю. — Он обнял меня крепче.

— Я закричу.

— Кричи.

Официантка, проходя мимо нас, улыбнулась и вопросительно посмотрела на него. Он кивнул. Она вновь наполнила мой бокал. «У кого-то сегодня будет секс» — небось подумала она. Ошибаешься, девочка. Не с той вы связались. Мне очень хотелось проверить телефон, вдруг Саша написал. Но я не могла, Руслан был буквально вплотную.

— Что там у тебя в телефоне? — Проследил он мой взгляд.

— Ничего.

— Кого-то ждешь?

— Нет.

— Ты сейчас с кем-то трахаешься?

Так. Да, я была пьяновата. Да, мне приходилось играть по его правилам из-за счета и возможного такси, но это уже был перебор. Перебор явный. Я оттолкнула его.

Ага, оттолкнула. Его волосатая большая ладонь оказалась прямо у подола моего платья, а вторая рука прижала меня еще сильнее к себе. Более того, указательный палец первой руки уже лежал под тканью, из-за разницы в его и моих габаритах, касаясь моего бедра. Если он захочет чуть сместить руку, то запросто коснется... Так!

— Руслан!

— Что случилось? — Он уже шептал мне на ухо.

— Ты случился.

— Ты смешная такая. — Его ладонь гладила мое бедро, я была вплотную прижата к его телу, этой черной рубашке. Аромат духов, мужских духов въедался в меня, впитывался в мое платье, волосы... Он дышал в мои волосы, говорил тихо, низко, хрипло. — Смешно сопротивляешься.

— Было бы чему сопротивляться.

— Ты еще не надразнилась? — Моя голова шла кругом. От вина, от его запаха, от самой ситуации... — Хочешь еще поиграть в свои игры?

— Какие еще игры?

— Да ладно, мы оба знаем, что ты мне дашь.

Я посмотрела прямо ему в глаза.

— Ты не охуел?

Это было ошибкой. Я не договорила, потому что его губы накрыли мои. Он пропихивал свой язык, скользкий, разящий лососем, в мой рот. Он жевал мои губы, жадно давя меня назад своей головой. Тщетно пытаясь отпихнуть его тушу руками, я потеряла контроль за своим бедром, которое тут же освободилось, уступив очередь бедру. Да, он бесцеремонно засунул руку под платье, схватил ягодицу, схватил крепко, сжал. Я все еще пыталась отодвинуть его от себя, но руки словно уперлись в стену, настолько силен он был.

Мне все же удалось сжать губы и повернуть голову, подставив его губам свое ухо.

— Я тебя выебу, Алеся.

Леся, блять. Самостоятельное имя. Хотя ладно, в тот момент меня это совсем не волновало. Я пыталась отдышаться. Сердце билось как сумасшедшее, я даже какое-то время не обращала внимание на руку, снующую по моей заднице.

Ладно, я потеряла контроль. Такого со мной еще не случалось. Ситуация опасная. Я всегда выходила из таких проблем, потом вспоминала в пьяных разговорах с подругами, вместе смеялись. Как опростоволосить мужика, повеселиться за его счет и успешно слиться... Да... С подругами... Которых уже нет...

— Отпусти меня. — Да уж, хотела сказать твердо, но вышло неуверенно и даже как-то призывно.

— Не хочу.

— Отпусти.

— А не то что?

Я не знала, что. И он не знал.

Подошла официантка, заменила мой бокал.

— Я больше не буду пить.

— Будешь.

— Я и так пьяная.

— Ты все еще напряженная.

— Может это потому что твоя рука у меня на заднице?

— Это не должно тебя напрягать.

Я снова посмотрела на него. Сфокусировала пьяный взгляд. Некрасивый ведь. Лысый, грубые черты лица, непропорциональный, словно вырезанный неумелым скульптором. Ну да, челюсть зато массивная. Нос длинный. Щетина эта. Некрасивый, но все же сексуальный. Наверное. Маскулинный. Самцовый. Вообще наплевать, что я там говорю. Он уже все решил.

Он снова меня поцеловал. Я не стала сжимать губы. Он даже целовался грубо. Неумело. Хотя вряд ли его это заботило. Язык снова болтался по моему рту. Руки, которыми я пыталась бороться, я положила на его плечи. В голове гудело. Вдруг я почувствовала сильное давление в промежности. Сжала ноги. Настолько сильно, насколько смогла. Его руке это не помешало. Надавил. Еще раз. Сильнее. Я простонала ему в рот. Он отпустил меня там. Взял снова. Надавил. Ослабил. Надавил.

— Ты мне трусики внутрь вдавишь. — Прошептала я в его губы.

— Зачем ты их вообще надевала? — Его щетина кололась.

— Я не знала...

— Знала. — Он снова надавил. В ушах загудело сильнее. Я не знаю, стонала я или нет. Реальность словно немного сдвинулась относительно времени. — Все ты знала, сучка.

Мне нужно проверить телефон. Леся, ты замужем. Леся, муж уже должен быть дома. Леся, муж мог тебе написать, и если ты не будешь отвечать долго, это будет подозрительно. Леся, возьми себя в руки.

— Мне нужно в туалет.

Он еще раз сжал меня, вызвав очередное помутнение сознания, позволил привстать, затем резко притянул меня к себе.

— Положи руку.

— Куда?

— Ты знаешь куда.

— Мне нужно в туалет.

— Просто потрогай меня, и я тебя отпущу.

— Руслан...

— Давай.

О господи... Ладно...

Я положила руку ему на пах. Ну и что? Что я, стоящих писюнов не щупала? Ну да, наверное большой, через брюки сложно судить. Так! Леся, очнись! Он все же соизволил меня отпустить. Я схватила телефон и бросилась в туалет. На самом деле потом до меня дошло, что если бы я захватила сумочку, можно было бы вообще убежать отсюда, как-то с пересадками добраться до дома, если транспорт еще ходит... Так... Главное — Саша. Написал?

Нет, новых сообщений нет. Не поняла.

Опустила седушку. Покачнулась. Села. Блин, пьяная... Звоню. Гудки.

— Леся, привет! — По голосу уже понимаю, что муж нетрезв. — Я у Вадима, тут такая ситуация... Прости... В общем... Ик... В общем от него женщина ушла... И я... Поддержать... Леся...

Вадим. Сашин друг со школы. Работает в одном отделе. Ведущий специалист. Всего лишь. Тянет Сашу вниз. Неудачник. Никогда мне не нравился. Глупый. Абсолютно не амбициозен. Бесперспективный. Неудивительно, что его пассия от него ушла.

— Саша, успокойся и внятно скажи что происходит. — Пытаюсь имитировать трезвую речь.

— У Вадима девушка ушла. Леся, я пока у него дома. Если надо, скину фото, прости пожалуйста. Я не предупредил, потому что думал, что мы просто выпьем в баре, а потом все продолжилось у него дома.

Тряпка...

— Дай ему трубку.

— Да, Леся, конечно.

— Леся, привет.

— Привет, Вадим. Как дела?

— Плохо. К счастью, Саша...

— Да я уже поняла, верни Саше трубку.

— Алло, Леся? Ты не злишься?

Нет, Леся не злится. Леся сосется с незнакомцем с тиндера. А ты и не знаешь. А ты и не можешь догадываться об этом.

— Не знаю.

— Леся, прости пожалуйста.

— Я подумаю.

— Я могу прямо сейчас вызвать такси и приехать домой.

— Нет, оставайся у Вадима. Друг, все-таки.

— Точно?

— Да. Переночуй уже у него. Не вынесу перегара поутру.

— Прости еще раз.

— Перестань.

— Хорошо.

Я вздохнула. Иногда он все же чрезмерно добр. Аж бесит.

— Придумаю, чем себя занять.

— Леся, спасибо. Люблю тебя.

— И я тебя. Веселитесь.

— Ох, если бы ве... — Я положила трубку. Обхватила голову руками. Бесит. Бесит Саша. Бесит Вадим. Такое и раньше бывало. Если бы не Вадим, Саша бы уже давно пошел вверх по карьерной лестнице. И зарабатывал бы нормально. Хотя бы больше меня. Блин, Руслан ждет. Стоп, а почему я о нем-то беспокоюсь? Я положила руку на трусы. Ткань была влажная. Прекрасно. Просто блять превосходно. Что, Леся, посидела за чужой счет? Ладно, нужно как-то закругляться. Хватит. И так уже за грань вышла. Далеко. Возьми себя в руки.

Он сидел в телефоне. Я села. Не на свой стул. На диванчик. Возле него. Он даже не посмотрел на меня.

— Что делаешь?

— Сижу в тиндере.

— Кого ищешь?

— С кем провести ночь.

Я вообще перестала понимать, что происходит.

— Подожди, так а... А то что мы сейчас...

— Так ты же сливаешься.

— Но мы же... Целовались...

— И?

— Я думала?

— Что ты думала?

Как вообще можно быть таким контрастным? Сначала горячий как пламя, обжигающий своей настойчивостью. А сейчас — ледяной. Ладно. Подумаю об этом утром, когда буду трезвой. Сейчас нужно решить насущные вопросы.

— Руслан... Мы расплатились?

— Я расплатился.

— А... Я?

— Пока не знаю.

— А как мы можем это узнать?

Он отложил телефон. Посмотрел на меня. Пристально.

— Ты едешь ко мне?

Взрыв. В моем мозге. Ядерный.

— Сегодня?

— Да. Сейчас. Я уже вызвал такси.

— К тебе?

— Ну да. Что за тупые вопросы?

— А мне вызовешь?

— Только если утром.

Я смотрела на него. Я не могла думать. Не могла рассуждать. Я не знала, что мне делать. В нем не было ни одного процента того джентльмена, которых я легко находила в других мужчинах. Он был прямым. Был несгибаем. Но ведь и я тоже не простачка, верно? Я просто... Я просто сейчас встану, возьму сумочку и пойду. bеstwеаpоn Пешком пойду, что поделать.

— Хорошо. — Он наконец заговорил. — Вижу, у нас с тобой назрел небольшой конфликт, следствие недопонимания. Предлагаю компромисс.

— Компромиссы я люблю. — Я немного расслабилась. Давай, австралопитек, просто перенеси встречу на другой день, просто перенеси дату...

— Мы едем на одной машине. Заезжаем ко мне. Я подумал, может я на самом деле тороплю события...

— Да уж, наверняка! — Я даже немного усмехнулась, но тут же стихла под его взглядом.

— Немножко поболтаем. Я открою хороший коньяк, давно уже у меня стоит. Мы просто немного поболтаем, узнаем друг друга чуточку лучше. И я вызову тебе такси домой. Можешь даже адрес мне не говорить, деньги я дам.

Я задумалась. Насколько позволяло опьянение, конечно. Пешком мне до дома идти часа полтора, в принципе. С другой стороны, что если все же ему поверить? Ведь сейчас он ведет себя адекватно. Может он понял, что я не того поля ягода, к которым он привык? Девушку он себе на ночь ищет, ишь ты! Не с той связался! А может его в итоге и в черный список не заносить, может он даже и раскроется впоследствии с хорошей стороны? Да и что мне сразу домой ехать? Скучно одной.

— Ты же в Москве хоть живешь?

— Да, в пределах Центального.

— Ладно. Поедем.

— Тогда пошли. Такси уже ждет.

— А мой счет?

— Я уже оплатил.

— Ах ты... — Я поднялась, подцепила сумочку, направилась к выходу. Он шел за мной. Совсем другой. Сдержанный. Даже дверь придержал. Кавалер, мать твою.

В такси ехали молча. Сидели дистанционно, сохраняя место еще для одного пассажира между нами. Он сидел в телефоне. Желая показать, что и у меня может быть есть дела, я также достала свой и разблокировала.

«Леся, как ты? Уже спишь? Наверное да, ты всегда спишь в это время. Спокойной ночи, зайчик. Я приеду к полудню, чтобы тебя не будить. Еще раз извини, что не смог разделить с тобой начало выходных.»

Мило.

А что если? А что если он меня соблазнит? Или, еще хуже, возьмет силой? Еду домой к абсолютно незнакомому мужчине, в переписке он один, в реале — другой. Грубый, бесцеремонный. Дикий. А потом — снова галантный, снова понимающий, идущий на компромиссы. Так, Леся! Держать себя в руках, не поддаваться на провокации, часик побуду у него, поболтаем, коньяк можно только сделать вид, что пью, потом приеду домой, сразу лягу спать. Спать одной, как же это здорово! Вся кровать твоя, никто не пихает, никто не забрасывает на тебя руки и ноги, благодать! А что касается этой обезьяны — посмотрим. Будет с ним приятно — приберегу на потом, когда совсем уже не с кем гулять будет. Если нет — в черный список. Все просто.

Такси остановилось. Руслан вышел первым, подал руку. Приобнял меня на ступеньках. Ничего такого, я просто немного покачнулась. То же самое повторил и у лифта. Черт, я все еще пьяная. Возьми себя в руки, возьми себя в руки! Может умыться у него?

Зашли в лифт, он нажал кнопку верхнего этажа. Ехали молча. Я не знала куда мне смотреть. Я правда не могу объяснить это чувство, но он вызывал во мне даже какой-то страх. Почему-то мне казалось, что если я сейчас взгляну на него, он тут же накинется и растерзает. Я смотрела под ноги, смотрела на кнопки... Черт, какой же медленный у него тут лифт!

Квартира у Руслана была просторная. Такая холостяцкая уютная студия. Встроенная кухня, диван, большая кровать, просторный коридор — ничего лишнего.

— Проходи, Алеся, устраивайся. Можешь на стульчик, можешь на диван, или сразу на кровать.

— Я Леся. И по паспорту Леся.

— Покажи.

— Вот еще, паспорт тебе показывать. — Я скинула босоножки и прошмыгнула к ванной.

— Ну да, 18 тебе уже явно есть.

Я фыркнула и закрыла за собой дверь. Посмотрелась в зеркало. Достала из сумочки помаду, начала корректировать губы. Так, еще и стрелки немного смазались... Стоп... Зачем я привожу себя в порядок? Я ведь не хочу ему понравиться?

— Трусы можешь с собой не брать на этот раз! — Услышала я его голос.

— Не дождешься, кобелина!

Он рассмеялся. Я все же наскоро обновила макияж, собралась с силами и вышла.

Он сидел на диване. Уже босиком и в майке, открывающей его большие крепкие руки, покрытые порослью черных волос. Но, к счастью, все еще в брюках. На столе перед диваном красовались два стакана с коньяком. Наливал не скупясь, чего уж там.

Я села с другого краю. Он пододвинулся ко мне. Очень близко. Обнял. Я даже немного сгорбилась под тяжестью его руки. Я соотнесла наши размеры. Кинг-конг и Наоми Уоттс, ничего не скажешь. У него рука только в обхват как две мои ноги, а то и больше.

Я пригубила коньяк. Подержала во рту. Проглотила. Он гладил мое плечо. Смотрел на меня.

— Мы вроде говорить собирались.

— Говори.

— Мне бы хотелось узнать о тебе побольше.

— Спрашивай. — Его длинные толстые пальцы перебрались с плеча на ключицы, и по ним, словно по мостику, продвигались к шее. Хотя, учитывая их размеры, я не была уверена, какая часть моего тела уже находится в зоне их поражения.

— Сколько тебе лет? — Я глотнула еще. Собиралась же только делать вид, что пью, что происходит?

— 38. — Его ладонь легла на шею, надавила на подбородок, заставила запрокинуть голову вверх.

— Ты... Ты... — Я почувствовала дрожь в ногах. Совсем мелкую, едва заметную. Главное — чтобы он не заметил. — Можно я положу ноги на стол? У тебя пол холодный. А я босиком.

— Рискни.

Я поставила одну ногу на стол. Подняла другую, но он подхватил ее. Отвел к себе, пропустил руку под ней. Снова давление. Снова та же истома, что была в кафе. Я опустилась на диван так, что о спинку опирался только мой затылок, а стакан с коньяком поставила себе на живот.

— Я же сказал тебе снять трусы.

— И... Что? — Он мял мою киску через ткань, грубо, по-хозяйски, заставляя меня двигать бедрами вверх и вниз, чтобы хоть как-то уберечь ее от его неаккуратных действий.

— Еще раз

ослушаешься, и тебе придется доставать их из себя.

— Хватит... Перестааааа... — Он сдавил очень сильно. До боли. Но вот ведь казус: как только боль ушла — пришло удовольствие. Ударило в голову. Свободной рукой я пыталась хоть как-то корректировать его движения, но проще было, наверное, сдвинуть гору. Он продолжал мять меня, заставляя все тело следовать за движениями его кисти. Тупая боль перемежалась с удовольствием, а осознание того, что эта волосатая и кряжистая машина может сделать со мной все, что пожелает, напрочь отключала Лесю — верную и честолюбивую женщину. Я была текущей, постанывающей и потерянной Лесей — неопытной с мужчинами. Наивной и абсолютно не знающей, как выйти из этой ситуации.

Внезапно он убрал руку.

— Сядь ровно. — Резко сказал он.

Я выпрямила ноги, лежащие на столе. Оперлась о деревянную поверхность, приняла вертикальное положение. Посмотрела на Руслана. В отличие от моего, его взгляд был трезв и чист.

— Допивай.

— Но тут еще много.

— Допивай. — Он был непреклонен. Я уже не могла спорить. Может из-за какой-то ментальной усталости. А может банально не было желания. Просто хотелось следовать за его голосом, его командами. Не думать. Просто делать то, что он говорит.

Я начала пить маленькими глотками. Он нетерпеливо приподнял стакан, так, что мне пришлось пить быстрее, а в конце я закашлялась и немного пролила на себя, на него, на диван.

— Неряха.

— Прости.

Он взял меня за челюсть. Приподнял еще выше. Я уже ожидала этого. И не стала сопротивляться его поцелую. Знала, что бесполезно. Я плохо соображала. Алкоголь, его сила, его запах, все это напрочь выбило меня из колеи.

Он отстранился. Я смотрела на него снизу вверх, тяжело дыша.

— Я сказал тебе снять трусы. Почему они еще на тебе?

Я... Не... Что? — Я посмотрела вперед. Платье было задрано до ребер, являя миру красивые белые кружева стрингов. Для Саши надевала, кстати. Думала, что-то будет сегодня ночью

— Снимай.

— Руслан, что...

— Я не буду повторять дважды.

Я не знала, что он сделает в случае неподчинения, но и знать не хотелось. Я все еще чувствовала непонятный страх перед ним. Только страх этот был не таким, каким я привыкла его ощущать. Какой-то благоговейный. Словно у маленькой девочки, которую ругает рассерженный отец.

Я приподняла таз, стянула с бедер трусики, снова вопросительно посмотрела на него. Он любовался зрелищем. Завидев мой взгляд, вопросительно поднял брови, мол, чего ждем? Продолжай. Да, Леся, продолжай, маленькая послушная шлюшка. Я пропустила одну ногу, затем другую, прижала белье к себе. Он протянул руку, забрал у меня трусики и откинул в сторону.

Мы в третий раз оказались в положении моих терзаний. Только на этот раз я даже не пыталась свести ноги, наоборот, скорее призывно их развела. По тому, насколько плавно и скользко его рука снует между моих бедер, я поняла, как сильно теку. Он провел рукой выше, задев лобок, вернул обратно.

— К следующему разу ты это уберешь.

— Ты про что?

— Про волосы.

— Какой нахуй следующий рааа... — Захотела я засмеяться, но он вошел. Вошел сразу двумя пальцами, бесцеремонно раздвигая стенки моей киски, и тут я осознала, что эти два пальца, толстых твердых пальца, уже занимают внутри меня больший объем, чем Сашин член. Не маленький тоже, скорее средний, но такой привычный, такой комфортный. Не то, что эти варварские пальцы, по-хамски терзающие меня изнутри. Вторая рука, кстати, уже начала знакомиться с моей грудью, миновав платье и лифчик.

— Смотри-ка, и правда не пушап. Я думал, только задом твоим довольствоваться буду, а у тебя, оказывается, и спереди все на месте.

Эти слова должны были меня оскорбить. В обычной ситуации. В обычном состоянии. Но я и их проглотила. Приняла на свой счет. Действительно, если это правда, то на что обижаться?

— Обычно женщину начинают ласкать с груди, а у тебя все как-то наоборот... — Решила я его подколоть, но тут же пожалела об этом, скривившись от того, как сильно он сжал мой сосок.

— А тебя никто и не ласкает. Я лишь делаю то, что мне нравится. Мне вообще похуй, что тебе приятно, что нет, чего ты хочешь, чего нет. — Он засунул пальцы максимально глубоко, заставив мои ноги задрожать, провернул, надавил костяшками на клитор. Дрожь в ногах усилилась, а перед глазами появились черные круги. — Находясь здесь, ты просто инструмент. Мой инструмент для получения удовольствия. Игрушка, если тебе так угодно.

Меня выебут. Меня сейчас выебут. Определенно. Что, Леся, разрулила? Порешала вопросик? Поужинала нахаляву? Надо было пешком идти. Или нет? Надо было вообще сразу домой ехать после работы. Привлек тебя этот Руслан. Галантный блять. Джентльмен нахуй. Разгребай теперь.

Размышления прервал резкий рывок за волосы, подтянувший меня вплотную к его лицу. Киска, оставшаяся без пальцев внутри, проехалась по поверхности дивана, оставив на ней едва различимый влажный след. Я снова приготовилась к поцелуям, но он отвернул голову и начал вкрадчиво говорить на ухо.

— Ты будешь делать то, что я тебе скажу. Никаких вопросов, никаких уточнений. Будешь тупить — делаю больно. Будешь медлить — делаю больно. Не будешь стараться — делаю очень больно. Если от чего-то откажешься — выставлю за дверь голышом, а вещи выкину в окно. Будешь умничкой — буду награждать. Все ясно?

Я смотрела на него. Страшный. Некрасивый и страшный. Резкие черты лица, угрюмое строение, даже уродливый в какой-то степени. Но от чего-то невероятно притягательный. Хочется следовать. Хочется подчиняться.

Звонкий шлепок прервал ход моих мыслей. В голове зазвенело. Даже протрезвела немного.

— Я задал тебе вопрос.

— Да. — Щека загорелась. — Да, все ясно.

— Отлично. Встала.

Я спешно слезла с дивана и встала перед ним, опустив руки. Смотрела мимо, в сторону. Я боялась смотреть на него.

— Платье.

Быстро сообразив, я взялась за короткий подол, итак задравшийся до лифчика, и стянула платье через голову. Не обратила внимания и на то, как жалобно хрустнула молния на спине. Лучше, наверное, не просить его расстегнуть ее.

— Что ты его держишь в руках, дура? Выкинь.

Я тут же подчинилась. Снова опустила руки, сцепила их в замок на уровне паха, но, завидев недовольство на его лице, спешно завела их за спину.

— Ну, девочка, что еще осталось?

— Эм... Лифчик?

— Да ты у нас вундеркинд! Ну? Чего ждем?

По внутренней стороне бедра протекла капелька. Я поверить не могла, что могу так возбудиться в подобной атмосфере. Дрожащими руками расстегнула крючок, одно плечо, второе, и вот лифчик у меня в руках. Не дожидаясь команды, кинула его к платью. Встала ровно, снова завела руки за спину.

— Да, фигуру я хорошо определил по фото, а вот с грудью ошибся. Зря планировал трахать тебя только раком. И форма удачная, и соски маленькие. Рабочая ты лошадка. Такую как ты только долбить и долбить. Что скажешь? — Он начал стягивать с себя майку.

— Да... — Я смотрела на его обнажившийся торс. Нет, он все же был мускулистым. Только заплывшим скорее. Медведь такой. И, как медведь, очень волосатым. Мда, Сашу я заставляла бриться. Везде. Тут, видимо, придется дыхание задерживать. Не заблудиться бы в этих черных зарослях. Я усмехнулась.

— Что да? Ты улыбаешься, потому что тебе приятно это слышать?

— Д-да... Приятно.

— Значит ты пока плохо представляешь, что тебе придется делать. Тебе не всегда будет приятно. Иногда ты будешь делать вещи, вовсе тебе неприятные. Но ты должна понимать одну простую вещь. Ты должна быть счастлива, когда счастлив твой мужчина. Сегодня твой мужчина — я. А сейчас... — Он начал расстегивать свои брюки. — Подойди к стойке и налей мне еще коньяка.

Я развернулась и направилась к стойке. Уже почти не пошатываясь. Мысли путались, тревога цепко сковывала грудь, внизу уже немного побаливало. Щека уже почти прошла. Было ли мне страшно? Наверное да. Но причина этого страха и являлась единственным лучиком света, намеком на возможное спасение. Это действительно сложно объяснить. Наверное, это и есть тот самый Стокгольмский синдром. Пока я аккуратно наливала коньяк (не дай бог разлить, меня же порвут на месте), рассуждала про себя, является ли это изнасилованием. Наверное, все же нет. Это ведь понарошку, верно? Ведь если я прямо сейчас упаду на пол и заплачу, он ведь оденет меня, успокоит и отправит домой. Но и ролевой игрой это назвать сложно. Скорее что-то среднее. А может это просто вид отношений? Свободных, конечно же...

— Быстрее, блять.

Я поставила бутылку на стол и пошла к нему, стараясь вести себя как официантка. Бокал в одной руке, вторую за спину, походка ровная, голова поднята. Подошла, встала перед ним. Повисло молчание. Он развалился на диване, абсолютно голый, как и я, широко расставив ноги. Ох, эти волосы, боже... И член... Впервые за 7 лет вижу чей-то еще член. Даже отвыкла как-то. Вживую-то, не в порно.

— Давай сюда. — Наконец сказал он. Взял бокал, отхлебнул немного, подержал во рту, проглотил. Он не торопился. Я терпеливо стояла перед ним, уже привычно заведя руки за спину, позволяя любоваться своим телом. Даже как-то подсознательно втягивала живот, чтобы ему нравилось. Забавно.

— На колени.

Я опустилась на пол. Неплохо было бы коврик пододвинуть, а то коленки натереть не долго. Да вот просить боязно...

Его член оказался прямо перед моим лицом. Лежащий немного набок, узловатый, толстый, с приоткрытой головкой. Одна особо выделяющаяся вена проходила спереди, от самого основания и до головки. Совсем некрасивый. Этакая большая кривая дубина, неровная, угловатая, даже крайняя плоть лежит как-то неаккуратно. И яйца какие-то слишком большие. И все это безобразие, конечно же, покрыто густым слоем жестких кучерявых волос, густых у основания, и отдельно раскиданных у начала самого ствола. И он еще меня упрекнул за аккуратную интимную стрижку полосочкой. Я немного приблизила голову. Запах пота тут же ударил мне в нос. Несмотря на возбуждение и пьяное состояние, мне было противно.

— Чего ждем? — Он отхлебнул еще. — Работай.

Я провела рукой по его животу, спустилась ниже, обхватила прибор, приподняла, заставив яйца немного подтянуться кверху. Тяжелый. Еще не стоит, а уже довольно весомый. Что с ним будет в полной эрекции, а главное — что он сделает с моей киской... Наверное, пока не стоит думать об этом. Может все обойдется минетом? Да, согласна, наивно.

Я оттянула кожу назад, обнажив головку, тут же выдавшую прозрачную капельку секрета, выжидательно повисшую на тоненькой петельке.

Руслан схватил мою руку и грубо откинул ее в сторону.

— Без рук. Покажи, чему научилась за свои 29 лет.

Я кивнула и в первую очередь подцепила язычком дразнящую капельку. Медленно подбирая ее, дошла до головки, поздоровалась с ней парочкой разведывательных движений, почувствовав ответные импульсы, запустила наконечник внутрь, плотно обхватив губами. Стало несколько жарко и душновато от тепла, исходящего от тела Руслана. Горячего, влажного, расслабленного. Вальяжно попивающего коньяк, пока я обрабатываю его потный член своим ртом. От каждого моего активного движения, будь то облизывание стержня по всей длине, или пропускания через сомкнутые губы, или ласки головки внутри рта, член твердел все больше и больше. Мне кажется, я даже чувствовала, как кровь все новыми и новыми волнами приливала и распространялась по всему объему его органа. Но так или иначе, меня все же обрадовал тот факт, что он лишь крепчал, и только немного увеличивался в размерах. Он и так был большой, а если бы при эрекции вырос еще раза в полтора, как это вроде обычно бывает, домой я бы ковыляла враскорячку. Однако, хоть визуально он не увеличивался, мне приходилось все шире и шире раздвигать челюсти, чтобы вместить его в себе.

— Ну что, Леся, продолжим наш разговор?

Я вопросительно подняла брови.

Он взял меня за волосы, оттащил от своего прибора, и снова дал затрещину. Уже по другой щеке.

— На будущее. Когда я к тебе обращаюсь, смотри мне в глаза. Не на член, не на живот, не под ноги... — Я начала кивать как болванчик уже на середине этой фразы. — А прямо в глаза.

Я впилась взглядом в его лицо. Самодовольное. Дурацкое. Радостно ухмыляющееся. Он мне совсем не нравился. Не мой типаж. Не мой характер. Но почему у меня продолжает мокреть между ног?

— Итак. Так сколько у тебя было сексуальных партнеров? Да отцепись ты от хуя. Насосешься еще, поверь мне.

— Ммм... Вроде... — Я опасливо скорчилась в ожидании очередной пощечины. — 8. Точно. 8.

— И скольким ты сосала?

— Трем. — Уже уверенно отрапортовала я. Хотя, честно, вообще не помню. Может и больше. Может и меньше.

— Оно и видно. Вообще не умеешь нихуя. Ну-ка...

Он положил свою ручищу на мою голову и повел обратно к уже лоснящемуся от смеси пота, слюны и собственных выделений члену. Сильно сдавил пальцами затылок. Уже понимая, что меня ждет, я максимально широко раскрыла рот и мысленно перекрестилась.

Член вошел только наполовину. Массивная, налитая головка уперлось в горло, не желая продвигаться дальше, а давление, оказываемое сильной рукой, только причиняло мне боль и дурноту. Я закашляла, по стволу, огибая жилы и теряясь в волосах, потекли богатые потоки слюней. Он поворачивал мою голову из стороны в сторону, пытаясь хоть как-то пропихнуть свой кривой прибор внутрь, но ничего не выходило. И когда мне стало окончательно плохо, он отпустил меня. Я отстранилась, кашляя и подбирая руками слюни. Внезапно, только я начала переводить дыхание, экзекуция повторилась, только теперь он сменил тактику, вместо удержания начав тыкать меня членом с большой частотой. Никто еще не входил в мой рот так грубо и глубоко. Мне нравилось делать минет тем, кого я действительно любила, но я делала это нежно, контролируя при этом весь процесс.

— Мда. — Он толкнул меня в лоб, заставив завалиться назад на пол. — Все очень печально. Блять, с таким телом к 29 годам ты должна была уже под полсотни ебырей собрать, и сосать научиться как пылесос. Самой-то не стыдно? Такое блядское тело, а сосешь как монашка. Ничего сказать не хочешь?

— Ммм... — Я пристально смотрела ему в глаза, боясь даже моргнуть. — Извините?

— Продолжай.

— Извините. — Я чувствовала себя очень глупо. — Я буду лучше стараться.

— Как бы ты не старалась, шалава, без опыта ничего не получится. Будешь так же тупо сопливить и реветь. Ну ничего, опыт я тебе предоставлю. Если мне понравится, как ты работаешь другими дырками. Как у тебя с аналом?

— Ни разу не было.

— Пиздец. И чего ты вообще сюда приехала? Чем ты вообще мужика своего удовлетворяешь?

Я не знала, что на это ответить. Его речи уже попахивали абсурдом.

— Я тебя спрашиваю, блядь.

Я смотрела на него, сквозь лежащий на моем лице член, чувствуя полную беспомощность.

— Киской?

— Ну давай, удиви меня.

Я поднялась, встала перед ним, все так же развалившемся на диване. Что? Как? Ну ладно, давай сидя. Наверное.

Я подошла ближе, села на него сверху. Начало было водить киской по его члену, обновляя влажность, как он резко притянул меня к себе и сочно поцеловал в губы. Я ответила. И почувствовала мощный прилив жара внизу живота. Мы превратились в животных в этот момент. Поцелуй был очень грязным, слюнявым, но нас это не волновало. При этом мы терлись своими органами любви друг о друга, словно знакомя их, готовя к последнему, максимально близкому и плотному контакту. Это самый уродливый член из всех, что я видела, но при этом он был единственный, кого я хотела бы иметь в себе в данный момент. Неважно, насколько он большой, неважно, насколько толстый, грязный или чистый, волосатый или бритый, я хотела его всего в своей киске, я хотела, чтобы он вошел в меня полностью, обжигающе горячий, каменно-твердый, несущий в себе финальный заряд, хранящийся в этих прекрасных страшных яйцах. Вообще похуй, сколько мне придется его ублажать, похуй, что он сделает с моей вагиной, и как она будет после этого выглядеть. Я просто хотела выдоить его досуха. И все. Быть умничкой, быть хорошей, эффективной игрушкой для этого пульсирующего ствола

И еще мне очень импонировало то, что я все же заставила Руслана выйти из себя, из этого надменного, недовольного моими навыками состояния. Выпустить из него животного, самца, жаждущего разрядиться в текущую самку, сводящую его с ума. Вот она, философия подобного рода отношений. И мне это нравилось. И мне правда было стыдно, что я ничего для этого по сути не умею. Остается надеяться, что моя киска справится. Ведь больше мне, пока что, нечего предложить. Пока что.

Грубые трения между нашими органами постепенно сменились более размеренными, подстраивающимися, и вот я почувствовала, как они нащупали наконец друг друга. Головка, форму которой я так хорошо отрисовала в своей памяти ртом, уверенно ввинтилась сквозь мои ворота, проникла глубже, ведя за собой и расширяющийся ствол, заставляющий стенки влагалища приветливо раздвигаться, помогая продвигаться внутрь. Я чувствовала, как меня растягивает. И вширь, и вглубь. Ну что, мужлан, нравится? Не было у меня еще таких размеров, как тебе, тесно? Ну скажи, скажи, скажи, что хоть этой дыркой ты доволен!

Помимо возвратно-поступательных движений, я активно двигала бедрами по кругу, вперед и назад, пытаясь максимально стимулировать его жезл. Я очень хотела, чтобы он кончил. Очень хотела увидеть, как он скорчится во время оргазма, как все его тело напряжется для одного единственного процесса. И он зальет меня изнутри своим семенем. Я хочу быть хорошим, исправным и эффективным инструментом для достижения мужского оргазма. Одного, второго, третьего, сколько понадобится! Сколько будет угодно моему мужчине. Моему самцу.

Он все же помогал мне. Помогал мне доставить ему удовольствие. Давил на плечи, сжимал ягодицы, которые я скорее всего какое-то время не буду показывать Саше.

Он снял меня с себя, от чего из моей раскрасневшейся вагины даже вылилось немного смазки на него, настолько она была расслаблена и открыта. Я даже потянулась туда рукой, проверить, насколько плохо обстоят дела, но тут же схлопотала уже третью пощечину. Он буквально швырнул меня на диван, животом вниз, придавив собой сверху. Скучающая киска тут же заполнилась его членом с радостным хлюпом. Я теперь ничего не контролировала, меня тупо долбили. Долбили энергично, сильно, с запалом, глубоко вдавливая в диван. Да и даже если бы я и хотела что-то изменить, вряд ли вышло бы, потому что, учитывая разницу в комплекции, массе, физической силе, я чувствовала себя скорее маленькой соринкой, попавшей в жернова титанового механизма. Я уже не чувствовала формы члена, его температуры, член ли вообще сейчас во мне. Зато отчетливо ощущала удары. Удары моего тела о диван. Удары его таза о мою покрасневшую, покрытую где-то синяками, попу. Удары его головки обо что-то глубоко внутри меня. Меня просто разрывали. Растягивали. Деформировали.

Наконец, тяжело дыша, он поднялся, позволив мне, изрядно помятой и едва живой, снова двигаться. Я сразу же поняла намек, несмотря на усталость, резво опустилась на колени перед своим мужчиной. Обычно такое вызывает у меня брезгливость, но сейчас, на фоне бурной химии в моей голове, я жадно обхватила его струящийся моей смазкой, отработавший орган своим ртом, начала беспечно тыкать его в себя. Да, я давилась, я кашляла, слюни и смазка стекали по моему подбородку, капая вниз, на грудь, живот, ноги, но меня это не волновало. Я правда старалась все сделать сама, и меня даже как-то расстроило, когда он взял мою голову и силой притянул к яйцам, лаская свой член самостоятельно. Я вообще не знала, что здесь делать, и просто вылизывала все, что могла распознать наощупь, пытаясь хоть как-то не нахватать полный рот лобковых волос.

Член снова оказался у меня во рту, и я поняла, что вот он, мой час. Кульминация, финал всего этого действа. Я хотела его сперму, хотела поглотить своим телом этот живительный горячий сок (который до этого дня ни разу не пробовала на вкус), но в то же время боялась. И не зря.

Я пыталась глотать сразу, правда пыталась. Но горький терпкий вкус быстро распознался вкусовыми рецепторами, и меня передернуло. Я выпустила изо рта изрядную порцию драгоценной жидкости, которую так жаждала все это время, и она липкой паутинкой повисла на подбородке. Мне стало плохо, я раскашлялась, а он все кончал и кончал. Порции становились все меньше и меньше, вскоре сошли совсем на нет, конвульсируя вхолостую, но я все глотала и глотала. Хотя глотать уже было нечего. Мне казалось, что если я отпущу его мокрый, уже обмякший хуй, меня попросту вырвет. Переборов себя, я все же выпустила его из уставших губ, перевела дыхание, все еще продолжая глотать какие-то фантомные струи.

Руслан тяжело дыша упал на диван. Его член, уродливый прекрасный член, все еще подрагивал, храня у самой уретры маленькую капельку белой жидкости. Не спрашивая разрешения, я подползла поближе и принялась окончательно чистить так полюбившееся мне орудие. Он сидел и смотрел, как я поднимаю его язычком, беру в рот, убирая уже несуществующую жидкость с его разгоряченной плоти. Я ласкала его бедро ручкой, целовала волосатый лобок, мне уже совсем не был противен солоноватый вкус пота с его тела. С его большого, габаритного, могучего уставшего тела.

Он рукой взял меня за макушку и повернул голову, указывая на что-то на полу.

— Последняя капелька, малышка.

На паркете, контрастируя с темнотой дерева, переливалась маленькая лужица спермы, которую

я обронила, пытаясь делать первые гигантские глотки. Я вновь посмотрела на него.

— Ты знаешь, что делать. Если хочешь продолжить наше с тобой общение — приступай. Нет — дам тебе 20 минут привести себя в порядок, и больше мы с тобой никогда не пересечемся.

Час назад я была бы счастлива от такого предложения. Сейчас же я сидела и смотрела на эту лужицу. Совсем уже прозрачная, это просто секрет, там и спермы-то почти уже нету. А может все же собраться и уйти? Саша приедет только к полудню, с похмелья проспит до вечера, а там я уже как-то придумаю, чем заняться... К концу выходных синяки пройдут, киска тоже... И все, как будто ничего и не было.

Я смотрела на лужицу. А ведь действительно. 29 лет всего. И уже скучная семейная жизнь. А тут мне выпал шанс наполнить ее чем-то ярким. И это не имитация досуга, как мои лживые встречи. Тут все по-настоящему.

Я нагнулась. Медленно. Оттопырив попку, выставив на обозрения Руслана все проделанные со мной зверства. Картина, судя по ощущениям, наверное завораживающая. Закрыла глаза. Снова открыла. Начала слизывать.

Интересно, могла ли я вообще хоть краем сознания представить, тогда, еще утром, знакомясь с этим мужчиной, что отправляясь на свидание с целью развести его на халявный ужин и какую-то эмоциональную отдачу, что этой же ночью буду слизывать его сперму с пола, сверкая основательно разработанным влагалищем и отшлепанной, всей в синяках попкой? Вряд ли, ух, вряд ли. Еще и преданно глядящая на своего насильника. Который просто и бесцеремонно, даже не спрашивая мнения, взял и использовал ее тело в своих нуждах. И самое главное — продолжила бы с ним встречаться.

Я встала. Посмотрела на него. Притянула его взгляд.

— Я могу задать пару вопросов?

— Ты рисковая. Это уже вопрос. К твоему счастью, у меня слишком хорошее настроение и я слишком устал, чтобы тебя за это наказывать. Валяй.

— Я могу остаться у тебя?

— Нет.

— Тогда можно мне принять душ?

— Нет. Ты мне такой больше нравишься. Я хочу, чтобы ты ехала так.

Мда, потекшая тушь, растрепанные волосы, помятая, в синяках. Конечно. Чего от него еще ожидать.

— Когда мы встретимся?

— Когда мне будет удобно.

Я подняла с пола трусы. Натянула, невольно ойкнула, задев растраханную натертую киску. Начала рассматривать разошедшуюся молнию на платье. Мда, совсем грустно. Придется всю дорогу придерживать, чтобы не свалилось. Где, кстати, лифчик?

Руслан встал, прошел к куртке, извлек из кармана связку купюр.

— Подойди.

Я повиновалась.

— Счет за обед я оплатил в качестве подарка. В честь такого продуктивного знакомства. Но с этого момента все траты на тебя ты будешь отрабатывать. Вот. — Он протянул мне пятитысячную купюру. — Столько ты сейчас стоишь.

Я бы наверное обиделась, или съязвила что-нибудь, но ни сил, ни желания на это уже не было. Просто поклонилась в шутливом реверансе, обошла его, начала застегивать босоножки.

Снова студентка. Снова чему-то учусь. В принципе это то, по чему я так скучала все это время.

— Поцелуешь хоть меня на прощание? — Я встала в дверях.

— Нет.

— Тогда... Спишемся?

— Ты ничего не забыла?

— Ах да, сумочка... А где...

Он уже протягивал ее. Открытую. Как я ее и оставила. Салфетки, зарядка, косметичка, телефон и... кольцо... нанизалось на крышечку тюбика крема для рук.

— Мужу привет. — Ухмыльнулся он.

— Ты же... Не будешь...

— Нет конечно. Мне-то похуй. Но теперь, когда ты согласилась на мое предложение, обратного пути у тебя уже нет. Понравилась ты мне, честно скажу. И планы у меня на тебя весьма интересные уже выстроились... Так что это будет дополнительной гарантией чтобы ты не соскочила. Мужа и знакомых я у тебя с телефона уже пробил.

— Пиздец...

— Ну да.

— Я весь вечер хотела тебе это сказать, и все же скажу. Уебок ты знатный, Руслан.

Руслан рассмеялся.

— Уебок, соглашусь. Мразотная личность даже. Но я уебок, который может делать с тобой что захочет и когда захочет.

— Что, прям без границ?

— В пределах разумного, конечно. Но учти. Ты умудрилась вызвать у меня симпатию. Опыта, конечно, маловато, зато какой запал...

— И к чему все это ведет?

— К тому, Леся, что девочка ты перспективная. Способная. А я таких не щажу.

Я вышла из подъезда, оперлась спиной о дверь. Выдохнула. Ну что, Леся... Додразнилась?

Имена из рассказа:

people Александра Жанна Александр Вадим Руслан
Понравился сайт? Добавь себе его в закладки браузера через Ctrl+D.
Комментарии
Avatar
Джони
Комментариев пока нет, расскажи что думаешь о рассказе!

Популярные аудио порно рассказы

03.04.2020

939 Новогодняя ночь. Секс с мамочками access_time 48:42 remove_red_eye 122 132

21.05.2020

568 Оттраханная учительница access_time 24:39 remove_red_eye 87 501

03.04.2020

302 Монолог мамочки-шлюхи access_time 18:33 remove_red_eye 74 948

17.07.2020

345 Замужняя шлюшка access_time 15:43 remove_red_eye 61 134

01.06.2020

246 Изнасилование на пляже access_time 5:18 remove_red_eye 58 911

02.05.2020

238 Приключения Марины access_time 10:25 remove_red_eye 52 087

04.04.2020

207 Шлюха на месяц access_time 22:06 remove_red_eye 42 498
Статистика
Рассказов: 57 576 Добавлено сегодня: 16
Комментарии
Кайфово...
Жизненно! Похоже! Так бывает!...
Я очень хочу чтобы мою жену всегда трахали...
Нармальнно...