За все платить надо

date_range 24.11.2021 visibility 1,387 timer 23 favorite 16 add_circle в закладки
В данном рассказе возможна смена имён персонажей. Изменить

Близился конец месяца, а это означало, что мой некогда близкий, а ныне уже далекий бывший опять в буквальном смысле приползет ко мне на коленях и начнет вымаливать на расходы за коммуналку и кредит...

Причиной нашего расторжения брака стала неуемная тяга бывшего к алкоголю и частые загулы. Уверена, при этом, что он мне не изменял... Загулы были связаны с такими же выпивохами с окрестных дворов, когда домой он вваливался на четвереньках сутки-двое спустя. На мои просьбы, а позже требования вернуться в семью и к нормальной жизни, Юра отвечал мне обещаниями, что в силах все поменять, но... Меня он просто игнорил, а деньги, которые получал, спускал на своих выпивох-дружков. Я же, насколько это было возможно, продолжала тянуть лямку матери-одиночки (при живом-то муже) на скромную зарплату продавца-консультанта в торговом центре.

Известие о том, что по пьяни муж у кого-то что-то украл, стало для меня шоком! Не ожидала я от него, что он пойдет на криминал в угоду своих страстей. Я поспешила развестись с ним до суда, чтобы оградить дочь-школьницу от славы предка. Он, впрочем, и не переживал о моем выборе, да и к ребенку давно охладел.

Гражданский суд еще выставил нам срок для примирения, как часто бывает при наличии общего ребенка, хотя лишь об одном упоминании об Юрочке меня бросало в дрожь. Верно говорят, что от любви до ненависти – один шаг. Своими пороками он отвратил меня от себя, и даже сейчас, периодически встречаясь с ним, я испытываю пренебрежение, и по-человечески мне его ничуть не жаль...

Что именно не жаль? Его пропитое здоровье, когда будучи еще в трудоспособном и активном возрасте он фактически превратил себя в полуорганизм-инвалида. А пить при этом не бросил... И при встречах жаловался мне на боль то в почках, то в печени. Я выделяла его по стабильно-шаркающей походке зомби, и все меньше хотела, чтобы даже в трезвом состоянии он встречался с дочкой. И если лицо еще хранило печать молодости, то глаза выдавали все его пороки... Что же касалось его половой функции, то она не была сильной его стороной даже в лучшие годы нашей совместной жизни. Как-то раз Юрочка жаловался мне на свое мужское бессилие, на что я ответила лишь презрительной насмешкой... Сколько раз ему вещала, чтобы привел себя в форму?!

Уголовный суд проявил к нему снисхождение, обозначив условный срок, и бывший муж старался соблюдать установленные правила и ограничения. Но все равно срывался...

Впрочем, меня он не беспокоил. Разве, что раз-два в месяц, когда уже приходилось слишком туго с деньгами. Обычно это было связано с оплатой коммуналки и выплатой кредита, который он взял для выплаты на свой уголовный штраф. Обратиться за помощью он мог только ко мне – щедрой душе.

Но у меня был свой, меркантильный интерес: каков бы не был отец, но у него была жилплощадь, а наша Настюшка была прямой наследницей на эти метры. Я бы не хотела терять четыре стены и крышу над головой за долги спитого бывшего, а потому искусственно поддерживала выплату его долгов, как свои. По тем же причинам выручала с кредитом... Однако долги все равно образовывались, по естественным причинам...

Хорошо еще, что за это время я успела прирасти в должности до администратора этого же салона, но...

Деньги – это одна сторона медали, расплачиваться за которую приходилось временем, которого вечно не хватало, нервами, которые были на исходе и...да, все теми же деньгами! Помимо долгов мужа, росла потребность и модницы-дочери. На себя перепадали крохи...

Сказать по правде, я желала Юрику сдохнуть! Получив квартиру, могла бы ее хотя бы сдавать, хотя прежде там следовало бы сделать чистку и ремонт, чтобы вытравить впитавшийся запах пойла и перегара.

Личную жизнь я так и не стала строить, да и некогда было. Хотя это меня не тягатило...Привыкла ко всему относиться полагаясь лишь на свои силы.

Юрка, получив от меня энную сумму, каждый раз клялся мне в любви и называл красавицей, но я знала цену его словам. Стоило бы ему отказать, заматюгал бы, уродину...

Я, конечно, старалась соответствовать образу успешной и зрелой бизнес-вумен, и выгодно поигрывала гривой темных вьющихся волос при всяком удобном случае, но за внешним кокетством на самом деле ничего не стояло. Всем нравиться выглядеть хорошо, и даже Юрка, прежде чем явиться ко мне, выдерживал паузу в тяге к спиртному, чтобы хоть как-то преобразить себя.

И вот когда в тот день Юра набрал меня, комкая слова, я дала ему согласие на встречу.

— Заедешь сегодня в пять... И... все как обычно!

На том конце провода я услышала некоторое замешательство, которое бывало, впрочем, постоянно, но все же он подтвердил.

— Конечно, Кристина... Я тебя понял.

Несмотря на начавшуюся патологическую неприязнь к ухаживаниям бывшего, между нами сложилась определенная связь-отношения, сделавшую его зависимым от меня, а меня... Определенную зависимость от него.

Хотя казалось, что возьмешь от запойного доходяги? И тут я улыбнулась сама себе, припомнив, с чего все вообще началось...

... Я знать его не хотела, когда услышала, что суд проявил гуманность к нему и не лишил свободы, а надо бы... Ну отчего сволочам так везет, недоумевала я! И несколько раз решительно закрывала перед ним дверь, когда он приходил за деньгами. При этом я понимала, как травмирую Настю, которая слышала пьяную брань за дверью и сучьи выражения в мой адрес.

А потом я узнала, что Юрку страшно избили, сломав пару ребер. Сам Юрка не говорил, откуда у него следы побоев, но я догадалась, что связь с кредитом и долгом здесь прослеживалась. Спасать его от беды я не собиралась, но...

Когда он еще раз пришел ко мне домой, оправившись от ран, он попросил денег в долг. Говорил, что даже нашел какую-то работу и «халтуру», но долги росли быстрее, чем зарплата позволяла оплачивать их.

Тогда я повелась из жалости, выдав ему деньги, которые, впрочем, он не вернул. Зато заявился опять, примерно через месяц... И еще раз...

Его хождения ко мне стали регулярными, даже несмотря на то вроде бы он работал и замечаний не имел. Деньги просил в долг, а расплатиться не мог.

Это ставило меня в нужду, пусть на тот момент я уже и получала «административную» надбавку. И когда однажды я ему отказала...

Сперва я думала, он меня просто пошлет, поскольку увидела в его глазах подобие ярости, а его самого как-то нездорово затрясло. Уже внутренне приготовившись для удара, я вдруг различила в его взгляде смесь тревоги и отчаяния.

— Крис... Ну... Пожалуйста... Еще разок...дай мне... денег...

— Нет! – я поняла, что мне вроде как ничего не угрожает, и решила действовать решительней. – Хватит!

— Кристин, да я ж... Отдам... Я все отдам...

Я невольно прокрутила в голове квартирный вопрос – цена квартирки окупит количество денег в долг, да только сколько ждать-то?

«Что б ты сдох, Юрась»!

— Кристина, но... если ты мне откажешь... Я... Мне будет край!

— Не дави на жалость!

Он и дальше продолжал подыскивать слова и выражения, способные поменять мою точку зрения, и отчасти я понимала, что он действительно может встрять в неприятное положение. Но у меня и у самой была каждая копейка на счету...

— Я не дам тебе больше денег! – решительно заявила я, наконец.

И тут произошло то, чего я никак не ожидала, что и положило начало этим нашим отношениям.

Наверное, муж и вправду дошел до той степени отчаяния, когда был готов видеть во мне последнюю поддержку и был готов идти на любые увещевания.

— Крис, я прошу тебя... Я... Я... Я-а...

И он вдруг с размаху упал на пол, вцепившись мне в ногу руками, как клешнями, и стал неистово целовать мою ступню.

Я опешила, пытая ее выдернуть из его лап, но тот ухватился слишком цепко.

— Кристина... Кристиночка... Я... Я... Я...

— Юра... Перестань! Ты что делаешь?!

Если бы он меня ударил, я бы хотя бы знала, что мне делать, а сейчас...

Так и сидела сиднем, пялясь на его затылок, который дергался в так движениям головой. А муж, ухватив мою вторую ногу, стал целовать и ее, от ступни до щиколотки и чуть выше...

Мою вялую и неумелую попытку все же отбиться, бывший подавил едва ли не силой – но то была отчаянная сила смертника, буквально хватающегося за последний шанс.

— Пожалуйста... Пожалуйста...

Эти его слова во многом стали ключевыми. Я редко слышала слова ласки или благодарности и в лучшие годы, а сейчас...

Видно, нужда его действительно прижала, раз он готов был пасть на колени передо мной, которую иной раз мог обозвать сукой...

И в какой-то момент мне даже стало интересно, насколько же он будет готов унижаться, упрашивая меня выдать ему безвозмездный кредит...

— Юра, хватит...- примирительно сказала я. – Допустим, я дам тебе деньги...

Его взгляд аж просиял.

— Кристина... я... я...

Я усмехнулась ему в глаза и растрепала волосы.

— Принеси мне мою сумочку...

К моему удивлению, муж рванулся в коридор на четвереньках, точно собака, и таким же образом вернулся назад. Я лишь успела подумать о том, как бы он не попал в поле зрения Насти – что за поведение взрослого человека?

Он передал мне сумочку, но – на свою беду – не соизволил подняться, и я вдруг поймала себя на мысли, что это была идеальная поза для некогда моего благоверного.

Я отсчитала немного денег и, посмотрев в глаза мужа, бросила их на пол.

Муж, благодаря меня, принялся собирать купюры, а я, установив носочек на одну из них, так и задержала на ней ножку, приподняв пяточку.

Юра лишь взглянул мне в глаза, и словно бы все понял...

Он тут же потянулся губами к моей отставленной пяточке и я ощутила как он несколько раз коснулся ее губами.

Тем самым он доказал свою несостоятельность и никчемность, а я...

Ощутила какую-то звериную тягу и интерес к тому, что может быть дальше.

Я пнула его ножкой по губам и процедила:

— А теперь, пошел вон!

Поняв, что пал в моих глазах, муж улепетывал из квартиры в позе павиана.

Я же вдруг испытала какое-то внутреннее чувство подъема и смелости. Бывший не позволит на меня не то, что руку поднять, а словом не обидеть, после того, как валялся у меня в ногах!

И когда месяц спустя муж позвонил мне снова с известной целью, я спросила:

— Целование ног прилагается, я надеюсь?

Я почувствовала замешательство мужа, которому не хотелось вспоминать свой косяк, но он вынужденно признал:

— Да, хорошо...

Я так его и встретила, сев на диван, поджав под себя одну ногу и протянув ступню второй для поцелуя.

Еще секунду бывший гордый муж колебался, но стоило мне только вскинуть бровь: «Тебе не нужны деньги?», как он вынужденно присел передо мной и, взяв мою ногу за щиколотку, стал целовать ступню и чуть выше...

Мне же хотелось большего:

— И не забывай благодарить меня за мою к тебе щедрость, бывший милый...

Тем вечером я дала ему даже больше, чем он просил, а муж, заполучив вожделенные купюры, даже не пересчитав их, принялся одабривать меня словами благодарностей, не забывая при этом целовать уже обе ноги, которые я ему соизволила подать.

Покидая квартиру, муж избегал встречаться взглядом со мной, что только усилило мое женское эго.

С тех пор подобные встречи стали регулярными, и стоило мне только открыть дверь перед ним, как Юра, переступая порог, тут же принимал позу на четвереньках, целуя мне одну ступню, затем – вторую, после чего мы шли с ним в комнату и «договаривались» о выдаче денег.

— Я дам тебе деньги... Безвозмездно! – однажды сказала я.

Юру одолевали противоречия, а я же впервые перешла грань гордости и интереса. Я прираспахнула халатик.

— Будешь целовать меня ТАМ...- сказала я, но увидев замешательства в глазах отверженного бывшего, я покрутила локонами на пальце. – Если, конечно, тебе нужны деньги...

Не получая оральных ласк в супружеской жизни, я, кажется, нашла условия, при которой смогу добиться этой непознанной страсти. Хотя сам Юра не раз склонял меня к минету, утверждая, что если жена отказывает в этом, это будут делать другие... И все же я старалась избегать подобного рода близости, тем более, что Юрка не торопился отвечать мне взаимностью и считал кунилингус – неправильным и постыдным для мужчины действом.

Однако сейчас выбор его был ограничен, и он, не то набравшись решимости, не то проглотив остатки мужской гордости, потянулся к моей сокровенной кисочке... Сперва неумело и противясь содеянному, явно проклиная меня последними словами, чмокая и быстро поджимая губы, чтобы не делать это снова, мой бывший все же стал ЭТО делать.

Еще бы, ведь чувствуя халтуру я стала подначивать его:

— Не будешь стараться, не получишь даже в долг...

Представляю, через что ему пришлось переступить в тревоге лишиться шанса на «награду». И дабы он перестал филонить, я с силой тисканула его за затылок, сжимая к низу живота.

— Теперь, начинай лизать...

Не сразу, но вскоре я ощутила давление его язычка на мой клитор, и это, вместе с приступом клиторной страсти вызвало у меня смех властного наслаждения! Я получила свое...

... Вот и сегодня, предчувствуя потеху, я поспешила домой, где наспех приняла душ и нацепила свежее нижнее буквально на последних минутах до назначенной встречи. Малая была на второй смене, и должна была оставаться на уроках еще два ближайших часа.

Я встретила своего падшего бывшего в лифе и трусиках, не испытывая стеснения своим видом. А вот Юра, переступая порог, уже обреченно пялился в пол, на мои босые ноги.

— Проходи... и приступай...

Муж снял обувь и тут же стал на четвереньки, целуя одну ступню, затем – вторую.

— Достаточно, - остановила я. – Идем за мной.

На самом деле, шла я, а он, на четвереньках, плелся сзади...

Так и сел передо мной, на коленях, жалостливо вздыхая.

— Сколько? – уточнила я размер долга.

Он назвал сумму, которая была даже выше, чем в прошлый раз.

Я пусть и удивилась его потребностям, но свой вывод для себя сделала.

Я сняла перед ним свежие трусишки и нахлобучила их ему на голову.

— Что ж ты неудачник-то такой, а? – я чуть шлепнула его по щеке. Один раз и второй. – Хочешь меня по миру пустить, а?

Юрка заортачился, но я предупредила его, чтобы он заткнулся, и вновь дала ему «леща».

— Это хорошо, - сказала я, глядя ему в глаза. – Сила язычка тебе сегодня пригодиться вдвойне, раз хочешь свистнуть у меня большую сумму.

Муж покорно кивнул и сглотнул.

Я коротко просмеялась.

— Опущенец... Жена тебя опускает! Ты понимаешь, до чего ты дошел?

Муж моргнул и понимающе кивнул.

Я содрала с его лица трусы-маску и махнула ладонью по его губам, которые он тут же поджал.

— Уже и губу раскатал, думая, как деньги потратить! – я напустила на себя гневый вид.

Бедный муж замотал башкой, но я крепко ухватила его ладонью за затылок и потянула к себе. Почувствовав его упор, я чуточку усилила рывок.

— Ди сюда...

Его нос и губы буквально влипли в мою половую полость, как бы ему не хотелось отсрочить эту встречу. Сильно удерживая его за затылок, я двинула корпусом ему навстречу.

— Давай-давай, не отлынивай...

Я чувствовала, как он ненавидел меня в ту секунду, а сама испытывала к нему презрение, но ни он, ни я не могли остановиться. Его гнала финансовая нужда, меня желание самоутверждения и даже отмщения за годы позора, который пришлось испытать с ним за годы совместной жизни.

Ощутив жим и давление его языка и приоткрытых губ на своих половых губках, я выпятила лобок вперед, и чуть выгнула спинку.

— О, Боги... Куни, куни... - проскандировал я.

Муж влажно зашлепал языком, подогревая во мне страсти.

Я широко развела ноги и запрокинула голову, глубоко вдыхая запах собственных возбуждающих ароматов.

— Как тебе, а? – уточнила я у него. – Нравиться вкус, а?

Муж, без особой охоты, все же кивнул. Попробывал бы он сделать иначе...

Я вдохнула еще глубже, глядя себя между ног, на голову мужа, которая покоилась меж бедер. По характерному движению макушкой можно было определить, чем был занят его язык.

Однако прошло совсем немного времени, как я отстранила его от себя и приподнялась.

За ту сумму, которую он запросил, мне хотелось большего. Пару раз он оказывал мне подобную «услугу», для разнообразия, и сейчас я захотела новшества.

Повернувшись к нему спиной и оттопырив попку, я чуть развела ноги, и глядя на него сверху вниз, подтянула за затылок его голову к себе, утопив его подернутое страданием лицо себе между ягодиц.

Мне стало аж жарко от его дыхания внутри меня, и пробрало до самого затылка!

Дважды бывший избранник-неудачник уже подлизывал мне зад, и по сравнению с куни – это было необычно. Но разнообразия ради я решила пропустить эти впечатления вновь.

— Заценил?

Голова, чье лицо было скрыто от моих глаз половинками моих «булочек» закивала, вызвав у меня одобрение и насмешку.

Я отдернула его рывком за волосы назад, глядя в раскрасневшиеся зёнки.

— Идеальное положение для тебя, - насмешливо отметила я, и тут же скомандывала: - Ложись на кровать!

Спорить и артачиться он не стал, и взобрался на кровать, ложась животом вверх. Я же поднялась над ним, намечая точкой опорой его лицо, и медленно начала спуск. Волосы упали на мое лицо, и я, привычно, закинула их от лица назад... Со стороны могло бы показаться, что это был кокетливый жест, но здесь был расчет – волосы закрывали мне обзор, а я хотела видеть лицо бывшего...

Сейчас его рот был приоткрыт, язык уже чуть высунут, а глаза... Боги, сколько в них было обреченного ожидания, которого нельзя было избежать!

И что самое поганое – в его случае! – он даже никому не смог бы пожаловаться в отношении того, что позволяла с ним его бывшая женушка!

Я насела на его ротик и язычок клитором, и тотчас «тверканула» попкой.

— О...А...

Его язык проник в меня достаточно глубоко, но был каким-то неокрепшим. Я насела на его лицо, вдавившись в него попкой под ритмичный внутренний тверк, и язык в моей полости ответил мне упругим движением.

— О... - нашла я. – Другое дело...

Я чуть подергалась на нем, когда вдруг почувствовала под собой захлебывающиеся звуки.

Это вынудило меня приподняться и посмотреть на мужа, который с трудом переводил дыхание. Морда его была отекшая и раскрасневшаяся, точно с перепоя. Глаза заволокло слезами.

— Ну что ты, - я шлепком по щеке привела его в чувства. – Все хорошо?

Дав ему возможность напитать легкие воздухом, я вновь опустилась на его предусмотрительно высунутый язык.

Нельзя сказать, чтобы он не старался... Он очень старался! Не для того, чтобы получить деньги, а чтобы все происходящее поскорее закончилось...

А мне хотелось сперва удовлетворить свою эгоистичную натуру, а не животную похоть!

И я жадно задышала, не отказывая себе в движении тверком на вдох и выдох, опускаясь и приподнимаясь вверх-вниз.

— О... -вверх...

— А-а... - вниз...

— О- вверх...

— А-аа, - вниз...

Мм-м-м...

Я опять услышала булькающие звуки под собой, и застыла в верхнем положении. Лицо бывшего, а нынешнего страдальца раскраснелось от стыда и натуги, и было залито слюной и смазкой. Ему было тяжело дышать.

— Ладно, подыши, подыши... - проявила милость я.

— Спасибо...- ответил он мне со вздохом облегчения.

Я кокетливо приправила взмокшие волосы, и вдруг ощутила, как тесен стал лиф. Ну еще бы – моя грудь разрывалась, как кузнечьи меха!

Я буквально рывком скинула с себя лиф, отметив, как были напряжены соски.

Когда-то мой благоверный с какой-то садисткой изощренностью любил натерать их пальцами, а сейчас не имел возможности даже прикоснуться к моей груди.

Меня пробрало смехом, под который я и насела на его харю!

Я вновь тверканула по нему вверх-вниз под однообразный, но такой ритмичный «О...А...»

Как себя при этом ощущал мой бывший благоверный меня заботило меньше всего. И меня даже устраивало, что наверняка скверно! Но то была расплата за скверность наших с ним отношений.

Я глубже насела на голову мужа, лишая его воздуха! Так мне хотелось...

Хотелось, чтобы он был полностью в моей власти, включая даже такую малость, что дышать мог только по моей милости, хватая воздух в тот непродолжительный момент, когда я приподнималась над его мордой.

— Так... Та-а-ак... О...О-о-о-о...

Сегодня я испытывала какую-то внутреннюю эйфорию от собственной власти.

Я уперла руки в кровать, полностью придавив голову мужа и опустив таз.

Его язык забился во мне, в то время как губки и клитор буквально ввалились в его слюнявый рот.

— Дава-а-ай... Еще-е-ОООО!!!

Чтобы дать ему хоть сколько-то воздуха, я тверканула, приподняв зад.

— А-а-а... О-ооо... М-м-м-м....

Под собой я чувствовала сбитое дыхание, увлажненное слюной и моими соками.

Я приостановилась, застыв в верхнем положении и глядя строго вниз, в затянутые слезами унижения, позора и собственного бессилия бывшего мужа.

А каково было мне, когда за спиной соседи оговаривали про меня, что я была жена-алкоголика?

Так вот пусть сейчас почувствует то, что испытывала я!

— Продолжай лизать, милый, а то совсем дыхание перекрою...

Я тут же почувствовала движение его языка вдоль своего клитора, и испытала скорее душевный подъем, чем физическую сладость.

Как же ловко я его выдрессировала!

И я глубоко и смачно присела на его лицо, полностью прикрыв собой, заставив его грудь сдуться...

— О... О!

Я потянулась вверх, освобождая его лицо, чтобы вновь с размаху плюхнуться на него снова.

— А-а-а!

Под собой я различила жалобный полустон, который тут заглох, когда я вновь опустила на его лицо.

Мои соски горели огнем, а сердце в груди стучало, как никогда раньше!

И когда я приподнялась в следующий раз, муж промямлил:

— Кристи... погоди... Молю...

О, эти слова были, несомненно, новыми в наших отношениях.

Я посмотрела на него сверху-вниз, оправив волосы широким жестом от себя, назад.

Что еще хотела сказать эта оскотинившая мразь...

— Хватит... прошу... - от недостатка воздуха его слова были едва слышны, только губы чуть подрагивали.

— Ладно...- я снялась с его головы, сев у изголовья кровати, но продумывая новую каверзу, пока муж тщетно восстанавливал дыхание.

— Спасибо... Спасибо...

Я едва сдержалась, чтобы не заржать. Я чуть было не удавила его, а он еще был мне благодарен за проявление гуманизма.

Теперь, удовлетворив душевное равновесие, я хотела удовлетворить свою нижнюю плоть!

И я вновь наехала на голову и лицо мужа, но на сей раз верхом, чтобы губки и клитор покрывали его рот, в то время как попка опустилась бы на его лоб и глаза. Этакая наездница задом-наперед.

Я похлопала его по подбородку, приободряя.

— Давай-давай, работай язычком, работай...

Пусть и обессиленный, но осознающий, что иного пути-выбора у него нет, муж стал прилизывать мой поддатливый клитор, расположенный аккурат у его увлажненных губ.

Я уже не тверковала на нем, а просто получала удовольствие от происходящего полового влечения.

— А-а—а... О-о-о-о.... М-м-м-м-м...

Его язык блуждал во мне, теребя клитор и все больше возбуждая меня, но на сей раз не душевно, а именно физически

Я была готова кончить, опасаясь лишь за то, насколько хватит мужниных возможностей.

— Только не вздумай останавливаться... - залпам выплеснула я. – А то... Ничего не дам!

Это подействовало на несчастного мужа, точно удар плетью.

Его язык очумело заходил во мне, точно бы ему вернули стимул для борьбы!

— А-а-а... О-о-о-о-о...

В какой-то момент я подумала, что своим криком, идущим буквально ОТТУДА, я наполню весь дом, но все вышло совсем иначе...

Сладостный спазм сдавил мое горло, не позволяя вырваться из легких звуку, в то время как живот свело истомой, отдающий глубоко вниз, в лобок и в таз.

В груди пекло, а поясницу охватил холод озноба...

Муж замычал, хлюпая поступавшим в его горло потоком моей смазки, когда я исторгла из себя ее остатки.

Похоже, я реально сквиртанула, о чем раньше приходилось только читать...

В глазах совсем все потемнело, пусть над нами горел свет...

— О-о-о...

А в изнеможении оттянулась назад, освобождая его лицо, и оправила волосы, от лица, назад.

— Фу-у... - даже мое дыхание сбилось, чего там говорить о Юрке? – Вот так да... Ой...

Биение сердца в груди отдавалась стуком в висках.

Лежащий рядом обессиленный муж вызывал во мне чувство брезгливости и отрешенности. Я не собиралась мириться с его присутствием больше положенного.

— Так... Принеси ко мне сумку...

Он так и не посмел стереть с лица следы моей влаги.

— Сколько ты там запросил?- спросила я, открывая кошелек.

Он озвучил сумму.

Я пересчитала деньги – не густо остается, но еще были деньги на карточке...

Я швырнула их мужу, разметав веером по полу...

— Отблагодарить не забудь...

Напомнила я.

— Конечно, конечно...

Собрав все купюры, муж покорно коснулся губами моих ступней.

Я же, окончательно утратив к нему интерес, цыкнула:

— Теперь собирайся, и – вали!

Он уходил, не прощаясь...

Я только слышала, как хлопнула дверь.

До возвращения Насти было еще более часа...

Бывший хоть и выбесил меня, лишая материальной подпитки до конца недели, но сегодня я получила избыток удовольствия!

Быть может, это даже стоило затраченных средств...

Постепенно ко мне возвращалось дыхание, хотя сил подняться с кровати еще не было.

Я решила придаться лени...

Ужин подождет...

Пригладив все еще влажные волосы от себя, назад, я прикрыла глаза...

Имена из рассказа:

people Кристина Юрий
Понравился сайт? Добавь себе его в закладки браузера через Ctrl+D.

Любишь рассказы в жанре Экзекуция? Посмотри другие наши истории в этой теме.
Комментарии
Avatar
Джони
Комментариев пока нет, расскажи что думаешь о рассказе!

Популярные аудио порно рассказы

03.04.2020

1594 Новогодняя ночь. Секс с мамочками access_time 48:42 remove_red_eye 217 561

21.05.2020

1007 Оттраханная учительница access_time 24:39 remove_red_eye 164 616

03.04.2020

489 Монолог мамочки-шлюхи access_time 18:33 remove_red_eye 122 878

17.07.2020

590 Замужняя шлюшка access_time 15:43 remove_red_eye 112 485

01.06.2020

396 Изнасилование на пляже access_time 5:18 remove_red_eye 105 153

02.05.2020

374 Приключения Марины access_time 10:25 remove_red_eye 90 266

04.04.2020

322 Шлюха на месяц access_time 22:06 remove_red_eye 73 025
Статистика
Рассказов: 60 075 Добавлено сегодня: 15
Комментарии
Такие тёлки в метрополитене могут сделать карьеру - им даже ...
Охуительная Наташа! По какой ветке метро тебя встретить можн...
Трезвомыслящий муж решил не мешать тете трахать свою жену - ...
Хотелось бы узнать мнение других читателей....
Очень понравилось. Нравится эта тема, поэтому и прочел....