Цена влечения

date_range 13.09.2021 visibility 3,127 timer 111 favorite 16 add_circle в закладки
В данном рассказе возможна смена имён персонажей. Изменить

а Riсh Fеtish by Sеmреrаmаrе.

Привет. Меня зовут Майк, и я люблю своих детей больше всего на свете. Я сделаю для них все, что угодно, не задумываясь ни на минуту. Да, я знаю, что так говорят все родители, и эти слова звучат банально, но я говорю это абсолютно серьёзно. Не многим мужчинам выпадает шанс доказать это утверждение.

У меня был такой шанс, и я доказал, что способен на это, без тени сомнения.

Жаль только, что я никогда не смогу рассказать об этом своим детям.

Уже запутались? Сейчас, я всё объясню...

*****

Если бы вы спросили меня на прошлой неделе, я бы ответил, что нахожусь в середине практически идеальной жизни. Хорошая работа, красивый дом, любящая и красивая жена и трое самых прекрасных детей, которых только можно себе представить. Младшая из них сидела на заднем сиденье моей машины, когда мы неторопливо ехали к нашему любимому парку. Маленькая, милая, невинная, девятимесячная Синди.

Когда Синди пыталась говорить, меня всегда пробирала дрожь. Она только училась, понимаете. Конечно, я уже дважды проходил через это с ее братом и сестрой, но как бы я ни любил, и ни радовался своим детям, будь моя воля, Синди была бы нашей последней. Поэтому осознание того, что это может быть последний раз, когда я переживаю волшебство всех этих первых моментов в качестве отца, придавало дополнительный горьковато-сладкий оттенок.

"Детский сад, папочка".

"Правильно, милая. Это детский сад".

Стоп. Какого хрена...? Это действительно был детский сад, мимо которого мы только что проехали. Но откуда, черт возьми, Синди это знала? Она, конечно, была умной девочкой, но, разумеется, еще не умела читать. Эта загадка занимала меня в течение следующих двух кварталов, вызывая у меня дурное предчувствие.

Я быстро обрабатываю информацию и, если верить моим друзьям, обладаю "сверхъестественной" способностью брать кучу фактов, и просчитывать все варианты очень, очень быстро. Через два квартала, единственно возможное объяснение, заключалась в том, что Синди была в этом конкретном детском саду достаточное количество раз, чтобы узнать его.

Проблема в том, что у меня жена - неработающая домохозяйка, и она никогда не говорила о том, что водила Синди в детский сад. На самом деле, мы решили подождать, пока ей исполнится два года, прежде чем сделать это. Я должен был во всём разобраться.

Как только стало безопасно, я развернулся и припарковался на стоянке, примыкающей к детскому саду. Любой родитель скажет вам, сколько времени уходит на то, чтобы вытащить малыша из автокресла, и нет нужды говорить, что сегодня я не был исключением. Не помогало и то, что все это время мои мысли путались в голове.

Подходя к дверям, я задумался, с чего мне начать. "Привет, меня зовут Майк. Узнаете ли вы эту маленькую девочку?", это, возможно, потребует некоторых объяснений.

В конце концов, решение было принято за меня, когда молодая женщина за стойкой регистрации улыбнулась, глядя на сверток в моих руках.

"Привет, Синди. Что ты делаешь здесь во вторник? Обычно ты приходишь по средам, хотя я не помню, чтобы видела тебя в нашей книге на завтра. Привет, я Марта, вы, должно быть, отец Синди. Сара нам все о вас рассказала".

Как я мог вести нормальный разговор, когда в голове все крутилось, ума не приложу. Думаю, я сказал ей, что Синди увидела это место, когда мы проезжали мимо, и хотела передать привет своим друзьям. После пары минут вежливой беседы я извинился и вернулся к машине. Я пытался осмыслить всё, что услышал, пока вез Синди домой.

Мы с Сарой были женаты уже больше десяти лет и были такой же крепкой парой, как и многие другие. Знание, что она некоторое время скрывала от меня, по крайней мере, один секрет, пыталось просочиться в это утверждение, но я отогнал его. У секрета должна быть веская причина. Я просто еще не знал, что это было. К моему разочарованию, я не мог просто спросить ее. Сара была в ежегодном круизе со своей любимой тетей, и до субботы с ней невозможно было связаться.

В любом случае, как я уже говорил, я женился на Саре двенадцать лет назад, после двухлетнего ухаживания. Как обычно говорят в таких случаях про две горошины в стручке; это были мы. Родственные души во всех смыслах этого слова. Ни один из нас не был слишком амбициозным, но мы оба знали, чего хотим от жизни: увидеть мир и иметь двоих детей. Итак, после четырех лет путешествий и полной любви друг к другу, она бросила пить таблетки, и через несколько месяцев, наконец, забеременела.

Когда мы познакомились, Сара работала секретарем у владельца компании по производству электрооборудования. Вскоре после нашей свадьбы в экономике наступил спад, и ее попросили брать неоплачиваемый выходной каждую среду. Нас обоих это устроило.

Когда родился Джеймс, наша жизнь стала по-настоящему идеальной. Сара с радостью стала мамой-домохозяйкой, а я с радостью стал единственным кормильцем. Я дизайнер, работающий на кучку придурков, которые не увидят хорошую идею, пока её не положат им в рот... Но, как я сам себе всегда говорил: " Однажды Майк, ты накопишь достаточно денег, чтобы выйти в самостоятельное плавание, и тогда ты сам будешь принимать решения".

Сара восприняла материнство как хорек, заметивший открытую штанину брюк. Вскоре мы стали самой счастливой парой в округе; ну, после работы, конечно. Когда малышу Джеймсу было около трех месяцев, у Сары возникли небольшие проблемы со здоровьем. Похоже, у неё была снижена выработка необходимого количества молока. По совету врача и при обоюдном согласии, мы дополнили питание Джейми молочной смесью, и устроили Саре день "принудительного" отдыха. Мы договорились, чтобы овдовевшая мать Сары забирала Джейми с утра по средам, чтобы дать ей перерыв. Сара либо оставалась дома, либо ходила на курсы. В это же время она возобновила свое детское хобби - шитье.

Вскоре после этого она стала еще более занятой, координируя проектирование и строительство дома, который мы строили по индивидуальному заказу. Саре это нравилось, она наслаждалась возможностью дать выход своей творческой стороне. Она отложила полное отлучение малыша Джейми от груди, пока ему не исполнилось почти два года. Одна или две заминки задержали завершение строительства дома, но мы успели въехать в него как раз к появлению нашего второго ребенка, Дженни.

Да, Дженни родилась, когда Джеймсу было чуть больше двух с половиной лет. Жизнь становилась все лучше и лучше. Единственно, когда я не посвящал детям все свободное от работы время, это когда я показывал Саре, как сильно я все еще люблю ее.

Дженни была еще одним замечательным ребенком. Мы уже предполагали, что будут проблемы с грудным кормлением, и точно знали, что делать, когда они возникли. На этот раз Сара полностью отняла от груди нашу маленькую девочку, когда ей было около восемнадцати месяцев. Когда я предложил сделать мне вазэктомию, у нас же было запланировано только двое, в конце концов, Сара удивила меня, предложив родить третьего. Я сопротивлялся, должен вам сказать. У нас был план, и рождение еще одного ребенка отбросило бы его назад. В конце концов, Сара убедила меня с помощью простой логики. Если двое идеальных детей - это хорошо, то, как мы были бы счастливы с тремя? Синди появилась в нашем идеальном мире через два года и шесть месяцев после Дженни.

Однако я не хочу рисовать картину абсолютной утопии. Мне пришлось поработать над тем, чтобы моя одежда действительно лежала в корзине для белья, а не только вокруг нее. Саре; не засорять ванну своими волосами. Длинные волосы - это хорошо, но я должен признаться, что меня поражает, как много их выпадает каждый раз, когда Сара расчесывается. И у нас была постоянная битва с бритвами - она продолжала использовать мою для своих ног, и, конечно же, тупила лезвие.

Это лишь некоторые из мелких раздражающих моментов, над которыми мы работали, чтобы сохранить гармонию. Однажды я услышал высказывание, в котором говорилось примерно следующее: любовь в браке разрушают такие мелочи, как не закрытая крышечкой зубная паста, потому что большинство пар тратят больше времени, думая о таких проблемах, как религия и политика, вместо того, чтобы думать о своём браке. Я верил в это высказывание, и Сара тоже, и поэтому мы старались свести к минимуму досадные мелочи.

У нас с Сарой иногда случались и более серьезные ссоры. Первая такая ссора произошла по глупости, когда Джеймсу было около шестнадцати месяцев. Придя домой, я обнаружил, что Сара использовала тонирующий мусс для волос, чтобы покрасить волосы Джейми в рыжий цвет. Она дала мне идиотское объяснение, что хочет отметить свое ирландское происхождение, нарядив Джейми лепреконом на День святого Патрика. Я не возражал против этой идеи, но не хотел, чтобы она химически изменяла цвет волос нашего сына. После жаркого спора, в котором я впервые накричал на нее, мы договорились, что впредь все подобные вещи необходимо обсуждать и согласовывать заранее.

Другой случай произошел около года назад, вскоре после внезапной смерти ее матери. Сара предложила отдавать Синди в детский сад по средам, чтобы у нее был день, полностью свободный от детей. Я категорически воспротивился этой идее, поскольку, даже и близко не допускал мысли о том, что Синди окажется с чужими люди, зная, как она будет расстроена из-за разлуки с нами. Кроме того, теперь, когда старшие дети ходили в школу и дошкольное учреждение, Саре нужно было присматривать только за одним ребёнком, всего шесть часов в день. Как и все хорошие пары, мы пошли на компромисс. Я бы рассмотрел вопрос о детском саде, когда Синди будет два года, и она станет достаточно эмоционально сильной для таких занятий.

Кроме того, я предложил присматривать за детьми один день каждые выходные, чтобы Сара могла отдохнуть. Я был рад, что она почти никогда не соглашалась на это предложение, потому что после работы в течение всей недели и всех обязанностей, связанных с владением домом, я, признаться, хотел играть с детьми, а не организовывать их. К тому же, отсутствие просьб с её стороны, доказывало, на мой взгляд, что она могла обходиться и без выходного.

Еще одним источником раздражения были намеки Сары, с первого дня рождения Синди, на то, что она была бы согласна родить четвёртого ребенка. Странно, если учесть, что мы обсуждали это в самом начале нашего брака, решив, что будем стремиться иметь двух детей, а у нас и так уже было трое. В течение нескольких месяцев Сара поднимала эту тему при каждом удобном случае. Она была хуже, чем продавец подержанных автомобилей. И ещё более странно было то, что она не могла назвать убедительную причину, когда я спросил, почему она изменила свое мнение.

Она продолжала обсуждать эту тему, но я в этом вопросе был непреклонен. К счастью, в последние несколько недель её давление ослабло. Надеюсь, это означало, что она смирилась. Я был одним из шестерых детей, и мой отец умер, сразу после того, как я, будучи самым младшим, ушел из дома. Бедняга вкалывал на работе всю жизнь, и так и не смог отдохнуть на пенсии. Я не хотел, чтобы меня постигла та же участь.

В тот момент, когда мы проезжали через небольшой торговый район рядом с нашим домом, я увидел нечто, что заставило меня вздрогнуть. Это было новое электронное табло над станцией техобслуживания, смело сообщавшее всем, кто еще не знал, что сегодня вторник 1 мая, вместе со временем и температурой.

Сегодня вторник. Завтра среда.. .

Среда.

Первые пять лет нашего брака Сара работала каждый будний день, кроме среды.

Когда Джеймсу исполнилось несколько месяцев, Сара поручила своей матери присматривать за ним. По средам. Так продолжалось до тех пор, пока ее мать не умерла в прошлом году.

Теперь я узнал, что она отдавала малышку Синди в детский сад раз в неделю, да, как вы уже догадались, в среду.

Общий итог; у моей жены было около шести свободных часов каждую среду, и это продолжалось около десяти лет.

Должна быть простая, невинная причина, по которой меня обманывала женщина, которую до этого момента я считал абсолютно неспособной солгать мне. Что-то, какое-то дурное предчувствие, подсказывало, что дело было не только в выходном дне от материнских обязанностей. Я проклинал свою интуицию, потому что теперь в моей голове прорастало огромное, и всё увеличивающееся семя сомнения, и я ненавидел его.

Мне так хотелось просто взять трубку и спросить ее, в чем причина. Успокоить свой разум. Сжечь растущий во мне, этот ядовитый росток. Но я не мог. Сара оставалась без связи с внешним миром до субботы.

Позвольте мне объяснить. Еще до нашей свадьбы Сара раз в год ездила к своей тете, живущей в Англии. Не то чтобы она каждый раз ездила именно в Англию. Обычно, по крайней мере, в течение последних восьми лет, Сара летела куда-нибудь, чтобы присоединиться к ней в круизе. Средиземноморье, Вест-Индия, Аляска - она побывала с ней везде. Помню, однажды я спросил ее, сколько это стоит, но она объяснила, что тетя была довольно богатой и все расходы брала на себя. В то время я задавался вопросом, не связаны ли эти ежегодные поездки, с желанием Сары сохранить хорошие отношения с тетей, и таким образом максимизировать свои шансы на наследство. Но, я почти сразу, же отбросил эту меркантильную мысль. Теперь я уже не был так уверен. Потому что, когда появились дети, она продолжала планировать эти круизы, даже, несмотря на то, что дети в ней нуждались. Сара замораживала сцеженное грудное молоко, и оставляла мне свежие банки с молочной смесью. И то, что она недавно отлучила Синди от груди, было отчасти связано с ее нынешней поездкой.

Я никогда не встречался с этой тетей, только несколько раз разговаривал с ней по телефону. Обижался ли я на то, что Сара неделю в году находилась вдали от семьи? Конечно, нет. Она заслужила это. Я брал отпуск на неделю, и мы с детьми проводили это время с пользой для себя. Поскольку я работаю, чтобы жить, а не живу, чтобы работать, я проводил неделю в роли домашнего папы, развозя детей по школам и готовя ужин. Мне это нравилось, так что отказ от одной из четырех недель ежегодного отпуска не был для меня проблемой. Ну и конечно, когда Сара приходила в себя, после неизбежной смены часовых поясов, она мне всё компенсировала, если вы понимаете, о чем я.

По словам Сары, сейчас они должны были плыть у берегов Антарктиды, где телефоны точно не работают.

Хммм... Разве это не удивительно? Поймай кого-то на одной лжи, и все, что он когда-либо говорил тебе, становится подозрительным. Откуда я знал, что она была на круизном лайнере у берегов Антарктиды? Потому что, она всегда показывала фотографии, когда возвращалась из круиза, и рассказывала всякие истории. С этим было трудно поспорить, не так ли? Но, есть простой способ всё прояснить. Я вспомнил, как неделю назад Сара звонила своей тете по домашнему телефону. Я порылся в его памяти и нашел английский номер. Не раздумывая, я нажал повторный набор. Он прозвонил около шести раз, прежде чем я вспомнил про разницу во времени. У них сейчас было около часа ночи. Я уже собирался положить трубку, чтобы свести к минимуму свое крайне антисоциальное поведение, когда услышал сообщение автоответчика. "Привет, вы позвонили Симпсонам. Мы с Питом сейчас в круизе у берегов Антарктиды. Вы можете связаться с нами позвонив третьего мая".

Это ведь было хорошо, правда? Она действительно была в круизе. Проблема была в том, что этот новый "подозрительный тип", задавался вопросом, кто такой, черт возьми, этот Пит, и почему не было никакого упоминания о Саре? Затем, конечно же, оставался вопрос о возвращении тети третьего числа, а моя жена должна была вернуться только шестого. Я страстно желал прекратить это болезненное чувство, которое съедало меня изнутри. Сара и дети - это вся моя жизнь, но эта тайна была как зуд, от которого я просто должен был избавиться. Я не мог оставить это в покое. Я отчаянно искал ответы.

Фотоальбомы.

На полке с альбомами стояли отдельные маленькие книжечки с фотографиями их ежегодных путешествий. Я выбрал прошлогоднюю и открыл ее. Там был пляж в Канкуне, и ее тетя на фоне огромного корабля на Барбадосе. Вот её тетя обедала за офицерским столом, окруженная ослепительно белыми мундирами с золотой тесьмой. Перелистывая каждую страницу, я не находил того, что искал.

В поисках доказательства правдивости Сары, я взял второй альбом, потом третий, потом четвертый. Там не было ни одной фотографии, на которой была бы изображена моя жена. Будучи уже "подозрительным типом", это показалось мне очень странным. Как вы думаете? Почему я никогда раньше не замечал этого важного факта? Потому что раньше, у меня никогда не было подозрений.

Отчаянно желая доказать необоснованность моих растущих сомнений, я ломал голову в поисках другого способа доказать невиновность Сары.

Ее машина.

Сколько я себя помню, Сара всегда улетала поздно вечером туда, где она должна была встретиться с тетей. Это означало, что она ловила такси до аэропорта или, как в этот раз, брала свою машину и оставляла ее в аэропорту на долгосрочной парковке.

Я подошел к картотеке и вытащил папки с личными сбережениями и счетами кредитных карт Сары. К счастью, даты были указаны на каждом фотоальбоме, что позволило мне довольно быстро найти нужные недели. Из личного опыта я знал, что на долгосрочной парковке за семь дней стоянки взимается 85 долларов. Через десять минут я не обнаружил ни одной подобной суммы, ни в одной выписке. Я дошел до четвертой последней поездки, работая в обратном направлении, прежде чем заметил еще кое-что странное. За восемь или девять дней ее отсутствия ни в одной выписке не было ни единого, одиночного платежа. Я знал, что тетя платит за все, но, ни одной чашки кофе в пути? Подозрение росло. Я должен был разобраться.

К этому времени Синди уже проснулась. Я рассеянно позвонил сестре и спросил, не могла бы она присмотреть за ней пару часов. Как обычно, она с радостью согласилась. Я высадил щебечущую кроху, пообещав себе, что она никогда не узнает о том, что сыграла важную роль в единственном случае, когда я усомнился в своей жене. Надеюсь, после сегодняшнего дня я смогу вычеркнуть это из своей памяти как немного неловкий эпизод в долгом и счастливом браке.

Я отправился в аэропорт. К счастью, мы живем в небольшом областном городе. Я припарковался на краткосрочной стоянке, расположенной между двумя долгосрочными стоянками. Когда-то здесь были загоны для овец, а теперь машины стояли рядами на сотни метров. Выбрав направление наугад, я начал свою прогулку. Короче говоря, через сорок пять минут я понял, что машины Сары там нет. Так, где же она была?

На обратном пути в моей голове роились всевозможные мысли. Достаточно ли у меня подозрений, чтобы связаться с адвокатом и подтвердить то, что я уже подозревал? А именно, что в случае развода, при любых раскладах, я окажусь в полной заднице. Я уже давно кое-что понял. Похоже, я был единственным гражданином в стране Litеrоtiсаlаnd, у которого не было друга-адвоката. Облом.

Факты. Мне их нужно больше. И побыстрее, пока саженец сомнения в моей голове не вырос настолько, что прорвётся сквозь мой скальп.

Приехав домой за час до того, как нужно было забрать детей из школы, я сделал единственное, что пришло мне в голову - обыскал дом сверху донизу. Для чего, я не знал, но, возможно, что-то показалось бы мне неправильным.

Сара любила наш дом. Она работала в тесном сотрудничестве с архитектором над его дизайном, а затем руководила строителями. Технически дом был трехэтажный, построенный на крутом берегу. При входе внутрь, вы оказывались на основном уровне, где находились кухня, гостевая комната, столовая, главная гостиная и одна ванная комната. Наверху находились семейная комната, четыре спальни и две ванные комнаты. Благодаря планировке под домом было достаточно места для кладовой и швейной комнаты Сары. Доступ к ним из остальной части дома осуществлялся по крутой и узкой лестнице. Поскольку ее швейная комната была единственным помещением в доме, которое принадлежало исключительно Саре, это было очевидное место для начала осмотра.

К тому времени, когда мне нужно было ехать в школу, я знал одно - в ее швейной комнате не было ничего подозрительного. Там было только то, что обычно находится в швейных мастерских. Я даже проверил швейный стол на наличие потайных отделений, чувствуя себя немного глупо.

Выйдя из швейной комнаты Сары, я заглянул в кладовую, к которой вел короткий коридор, но понял, что с поисками придется подождать до завтра. Я заметил, пока был в цокольных помещениях, что здесь было достаточно темно, хотя вечер ещё не наступил.

Я был рассеян, когда собрал дома все три своих сокровища, и готовил им ужин. Это было не так, как всегда. Когда они, наконец, улеглись спать, я "оживил" старую радионяню, поставил её в комнате Синди и, взяв с собой мобильный, снова отправился в цокольный этаж. В кладовке я выдвинул и открыл все ящики. По-прежнему не было ничего необычного, или хоть сколько-нибудь подозрительного. Вернувшись наверх, я проверил, как там дети, после чего устроился в своем любимом кресле и до поздней ночи оставался в задумчивости.

*****

На следующее утро, когда я отвез двух старших в школу, а Синди - в детский сад, я все еще был крайне озадачен. Да, вы правильно меня поняли. Синди, похоже, там понравилось, поэтому мы поехали. Другая женщина за стойкой немного удивилась нашему появлению, но проверила записи и сказала, что все в порядке. Несколько тонких вопросов "детектива" Майка подтвердили, что Синди обычно забирали около двух тридцати, и посещала она детский сад в течение последних семи месяцев. Моя раскалённая ярость от обмана жены росла и росла. Я думал, какое оправдание она придумала бы, если бы Синди когда-нибудь проболталась мне о "детском саде".

Я сидел в машине, положив голову на руль. Что еще я мог сделать, чтобы разобраться в очевидном обмане Сары? Я никак не мог дождаться возвращения Сары, чтобы встретиться с ней лицом к лицу. Отсутствие ответов сводило меня с ума, и я не мог ждать так долго. Я ничего не нашел, когда обыскивал дом, но, возможно, я что-то упустил. Должно быть что-то, что все объяснит.

Приняв решение, я помчался обратно в дом. Начав с гостевой спальни, а затем с хозяйской, я проверил все, что только можно было проверить, вплоть до того, что просмотрел, нет ли потайных панелей в нижней части шкафов или ящиков. Ничего.

Я запустил домашний компьютер и изучил все папки. И снова ничего. У Сары не было доступа к моему рабочему ноутбуку, поэтому не было причин проверять его. Если только это что-то не было в машине Сары, или в ее телефоне, то, очевидно, искать уже было негде. Так по какой причине она скрыла от меня информацию о детском саде? И где была ее чертова машина? Где была моя жена, и какого хрена она делала по средам? Я был просто в бешенстве.

Было еще только час пятнадцать, так, что у меня было время сделать единственное, что я мог придумать. Спустившись в подвал, я начал все сначала. Должно было быть что-то, что я не заметил. На этот раз я фактически передвинул стол для шитья, и поискала любое неучтенное место, где можно было бы спрятать какой-нибудь отсек. Ничего.

Затем я решил убрать все с полок и заглянуть внутрь, под, и за каждый предмет. На полпути я взял один из этих мешочков с мукой, знаете, такие, в которые люди втыкают булавки и иголки. И одна из иголок воткнулась мне в палец. Измученный недосыпанием, подозрительный, обеспокоенный и очень злой, я сделал то, чего никогда не делал - вышел из себя. Подняв этот мешочек, я швырнул его в противоположную стену. Ну, по крайней мере, целился я туда. В последний момент он дернулся в моей руке и полетел прямо на оголённую лампочку. Раздался хлопок, и я внезапно оказался в темноте. Расстроенный потерей самоконтроля, я опустился в кресло у стола, освещенного лишь тусклым светом из дверного проема. Сочетание маленьких окон на этом уровне и того факта, что день был пасмурным, означало, что здесь было довольно мрачно. Очень похоже на мое настроение.

Я остался сидеть в кресле Сары, отчасти чтобы успокоиться, отчасти чтобы подумать, где искать дальше, и отчасти, чтобы погрузиться в мысли Сары в поисках подсказок. Такими темпами у меня случится сердечный приступ до того, как она вернется домой в воскресенье.

Я вертелся на стуле взад-вперед, перебирая идеи и варианты в своем уставшем мозгу. Осознание тонкого луча света, медленно просачивалось в мой мозг, загруженный различными мыслями. На самом деле, только взгляд на руку, лежащую на швейном столе, привлек мое внимание к нему. Этот тонкий луч, падал как раз на мое обручальное кольцо. Позже, я оценил всю иронию этой ситуации.

Я проследил за лучом света до стены комнаты, которая была сделана из старых деревянных панелей. Помню, Сара говорила, что купила их по дешевке, когда мы строили дом. Деформированная, как она сказала, древесина имела дефекты, включая отверстия от сучков, поэтому и цена была низкая. Свет шел из одного такого маленького отверстия. Оно было размером с крышечку от молочной бутылки и находилось чуть выше и правее швейного стола. Я приложил к нему глаз, но кроме того, что убедился, что там тоже есть пространство, больше ничего не увидел. В качестве эксперимента я выключил свет возле входной двери. Как и следовало ожидать, свет из отверстия тоже исчез.

Сбегав наверх, я вернулся с запасной лампочкой и быстро вкрутил её. Свет снова наполнил комнату. В течение следующих десяти минут я нажимал, прощупывал, дергал и тянул деревянные панели в поисках скрытой двери. И снова все, что я получил в ответ на свои усилия, - это чувство крайнего разочарования. Я уже подумывал о том, чтобы принести инструменты и полностью сломать стену, как вдруг в моей голове всплыло воспоминание об одном из наших с Сарой любимых фильмов. В фильме девушка ходила по старинному дому, пытаясь найти дверь в потайной проход. Просунув палец в крошечное отверстие, она, в конце концов, нашла спусковой крючок открывающий дверь.

Мой взгляд вернулся к отверстию от сучка, а ноги сами собой двинулись в эту сторону. Прощупав мизинцем отверстие по всей окружности, я обнаружил какое-то препятствие на отметке "три часа". От моих попыток надавить на него вперёд, назад, или против часовой стрелки, ничего не происходило. Однако при нажатии по часовой стрелке раздался отчетливый щелчок, и одна из вертикально расположенных деревянных панелей в другом конце комнаты приоткрылась примерно на сантиметр.

Мое сердцебиение участилось: в один момент оно было ровным, а в другой - бешено стучало. Мы сами строили этот дом. Единственными людьми, которые могли знать об этом секрете, были архитектор, строители и еще один человек - Сара. Сара, единственная, у кого была мотивация построить тайную комнату. Что мне предстояло узнать о моей "невинной" жене?

Я инстинктивно знал, что, чтобы ни находилось в этой комнате, это что-то очень важное. То, что это действительно так, говорили все её усилия, чтобы удержать меня подальше от строительной площадки, когда строился конкретно этот уровень. Хотя, в тот момент, я не придавал этому никакого значения. Вместо удовлетворения от того, что я наконец-то понял, что не схожу с ума, что у Сары действительно есть секрет, который она от меня скрывала, я сглотнул, отодвинув свою печаль и разочарование туда, где я смогу разобраться с ними позже.

Открыв дверь, я сразу же обнаружил каркас, упирающийся в балку стены. Вот почему я не почувствовал никакого движения панелей во время моего предыдущего прощупывания. Пространство за дверью было освещено лампочкой расположенной под каркасом. Говорят, что тех, кто пытается сохранить что-то в тайне, часто выдают самые простые мелочи. Сегодня эта поговорка оказалась верной: подключать эту лампочку и лампочку в швейной комнате к одному выключателю было ошибкой. Если бы лампочка в швейной не перегорела, или, в данном случае, не попала под "дружественный огонь", тайная комната никогда бы не была обнаружена. Как ни странно, но мне вдруг стало интересно, было ли это просчётом Сары, или просто электрик не выполнил ее указания.

Я понял, что нахожусь в замешательстве. Зная в глубине души, что все, что находится в тайнике, навсегда изменит мою счастливую жизнь, я уже не хотел раскрывать секреты Сары. В какой-то момент, у меня было искушение просто закрыть эту чертову комнату и уйти. Возможно, неведение было блаженством. Позже я понял, что даже в самых смелых мечтах, я и представить себе не мог, насколько сильно изменится моя жизнь.

Пространство было глубиной двадцать четыре дюйма. От стеновых панелей, на ширину в три фута, была одежда, висевшая на стальной перекладине, как и в гардеробе Сары наверху. Однако, в отличие от последнего, эта одежда была явно более стильной и откровенной, чем та, в которой я привык ее видеть. В самом низу находился небольшой набор ящиков, которые, как показал быстрый осмотр, были заполнены нижним бельем. И если бы такое бельё надела моя прекрасная жена, это вызвало бы эрекцию у египетской мумии. Рядом с ящиками стояли стеллажи, на которых хранилось около десяти пар туфель на высоких каблуках.

Правая стена помещения была деревянной. Левая стена была стальной. Повернувшись налево, я заметил, что между обычной стеной и стальной стеной есть щель. В полумраке я увидел, что то, что я первоначально принял за сплошную стену, на самом деле было двойной дверью. Там была защелка, которую я активировал, что позволило мне открыть вторую дверь.

Вторая половина тайной комнаты была полностью занята огромным несгораемым сейфом. Он был настолько большим, что его, скорее всего, установили ещё до начала строительства тайника. Где я был, когда все это происходило? Сара, Сара, что же ты скрываешь?

На лицевой стороне сейфа была замочная скважина и большая круглая ручка. Проклятье. Теперь мне придется искать этот чертов ключ. В отчаянии я схватился за ручку и оперся на нее, чуть не потеряв равновесие от неожиданности. Сара, видимо, была настолько уверена, что я никогда не найду её тайник, что даже не потрудилась запереть сейф. Я даже и не знал, что думать по этому поводу. Была ли её уверенность от того, что считала меня круглым дураком, или себя очень умной?

Итак, если не для безопасности, то для чего был нужен огромный сейф? От мышей? Или для защиты содержимого от огня в случае, если дом сгорит? Тогда, это делало содержимое действительно очень ценным. Сделав глубокий вдох, я открыл толстую дверь и шагнул в совершенно другой мир.

Верхние две трети пространства занимали стальные полки. Нижняя треть - стальной ящик. Как ни странно, первым, что бросилось мне в глаза, была глянцевая брошюра круизной компании. На обложке был изображен круизный лайнер, отплывающий от впечатляющего ледяного шельфа. Антарктида. Под этой брошюрой были другие; Аляска, Вест-Индия и, как вы догадались, все остальные места, где она якобы побывала со своей тетей. Я подозревал, уже на этой ранней стадии своего расследования, что это был ее исследовательский материал. Источник будущих рассказов о её фантастических, вымышленных круизах.

На одной полке лежали дневники, удобно размеченные по годам, и документы; одни в свободном доступе, другие в конвертах. На следующей полке лежали ещё документы, и несколько DVD-дисков. Все некоммерческие и все в индивидуальных пластиковых коробочках. На каждом диске были инициалы и дата. Тот, что лежал на самом верху, был помечен как аK, 4 августа 2016 года. Это было примерно двадцать месяцев назад.

На нижней полке стоял открытый деревянный поддон. Когда я достала его, содержимое засияло и заискрилось. В нем, просто россыпью, лежали драгоценности. Очень много драгоценностей. Ювелирные изделия никогда не интересовали меня, но я узнаю золото в восемнадцать карат, когда увижу его. Это были явно дорогие вещи, но, как, ни странно, они выглядели так, будто их ссыпали как мусор, почти выбросили. Владелец, кем бы он ни был, относился к дорогим побрякушкам без всякого уважения.

Среди блестящих украшений лежали две атласные коробочки для колец. Ну, хотя бы они, выглядели так, как будто их бережно положили, а не просто бросили. Содержимое первой, более крупной коробочки, привело в трепет даже меня. Это было кольцо с драгоценным камнем, причем очень крупным. Я взял его в руки, чтобы рассмотреть поближе, и по тому, как он сверкал при малейшем попадании света, я понял, что это настоящий бриллиант.

Вторая коробочка разбила мне сердце. На фоне остального клада, эти два кольца выглядели маленькими и незначительными. Одно - с центральным бриллиантом, окруженным двумя бриллиантами поменьше, а другое - было обычным золотым кольцом. Какими мизерными выглядели эти бриллианты по сравнению с огромным бриллиантом в другой коробочке. И какими до боли знакомыми были эти кольца. Потому, что это я купил их. Одно было подарено, когда я стоял на коленях. Другое, когда я стоял перед священником.

Я упал на колени в болезненной пародии, как тогда, когда делал ей предложение. Мои руки дрожали, как у страдающего Паркинсоном. Где бы ни была моя жена, даже если в пяти минутах езды отсюда, она была там как незамужняя женщина. Барьеры, которые ещё хоть как то сдерживали мои подозрения, рухнули под этим последним доказательством. Мне стыдно сказать, но я поднялся на ноги только за тем, чтобы отшатнуться назад и рухнуть в кресло. И, на некоторое время, я перестал, ну, сдерживать свои эмоции. Меня прервал только будильник моего телефона, напомнивший, что пора ехать за детьми. Я взял себя в руки, стараясь пока не думать о своём потрясении и горе, и поднялся наверх.

На этот раз я сначала заехал за Джеймсом и Дженни, потом в детский сад за Синди, и мы все поехали к моей сестре Кэрри. Она приглашала нас на обед. Всю дорогу я размышлял о том, что я нашел, и что всё это могло означать. После обеда, пока мои дети играли со своими двоюродными братьями, я все рассказал сестре и её мужу. Они не могли поверить, что Сара была кем-то ещё, а не только любящей женой и заботливой матерью, и конечно, хотели немедленно поехать ко мне, и посмотреть, что было в конвертах, в документах и в дневниках. Мы все понимали, что если и узнаем правду до возвращения Сары, то только из этих документов. Кэрри хотела поехать к нам домой прямо сейчас, но я отговорил её, сказав, что сначала мне нужно во всём разобраться самому.

Пробыв у них в гостях до вечера, и вежливо попрощавшись, я утащил детей домой и уложил их в постель. Захватив радионяню, после того как Синди заснула, я спустился в подвал, волнуясь, и с неохотой, приступил к чтению. Прежде чем взяться за первый дневник - решив начать с них - я задвинул деревянный поддон обратно на полку. Это привлекло мое внимание к единственному месту, которое я до сих пор не осмотрел. Стальной ящик в самом низу. Взявшись под неудобным углом, я не смог его сдвинуть с места. Встав на колени, я внимательно присмотрелся. Механизма блокировки не было. Крепко ухватившись, теперь уже под лучшим углом, я потянул сильнее. Вытащив, я ошеломленно отпрянул назад.

Причина, по которой его было так трудно вытащить, оказалась в том, что содержимое было очень тяжелым. Ведь золото - есть золото.

На толстой войлочной подстилке лежали одиннадцать золотых слитков. Некоторые слитки были маленькими - 100-граммовыми, но большинство были большими - 250-граммовыми. Я немного знал о слитках. Сразу после свадьбы Сара убедила меня купить 100-граммовый слиток в качестве инвестиции. Он до сих пор хранился в банковской ячейке. Ее начальник был уверен, что золото вот-вот взлетит до небес. И он был прав. Слиток, за который мы заплатили около $7500, теперь стоил более $14500. Казалось, не проходило и недели, чтобы Сара не гуглила текущую цену на золото и не сообщала мне, сколько стоит наш маленький блестящий кирпичик.

Я быстро подсчитал в уме и прикинул, что в ящике лежали слитки на сумму около $133 000. Пока я пытался осмыслить всё это, я заметил, что слой войлока под одним из слитков был подвёрнут. Приподняв уголок подстилки, я увидел еще один слой слитков. Поспешно убрав несколько из них спереди, я поднял еще один слой войлока, и, с удивлением, обнаружил еще один слой золота. Неужели именно так чувствовал себя Говард Картер, когда открывал гробницу Тутанхамона? Еще одно поспешное перекладывание слитков показало, что третий слой был последним.

Торопливо, но аккуратно, я опустошил ящик, и разложил все кирпичики по размеру. Затем взял свой телефон и включил приложение калькулятор. Не буду утомлять вас математикой, но даже если предположить, что текущая цена составляет около $1800 за унцию, стоимость золота в ящике превышала полтора миллиона долларов. Только потом, я начал задаваться вопросом, откуда, черт возьми, Сара взяла его? Мой взгляд, словно на автопилоте, скользнул вправо, к сексуальной, откровенной одежде, висевшей там, где мне никогда не суждено было ее увидеть. Ужасное подозрение закралось в мою душу. Складывая кирпичики обратно в ящик, я отчаянно пытался придумать рациональное объяснение тому, что я нашел. Конечно, если не считать очевидного.

Я немного завис на том, какие из документов читать в первую очередь. В конце концов, я решил, что самый лучший вариант быстро выяснить, что, черт возьми, здесь происходит - это начать с её дневников. Поэтому я взял дневник с пометкой 2018 и открыл его.

Я ошибался.

Это был не дневник. Это была бухгалтерская книга. Мало того, она была закодирована. Хотя нет, я быстро сообразил, что это не код. Просто сокращение. Первая страница начиналась с баланса, перенесенного, предположительно, с конца прошлого года. Странно, но он был не просто в долларах, а в унциях и долларах. В крайней правой колонке была написана сумма в долларах. $1, 657, 900. Я понял, что таким образом она вела учёт колебания цены на золото.

На первой странице количество золота оставалось неизменным, но наличные деньги увеличились на $1500 в последнюю среду января. Я перелистнул на февраль. Трижды происходило поступление наличных денег по $1500 в каждую среду. В январе были школьные каникулы, и мы отправились в тур на три недели, вернувшись лишь в конце месяца, чтобы успеть подготовить детей к занятиям, которые начинались в первых числах февраля. О нет.

В марте опять три поступления, по $1500 каждое. В апреле ещё три поступления на такую же сумму, которая, как я уже понял, была стандартной, но было и одно крупное поступление на $20 000. Как ни странно, но на следующий день такая же сумма была списана. Я быстро просмотрел остальную часть книги, но она была чистой. Внутри задней обложки было три распечатанных листа формата А4. Беглый взгляд на них показал, что там перечислены дома или что-то в этом роде, выставленные на продажу. Поскольку, оставалось ещё много, гораздо более важных документов, которые мне нужно было изучить, поэтому я лишь бегло просмотрел эти списки.

Затем я взял её дневник за прошлый год. На этот раз я лишь бегло просмотрел его, остановившись, лишь тогда, когда заметил кое-что странное в графе "дебет". Точнее, две вещи за один месяц. Первый платёж был на сумму $78, 53 и был отмечен как "рtrl". Скорее всего, это означало "бензин". Бензин для ее машины? На такую сумму? Довольно странно, если это так. Второй дебет был отмечен как VS $125, Ling. Что, черт возьми, это означало, я не знал.

В этой бухгалтерской книге, кроме учёта, также были приклеены накладные. Мне потребовалась пара минут, чтобы убедиться, что это были накладные на слитки. В соответствующих столбиках реестра, сумма наличных уменьшалась, а количество унции увеличивалось. Согласно её записям, в большинстве месяцев было по три поступления наличных денег, но в некоторых - по четыре. В летние месяцы поступления наличных снижались до одного или двух раз.

Из интереса я пролистал до марта прошлого года. Два поступления по $1500 и одно на $20 000. Рядом с последним было написано "Вест-Индия". Вы угадали; это был их круиз в прошлом году. Быстро просмотрев бухгалтерскую книгу за 2016 год, я обнаружил поступление в $20 000 и рядом слово "Греция", куда она якобы ездила в тот раз. Я взглянул на стопку брошюр. Сара вернулась из Греции с яркими историями и даже с некоторым запасом греческих слов. Значит, на самом деле, она никогда не была там. Уровень ее лжи просто не укладывался в моей голове и разрывал моё сердце.

Кто была эта женщина? Знал ли я ее вообще? Я заставил себя не думать об этом. Иначе мой рассудок бы просто не выдержал. Я отложил прошлогодний дневник, решив, что перечитывать их надо начиная с самого первого. Это был 2003 год, за год до нашей встречи. Беглый осмотр показал, что в каждом месяце было гораздо больше поступлений наличных, но, как правило, на меньшие суммы. Самое первое поступление было всего на $200, но в течение первых трех страниц каждое поступление возросло до $600. Рядом с каждым зачислением стояли инициалы. Похоже, было всего четыре или пять различных сокращений, отличающихся друг от друга. Просмотрев остальную часть книги, я обнаружил три более крупные суммы. Все на $10 000.

Всё это сбивало меня с толку, поэтому я решил перейти от дневников к конвертам.

Первый из них был обычным, для деловых бумаг. И хотя конверт был и обычным, но вот его содержимое было очень, и очень странным. В нем находились регистрационные документы на автомобиль Fеrrаri. Владельцем машины была указана Сара. Это была новая машина, которой, согласно регистрационным документам, было чуть меньше двух лет. Сара владела машиной, которая, вероятно, стоила не менее $500 000? И где же, чёрт возьми, она находилась?

Вдруг, одно случайное воспоминание, непрошено, промелькнуло в водовороте моих мыслей. Думаю, это было где-то в прошлом году. Я ехал по рабочим делам, и остановился на светофоре рядом со сверкающим красным кабриолетом Fеrrаri. Я взглянул на него, чтобы полюбоваться. За рулем была блондинка в солнцезащитных очках и в платке. На вид она была примерно моего возраста, но я не стал к ней присматриваться, меня интересовала машина. Рядом с ней, положив руку на ее голую ногу, сидел мужчина намного старше, который показался мне смутно знакомым. В голове всплыло слово "папик". Я любовался длинной, гладкой передней частью машины, когда периферийным зрением увидел, что водитель смотрит на меня. Я повернулся и улыбнулся ей, но она быстро отвернулась в сторону. Возможно, ее папик был собственником. Опять же, периферийным зрением я увидел, что зажёгся зеленый свет. Я ожидал, что Fеrrаri пронесется мимо меня, но он оставался на три четверти сзади, пока не свернул через два квартала.

Неужели это была Сара за рулем? На нашей подъездной дорожке точно нет машины стоимостью в несколько сотен тысяч долларов. Я очень наблюдателен, и наверняка заметил бы это. Так, где же она её держала? Какое же это, должно быть, разочарование. Владеть одной из лучших машин в мире, и не иметь возможности ездить на ней каждый раз, когда тебе этого хочется. Может быть, только раз в неделю, по средам... Но как избежать того, чтобы вас не узнали знакомые? Возможно, надев светлый парик, платок и огромные солнцезащитные очки...

Следующий конверт был большим и выпуклым. В нем были наличные. Много наличных. Это меня совершенно не заинтересовало.

Как ни странно, но под конвертом лежала брошюра о квартирах. Я знал это место. Первая очередь этого комплекса открылась с большой помпой пару месяцев назад. Мы с Сарой говорили об этом. Квартиры с видом на реку не продавались как горячие пирожки из-за высокой цены. Небольшие перемены в нашей жизни за три четверти миллиона. Одна из тех идей, которая мне понравилась... понравилась бы... чёрт возьми. На этом этапе я должен был дать ей презумпцию невиновности. В отличие от адвокатов, чей девиз гласит: "Каждый человек невиновен, пока не доказано, что он разорен", я твердо верил в старое изречение: "Каждый мужчина или женщина невиновны, пока не доказана их вина".

На чём я остановился? Мне нравилось, что Сара не стремилась вверх по карьерной лестнице. Она казалась совершенно счастливой с той небольшой шестизначной зарплатой, которую я приносил домой. Со временем мы могли бы позволить себе одну из этих квартир, если бы Сара работала. Однако это означало, что ей пришлось бы отказаться от своей основной роли матери, занятой с детьми целыми днями. Никто из нас не был готов к этому. Поэтому я могу понять, что брошюра была у Сары, но почему она была спрятана здесь?

Когда я подошел обратно к сейфу, благодаря дальнему освещению из швейной комнаты, я заметил, что на пол упал сложенный лист бумаги. Это был чистый документ на право собственности с указанным адресом в том же жилом комплексе. Девичья фамилия Сары была написана чернилами в соответствующей графе. Внизу, где должна была находиться отметка об оплате, была нарисована ее грубая подделка. Тот, кто ее нарисовал, не обладал никакими художественными навыками. Рядом с фальшивой отметкой, тем же корявым почерком, что и ее имя, было написано: "Ты знаешь, что нужно сделать, чтобы получить оригинал".

Сара, похоже, так и сделала. Я был вконец растерян.

Следующий, более тонкий конверт, содержал простую одностраничную оценку, как я полагаю, большого бриллиантового кольца. Оценку произвела фирма в соседнем крупном городе. Я взял коробочку с большим кольцом и снова заглянул внутрь. Черт возьми, так вот как выглядят $132 000 или бриллиант в пять карат. Я догадался, что это настоящий бриллиант, когда впервые взглянул на него, но то, что он может стоить так дорого, сбило меня с толку. Я положил кольцо и документы на место. Спохватившись, я снова посмотрел на оценку. Июль 2014 года. Дженни тогда было всего несколько месяцев. Имело ли это какое-то значение? Никакого, насколько я могу судить.

Передвинув стопку настольных календарей в дальней части одной из полок, я обнаружил две упаковки с таблетками "Принимать утром, после секса". На самих календарях был отмечен цикл Сары. Поспешив взглянуть на остальное, я не стал слишком долго размышлять об их значении.

Остальные документы представляли собой конверты, подписанные по годам, в которых, при осмотре, оказались квитанции. Я взглянул на одну. Viсtоriа Sесrеt. Соответствующие бюстгальтер, трусики и пояс с чулками для беременных. Наверху у нас был такой же склад квитанций. Сара хранила их на случай, если ей придется что-нибудь вернуть.

Оставались только DVD-диски. Подсознательно я понимал, что они покончат с любой надеждой на невиновность Сары, которая у меня оставалась. Их было шесть. Три были помечены разными инициалами и датированы вскоре после нашей помолвки. Три остальных диска были с пометкой аK. На одном стояла дата за три месяца до нашей свадьбы. На втором - семь лет спустя. И последняя дата, чуть меньше двух лет назад.

Я посмотрел на DVD-диски, а затем на время. Нужно было принимать решение. Я уже был измотан одной бессонной ночью и подозревал, что то, что было на видео, лишит меня сна еще надолго. То есть, на ближайшие год или два. А на мне были обязанности по присмотру за тремя детьми, поэтому, после того, как я написал сестре, с просьбой присмотреть завтра за Синди, я отправился спать. Если бы единственным преступлением Сары было лишить меня времени, которое я мог бы провести со своей семьёй, то она уже совершила его.

*****

Подробности о том, как я отвез двух старших детей в их школы и высадил Синди, не имеют значения. Достаточно сказать, что в пять минут девятого утра в четверг я был в гостиной и загружал первый DVD в наш проигрыватель.

Когда я шел в гостиную, с диском в руках и уже колотящимся сердцем, я перечитал этикетку: SJ 20 сентября 2005 года. Я сделал Саре предложение, как раз в сентябре 2005 года. Было ли это важным? Я не знал. Все мои дальнейшие размышления прекратились, когда из телевизора раздался голос Сары. Я повернулся и упал на диван, мои худшие опасения подтвердились, но не из-за того, что я увидел на экране, а из-за слов, которые она говорила этому SJ.

"Итак, ты хочешь, чтобы я сыграла роль твоей жены и позволила мужчине, которого ты привёл домой, соблазнить меня?"

"Да, в двух словах. Но ты и так всё это уже знаешь".

"Я знаю, но подыграй мне, Стив. То, что ты говоришь со мной об этом, помогает мне войти в образ. От этого я становлюсь мокрой".

Я застонал. Мало того, что она собиралась трахаться с другим мужчиной, но ещё и этот слабак, который, похоже, получал удовольствие от того, что его жену трахают другие?

Стив громко вдохнул. "Хорошо. Я принес тебе одно из платьев Джози, а также ее нижнее белье. Как ты знаешь, у вас практически одинаковый цвет волос, но тебе нужно будет убрать их в хвост – у Джози волосы днём всегда убраны".

Они продолжили обсуждать прозвища и ласковые слова, которыми пользовались Стив, как я теперь его знала, и Джози.

Стив передал Саре сумку, которую она бросила на кровать. Без малейшего стеснения или неловкости она начала раздеваться. Ее непринужденное поведение подтвердило то, о чём я уже и так догадывался, просмотрев её первые бухгалтерские книги, даже если я не хотел этого признавать - она уже была с ним обнаженной. Эта правда, подтверждающая её предательство, ещё больше разжигала ярость, растущую в моем животе.

Она надела изящные трусики. Они были белыми и невинными. Соответствующий бюстгальтер был таким же. Платье тоже было белым, в стиле, который Сара однажды описала мне как сарафан. Завершали ансамбль босоножки с ремешками. Сара встала перед зеркалом, собрав и закрутив волосы в хвост, и стянув его резинкой.

"Так хорошо?" - спросила она.

"Да. Идеально. Ты выглядишь практически как её близнец".

"Поэтому я тебе нравлюсь, Стив? Потому что я похожа на твою милую, невинную жену?"

Стив кивнул.

"Но, только, порочная версия. Такая, которая будет делать с тобой и для тебя то, чего не будет делать она. Верно?"

"Да", - хрипло прошептал он.

"Ты возбуждаешься от мысли, что её трахает другой мужчина?"

Стив снова кивнул. Я нахмурился. Что за бесхребетное ничтожество.

"Хочешь увидеть, как она кончает на члене другого мужчины?" Сара понизила голос до хриплого шепота. "Хочешь увидеть, как Джози сосет член другого мужчины?"

"Да. Да, хочу".

"Тогда, надеюсь, ты нашел для неё хороший большой член. Такой, который заставит её кончать снова и снова".

"Нашел. Он огромный". Стив прочистил горло и поправил свою промежность.

Сара шагнула к нему, погладив его по брюкам. "Итак, он собирается растянуть мою маленькую узенькую киску, малыш?"

Как только она произнесла слово "малыш", я понял, что Сара была в образе. Мы никогда не использовали такое уменьшительно-ласкательное слово.

"Он заставит меня визжать и извиваться? Он заставит твою милую женушку кричать?".

"Боже, да".

"Я буду кричать от удовольствия, для тебя, малыш".

Стив застонал. "Трахни его хорошенько, детка. Покажи ему, какая тугая сладкая пизда у моей милой женушки".

"Я сделаю это, Стиви. Обещаю".

Я уставился на экран, качая головой. Это была Сара, и в то же время не она. Ее поведение, манеры, то, как она держалась, её выбор слов - это была не та Сара, которую я знал и любил столько лет.

Слушая, как Стив, извинившись, вышел, я решил получше рассмотреть обстановку. Это было похоже на гостиничный номер с небольшой кухней. Позади Сары, в углу комнаты, стоял небольшой стол, накрытый как будто для ужина. Парень явно приложил немало усилий, чтобы обстановка напоминала его дом. Сара, говорившая прямо в камеру, закончила мой осмотр их номера.

"Ты слушаешь это, Джози? Он хочет увидеть, как тебя трахают другие мужчины. Много других мужчин. Это не первый раз, когда он просит меня разыграть подобный сценарий. Черт, это даже не в десятый раз. Ему очень нравится эта сцена. Она заводит его как никакая другая. Ты меня слышишь? Он хочет, чтобы ты была его шлюхой. Он хочет одолжить тебя незнакомцам, своему боссу, клиентам, вашим соседям. Он хочет смотреть, как тебя насаживают на член, снова и снова. Он просто боится попросить тебя об этом. Вот почему он ходит ко мне уже почти два года. Он заставляет меня предварительно принять душ с тем же мылом и шампунем, как у тебя. Он заставляет меня носить твою одежду, твои духи, и даже твои использованные трусики. А потом он хочет, чтобы я притворилась тобой, и обслужила какого-нибудь парня, или даже несколько парней, которых он приводит. Смотри и сама поймёшь, чего он на самом деле хочет от тебя и для тебя".

Эта речь Сары потрясла меня до глубины души. Я то приготовился увидеть, как она трахается с другим мужчиной, но это? Внезапно цель видео стала ясна. Это был не сувенир на память, и не средство для мастурбации. Это видео предназначалось не для получения удовольствия, а скорее для получения финансовой выгоды. Я нажал на кнопку "пауза" и бросился в ее швейную комнату. Схватив журнал за 2005 год, я начал быстро его просматривать. С начала года, в каждом месяце, до сентября включительно, были поступления с инициалами "SJ". Но, с сентября и до конца года - ничего. Никаких крупных, необъяснимых поступлений денег тоже не было. Я проверил и 2006 год. Все выглядело так, как будто SJ исчез. Если она начала шантажировать Стива, то где, черт возьми, денежный след? Она вела записи абсолютно обо всех поступлениях и списаниях, так почему она не вела учёт средств полученных от шантажа?

Все еще размышляя над загадкой, я вернулся наверх, и приготовился к шоу. Парень, которого Стив нашел для «Джози», был крупным, ростом не меньше шести футов и два-три дюйма, и очень мускулистым. Я смотрел, чувствуя лёгкую тошноту, как они втроем разыгрывали сцену, в которой Стив привел домой на ужин старого приятеля по колледжу. Это было похоже на просмотр плохо продуманного порно из восьмидесятых, что, в некотором смысле, если не считать эпохи, так оно и было.

"Я собираюсь переодеться и умыться. Почему бы вам двоим, э-э, не познакомиться друг с другом, пока меня не будет?"

"Не волнуйся, малыш, я не дам Джимми скучать без тебя", - успокоила Стива Джози.

Стив ушел с экрана.

"Позволь мне освежить твой напиток".

Джози встала и подошла к Джимми, затем наклонилась над ним и коснулась грудью его бицепса, наполняя его бокал вином. Она поставила бутылку на стол и стала слегка поглаживать его плечи и руки.

"Ты такой большой и сильный, Джимми. Это от игры в мяч?"

Они обменялись еще несколькими репликами, при этом Джози вовсю демонстрировала свои сиськи и ноги, а затем к ним снова присоединился Стив.

"Встань, Джимми".

Джимми встал, как просили, и было видно, что у него огромная эрекция.

"А теперь посмотри на это, Джози", - сказал Стив, жестом указывая на промежность Джимми. "Это всё твоя работа".

"Я ничего не делала, малыш. Клянусь, я не сделала ничего плохого".

"Мысли о тебе сделали его член таким твердым, детка. Посмотри, как он возбуждён, от того, что ты позволила ему увидеть свои красивые ножки и грудь. Поэтому, раз уж ты заставила его член напрячься, значит, тебе нужно помочь ему как-то с этим справиться. Так что теперь, ты должна позволить ему снять напряжение, используя твою маленькую киску".

Джози покачала головой, начав хныкать. "Нет, малыш... пожалуйста, не заставляй меня. Я... мы не должны. Это неправильно. Я не могу. Я хочу только тебя. Я люблю тебя. Мне не нужен никто другой".

Я задохнулся, услышав, как она сказала, что любит его. На мгновение я забыл, что она притворяется его женой.

"Его член твердый, детка. До боли эрегированный и твердый, и это всё из-за тебя. Ты должна ему помочь".

"Нет. Пожалуйста, не заставляй меня. Я не хочу его, я хочу..."

"Я знаю, что ты не хочешь его", - прервал ее Стив. «Но, я хочу увидеть, как ты будешь делать это ради меня, потому что ты любишь меня, именно в этом и весь смысл, детка. Ты не представляешь, как меня это возбуждает. Так что будь моей хорошей маленькой шлюшкой и обслужи моего друга".

"Ты, правда, хочешь, чтобы он трахнул меня? Это действительно то, чего ты хочешь?"

"Да, детка, это то, чего я хочу. Я хочу посмотреть, как он будет использовать твою сладенькую пиздёнку в своё удовольствие". Стив повернулся к Джимми. "Раздевайся".

Джимми сбросил штаны быстрее, чем скаковая лошадь выбегает из стартовых ворот. Пока он раздевался, Джози (я больше не мог думать о ней как о Саре) выглядела очень взволнованной, ее глаза метались туда-сюда между Стивом и Джимми.

Стив шагнул к ней, нежно поцеловал ее в лоб, а затем встал сзади. Я слышал, как он расстегнул молнию на ее платье, а затем спустил тонкие бретельки с её рук. Оно скользнуло вниз по ее телу и упало у ног. Он просунул руки в чашечки бюстгальтера, освобождая ее грудь, и сжал их в ладонях.

"Разве они не прекрасны, Джимми?"

"Это точно. Они выглядят настолько аппетитными, что хочется их укусить".

Оба мужчины засмеялись.

Стив отпустил сиськи Джози, просунув пальцы под её трусики по бокам. Медленно он спустил их вниз по ее ногам, пока они не присоединились к платью возле её щиколоток.

"Сбрось трусики, детка".

"Стиви, пожалуйста... пожалуйста, не заставляй меня делать это".

"Детка, ты сделала его член твердым, теперь ты должна позволить ему снять напряжение, я же уже говорил. Так что, тебе придётся его обслужить. Заставь его член думать, что он попал в рай".

Джимми, находясь в стороне, неторопливо поглаживал свой член, от вида которого, меня затошнило, поэтому я сосредоточился на Джози. Она опустила подбородок на грудь. Если бы я не видел предыдущие кадры, я бы поверил, что она искренне сопротивляется. Было немного жутко осознавать, насколько хорошей актрисой она была, и о чём я никогда не подозревал.

"Сядь на кровать, детка".

Как агнец на заклание, Джози вышла из вороха одежды у своих ног, и, оставшись только в лифчике и босоножках, села на край кровати. Стив осторожно положил ее на спину, закинув ее ноги на матрас. Он скользнул пальцами в ее щелку, медленно погружаясь, и, также медленно, вытаскивая их наружу. Были отчетливо слышны хлюпающие звуки. Я с трудом сглотнул: Сара была возбуждена.

"Стив, пожалуйста, не надо. Нам не следует этого делать. Это неправильно. Он испортит меня. Разрушит наш брак. Он такой большой. Моя киска никогда не будет прежней. Пожалуйста, пожалуйста, не заставляй меня".

"Тише, детка, все будет хорошо. Ты же делаешь это ради меня, и это доставляет мне удовольствие. И, Джози, детка, несмотря на все твои протесты, я не могу не заметить, какая ты влажная, и с каждым мгновением, ты становишься мокрой всё больше, и больше".

Джимми наклонился над ней, глядя в глаза. Он просунул свои руки под ее бедра, поднимая и раздвигая их широко в стороны. С его стороны не было никаких прелюдий, и я мог только догадываться, что это было частью фантазии Стива - его жена была здесь только для того, чтобы мужчины могли наслаждаться ею, и получать удовольствие.

Я как безумец наблюдал за тем, как он расположил свой толстый член у входа в ее влагалище. Не в силах смотреть на само проникновение, я отвернулся от экрана, но мне стало понятно, что он вошел в Джози, когда ее хныканье, перешло в слабый стон.

Как только его член оказался внутри, я снова посмотрел на экран, сглатывая желчь. Это обожгло мне горло. Как кто-то может хотеть это делать? Как такие мужья могут получать удовольствие, спокойно наблюдая, как другой мужчина берет его жену? Мой член был мягким, как переваренные спагетти. А жена? Как может женщина хотеть или соглашаться на такое?

На экране Джимми был занят накачиванием Джози, в то время как Стив, поглаживал свой член через брюки, пытался расстегнуть ремень другой рукой.

"Помогай ему, детка", - прорычал Стив. "Покажи ему, как хорошо умеет трахаться моя шлюшка".

Она покачала головой. "Я не могу. Я люблю тебя..."

От ее слов я вздрогнул, и у меня внутри всё сжалось.

"Ты можешь, и ты сделаешь это", - приказал Стив. "Поработай своей киской. Я хочу, чтобы ты выдоила его член досуха. Не делай из меня лжеца. Будь хорошей, послушной шлюхой, и оттрахай его хорошенько".

Джози вздохнула, покорно обхватив ногами бедра Джимми, и начала встречать его толчок за толчком. Джимми застонал.

Стив, к моему ужасу, был явно очарован тем, как его "жена" подчиняется его воле. Теперь он был в одних трусах и демонстрировал собственную эрекцию. Стоны Джози поразили меня словно удар кулаком в живот. Эти стоны были мне очень хорошо знакомы. Платили ей, или нет, но то, что Сара искренне наслаждалась большим членом Джимми, стало для меня очевидно.

"Ты выглядишь такой красивой, принимая его член, детка. Ты так красиво встречаешь чужого мужчину своей маленькой нуждающейся пиздёнкой. А она очень нуждается в нём, не так ли?".

Джози застонала от его слов.

"Ты выглядишь такой красивой, будучи моей послушной шлюхой. Тебе приятно чувствовать его член внутри себя, детка? Он растягивает твою сладкую маленькую киску? Нравится ли твоей маленькой узенькой киске, ублажать его толстый член?"

Джози снова застонала, но ее почти заглушили стоны Джимми.

"Скажи мне, детка. Скажи мне, как сильно твоя распутная киска любит обслуживать его большой член".

Джози покачала головой из стороны в сторону, из нее вырвался еще один стон.

"Признайся. Тебе это нравится".

Еще одно покачивание головой в сочетании с новыми стонами.

"Признание того, что тебе нравится, когда его большой член входит в твою маленькую голодную пиздёнку, не сделает тебя большей шлюхой, чем стоны, которые выдают, как сильно твоей киске нравится его большой член, растягивающий тебя. Так скажи это. Скажи мне, как тебе нравится быть моей маленькой шлюшкой и обслуживать чужих мужчин".

"Да! Да, мне это нравится", - захныкала она, как будто слова вырывались из нее.

"Хорошая девочка. Теперь скажи нашему гостю. Скажи Джимми, что ты будешь рада, если он снова придёт к нам, когда захочет, чтобы ты обслужила его член".

"Мне нравится, что ты используешь мою киску. Я..., о боже, мне нравится, доставлять удовольствие твоему члену".

Я вздрогнул, еще один нож в сердце - это прозвучало довольно правдиво.

"И все остальное, детка".

"Я, о Боже, ух, хочу, чтобы ты использовал меня всякий раз, когда твой член нуждается в разрядке, пока Стив говорит "да".

"Хорошая девочка", - стонал Стив. "Он заставляет тебя кончать? Он заставляет тебя кончать, насаженной на его член?"

"Да", - неохотно простонала Джози. "Боже, помоги мне, но да".

Я снова вздрогнул. Еще одно откровенное признание, разрывающее мне сердце. Слова не успели покинуть рот Джози, как она задрожала, выгибаясь дугой на кровати. Я закрыл рот ладонью, чувствуя, как меня тошнит. Сколько раз она так же кончала со мной? Слишком много, чтобы сосчитать.

"Как же красиво. Ты так красиво выглядишь, кончая на его члене".

Нет, она не выглядела красиво. Она выглядела как женщина предавшая нас.

Джимми скакал на ней, как дикий мустанг, не обращая внимания на ее кульминацию. Он был слишком занят своей собственной. Ему удалось продержаться всего несколько секунд, трахая ее со множеством рычаний и стонов, прежде чем, глубоко загнав член, кончить в Джози.

Как только он кончил, сразу вытащил, не став наслаждаться ощущением ее киски, обхватывающей его опадающий член. Не говоря ни слова, он встал, собрал свою одежду и ушел, лишь быстро кивнув Стиву.

"Моя прекрасная шлюшка. Ты была идеальна. Ты так хорошо приняла его большой член. Ты заставила его так сильно кончить ".

Не успел я услышать щелчок закрывающейся двери номера, как Стив уже лежал на Джози, проталкивая свой эрегированный член в ее грязное влагалище. Меня осенило - она трахалась с Джимми без презерватива. Я сполз с дивана, и согнулся пополам, молясь, чтобы меня не вырвало.

"Боже, детка, твоя пиздёнка такая приятная, такая горячая и липкая. Такая свободная и скользкая. Как же мне это нравится. Я хочу, чтобы так было всегда", - простонал Стив, лихорадочно толкая Джози. "Мне нравится знать, что твоя пиздёнка - липкое месиво, из-за того, что тебя только, что трахнул чужой мужчина. И ты сделала это, потому что я тебе так сказал. Боже, чувствовать тебя такой - это фантастическое ощущение".

Либо Сара упустила свое призвание, либо она была так же увлечена моментом, как и Стив.

"Я была хорошей девочкой. Я трахнулась с ним ради тебя. Я была послушной шлюхой", - несколько раз мяукнула она, жадно приподнимая бедра навстречу Стиву.

"Да, несомненно, детка. Ты была очень послушной шлюхой. Ты заставила его кончать галлонами. Он так разворотил твою хорошенькую пиздёнку, но я думаю, что моей шлюшке это понравилось. Я думаю, ей нравится обслуживать члены. Я думаю, ей нравится, когда я одалживаю её пиздёнку другим".

Джози застонала.

" И он заставил тебя так сильно кончить. Ты кончила прямо на его толстый член. Что за женщина кончает на член другого парня, глядя в глаза своему мужу?"

"Шлюха. Твоя шлюха. Я твоя шлюха, только твоя", - воскликнула она, снова выгибаясь дугой, когда кончила во второй раз.

Похоже, это довело Стива до края. Он кончил с ревом, а затем рухнул на Джози, скрыв ее из виду.

На экране не было никакого движения, а единственным звуком было тяжелое дыхание двух людей, приходящих в себя после бурного секса. Я сидел на полу, спиной к гостиной, полностью остолбеневший. На протяжении большей части видео я не мог видеть в женщине на экране Сару, настолько убедительно она вжилась в роль жены Стива, Джози. Только тело выдавало ее - ее стоны, ее хныканье, то, как она выгибала спину во время оргазма. Это была Сара. Моя Сара, которая, в конце концов, была не такой уж и моей.

Я поднялся, обдумывая фильм, как вдруг в кадре снова появилась Сара, говорящая прямо в камеру, теперь уже полностью одетая.

"Привет, Стив. Я решила подарить тебе на память небольшой сувенир о том, как прошел наш последний раз. Уверена, ты согласишься со мной, что это было незабываемо. Да, ты правильно меня понял. Это был наш последний раз. Моя, скажем так, ситуация, изменилась, и хотя это было весело, пришло время двигаться дальше. Это маленькое видео никогда не увидит свет, пока ты будешь хорошим мальчиком, и никогда больше не свяжешься со мной. Если ты увидишь меня на публике, ты меня не узнаешь. Если кто-то нас познакомит, ты сделаешь вид, что впервые меня видишь.

И ты никогда, я действительно имею в виду никогда, и никому не расскажешь обо мне и не расскажешь о том, как мы проводили время вместе. Если до меня дойдет, хоть малейший слух, что ты кому-то что-то обо мне рассказал, твоя милая женушка Джози получит копию видеозаписи. А мы бы этого не хотели, правда, Стиви?".

В короткий момент, после ее слов, перед тем как экран стал черным, Сара многозначительно улыбнулась. Это была не очень приятная улыбка, и уж точно не та счастливая и любящая улыбка, которую я привык видеть на ее лице.

Я чувствовал себя больным и подавленным, как будто меня размазали по полу. Я не был уверен, что когда-нибудь снова смогу есть, но, по крайней мере, загадка "зачем" была решена. Она записала это видео не для шантажа; это была её страховка.

Я посмотрел на оставшиеся видеозаписи, лежащие на медиацентре, не зная, смогу ли я выдержать еще пять таких фильмов, как тот, который я только что посмотрел. Я знал, что если я не просмотрю их сегодня, то, наверно, уже никогда не смогу этого сделать.

"Пластырь, Майк", - сказал я вслух, как будто словесное выражение могло придать мне больше решимости, чем просто мысль. "Сорви его быстро и одним рывком. В конечном итоге будет не так больно".

Вздохнув от мудрости собственной логики, я направился к DVD-плееру, как будто шёл через трясину. Вытащив диск с SJ, я заменил его на «RG 18 октября 2005г.».

Нажав на кнопку воспроизведения, я решил, что мне не нужно смотреть фильм полностью. Достаточно будет просто ознакомиться с общим сюжетом. RG, как, оказалось, был богатым, уже долгое время женатым генеральным директором по имени Ричард, и Ричарду нравилось, когда она брала его в задницу страпоном.

Следующим был «HD 25 октября 2005г.». Похоже, в октябре, Сара была очень занята. HD, или Гарольд, как называла его Сара, был еще одним извращенцем. Он получал удовольствие от того, что Сара водила его на поводке, засовывала его член в клетку, и шлепала его по заднице - все это могло оскорбить или ужаснуть клиентов Гарольда в одном из четырех его автосалонов, не говоря уже о его доброй и набожной жене и шестерых детях.

Каждое видео заканчивалось уже знакомым предупреждением от Сары. Было ясно, по крайней мере, для меня, что, готовясь к нашей предстоящей свадьбе, она дистанцировалась от своего прошлого.

Я сделал паузу, прежде чем включить первую из видеозаписей АК, ту, что была сделана в июне 2006 года. Согласно бухгалтерским книгам Сары, АК был постоянным клиентом. Почему? Чем он отличался от других? Почему три видео? Была ли она искренне привязана к нему, или, может быть, даже любила его?

Я знал, что единственный способ получить ответы на свои вопросы - это включить первое из его видео, и все же я колебался.

Они не могут быть хуже, чем то, что ты уже видел, сказал я себе. Просто сделай это и забудь.

АК она называла Арти. Он выглядел знакомым. Я поставил фильм на паузу на начальной сцене, на крупном плане лица Арти, изучая его. Где я видел его раньше? Ответ ускользал от меня, пока я не нажал кнопку воспроизведения, и Арти не повернулся. Его профиль выдал его. Это был мужчина, которого я видел тогда в Fеrrаri, с блондинкой за рулем. Блондинкой, которая, как теперь стало ясно, была Сарой в парике.

Первое видео подтвердило правильность моих предположений о том, какую боль мне предстоит испытать. Ну, или почти. В сексуальном плане все было скромнее, но я узнал главную спальню в нашем первом доме. Сара, будь проклято ее предательское сердце, трахнула его в нашей постели. Делая это, она с таким же успехом могла бы выпотрошить меня тупым предметом. Как она могла? Как она могла привести его в наш дом?

И что было не так с этим парнем? Он всё время сосал грудь Сары - это было единственное подходящее для этого слово - и при этом гладил ее живот, повторяя снова и снова, что в ее животе должен быть ребенок. Если бы мои дети не имели сильного сходства с моей семьей, я бы бросился сдавать анализы на ДНК. Как бы то ни было, но Джеймс был мной в миниатюре, а обе девочки выглядели так же, как моя сестра в их возрасте. Сара не очень-то обращала внимание на внешность наших детей. Она полностью соответствовала своему ирландскому происхождению, имея почти черные волосы и карие глаза, в то время как дети были светловолосыми и голубоглазыми, а Арти - огненно рыжим.

Я пошел в ванную и плеснул немного холодной воды на лицо. Я медлил, и я это знал. Не в силах больше откладывать, я вернулся в гостиную. DVD №2 звал меня. Я не мог не заметить дату: август 2013 года. Сара как раз была в первом триместре беременности с Дженни. Как она могла трахаться с каким-то тощим старикашкой, будучи беременной от меня? Как она могла трахаться с ним, когда у нее в животе была наша маленькая девочка, и она еще даже не закончила кормить грудью нашего сына? И почему такой большой перерыв между фильмами?

Так много вопросов, и так мало ответов.

В отчаянии покачав головой, я нажал кнопку воспроизведения и приготовился к следующему проявлению предательства со стороны моей жены. Какое извращение они придумают на этот раз?

Это было так же отвратительно, как я и ожидал. Он снова стал сосать груди Сары, да так сильно, что они брызнули, когда он оторвал от них губы. Ебаная сука, тратит молоко, предназначенное для Джеймса, на сумасшедшего старика. Так вот почему у нее не хватило молока для Джейми? Поэтому нам пришлось его докармливать?

Парень, похоже, не отличался разнообразием. Опять было много воркования о детях, и ещё больше траха на нашей кровати в старом доме. Она даже позволила ему трахнуть её в задницу, хотя с его игольчатым членом она, похоже, вряд ли что почувствовала. Одержимость этого старика беременностью и грудным вскармливанием была просто отвратительной. Все время, пока он тыкал Сару, он ласкал ее живот, и стонал о том, что нужно беречь ребенка.

Уставший и измученный, я включил третий и последний фильм с АК, ожидая увидеть то же самое, что и на первых видеозаписях. По дате я понял, что это был еще один фильм, снятый во время беременности Сары. В этот раз она была беременна Синди, последний триместр. Это означало, что они трахались уже в этом доме. Я вознес безмолвную молитву, чтобы она хотя бы здесь не запятнала наше брачное ложе.

Мои молитвы были услышаны... типа того. Она трахалась с ним не в нашей постели, а в комнате, которая в то время была для гостей, а теперь стала комнатой Синди. Он, как обычно, сосал её грудь и поглаживал живот, все время, бормоча о детях. Вместо того чтобы трахать ее, он встал сбоку, пока она лежала на спине на кровати. Он начал тереться своим членом между грудей Сары и по всему ее раздутому животу. Это был, пожалуй, самый большой его стояк из всех трех видео. Его одержимость, связанная с беременной и кормящей матерью, явно достигала своего апогея, когда женщина была уже с большим животом, и на последних сроках.

Его взгляд переходил с Сары, лежащей под ним, на нашу с Сарой фотографию на прикроватной тумбочке. Я нахмурился; что наша фотография делает в комнате для гостей? Я задавался этим вопросом, когда Сара оформляла комнату, и еще больше стал задаваться им сейчас. Неужели Сара действительно была извращенкой и возбуждалась от этого? Как на первом видео с SJ, когда она кончала с Джимми, в присутствии своего "мужа"? Заводит ли ее трахать мужчину, глядя мне в глаза на нашей фотографии? Я зажал рот.

Видимо почувствовав приближение кульминации, он начал настойчиво толкать свой карандашный член взад и вперед в узком туннеле своего кулака. Я подумал, что он намеревается кончить ей на грудь и живот, но первые две струи он направил на фотографию, покрыв ее своей спермой. Я задохнулся, увидев, как его сперма стекает по стеклу, скапливаясь на деревянном ободке рамки. Ёбаный мудак. Он мне заплатит за это.

Я отвернулся с чувством крайнего отвращения, не в силах смотреть, как он сливал остатки спермы ей на живот.

Я встал, чтобы убрать всю эту "грязь" из видеоплеера и из нашей гостиной, где я играл и смотрел фильмы со своими детьми. Как раз в тот момент, когда я собирался нажать кнопку "стоп" и выключить фильм, я увидел, что Сара смотрит на дверь, через которую только что вышел Арти, ее лицо превратилось в маску полнейшей ненависти, делая ее черты уродливыми. Она схватила рамку и с выражением отвращения, соответствующим моему предыдущему, осторожно вытерла ее уголком простыни. Ее лицо смягчилось, сделав ее похожей на мою Сару. Она наклонила голову и нежно поцеловала стекло, а затем прижала рамку к груди. Со вздохом она вернула рамку на прикроватную тумбочку, поцеловала кончики пальцев и прижала их к стеклу. Я наблюдал, как она поднялась и направилась прямо к камере. Все большее приближение к объективу исказило ее фигуру, а затем экран стал черным.

В отличие от всех предыдущих фильмов Сара не говорила прямо в камеру, угрожая разоблачением. Почему? Сейчас у меня было еще больше вопросов, после всего, что я увидел, чем когда я только начинал смотреть эти диски.

Когда я вернул все шесть фильмов ужасов в тайник, в моей потрясенной голове сформировалась твердая уверенность. Я женился на инопланетянке. Если бы не эти доказательства, которыми я теперь располагал, я бы никогда, и ни за что не поверил, что моя жена способна сделать то, что было показано в этих фильмах.

*****

В состоянии, похожем на транс, я поехал забирать детей. И снова моя сестра пригласила нас на ужин. Пока дети играли, я рассказал ей, в сокращенном варианте, все, что теперь знал сам. Картина была не из приятных. Безусловно, после просмотра фильмов и того, что было в бухгалтерских книгах, которые ещё предстояло изучить должным образом, вывод напрашивался только один: я женился на очень умной, очень талантливой актрисе, которая, когда я ее встретил, была проституткой.

Вначале она брала скромную сумму. Не зная, сколько длились ее сеансы, невозможно было точно сказать, насколько скромную. Постепенно она увеличивала плату за свои услуги, до того уровня, которого, по ее мнению, она заслуживала. Я могу только предполагать, что покупать секс - это как покупать произведения искусства; все зависит от того, сколько клиент готов заплатить. Сара выглядела как, ну - представьте себе Кейт Бекинсейл, и вы получите достаточное представление о её внешности - и плюс, готовность потакать любым извращениям, думаю, что мужчины согласны были платить за ее услуги немалые деньги.

После того, как мы встретились, и лично я, например, безумно влюбился, она потихоньку избавилась от своих клиентов. Как я понял, все её клиенты, похоже, были представителями городской элиты. Они все должны были быть состоятельными людьми, чтобы иметь возможность оплачивать услуги такой, как Сара; красивой, умной, осмотрительной женщины, которая, к тому же, будет потакать их извращенным фантазиям.

Избавилась ли она от всех своих клиентов? К сожалению, нет. Кем бы ни был АК, но он уцелел после ликвидации. Вероятно, если судить по подаркам, которые он покупал ей, он уцелел, потому что был таким щедрым. Если она продаст Fеrrаri, кольцо с большим бриллиантом и слитки, то её ждёт очень обеспеченная жизнь.

Сестра задала вопрос, которого я избегал. Что я собираюсь делать со всем этим? Развод из-за её вопиющей лжи и того, что она была шлюхой, живущей двойной жизнью, был моим рефлекторным решением. Ярость из-за предательства Сары, из-за ее долгого и непрекращающегося обмана вытеснила другие эмоции. Они, я полагаю, придут позже. В каком-то смысле я не хотел, чтобы интенсивность моего гнева уменьшалась; чувствовать безграничную ярость было лучше, чем разбитое сердце.

Мозговой штурм с сестрой по поводу нынешних законов о разводе привел к мрачному выводу. Сара, скорее всего, сохранит спрятанную заначку и будет держать это огромное состояние в резерве. И все это время она будет жить в моем доме, иметь опеку над моими детьми и жить на мои алименты, при этом продолжая трахаться с тощим старым папиком.

Перспектива разлуки с детьми была слишком невыносимой, чтобы даже думать об этом. Я должен был найти способ, чтобы избежать этого. Это стало единственной необсуждаемой базой моего предполагаемого ответного шага. Если бы это означало продолжать жить с этой шлюхой, то так тому и быть.

Именно Кэрри вернула меня на землю. Я предполагал, что у меня будет право голоса в будущем, если мне придётся с ней остаться. А что, если нет? Каков был план игры Сары? С ее активами и, несомненно, связями будет ли вообще у меня право голоса? Каков был план Сары? Последнее видео, где она с этим старым мудаком, одержимым её беременностью, заставило меня подумать, что, по крайней мере, часть ее любит меня. Был ли я частью ее будущего, в хорошем смысле этого слова? Или все было так, как я и подозревал? Была ли Сара одновременно и любящей, и порочной? Зависело ли мое будущее от того, какая из них доминирует?

Сестра снова поставила под сомнение мои рассуждения. А что, если бы это была Сара, у которой не было никаких финансовых ресурсов? Разве в современном обществе фортуна не благоволит к тем, у кого есть состояние? Если подумать, разве так было не всегда? И раньше, и сейчас, в 21 веке, действует золотое правило: у кого есть золото, тот и устанавливает правила.

Итак, после ужина я принял любезное предложение сестры переночевать у нас и присмотреть за детьми, чтобы освободить меня для выполнения того, что я должен был сделать, и помочь мне более тщательно изучить бухгалтерские книги. После того как дети уснули, мы обсудили кое-что, о чем я думал в машине по дороге домой.

Нужно ли мне было звонить ее тете в Англию, чтобы подтвердить, что Сара никогда не ездила с ней в круизы? В конце концов, мы пришли к выводу, что нет. Если мое предположение было верным, то Сара звонила тете в период между окончанием круиза и возвращением моей любящей жены домой. Так как, перед возвращением домой, Сара должна была запастись фотографиями и убедительными историями. Участвовала ли ее тетя в ее игре или нет, было неважно. Сару предупредили бы, и она вернулась бы домой во всеоружии, а я хотел застать ее врасплох. Я хотел, чтобы она была растеряна, от того, что я узнал правду, так же, как я сейчас.

Приняв это решение, сестренка приступила к изучению документов. Цель? Чтобы сделать разумное предположение о том, включен ли я в планы Сары на будущее. Два часа спустя Кэрри дошла до 2008 года, а в сейфе не было ни золота, ни драгоценностей, включая обручальные кольца Сары, ни документов на Fеrrаri, ни наличных. Они лежали в водонепроницаемых походных бочках, зарытых под компостной кучей. Позже, я бы проверил при дневном свете, чтобы убедиться, что мои усилия по маскировке были достаточными.

Теперь я был единственным, у кого были ресурсы. Надеюсь, если дело дойдет до драки, они нейтрализуют любые преимущества Сары, предусмотренные законом. Если, конечно, до этого дойдет. Мои планы все еще были неопределенными.

Я присоединился к сестре, и мы закончили просматривать её бухгалтерские книги. Вывод? Мое представление о ситуации подтвердилось. У Сары было несколько клиентов до нашей помолвки и только один после нашей свадьбы. Записи более ранних периодов позволили нам сопоставить инициалы некоторых клиентов с её клиентами на видео. Из ее небольших выступлений в конце каждой видеозаписи, за исключением последнего видео с АК, мы поняли, что Сара предвидела, что возможно будут проблемы со стороны некоторых клиентов, из-за её отказа. Довольно умно, на самом деле, записать их встречу с целью шантажа, чтобы они ушли по-тихому, и отбить у них охоту приближаться к ней, если они увидят ее со счастливой семьей.

Я не узнал ни одно место, где проводилась съёмка, на первых трех дисках. Возможно, она не хотела раскрывать, где живет, этим конкретным клиентам. С другой стороны, все три фильма с АК были в нашем доме. Сара достаточно умна. И я не мог представить, что она будет организовывать регулярные встречи с ним у нас дома. Слишком велика вероятность, что соседи расскажут мне об этом, или я неожиданно вернусь домой. Из третьего фильма с АК следовало, что парень получал удовольствие, унижая меня. Я мог только догадываться, как он давил на Сару, чтобы она проводила их встречи в нашей постели. Как часто она поддавалась этому давлению? Мы могли только предполагать, что АК знал, где она живет, поэтому не было причин скрывать это. Кроме того, установить камеру для шантажа гораздо проще в собственном доме.

Оставив только одного клиента, вероятно, из-за его щедрости, поскольку не было никаких доказательств того, что она любила его, а судя по последнему видео, возможно, даже испытывала к нему отвращение, Сара, всё же, продолжила свою тайную жизнь. Длительность ее обмана и предательства была шокирующей. Она дошла до того, что брала по $1500 за каждую среду. Ну, кроме тех дней, когда были школьные каникулы, или семейные выходные. Или, предположительно, когда любовник был в отъезде, или у Сары были месячные. Последнее объясняет, почему в большинстве месяцев было только три встречи. Раз в год, как мы уже знали, она инсценировала, что проводит неделю со своей тетей, и либо оставалась в его доме, либо действительно куда-то с ним уезжала. В любом случае, это обходилось ему в двадцать тысяч.

В бухгалтерских книгах тщательно записывались все его платежи. В специальных примечаниях были указаны даты, когда он дал ей крупный денежный бонус в размере $100 000 после рождения Джеймса, и большое кольцо с бриллиантом сразу после рождения Дженни. Затем Fеrrаri, когда она была беременна Синди. Все оценочные стоимости были аккуратно записаны. Также велись записи списания наличных на мелкие расходы. Внезапно сокращенная аббревиатура, которую я видел напротив одного списания средств, обрела смысл.

VS означало Viсtоriа Sесrеt, а Ling - lingеriе (нижнее белье). Тратила ли Сара деньги на сексуальное белье, чтобы поддерживать интерес своего любовника, или просто для себя, сказать было трудно. В конце концов, они трахались уже более десяти лет. После стольких лет, уже, пожалуй, придётся задуматься о том, как сохранить яркие ощущения во время секса.

На каждой странице были квитанции подтверждающие, когда Сара конвертировала наличные в золото. Все квитанции, на небольшие суммы. Ниже того предела, который мог бы заинтересовать любого, кто ищет улики в организованной преступности. Я бы счел ее сообразительность и умение планировать впечатляющими, если бы их не омрачало ее умение лгать и обманывать.

Было всего несколько записей, которые мы не смогли объяснить. Самая необычная из них была сделана только в прошлом месяце. Это было списание на $20 000, которое было сделано почти сразу после платежа АК на ту же сумму, и в колонке комментариев, напротив суммы списания, стояли только инициалы НМ. Она что-то купила? Ее шантажировали? Ни в документах, ни в бухгалтерских книгах ничто не объясняло этот дебет. Странно.

Пока я размышлял над этим, я заметил, что Кэрри рассматривает фотографии детей на стене в гостиной, а затем смотрит на меня. В ответ на вопрос она затронула тему, о которой я сам подумал после просмотра первого фильма с АК, а именно: отцовство моих детей. Она даже подошла к буфету, и достала старый семейный фотоальбом, где мы были детьми, и провела десять минут, сравнивая цвет волос, черты лица и другие особенности с нами в том же возрасте. Я почувствовал облегчение от того, что она увидела то же семейное сходство, что и я. Это было обнадеживающе, потому что я знал, что не могу быть уверен в том, что вижу не только то, что хочу видеть.

Внезапно меня осенило значение таблеток "Принимать утром, после секса" и того, как Сара отслеживала свой цикл. Слава Богу. Сара, похоже, поступала правильно по отношению к нашей семье, хотя бы в этом одном вопросе. Тем не менее, несчастные случаи случаются. Я решил, несмотря на то, что есть семейное сходство или нет, всё равно сделать анализы на ДНК и венерические заболевания.

Поскольку наше расследование зашло в тупик, мне ничего не оставалось, кроме как, дождаться, пока Сара вернется домой, и разобраться с ней, и со всеми вопросами, что у меня были. Что еще мы могли сделать? Был вечер четверга, а Сара должна была вернуться только в воскресенье вечером. Я уже планировал взять выходной в понедельник, а сестра согласилась присмотреть за детьми в воскресенье, и отвести их в школу на следующий день. Всё остальное, уже как получиться.

Перед тем как мы легли спать, я показал Кэрри несколько отрывков одного из видео с АК. Сестренке он тоже показался смутно знакомым, но и она не смогла вспомнить его имя.

*****

Что я делал до конца недели, сейчас как в тумане. Слава Богу, что всё это время я был занят детьми и их распорядком дня. Слава Богу за их потребности и постоянные вопросы. Они были моим якорем. Любовь к ним, не давала моему гневу ослабнуть, потому что, хоть они и были частью меня, они также были частью Сары. Мне не хватало моего гнева. Гнев помогал легче переносить ожидание.

Я был рассеян и все больше нервничал, но все, же был полон решимости, насчёт воскресенья. Ожидаемого звонка в субботу от Сары с сообщением, что она снова в зоне доступа, так и не последовало. В воскресенье, отправив детей к сестре, я сидел и мысленно готовился к предстоящей конфронтации. Детали моего плана, на случай непредвиденных обстоятельств, оказались не актуальными – Сара домой не вернулась.

И в понедельник тоже. Ни слова. Теперь, будучи крайне рассерженным, у меня появилось сопутствующее чувство - беспокойство.

Не имея ни малейшего понятия о том, что происходит, и, не придумав ничего лучше, я подал заявление о пропаже жены, поздно вечером в понедельник. Я придерживался изложенных Сарой фактов, без намеков на то, что мне известно о ее другой жизни. По их ответам я понял, что они считают ее очередной сбежавшей женой. Мне буквально сказали: "Не звоните нам, мы сами вам позвоним".

Я постарался скрыть свое беспокойство от детей; просто сказав, что мама задерживается. И взял выходной до конца недели.

В среду меня вывел из задумчивости визг тормозов на подъездной дорожке. Выглянув в окно, я увидел сестру, которая бежала к входной двери, размахивая газетой. Она достаточно успокоилась, чтобы показать мне пятую страницу. Там был большой заголовок: "МЕСТНЫЙ МИЛЛИОНЕР ОТКРЫВАЕТ НОВЫЙ ПРИЮТ ДЛЯ ЖЕНЩИН-ЖЕРТВ НАСИЛИЯ ". Далее в статье говорилось, что он пожертвовал средства на приют, но эта информация едва ли проникала в мой мозг. Я не мог смотреть дальше фотографии. Артур Киндред. АК.

Он выглядел примерно так же, как и в последнем видео Сары, за исключением того, что был одет. Рядом с ним угрюмо стояла его жена. На первый взгляд она казалась намного моложе своего мужа, даже с кислым выражением лица. Она выглядела как классический пример скучающей богатой жены - причесанная и накрашенная до блеска. При ближайшем рассмотрении разница в возрасте оказалась не такой уж большой; она просто замедлила процесс старения с помощью скальпеля и, возможно, одной-двух инъекций. Она была красавицей, или, по крайней мере, была ею в молодости. Сейчас она была похожа на увядшую розу, пытающуюся вернуть первый расцвет юности.

Артур Киндред был богат. Я имею в виду, очень богат. Он также был известен тем, что стеснялся публичности, если только не хотел чего-то такого, в чем могла бы помочь хорошая реклама. Неудивительно, что он был мне знаком, но я до сих пор не мог его вспомнить. Это также объясняло Fеrrаri. Для этого парня все, что меньше миллиона, было мелочью. Он даже не появлялся, когда каждый год жертвовал свой Gulfstrеаm 550 для воздушных прогулок на ежегодной ярмарке.

Меня охватило волнение. Теперь у меня было имя. Теперь я мог получить адрес.

А потом до меня стала доходить реальность всего происходящего.

Конечно, теперь я знал его имя, но, в тоже время, передо мной встала другая проблема. Этот человек мог быть ключевым источником информации о местонахождении моей жены. Единственная сложность заключалась в том, что я не мог действовать в соответствии с полученной информацией, не сообщив полиции гораздо больше, чем хотел бы, чтобы они знали. Если бы Сара стала жертвой каких-то обстоятельств, я автоматически стал бы подозреваемым номер один, если бы рассказал полиции, что знаю о ее любовнике.

В конце концов, я решил, что единственный выход - проверить все самому. Попрощавшись с сестрой и посадив Синди в машину, я поехал к дому Артура Киндреда.

Дом Киндреда оказался особняком размером с небольшой штат, с надёжной охраной, и за закрытыми воротами. Я припарковался на другой стороне дороги, размышляя о том, смогу ли я заглянуть внутрь комплекса с какой-нибудь точки обзора. Нет. Пока я размышлял над своими дальнейшими действиями, к открывшимся воротам подъехал серебристый Lехus. Миссис Киндред вышла с водительской стороны, чтобы проверить почтовый ящик. Я узнал ее по гладким, искусно выкрашенным светлым волосам.

Синди, сидя на заднем сиденье, четко сказала: "Тетя Джин".

И снова слепая ярость практически поглотила меня. Выходит, жена этого мудака знала мою дочь! Неужели эта ебаная шлюха, моя жена, приезжала сюда вместе с Синди? Где-нибудь был предел предательству Сары? До какой степени больными были, блять, эти люди? Неужели для них не было ничего святого?

Заведя двигатель, я переехал через дорогу, и остановился позади Лексуса. Миссис Киндред побледнела, но не сдвинулась с места. Я распахнул дверь и заорал еще до того, как она полностью открылась. "Не могли бы вы объяснить, откуда моя дочь знает ваше имя?"

Я наблюдал, как она посмотрела в сторону моей машины. Синди, в своей невинности, слегка помахала ей рукой. Я видел, как ещё больше изменился цвет лица миссис Киндред, пока она заикалась в ответ. "Это не имеет ко мне никакого отношения. Вам придется спросить моего мужа". Она повернулась и направилась обратно к водительской стороне своей машины.

«Он здесь?» - крикнул я.

"Нет. Он уехал сегодня утром. Он вернется к выходным. А теперь уходите, или я вызову полицию". С этими словами и странным выражением лица она проехала через ворота, которые закрылись за ней.

Ее выражение лица озадачило меня. Что это было? Был ли это просто дискомфорт? Паника? Злость? Раздражение? Похоже, ни одно из определений не подходило.

Определенно, Джин Киндред знала о местонахождении Сары больше, чем говорила. В этом я был абсолютно уверен, но у меня не было возможности расспросить её или ее мужа так, чтобы они не смогли уклониться от ответов на мои вопросы. В итоге, не имея лучшего плана, я отправился домой.

Синди подтвердила, что была в большом доме "много раз". И я надеялся, черт возьми, что она не навещала там своего отца. Я заехал в клинику, и взял наборы для анализа ДНК. Дети могут быть похожи на меня и Кэрри, но я сейчас был в том состоянии, когда мне нужно было что-то определенное, что-то твердое, во что я мог бы верить. Поскольку всё, что я обнаружил до сих пор, ясно давало понять, что почти ничто в моей жизни не было таким, как я думал.

*****

Короче говоря, я не поехал в особняк на выходных. В ту же ночь, это было во всех новостях. Частный самолет Артура Киндреда, местного филантропа и просто хорошего парня, разбился в соседнем штате. Выживших не было. Насколько все может быть плохо? Когда же я смогу, наконец, передохнуть? Как мне теперь выяснить, что, черт возьми, произошло с Сарой, и где она сейчас? Загнать Джину Киндред в угол, было моей единственной надеждой.

Из-под обломков были извлечены два тела. Оба мужские. Это было неожиданностью; я наполовину ожидал услышать, что одной из жертв была женщина. Облегчение, гнев, страх и разочарование смешались в моем животе. Это было ужасно - хотеть, чтобы твоя жена была жива, здорова и мертва одновременно.

В ожидании процедур идентификации жертв катастрофы предполагалось, что тела принадлежали Артуру Киндреду и его пилоту. Самолет направлялся в Брисбен, затем дозаправился и направился в Мексику, где у мистера Киндреда, как известно, был бизнес.

Каково же было моё удивление, когда в субботу утром, я увидел, как на мою подъездную дорожку въехал некий серебристый Лексус. Зачем вдове Артура Киндреда приезжать ко мне сейчас, если раньше она всеми силами старалась избегать меня?

Я наблюдала за ее приближением и, не поворачивая головы, попросила сестру увести детей поиграть на задний двор. Кэрри даже не спросила, зачем, просто собрала их и выпроводила через заднюю дверь. Звук закрывающейся двери совпал со звонком у входной двери.

С каждым шагом к двери в моей голове, один за другим, появлялись всё новые вопросы. Она пришла сказать мне, где находится Сара? Что Сара встретила своего создателя? Или, возможно, она хотела выяснить, как много я знаю? Купить мое молчание? Я не был уверен в своих чувствах по поводу того, что мне предстояло сейчас узнать.

"Миссис Киндред. Чем я обязан такой чести?"

"Майк, извините, не хочу показаться фамильярной, но я никогда не знала фамилию Сары по мужу. Вы не будете возражать, если я войду? Мне нужно обсудить с вами несколько вещей".

Моим ответом было отойти в сторону, давая ей возможность пройти. Она так и сделала, ее каблуки щелкали по полированным доскам пола. Она остановилась в коридоре, ожидая, пока я направлю ее. Я жестом указал налево, в гостиную.

"Чувствуйте себя как дома. Могу я принести вам, что-нибудь выпить?"

"Стакан воды, пожалуйста".

Я налил еще один для себя, пока был на кухне. Протянув ей бокал, я сел напротив нее. Она сделала глоток, аккуратно поставила бокал на журнальный столик и расправила плечи. Сделав глубокий вдох, она посмотрела мне в глаза. В ее взгляде была решимость и что-то еще, что я никак не мог уловить.

"Полагаю, вам интересно, почему я здесь?"

"Вы сказали, что вам нужно обсудить со мной несколько вещей".

Она неловко улыбнулась. "Да, так и есть".

Я ждал, не сводя с нее взгляда. Она откашлялась, и затем нервно рассмеялась.

"Если бы мне кто-нибудь сказал, когда я выходила замуж, что однажды я буду сидеть в чьей-то гостиной и вести разговор, подобный этому, я бы назвала его сумасшедшим".

Я улыбнулся. Это не коснулось моих глаз, но я подумал, что демонстрация дружелюбия поможет ей перейти к делу.

"Могу ли я предположить, исходя из вашего визита в начале недели, что вы знаете об отношениях между Артуром и вашей женой?"

Я кивнул, не желая раскрывать объем того, что мне было известно. Мне было интереснее узнать, насколько глубоко она сама осведомлена.

"Вы убили моего мужа?"

Прямота вопроса шокировала меня, и у меня отвисла челюсть. Я оправился, но гнев сделал мой ответ резким. "Послушайте, леди. Ваш муж погиб в авиакатастрофе".

"И да, и нет".

Я поднял бровь, решив контролировать свои ответы.

"Да, самолет разбился, но это произошло не из-за механической неисправности или ошибки пилота. Они нашли остатки бомбы. Не спрашивайте меня, откуда я это знаю, это... неофициально. Он был убит".

На этот раз я никак не выдал свои эмоции. Это было трудно. Убийство? У меня было ощущение, что моя жизнь выходит из-под контроля. Паника боролась с возмущением. Возмущение победило.

"И какое отношение это имеет ко мне?"

"Ну, не трудно догадаться, что выяснение того, что у вашей жены, длительное время, были отношения...эм, сексуального характера с моим мужем, вполне может послужить мотивом для убийства".

"То же самое можно сказать и о вас. Преступление на почве ревности и все такое. Добавьте к этому то, что вы унаследуете после его смерти, и я бы сказал, что вы, вероятно, подозреваемый номер один. Мне интересно, не является ли целью вашего визита и вашего вопроса, желание отвлечь меня от этих мыслей. Чтобы я не пошел в полицию с подобной теорией".

Она поджала губы. "Я знаю об Артуре и Саре уже много лет. Зачем мне убивать его сейчас?"

"Может быть, у вас кончилось терпение. Может быть, они сделали что-то такое, что стало последней каплей. Может быть, вы узнали, что он собирается развестись с вами. Может быть, вы просто выжидали подходящего момента. Может быть, вы решили, что у вас, вдруг, появился козел отпущения – я. Я не знаю. Вы мне скажите".

Джин Киндред фыркнула в довольно неподобающей для леди манере, но под ее бравадой я уловил оттенок беспокойства. "Это всё – пустая болтовня. Как я уже сказала, молодой человек, я знала про их отношения уже много лет, в то время как вы, напротив, узнали об этом совсем недавно, если моя догадка верна, и я думаю, что это именно так. Вряд ли полиция сочтёт простым совпадением то, что Артур умер в течение двадцати четырех часов после того, как вы появились в нашем доме, разыскивая его".

"Им также может показаться интересным, что вы потворствовали тому, что ваш муж платил проститутке за извращенный секс, и что его...эм, любовница, теперь тоже пропала".

"Не будьте таким наивным. Многие богатые мужчины содержат любовниц, а жены закрывают на это глаза".

Я посмотрел на нее с презрением. "Извините. Я забыл. Вы же богаты; обычные моральные нормы на вас не распространяются".

У нее хватило приличия отвернуться. "Поэтому вы убили его?"

"В последний раз повторяю, я не убивал вашего мужа. Как насчёт вас?"

Она нетерпеливо вздохнула, но в этом вздохе снова прозвучала нотка, которая не соответствовала сложившейся ситуации. "Как я уже ясно дала понять, у меня не было для этого причин. Я знала об этой парочке уже давно. И зачем тогда, мне приходить сюда, и спрашивать, убили ли вы Артура, если бы я была виновна?".

Я заметил, что она не ответила простым "нет".

"Ну, есть старая поговорка о том, что лучшая защита - это нападение".

"Это ни к чему не приведет, Майк".

"Что ж, я не собираюсь признаваться в преступлении, которого не совершал, только для того, чтобы соответствовать вашим предположениям".

"Что вам известно?"

"Почему я должен перед вами отчитываться?"

Она снова разочарованно фыркнула. Я прекрасно понимал, что она была женщиной, привыкшей к тому, чтобы ей подчинялись, а я не делал того, что мне говорили. Мне нужно было получить информацию от нее, и при этом не раскрыть ту информацию, которая уже была у меня. Но, как? Как это сделать?

"Хорошо, миссис Киндред, как насчет того, что сначала вы мне расскажете всё, что вы знаете о моей жене и вашем муже, а я вам скажу, известно мне об этом, или нет".

Она пристально смотрела на меня, взвешивая ответ. Наконец, вздохнув, она кивнула. "Договорились".

Я был удивлен, что она согласилась, но не собирался спорить.

Она сделала глоток воды и откашлялась. "У Сары были какие-то финансовые проблемы с обучением в колледже. Чтобы решить их, она занялась проституцией. Однажды она призналась мне, что со временем, ей это стало нравиться. Сказала, что это помогало ей чувствовать себя сильной и сексуальной. Ну и конечно, ей нравились деньги. Артур начал пользоваться услугами Сары в 2003 году".

Она ждала, приподняв бровь.

Финансовые проблемы в колледже был для меня новостью, но я все равно кивнул. "Я знаю".

"Сара пыталась прекратить их отношения в 2006 году, но Артур убедил ее продолжать".

"Я знаю".

Я блефовал. Я не знал этого наверняка, но это было похоже на правду, учитывая дату первого видео. Второе видео было снято, когда Сара была беременна Дженни, так что, возможно, Сара снова думала о том, чтобы прекратить эти отношения после родов, поскольку у нас уже было бы двое запланированных детей. Очевидно, что по какой-то причине она изменила свое мнение после того, как сняла второе видео, поскольку, позже у нас родилась Синди. И всё последнее время она вела разговоры о том, что хочет родить четвёртого ребёнка. Я ничего не сказал о своих мыслях вслух; Джин Киндред не нужно было их знать.

"Артур не мог иметь детей, поэтому он... он, ну, был, в некотором смысле, одержим этим. Со временем он начал подталкивать Сару к тому, чтобы она забеременела. В качестве поощрения, он заплатил ей крупную сумму денег, когда у нее родился Джейми".

Я вздрогнул от того, что она произнесла имя Джейми, но молча, кивнул. Я не мог не задать очевидный вопрос. "Если Артур был так одержим идеей стать отцом, почему вы не попробовали ЭКО или не усыновили ребенка, когда узнали, что он не может иметь детей?"

"Артур был гордым и тщеславным человеком. Он отрицал нашу неспособность иметь детей от него". Джин Киндред отвела взгляд, явно чувствуя себя неловко, но, выпрямив позвоночник, продолжила: "К тому времени некоторые его извращения уже были мне известны, и я не была уверена, что смогу остаться с ним в браке, поэтому я согласилась с его отрицанием. Честно говоря, если бы у него не было Сары, я бы, наверное, ушла".

"Спасибо", - я не смог сдержать сарказм в своем голосе. "Рад, что моя жена смогла помочь вам сохранить ваш образ жизни".

Джин Киндред вздрогнула. Я немного позлорадствовал, наблюдая, как она покраснела, и стыдливо отвела глаза.

"Эм, так вот, продолжая встречаться, Артур снова начал подталкивать Сару к следующей беременности, и когда она родила Дженни, он подарил ей кольцо с бриллиантом".

Я был готов к тому, что она назовёт имя Дженни, и сумел сдержаться, никак не реагируя. В то же время я почти восхищался маневрами Сары. Она развела Артура на потрясающее кольцо с бриллиантом, получив его за то, что она и так собиралась сделать. Я кивнул, и Джин Киндред продолжила.

"Я полагаю, что вы противились тому, чтобы иметь еще детей, но я думаю, что Сара может быть такой, же убедительной, как Артур, потому что, через некоторое время, у вас родилась Синди".

Ярость кипела в моем животе, ее горечь обжигала мне горло. "Да, это очень на неё похоже, и, позвольте мне угадать, Артур подарил ей Fеrrаri?"

Настала очередь миссис Киндред кивнуть.

Я боролся с желанием ударить что-нибудь. Моя ярость была невыносимой, от осознания того, что у меня теперь трое прекрасных детей только потому, что какой-то грязный старик заплатил моей жене за их рождение. Дети должны быть зачаты в результате любви, а не как результат жадности и алчности.

"Я знаю, что Артур предложил купить ей квартиру, если она сможет убедить вас позволить ей родить четвёртого ребенка".

Я отвернулась, чтобы скрыть свой гнев.

"Я знаю".

"Значит, вы знаете всё".

"Не совсем. Я не знаю, почему вы такая, хм, как бы это сказать, понимающая? Почему соглашались со всем этим?"

"Мистер... эм, Майк. Мне это не нравилось. На самом деле, меня это всё очень возмущало. Это было унизительно, но это избавило меня от, э-э, бремени удовлетворения определенных потребностей Артура, и поэтому я терпела".

"Вы имеете в виду, что продали себя ради комфортной жизни и привилегий".

Она вздернула подбородок и впилась в меня взглядом, но не возражала. Я удивился этому. Почему она не защищалась?

"Итак, Майк, похоже, мы оказались в тупике. Я думаю, что это вы убили Артура, вы думаете, что я это сделала. И у каждого из нас был мотив. В любом случае, оказаться под следствием плохо для нас обоих. Как и огласка. Подумайте о своих детях".

"Вау. Вы настоящая скорбящая вдова, не так ли?"

"Артур убил всю мою любовь к нему много лет назад, но это не значит, что я убила его. Это также не значит, что я не должна получить то, что мне причитается после его смерти".

Я кивнул. В каком-то смысле я не мог придраться к ее логике - вероятно, она заслужила свое наследство в десятикратном размере. "Вот, что я вам скажу, Джин. Могу я называть вас Джин?"

Она кивнула.

"Джин, я буду держать язык за зубами, и не стану общаться с прессой, при двух условиях. Во-первых: вы не упоминаете обо мне в полиции, чтобы отвлечь их внимание от себя. Если вы действительно невиновны, как говорите, значит, вы легко сможете снять с себя любые подозрения. И даже если вы виновны в убийстве, а я думаю, что это так, то у вас есть средства, чтобы избежать судебного преследования. И второе: если вы расскажете мне, что вам известно об исчезновении Сары".

Посмотрев на меня долгим и пристальным взглядом, Джин, наконец, начала говорить: "Артур, вместе с Сарой, полетел в Мексику, но вернулся оттуда он один. Когда я спросила его, где Сара, он сказал, что оставил ее там, в борделе, на неделю".

"Что?" - воскликнул я, вскакивая на ноги.

"Это правда. Он сказал, что сделал это, потому что она снова пыталась прекратить их отношения, шантажируя его компрометирующими видео. Кроме того, он давно хотел, чтобы она откровенно рассказала вам о том, чем они занимались все эти годы. И, наконец, он думал, что напугав ее, таким образом, заставит ее родить еще одного ребенка. Он смеялся, говоря, что одним выстрелом убивает не двух зайцев, а сразу трех. Его самолет был взорван, когда он летел в Мексику, чтобы забрать Сару".

"Что? Он хотел, чтобы я обо всем узнал? Зачем? Очевидно, он не очень хорошо меня знает. Что помешало бы мне пойти в прессу и разоблачить его?"

Что ж, это, похоже, объясняло, почему у Сары стояла наша фотография в комнате для гостей. Я легко могу представить, как Артур Киндред давил на Сару, чтобы она занялась сексом в нашей супружеской постели, а поскольку это был дом нашей мечты, она, вероятно, сопротивлялась, и они пошли на компромисс, поставив мою или нашу фотографию в свободной комнате.

"Отвечая на ваш вопрос "Зачем?", я полагаю, Артур преследовал две цели. Он всегда говорил, что после первых пятидесяти миллионов, или около того, деньги теряют всякий смысл. С этого момента все дело во власти. Что может быть более веским подтверждением власти, чем использование своего влияния, чтобы трахнуть жену парня у него на глазах, зная, что он бессилен что-либо с этим сделать. Дополнительным бонусом было то, что он мог бы наслаждаться Сарой, когда захочет, без необходимости встречаться тайком. Что касается того, как обеспечить ваше молчание, он думал, что, предложив вам миллион долларов, он сможет купить не только его, но и ваше согласие на четвертого ребенка".

"То есть, если главной мотивацией большинство мужчин, являются деньги, он думал, что это будет мотивировать и меня".

"Да, он считал, что у каждого есть своя цена".

"Очевидно, как это произошло с моей женой", - сердито пробормотал я, а затем нахмурился, недовольный тем, что раскрыл свою ярость перед такими, как Джин Киндред. Я откашлялся, стараясь, чтобы мой голос был спокойным и ровным. "Так зачем тогда было принимать крайние меры, когда она пыталась все прекратить? С его богатством, почему он просто не предложил Саре больше денег или игрушек, или не нашел другую женщину?".

Джин отвернулась, явно обдумывая свой ответ. Я понял, что она приняла решение, когда она вздохнула с покорным видом. "Как бы я ни ненавидела это признавать, но он любил ее до безумия. Я уверена, что мне не нужно перечислять вам извращения Артура, но вы знаете, он даже обманывал себя, что дети на самом деле его? Его... э-э... одержимость была довольно целенаправленной, если не сказать больше, и новая женщина означала бы установление такого взаимопонимания с нуля. И, кроме того, новая девушка могла бы быть не такой благоразумной, как Сара. Кто-то новый был бы слишком большой угрозой для его репутации филантропа. Артур решил, что лучшим вариантом будет напугать Сару, оставив ее в борделе в Мексике".

Я рухнул в кресло. Это было уже слишком. Не знаю, что я подозревал, но только не это. Это было слишком надуманно. Слишком сюрреалистично. Бордель? Мексика? Это было такое клише, как будто из какого-нибудь кино.

"О, не смотрите на меня так. У них там был приказ не трогать ее и не позволять другим к ней прикасаться. Она была там просто для того, чтобы увидеть, что ее ждет, если она не будет играть по его правилам. Мой муж, временами, мог быть довольно безжалостным. Помните о нашем соглашении, Майк. Никакой прессы".

Все, что я мог сделать, это кивнуть. У меня не было слов.

"Хорошо. Я, пожалуй, пойду ".

*****

С каждым стуком уходящих каблуков Джин Киндред я вздрагивал. Этот звук, был похож на то, как забивают гвозди в крышку гроба. Моего гроба. До ее визита я был обижен, растерян, зол, разочарован и расстроен.

Теперь я был в чистилище.

Джин Киндред подтвердила все мои подозрения. Подтвердил мои худшие опасения.

При звуке закрывающейся входной двери я опустил голову. Моя судьба была предрешена. Я никогда не смогу забыть обман Сары, и ее длинный список лжи. Никогда больше я не смогу жить в блаженном неведении о ее постоянном предательстве. Никогда больше я не смогу поверить, что она любит меня безоговорочно. Никогда больше я не смогу сказать себе, что она была моей, как я был ее, с самого первого нашего поцелуя. Никогда больше я не смогу быть уверен, что она в моем углу, прикрывая мне спину.

Всегда, с этого дня, я буду сомневаться. Всю оставшуюся жизнь у меня будут вопросы. Все наши отношения; каждый интимный момент, каждый разговор, каждое сказанное шепотом слово любви, каждое обещание. Насколько все это было по-настоящему? Сколько раз Сара играла роль? Я никогда не узнаю, и это разбивало мне сердце не меньше, чем ее предательство.

Услышав громкий смех моих детей, я очнулся и поднял голову. Независимо от того, что я сейчас чувствовал, я был им нужен. Я должен был оставаться сильным ради них. Моему горю придется подождать. Я потянул шею из стороны в сторону, чтобы снять напряжение, и попытался сосредоточиться на своих мыслях.

Почему Джин Киндред сочла нужным поговорить со мной? Если она действительно считала меня виновным в убийстве, она рисковала тем, что я, так сказать, мог бы начать заметать следы, избавившись и от неё, как свидетеля. А если она, как я подозревал, организовала убийство своего мужа, она рисковала быть замеченной в гостях у человека, который заявил о пропаже собственной жены. Жены, у которой была связь с её покойным мужем. Неужели я сорвал ее "идеальное убийство" своим неожиданным появлением возле их дома, в начале недели? Действительно ли она так беспокоилась о том, чтобы избежать любой огласки в прессе? Неужели ей нужно было скрывать что-то большее, чем просто убийство?

А Сара? Что, черт возьми, мне с ней делать? Как мне вывезти ее из Мексики, если я даже не знаю, в каком чертовом борделе Артур Киндред ее оставил? И даже если предположить, что мне удастся вернуть ее в Австралию, что, черт возьми, будет с нами и нашим браком?

Ужасная мысль проникла в мой измученный разум. Я пытался бороться с ней, но ее усики были как дым; проникающий, загрязняющий, всепоглощающий. "Нет, - говорил я себе, - нет, это не ты, Майк".

Но все, же это продолжалось.

А действительно ли я хотел спасать Сару, из этого борделя?

Прежде чем я успел избавиться от этой отвратительной мысли, в комнату ворвались сестра и дети. По негласному соглашению мы отложили обсуждение визита Джин Киндред и бросились купать детей и готовить ужин. Слова Джин эхом отдавались в моем мозгу, переплетаясь с воспоминаниями о Саре. Уродливые слова и испорченные воспоминания. Я ненавидел то, что они отвлекали и мешали мне проводить время с детьми.

"Боже, я думала, Синди никогда не успокоится", - пожаловалась Кэрри, плюхнувшись на диван и подогнув под себя ноги. "Итак, о чём хотела поговорить вдова покойного?"

"Я даже не знаю, с чего начать", - начал я, протягивая ей бокал вина.

"С начала, Майк. Расскажи мне слово в слово, что она сказала, а потом мы сможем разобраться с этим вместе".

Я пересказал разговор, как мог, и запнулся только тогда, когда дошел до той части, где говорилось о местонахождении Сары.

Вздох Кэрри сказал все.

"Джин заверила меня, что им было приказано не заставлять ее работать или что-то в этом роде, но все же..."

"Что ты собираешься делать? Ты уже придумал? Как вообще спасают людей из мексиканских борделей?"

"У меня нет ответа, ни на один из этих вопросов".

"Хорошо, давай пока отложим сами планы спасения. Ну, допустим, всё получилось, и Сара вернулась в Австралию. Что дальше ты планируешь делать?".

"Я не знаю".

Кэрри вздохнула. "Похоже, ты вообще ничего не знаешь, Майк. Но, тебе придется начинать принимать какие-то решения. У тебя должен быть план игры".

"Я знаю, но я до сих пор не могу осмыслить всё это. Я не могу совместить Сару из бухгалтерских книг и сидящую за рулём Fеrrаri, с Сарой, которую я любил двенадцать лет. В какой-то момент я вижу Сару в штанах для йоги, готовящую блинчики воскресным утром, а затем у меня перед глазами возникает ее образ, как она усыпана бриллиантами, и в одном из тех откровенных платьев с глубоким декольте, которые висят в её тайнике. И я с трудом могу поверить, что это один и тот же человек".

"Это понятно. Ее двойная жизнь и меня, честно говоря, шокировала". Кэрри сделала паузу, отпив глоток вина. "Как насчет того, чтобы подумать о главном, и взвесить все "за" и "против"?"

Я кивнул; что еще мне оставалось делать?

И вот мы разложили всю ситуацию; в итоге, список аргументов в пользу развода выглядел не таким уж и большим. В этой колонке, безусловно, были некоторые важные пункты. Утраченное доверие было главным, наряду с предательством, и ещё я должен был признать, что гордость и эго также стояли не на последнем месте.

В списке аргументов против развода было много материальных вещей, таких как потеря шестидесяти процентов моих активов, выплата алиментов жене, содержание детей, необходимость жить в квартире размером с коробку из-под обуви, но это всё меркло по сравнению с эмоциональными потерями. Как я мог жить, будучи отцом, приходящим по выходным? Как я мог жить, не видя детей каждый день? Я любил читать им сказки. Мне нравилось укладывать их спать, нравилось, когда они были такими сонными и милыми, пахнущими детским мылом и невинностью. Даже если бы я раскрыл суду тайную жизнь Сары, связанную с проституцией, была большая вероятность, что они все равно присудили бы ей опекунство.

"Я не могу поверить в то, что собираюсь сказать, но, ну..."

"Просто выкладывай, сестренка".

"Ты не думал о том, что будет лучше, если ты не станешь искать Сару?"

"Что?" Я уставилась на Кэрри так, словно у нее выросла вторая голова. Обычно она была олицетворением доброты. Я не мог поверить, что она озвучила мою предыдущую мысль.

"Неужели это хуже, чем то, что она делала с тобой с вашего первого свидания? Она изменяла тебе с самого начала. Она лгала тебе каждый божий день, что ты ее знал. Насколько я понимаю законодательство о разводах, если она не вернется через два года, то ты сможешь аннулировать брак. И это будет простой развод, на основании отказа от брака. Таким образом, ты не потеряешь все, ради чего работал, и самое главное – дети всегда будут рядом с тобой. Неужели оставить ее в Мексике намного хуже, чем то, что она делала с тобой все эти годы? Ты всегда можешь попросить Джин Киндред проследить, чтобы Саре не причинили вреда. Будет ли это для детей тяжелее, чем развод?"

Я потягивал вино, прокручивая в голове слова Кэрри. Мог ли я так поступить с Сарой, несмотря на убедительные доводы Кэрри? Могу ли я оставить ее в Мексике, даже зная обо всей её многолетней лжи и предательстве?

*****

Я повернул голову набок и посмотрел на радиочасы. Дисплей светился призрачным зеленым светом. 00:27. Я вздохнул и перекатился, повернувшись спиной к мучительным цифрам. Сон просто не приходил. Слова Кэрри продолжали звучать у меня в голове.

«Она изменяла тебе с самого начала».

"Ты не думал о том, что будет лучше, если ты не станешь искать Сару?"

«Будет ли это для детей тяжелее, чем развод?»

Сара причинила мне зло самым худшим из возможных способов. Она нанесла такой удар по моему сердцу, что я не был уверен, что когда-нибудь полностью оправлюсь. Она заставила меня сомневаться, в каждом моменте нашей жизни, за последние двенадцать лет. Сара из тайной комнаты была для меня совершенно чужой, но Сару, которая плакала от счастья в моих объятиях, когда родились наши дети, я любил. Я любил ее всем сердцем.

Почему? Почему она не остановилась после нашей помолвки? Я мог понять, почему она использовала свои активы, так сказать, для решения финансовых проблем. Я мог не согласиться с ее методом, но я мог бы понять. Но после нашей помолвки? После того, как мы поженились?

Этого я никогда не пойму.

Образы Сары из нашей совместной жизни сменялись образами Сары за рулем Fеrrаri в белокуром парике. Я видел ее в ее любимом белом сарафане, а затем в одном из дорогих платьев из тайной комнаты.

Какая Сара была настоящей? Как я мог узнать? Как я смогу снова поверить во все, что она мне скажет? Как я узнаю, когда она была искренней, а когда играла роль?

В одном я был уверен: независимо от того, что побудило ее родить наших детей, она безумно любила их. Это не возможно было подделать.

Незнание того, какой на самом деле была моя жена, каковы были ее намерения, как мы с детьми вписывались в её планы, грызло меня. Я должен был знать. Должен был быть какой-то способ выяснить это.

Что-то не давало мне покоя. Я не мог определить, что это, но знал, что бы это, ни было, оно должно находиться в тайной комнате. Не раздумывая, я сел и спустил ноги на прохладные половицы. С радионяней в руках я спустился в швейную комнату Сары.

Сначала я набросился на конверты и разрозненные документы. Я не знал, что ищу, но я был уверен, что узнаю это, когда увижу.

Затем я перешел к бухгалтерским книгам, схватив самую последнюю. Когда я в спешке открыть ее, на пол упали разрозненные бумаги с обратной стороны. Я собирался проигнорировать их, но инстинкт заставил меня посмотреть вниз. Слова сами бросились мне в глаза. ПРОДАЕТСЯ. ПРОЕКТЫ ДЛЯ БИЗНЕСА. СТУДИЯ ГРАФИЧЕСКОГО ДИЗАЙНА В ЦЕНТРЕ ГОРОДА ИЩЕТ НОВОГО ВЛАДЕЛЬЦА.

Мой мозг начал бешено соображать. Она собиралась использовать, по крайней мере, часть своего незаконно нажитого состояния, чтобы купить мне собственную студию дизайна. Она продолжала продавать себя ради нас, ради меня. Я мог возмущаться или не соглашаться с тем, что она делала, но она делала это ради своей семьи.

Я упал на колени. Мои глаза защипало от непролитых слез. Она планировала наше совместное будущее, и не собиралась выбрасывать меня из своей жизни. Она действительно любила меня. Прилив любви, смешанной с облегчением, пронесся по моим венам.

Слова Джин Киндред эхом отдавались в моей голове; он сделал это, потому что она пыталась разорвать их отношения, шантажируя его. Сара пыталась положить этому конец. Должно быть, она решила, что достаточно заработала. Как она собиралась объяснить мне, откуда у нее деньги, оставалось загадкой. Возможно, наследство от тети, или даже выигрыш в лотерею? Как бы то ни было, она хотела всё прекратить.

Сохранится ли наш брак или нет, все еще оставалось под большим вопросом. Как я смогу выкинуть из головы ее образы с некоторыми клиентами? Как я смогу снова доверять ей, зная ее актерские способности? Ей так долго удавалось обманывать меня.

Но, несмотря на то, как сильно она меня обидела, она не заслуживала той участи, которая выпала ей сейчас. Я должен был спасти ее. Я должен был вытащить ее из борделя.

Я молился, чтобы Джин Киндред знала, в каком из них Артур бросил Сару.

*****

"По делу «Шоу против Шоу» я выношу решение в пользу мистера Шоу и разрешаю расторжение брака в связи с отказом от него. Мистер Майкл Шоу сохранит опеку над всеми тремя детьми, а также сто процентов совместного имущества".

Остальную часть слов судьи, я уже не слышал. Дело было сделано. Я больше не был женат на Саре. Я был свободным человеком. Меня не переполняло чувство победы или удовольствия, только печаль. Я посмотрел через плечо на Кэрри. Она ободряюще улыбнулась.

*****

Когда дети были благополучно уложены в постель, я налил себе портвейн и сел на веранде. Ночь была прекрасной, но я почти ничего не замечал, погруженный в прошлое.

Я откинул голову назад и закрыл глаза, в голове крутились те же вопросы, что и последние два года.

Правильно ли я поступил? Был ли у меня выбор? На какую жизнь я обрёк Сару?

Я вздрогнул, вспомнив ту ночь. Ночь, когда я прозрел относительно мотивов Сары. Я впервые, за долгое время, лег спать с чувством облегчения, но меня разбудил свет фонарика, светившего мне в лицо.

Я снова прокрутил эту сцену в голове.

За фонариком я разглядел мужчину, сидящего на краю кровати, с пистолетом направленным на меня. Он был одет во всё черное, а балаклава на голове, скрывала черты его лица. Я, молча, уставился на глушитель его пистолета.

"Здравствуйте, мистер Шоу. Хороший у вас дом".

Я был уверен, что Джин Киндред решила исключить меня из уравнения, так же как и Сару со своим мужем. От этой мысли я едва не обделался, уверенный в том, что моя жизнь подошла к концу. Первое, о чем я подумал - были мои дети, и я без колебаний начал умолять сохранить им жизнь.

"Пожалуйста, не убивайте моих детей. Они ничего не знают. Они невиновны во всем этом".

"Я здесь не для того, чтобы убивать вас или ваших детей, по крайней мере, пока, мистер Шоу, или я могу называть вас Майк?".

Я кивнул, медленно и осторожно переместившись в сидячее положение. Я был в замешательстве. Что ему было нужно, если он не собирался убивать меня?

"Итак, Майк, скажи мне, где твоя очаровательная жёнушка? У нас с ней сегодня была назначена встреча, которую, к моему сожалению, она пропустила. Я очень надеюсь, что она не пытается увильнуть от нашей сделки".

Я тупо уставился на него. Он приподнял бровь, слегка изменив угол наклона своего пистолета.

"Я не знаю, где Сара. Она пропала больше недели назад. Вы можете спросить в полиции; я подал заявление".

"Хм, это не очень хорошие новости, Майк. Понимаешь, Сара должна была заплатить мне сегодня остаток того, что она мне должна. Что мы будем с этим делать?"

"Что?" Я растерянно покачал головой. "Сара должна была вам деньги? Сколько? За что?"

Даже когда я задавал вопросы, мой мозг начал соединять точки.

"У нас с ней была, э-э, деловая договоренность: половину авансом, и половину по завершении. Ну, скажем так, работа выполнена".

"Деловая договоренность? Какая работа?"

"Майк. Майк. Майк", - покачал головой мужчина. "Если бы Сара хотела, чтобы ты знал подробности, она бы тебе рассказала. Все, что тебе нужно знать, это то, что она должна мне $20 000. Передай сообщение своей хозяйке. Я вернусь завтра в два часа, чтобы забрать деньги".

"Но я не знаю, где Сара. Я не могу передать ей никакого сообщения".

"Тогда тебе придется раскошелиться вместо неё".

Он встал и наклонился вперед, чтобы осторожно провести дулом пистолета по моей щеке.

"Повторяй за мной, Майк. 20 000 в 14:00".

Я сделал, как мне было сказано.

Он небрежно направился к двери, как будто у него было все время в мире. Мне даже не пришло в голову напасть на него, когда он стоял ко мне спиной. Что-то мне подсказывало, что этот парень сможет за себя постоять.

У двери он повернулся. "О, и ещё Майк. Милые дети. Как ангелочки. Я проверил их, прежде чем разбудить тебя для нашей небольшой беседы".

При этих словах я вскочил с кровати, в моей голове эхом раздавался мягкий смех мужчины, спускавшегося по лестнице. Я проверил детей одного за другим, слезы текли по моему лицу от облегчения, когда я обнаружил, что они мирно спят, целые и невредимые.

Шок прошел, и меня начало неудержимо трясти. На нетвердых ногах я добрался до гостиной. Я пытался осмыслить его слова, но мой разум отказывался подчиняться. Я заставил его работать. Внезапно неучтенная запись на $20 000 в бухгалтерской книге Сары обрела смысл. Половина до работы, половина после. Работа была сделана. HM означало " Hit Mаn" (киллер), и он хотел получить свои деньги. Работа заключалась в том, чтобы убить человека. Убить Артура Киндреда. Избавиться от человеческой проблемы, как от использованного чайного пакетика. Меня затошнило.

Внезапно все необъяснимые выражения, которые я видел на лице Джин Киндред, обрели смысл. Растерянность и страх; конечно, это странное сочетание. Неудивительно, что в то время я не мог понять их смысл.

Я сильно ошибался – это не Джин Киндред организовала убийство своего мужа. Это была Сара.

Я снова и снова качал головой, не желая верить в очевидное. Несмотря на все, что сделала Сара, всю ее ложь, обман, предательство, мне трудно было поверить, что она способна на убийство.

Но она была способна. Слова этого человека, были тому подтверждением.

«У нас была, э-э, деловая договоренность».

«Все, что тебе нужно знать, это то, что она должна мне $20 000».

«Половину авансом, и половину по завершении».

«20 000 в 14:00».

Что может подтолкнуть человека к убийству? Я могу понять любого родителя, который сделает это, чтобы защитить своего супруга или ребенка, но чтобы умышленно обрывать чужую жизнь? Какой человек способен на такое?

Сара знала Артура Киндреда, и была связана с ним уже более десяти лет, и, судя по всему, он был очень щедрым с ней. Не говоря уже о том, что у них были близкие сексуальные отношения. Так почему же она хотела его смерти? Единственный вывод, к которому я мог прийти, вытекал из слов Джин Киндред; Сара в очередной раз пыталась разорвать их отношения, и Артур явно не собирался уходить по-тихому. Сара хотела всё прекратить, но Артур ее не отпускал.

Оправдывало ли это то, что она организовала на него покушение? Нет, не в моем понимании. Если подумать, он не представлял физической угрозы ни для меня, ни для детей, только для Сары, хранившей свой секрет. Она убила человека, чтобы скрыть правду, о своей двойной жизни. Это было действительно страшно. Способна ли она относиться ко мне с таким же холодным и жестоким расчётом?

Ночь прошла без сна.

На следующее утро я отвез детей в их школы, а Синди - к Кэрри. Я ничего не сказал Кэрри о том, что произошло ночью. Это можно было бы сделать позже.

Используя деньги из тайника, я приготовил конверт для киллера. Ситуация была ироничной во многих отношениях. Артур Киндред, по сути, сам заплатил киллеру, своими же деньгами, за своё собственное убийство, в итоге, заплатив высшую цену за то, что не желал отпускать Сару. А Сара? Ну, в этот момент она была заперта в борделе, потому что ее наемный киллер убил Артура, когда тот собирался забрать ее. Получается, она сама виновата в своем заточении, а не я. И не Артур. Она сама это сделала с собой. Это всё следствие её поступков.

Ровно в два раздался звонок в дверь.

«Привет, Майк».

Зная, с какой целью этот парень оказался у моей двери, и какова его профессия, его чрезмерное дружелюбие приобретало зловещий оттенок.

Конверт был у меня в руке, но я не сразу передал его ему. С колотящимся сердцем я задала вопрос, который не давал мне покоя всю ночь.

"Откуда мне знать, что когда я заплачу вам то, что должна Сара, вы больше не вернётесь?".

Выражение удивления, за которым последовала обида, сменило его фальшивую улыбку. "Я профессионал, Майк. У нас с Сарой было деловое соглашение, и как только ты передашь мне этот конверт, наши дела друг с другом будут завершены".

Я кивнул и отдал ему деньги, молясь, чтобы не совершить ошибку. Я имею в виду, насколько надежны слова человека, живущего вне закона?

Я смотрел, как он уходит. Возможно, это было мое воображение или знание того, чем он зарабатывает на жизнь, но все в нем излучало опасность.

Его слова, сказанные прошлой ночью, отозвались эхом: «О, и ещё Майк. Милые дети. Как ангелочки. Я проверил их, прежде чем разбудить тебя для нашей небольшой беседы».

Что-то подсказывало мне, что за хорошую цену он без проблем убьет ребенка.

И Сара привела его в нашу жизнь, в наш дом.

В жизнь наших детей. Наших милых невинных детей.

Осознание этого делало все остальные ее проступки, просто каплей в море. Какими бы ужасными ни были все годы ее лжи, какими бы болезненными ни были знания о ее предательстве, какими бы мучительными ни были образы того, как она трахается и потакает извращениям других мужчин, они меркли по сравнению с тем, какому риску она подвергла благополучие, и, возможно, саму жизнь, наших детей.

Простить это было невозможно.

В тот момент я понял, что окончательное решение было принято за меня. Одной из моих самых главных обязанностей как отца, была защита моих детей. Весь ужас этой ситуации, заключался в осознании того, что мне нужно было защищать их от их собственной матери.

Сара совершила преступление, за которое, если бы ее поймали и судили коллегией присяжных, она получила бы пожизненное заключение. Из-за такой мелочи, как неудачное стечение обстоятельств, она заточила себя в мексиканском борделе, вероятно, на тот же срок.

Карма определённо сыграла с ней злую шутку.

Глубоко вздохнув, я вернулся в настоящее и сделал глоток портвейна. Я безмерно люблю своих детей и готов на все, чтобы защитить их. Это означало, что потребуется время, чтобы полностью смириться с моим решением оставить Сару в Мексике.

Это была цена за то, что я должен был сделать как отец.

Эпилог.

Джин Киндред.

Джин не смогла избежать расследования по делу об убийстве её мужа. Полиция была, мягко говоря, дотошной. Хотя она была невиновна, и обвинения так и не были выдвинуты, грязи было достаточно, чтобы ее бывшие друзья подвергли её остракизму и исключили из высшего общества, ради которого она стольким пожертвовала, чтобы стать его частью. Джин так и не вышла замуж. Не имея ни детей, ни внуков, ни настоящих друзей, она не смогла насладиться своим необыкновенным богатством и умерла одинокой женщиной.

Она сдержала свое слово и никогда не упоминала имя Майка в полиции. Очевидно, она боялась дурной огласки больше, чем полицейского расследования.

После двухлетнего расследования полиция пришла к выводу, что Артур Киндред был убит мексиканским картелем Кортес за то, что открыл в Мексике приют для жён подвергшихся насилию и незамужних матерей, в который сбегали многие жены членов картеля низшего звена.

Майк Шоу.

Майк продал дом, в котором жил с Сарой. Пара, купившая его, была счастлива иметь тайную комнату. Майк убедился, что они оба знают, где расположен механизм открывающий дверь.

Майк купил новый дом, поближе к своей сестре Кэрри, с отдельным гаражом на четыре машины и квартирой над ним, которую он переоборудовал под свою студию графического дизайна. Используя часть из 1, 6 миллиона, полученных от тайных доходов Сары, он смог найти время, чтобы построить свой бизнес с нуля, а также нанять домработницу и няню на полный рабочий день для Джеймса, Дженни и Синди. Со временем миссис Ноулз стала для детей псевдобабушкой.

Через пять лет после исчезновения Сары он познакомился с Дианой, молодой матерью - одиночкой. Начало их отношений было довольно трудным, так как у каждого было немало багажа, но благодаря упорству они, наконец, нашли любовь, мир и прочное счастье друг с другом. По иронии судьбы, у Майка всё-таки оказалось четверо детей.

Сын Дианы, Райан, который был на год младше сына Майка, Джейми, в конце концов, влюбился в Синди, когда вернулся домой из колледжа и обнаружил ее совсем взрослой... Но это уже другая история.

Да, и тесты ДНК показали, что Майк был биологическим отцом всех троих своих детей.

Hitmаn (киллер).

Верный своему слову, HM был профессионалом и больше никогда не беспокоил Майка и его семью. Во время одного из своих визитов в Мексику, он наткнулся на знакомое лицо...

Сара Шоу.

Потребовалось некоторое время, но Сара, в конце концов, привыкла к мексиканскому климату. Вскоре она стала очень популярна, потакая извращённым фантазиям своих клиентов.

К моменту своего "выхода на пенсию" в возрасте пятидесяти лет, она заработала для своих "работодателей" 23 000 000 мексиканских песо, что по обменному курсу, совершенно случайно, равнялось 1, 6 миллиона австралийских долларов.

Пристрастившись к наркотикам, и прожив так долго под псевдонимом, который Артур дал ей, когда оставил в Мексике, Сара, к моменту выхода на пенсию, уже давно забыла, кто она на самом деле.

Конец.

Теги:

chrome_reader_mode Loving Wives

Имена из рассказа:

people Вячеслав
Понравился сайт? Добавь себе его в закладки браузера через Ctrl+D.

Любишь рассказы в жанре Измена? Посмотри другие наши истории в этой теме.
Комментарии
Avatar
Джони
Комментариев пока нет, расскажи что думаешь о рассказе!

Популярные аудио порно рассказы

03.04.2020

1417 Новогодняя ночь. Секс с мамочками access_time 48:42 remove_red_eye 192 492

21.05.2020

898 Оттраханная учительница access_time 24:39 remove_red_eye 145 382

03.04.2020

449 Монолог мамочки-шлюхи access_time 18:33 remove_red_eye 110 767

17.07.2020

522 Замужняя шлюшка access_time 15:43 remove_red_eye 100 113

01.06.2020

359 Изнасилование на пляже access_time 5:18 remove_red_eye 93 659

02.05.2020

348 Приключения Марины access_time 10:25 remove_red_eye 80 582

04.04.2020

301 Шлюха на месяц access_time 22:06 remove_red_eye 65 082
Статистика
Рассказов: 59 521 Добавлено сегодня: 0
Комментарии
Семья Леи не есть продолжение! А дополнить сюжет можно было ...
Концовка неполная! Было бы логично, если бы отец заправил св...
Огромное спасибо автору этого произведения, очень понравилос...