Восемь девок...

date_range 16.09.2020 visibility 1,227 timer 120 favorite 19 add_circle в закладки
В данном рассказе возможна смена имён персонажей. Изменить

Часть І. Нудисты.

Девок было, конечно, не восемь, а только три, но давайте по порядку.

Когда-то в детстве я посмотрел кинофильм Следопыт по Фенимору Куперу, с этого все и началось. Меня поразил плавучий дом и это стало моей идеей фикс, благо рядом с домом был старый пруд.

Как все и мальчишки, мне казалось, что построить как нефиг делать, и я решил строить сразу дом. Но, очень скоро пришло понимание, что дом построить мне не под силу. И я решил строить плот. В процессе поиска материалов я нашел кусок старого забора. Я был без ума от счастья — вот он, готовый плот. Он прекрасно держался на воде, но когда я взгромоздился на него, короче я чуть не утонул. После этого был долгий перерыв, не то чтобы неудача отбила охоту, скорее родители отбили возможность.

Лет в 10 была вторая попытка, более удачная, плот выдержал меня, но мне пришлось сидеть в воде. Пришлось устраиваться на плоту голышом, иначе от мамы доставалось. Дальше все шло с переменным успехом. Лет в 14 я построил плот с шалашом на нем, где мы с пацанами неплохо проводили время, пока он не сгорел от непотушенного окурка.

Окончание школы, институт, как-то было не до плавучих домов. Прошло несколько лет, я стал неплохо зарабатывать в ІТ сфере, работа позволяла работать удаленно, и я опять вернулся к мечте детства.

Теперь, конечно, мне не 14 лет, и вскоре у меня был готов проект плота.

Теперь осталось только уговорить друзей. У меня было двое друзей. Вскоре у ребят появились подруги, у меня как-то не получалось познакомиться с девушкой. Но подруги Коли с Васей решили что это как-то неправильно что я в одиночестве и вскоре меня познакомили с девушкой. У нас с ней как-то не возникло особых чувств, но тусовались мы вместе, со стороны мы выглядели парой, но мало кто знал что мы даже не поцеловались ни разу.

Да, звали ее Вита, что было особенно прикольно, потому что меня зовут Витя. Были мы с ней одного роста, волосы были одинаковой длины, и мы частенько прикалывались над ребятами, одевая одинаковую одежду, благо что сегодня одеждой унисекс никого не удивишь.

Сначала все согласились, и я исходя из расчета 6 человек заказал платформу 4 на 8 метров, которая должна была опираться на два больших надувных баллона.

Два надувных баллона, поделенных на отсеки, так что проколы нам не грозили. На баллоны крепилась дюралевая рама, на которую уже и крепился настил. Настил был моей гордостью, он состоял из отдельных частей размером метр на метр, которые крепились друг к другу специальными замками, поэтому из них можно было собрать платформу любых размеров. По углам каждой части были петли, к которым можно было прикрепить что угодно и покрыто все это было искусственным газоном. И самое главное, что собрать все это можно было одному. На плоту было рулевое весло и небольшой подвесной мотор. Все что сверху, палатки навесы тенты и т. д. я решил согласовать с друзьями. Все таки на пару недель этот плот должен был стать нашим домом.

Но. Вася поругался с Олей, и сгоряча сказал:

— На хрен вы мне нужны со своим сплавом.

Я естественно обиделся. Наши девушки тоже не хотели отдыхать без Оли. И тут Вася вместо того, чтобы просто извиниться, в принципе я был готов к плаванью в мужской компании, подговорил Колю тоже отказаться. Тут уже мне вожжа под хвост попала и я решил встретиться с девчонками, в надежде что Вася узнает и предложит мне помириться. У меня и в мыслях не было что девочки согласятся, я боялся женского коллектива, но они вдруг согласились.

Я закончил сборку самого плота когда прибыли девчонки. Путешествие с девчонками имеет свои преимущества, скорее одно преимущество, для них важнее всего комфорт. Например, я предполагал постелить на пол коврик бросить спальник и готово, но девочки настояли на раскладушках, есть такие очень легкие низенькие раскладушки для кемпинга.

В общем, на плоту поставили большой шатер на каркасе, мои крепления очень пригодились, все было натянуто крепко и основательно. В шатре можно было отделить заднюю часть шторой, где располагались на ночь девчонки, мое спальное место было в передней части шатра. Был у нас раскладной столик и четыре раскладных же стула. Готовить предполагалось на газовой плитке, но на носу по правому борту на специальной подставке мы установили мангал, на всякий случай. На носу же стоял надувной диван и еще оставалось место где можно было позагорать. На корме мы установили большой ящик с продуктами. Да, нашлось даже место для биотуалета в небольшй палатке. Подготовка заняла целый день и отплывать решено было на следующее утро.

Путешествие началось. По реке плыл туман, было немного прохладно и я надел на себя новенький желтый дождевичок и такую же желтую бейсболку. Утрення свежесть пробирала и вскоре девчонки тоже надели желтые дождевики.

Утро, река, плот Thе Bеаtlеs Yеllоw submаrinе, что еще надо для счастья. Солнце поднималось, а туман уходил. Река, солнце и уже дождевик висит на вешалке и я в одних красных пляжных трусах с какими-то белыми цветами, мне никто не нужен, я стоял, рулил и мечтал.

— Кофе, капитан?

Я очнулся, напротив стояла улыбающаяся Вита в купальнике с дымящейся чашкой кофе. Жизнь становилась все приятнее. Я проводил взглядом Виту, точнее ее попу в стрингах. Она наверно чувствовала мой взгляд, ей нравилось, потому что она вдруг остановилась наклонилась и подняла что-то с пола. У меня перехватило дыхание. Я ее впервые видел в купальнике а тем более в такой позе.

В первый день было решено не напрягаться, а потому часа через четыре я начал искать место где можно было бы остановиться. Вскоре я пришвартовался к небольшому песчаному пляжу, плот был привязан к двум большим деревьям. Девчонки занялись обедом, я же вытащил спиннинг.

Рыбалка не удалась, уже через десять минут возле плота плескались не рыбы а мои подруги. Девчонки успели переодеться и вместо обычных купальников, в которых они путешествовали, теперь они щеголяли в каких-то не мысленных нарядах, которые и купальником то тяжело было назвать, какая-то смесь лямочек, веревочек и лоскутков ткани. Я собрал свои снасти и ушел пить кофе. Девчонки накупавшись улеглись на носу загорать. Я же не выдержав обилия голых женских попок ушел на корму.

Я стоял на корме, подумывая: не искупаться ли мне. Я оглянулся. Стенки шатра были опущены, полностью закрывая меня от взоров девчонок. Вдруг я поймал себя на мысли, что мне безумно хочется искупаться голышом. Мне стало стыдно от таких мыслей, я попробовал думать о другом, но мысль о купании голышом не покидала меня.

Я осторожно выглянул, девочки спокойно загорали на носу. Я тихонько вернулся к себе на корму и, нервно оглядываясь, снял шорты, положил их на самый край, так чтобы можно было достать их не поднимаясь на палубу, на всякий случай.

Я постарался потихоньку спуститься в воду, не удалось, нога соскользнула и я с небольшим всплеском оказался в воде. Сердце застучало быстрее, я напрягся, готовый в любой момент схватить шорты.

Казалось минула вечность, с носа не доносилось никаких подозрительных звуков и я успокоился.

Купаться голышом было безумно здорово. Мне захотелось с кем-то поделится этими ощущениями. Я нырнул, сверкнув голой попой, а когда вынырнул...

На корме стояли девчонки, а Оля держала в руках мои плавки.

— Меня всегда удивляло как мальчишки могут купаться и загорать в такой одежде, ну как здорово купаться голышом?

— Ага, — только и сумел выдавить я.

— Ну, ладно, пошли, перекусим, мы там пару бутербродов соорудили.

— Можно мне шорты.

— Зачем их мочить, выходи, тут оденешся.

— Пожалуйста, можно я тут одену?

— Ты что нас боишься, — это включилась Настя, ехидно улыбаясь.

Я не знал что делать, с одной стороны мне было жутко стыдно оказаться совершенно голым перед одетыми девушками, с другой какой-то червячок нашептывал в голове, выходи. Я подумал, что где-то в тайне, в глубине души, я надеялся что в этом путешествии у меня

наконец-то будет секс, и если я сейчас не выйду голым, то мечты мои могут накрыться.

Я собрался с силами, и гордо, как мне казалось, а на самом деле жутко краснея поднялся на палубу. Мой дружок естественно начал немедленно подниматься, что заставило меня покраснеть еще больше.

— А наш мальчик ничего, — улыбнулась Оля, протягивая шорты.

В тот день я так и не решился больше купаться. Купаться в шортах было как-то уже неудобно, а голышом я никак не мог решиться. Как только начинал думать об этом, так сразу начинался стояк.

Вечером мы опустили противомоскитные сетки, и перебрались в шатер. Я запустил генератор и вот мы со светом. Девчонки тут же поставили свои телефоны на зарядку и с развлечений остался старый добрый дурак, ну и естественно — на раздевание. Летом одежды мало и вскоре я с Настей сидел голышом, Вита в одних трусиках. Только Оля рассталась только с одним предметом одежды. Когда она проиграла, я думал Оля снимет майку, но она неожиданно сняла шорты, оставшись в майке и в кружевных стрингах. Сквозь прозрачные кружева четко просматривалась ее соблазнительная щелка, такая же гладенькая, без единого волоска, как и у подружек. Мой писюн, который к этому моменту начал опускаться, встал в боевое положение опять. Было уже поздно, пора было спать, но никто не решался первым предложить закончить, пока Вита вдруг предложила.

— Давайте каждый напишет желание на бумажке для проигравшего, и это будет последняя игра.

Мне ничего не приходило в голову и я написал какую-то банальщину про поцелуй, про секс мы договорились не загадывать, и игра началась.

Я подозреваю что девчонки сговорились, потому что я проиграл имея на руках достаточно нормальную карту. Выиграла Оля и ее желание гласило:

— Проигравший проведет завтрашний день голышом.

Сначала я испугался, а потом успокоил себя, что она загадала это не в серьез, а завтра передумает и чем-то заменит. Девчонки опустили шторку, отделив свою спальню от меня. Я натянул шорты и забрался в спальник, а из спальни девушек еще долго доносились голоса и смех. Сначала я пытался разобрать слова, но вскоре уснул, так ничего и не поняв.

Проснулся я раньше всех, вышел на палубу. С утра опять был стояк, я оглянулся на шатер, вроде все спокойно, приспустил шорты и начал дрочить. Кончил тут же, видно сказалось вчерашнее наряжение. Снова оглянулся на девичью спальню, скинул шорты и голяком нырнул в реку.

И опять девчонки тут как тут, уже поджидают меня.

Меня женщины всегда удивляют. Я спал в своих повседневных шортах, а девчонки... Мои спутницы вышли на палубу в... пижамах. Не просто пижама типа футболка-шорты, а пижамки с кружевами, с прозрачными вставками, как будто мы не в походе а в крутой гостиннице.

— Витюша, — как вода.

— Бодрит, как раз для утра.

— Девки, я купаться,

Оля скинула с плеч лямки пижамы, которая упала вниз. Абсолютно голая Оля перешагнула свою боди-пижамку и прыгнула ко мне.

Задержавшись лишь на мгновение и уже Настя с Витой стоят голенькие на палубе. Я невольно залюбовался ими: стройные, с небольшой грудь, с гладкой узенькой писечкой, без единого волоска, без следов купальника на загорелых телах. Вита увидела мой взгляд, покраснела и поспешила прыгнуть в реку.

Мы вытирались, после купания, и я потянулся за своими трусами, когда Оля остановила меня.

— Куда, а желание.

— Я думал это шутка.

— Никаких шуток, проиграл — плати.

— А как же... Меня же это, увидят, голым.

— Ну и что? Ты что — трус?

Девчонки тем временем оделись. Было что-то стыдно-возбуждающее быть абсолютно голым в обществе одетых людей, мой писюн начал предательски подниматься.

— Нет девки, это непорядок, надо что-то делать, а то мальчик лопнет от возбуждения, давайте на камс-три.

Я только удивленно переводил взгляд с одной на другую. А они не обращая внимания на меня — камень-ножницы-бумага — Настя проиграла. Она подошла ко мне, опустилась на колени, и вот моя пиписька у нее во рту.

Фу-у-у-х, я не успел опомниться, как меня объял сумасшедший оргазм, мой писюн толчками выплевывал сперму.

— Ну ты даешь, это что? Первый раз?

— Нет. Я. У меня. Это.

— Девчонки, он девственник.

— Не говорите никому.

— Будешь хорошо себя вести, не скажем. И сегодня вечером отработаешь миньет.

Я помылся и мы отчалили.

Сначала все было нормально, хотя как может быть нормальной ситуация когда на борту три одетых девушки и голый парень. Я сначала не обратил внимания, что девчонки продолжали ходить в шортах и футболках, не раздевались до купальников. Только потом понял что их одетость, так сказать подчеркивала мою наготу.

Как я сказал, все было нормально, пока нас не догнал прогулочный пароход. Все пассажиры привалили на левый борт. Пароход прошел достаточно близко, чтобы меня можно было разгядеть во все подробностях. Кто-то приветливо улыбался, кто-то гневно что-то кричал, слов было не разобрать, но практически все фотографировали меня, а девчонки, гнусные, подошли ко мне и позировали одетыми, рядом с голым парнем.

Вскоре я привык к своей наготе, я перестал ее замечать, в какой-то момент мне даже начала нравиться необычность ситуации.

Вскоре после обеда мы опять причалили, мы решили не делать больших переходов, мы ведь не рекорды устанавливаем, а отдыхаем. Девчонки переоделись в купальники, но не те сексуальные, а обычные.

Чуть ниже по течению, устроилась компания байдарочников: два парня и две девушки, проплывая мимо я услышал слова одной из них. Видите как здорово, а вам слабо.

Я устроился на корме с удочкой, стараясь не сильно ходить по палубе, мне опять стало немного стыдно, когда меня увидели байдарочники. Сегодня рыбалка оказалась удачной и часа через два я понес на нос пять больших коропов приготовленных на мангале. Едва я вышел из-за шатра, я опять понял, что я голый. Девчонки позвали недавних байдарочников на барбекю.

Вы можете представить мое состояние, пять девчонок, двое парней все в купальниках — и я голышом. Ладно, сегодня вечером приложу все усилия, завтра я буду одетым, а вы голышом, так я успокаивал себя.

Стемнело, гости ушли, мы опять уселись за карты. Девчонки не очень хотели играть, еле-еле уговорил их на одну партию. Выигрывает один, трое проигравших, естественно желания загадывает победитель. Мне такой вариант был на руку, он исключал вчерашний сговор, каждый за себя. Раздали карты, и я понял что попал опять. Ну да ладно, побуду еще денек голышом, сегодня не умер и завтра не умру. Выиграла Оля.

— Ну что, девчонки готовтесь, вы наверно уже догадались? Завтра Вика и Настя проведут целый день голышом.

Я насторожился, Оля что-то задумала.

— А наш Витя, — продолжила она, — он завтра будет одетым, он оденет купальник Виты и...

— Нет, Оля, ты не можешь, это нечесно.

— Уговор дороже денег, проиграл — плати.

— Ладно девчонки, пошли спать, — я постарался придать своему голосу как можно более равнодушный тон, хотя внутри у меня все бушевало.

— Куда спать, — ответила Вита, — у тебя должок перед Настей, за утренний миньет.

Как я мог забыть. Я целый день об этом думал. Я наверно забыл сказать, что я девственник, я еще ни разу не занимался этим. Я не знал что делать, как делать.

Настя с улыбкой сняла трусики и уселась на стул раздвинув ноги. При виде этого мой дружок начал подниматься, мои мысли крутились вокруг предстоящего секса и я случайно проговорился

— Я думал, что этим занимаются лежа, — я вдруг понял что я ляпнул, и постарался заговорить мой ляп, — В смысле мы, что будем трахаться при вас?

Но не тут-то было, девчонки все прекрасно поняли и обмануть их было не так просто.

— Ты целка? — Оля никогда не выбирала выражения, — никакого траха не будет, ты утром получил миньет, вечером отдаешь куни.

— Я не могу, — я покраснел.

— Почему не можешь.

— Ну все говорят, что это...

— Что это. То есть я могу тебе сделать миньет, а ты мне куни не можешь?

— Я... я не знаю,

— Ну что девочки, утром уезжаем домой, дальше ты один Витюша.

— Девочки, пожалуйста, не уезжайте, я не это имел ввиду. Я... я не умею. Я все сделаю, я не знаю как, — последние слова дались мне с трудом, я стоял красный как рак с торчащим писюном.

— Это не страшно, язычок поглубже между губок, и снизу вверх, и клиторок можешь в ротик взять, и язычком и губками массируй.

Меня поставили на колени перед Настиной писечкой, я никак не мог решиться начать. Настя вдруг прижала мою голову к ее промежности. Ее пися пахла чем то кисловатым, запах был можно сказать каким-то сексуально приятным и мне вдруг ужасно захотелось поцеловать эти губки. В этот момент я почувствовал шлепок по попе, который помог мне прильнуть губами к Настиной писе. Ее половые губы податливо раздвинулись перед моим языком. Я провел языком верх, на вкус ее писечка оказалась чуть солоноватой на вкус, странно но я не чувствовал отвращения, я вдруг понял что мне нравится и этот запах и этот вкус. Я продолжил работать языком и он вдруг наткнулся на какой-то твердый бугорок, который я тут же обхватил губами. Я начал посасывать его, продолжая ласкать языком.

— Боже мой... Прямо там... Боже мой... Боже мой... Аааххкх... — Настя кричала

Все ее тело дрогнуло, а затем напряглось. Ее мягкие и гибкие ягодицы стали твердыми, а ее спина еще более выгнулась и напряглась. Ее бедра сжали мою голову, а ногти впились в мои плечи. Ее дыхание прекратилось, и из ее губ вырвался гортанный и хриплый крик. Настя остановилась глубоко дыша.

Вдруг я почувствовал как чьи-то руки гладят мою попу, и чей-то палец проникает в мою попу, я попытался встать, но Настя еще сильнее сжала бедрами мою голову, все мое лицо было в ее выделениях, она тяжело дышала, но не отпсукала меня.

— Продолжай, — услышал я ее хриплый голос.

Я продолжил массировать ее клитор, и в это время почувствовал нежные пальчики на моем писюне. Мне много не нужно было, два-три движения и волна блаженства накрыла меня, и в этот момент Настя опять протяжно застонала, ее тело вновь напряглось. Настя кончила второй раз, на этот раз наши оргазмы совпали, ее бедра наконец отпустили меня, я откинулся на спину, тяжело дыша.

— Я завидую Насте, — проговорила Вита, — почему я раньше не открыла такого класного любовника.

— Ничего, у нас все впереди, правда Витюша, — сказала Оля.

Я уже купался с утра пораньше, когда вышли девчонки в своих сексуальных пижамках. Они искупались и Настя с Витой остались голенькими, Оля вернулась с шатра в купальнике, держа в руках еще один купальник, на этот раз сплошной.

— Давай, Викуля, одевайся.

— Я Витя.

— Сегодня побудешь Викулей, ты же не хочешь чтобы кто-то понял что ты мальчик?

— Можно хотя бы называть меня Вита?

— Нельзя Вита у нас уже есть, ты будешь Викой.

Я не успел завязать лямки купальника на шее, когда Вита вдруг остановила меня.

— Так дело не пойдет.

Я взглянул вниз и увидел что из-под купальника торчат волосы. Раньше мои волосы не были видны, но и мужские плавки пошире женских.

— Снимай, нужно сбрить волосы.

— Все, — ужаснулся я.

— Нет, надо немного подстричь и подбрить, чтобы не торчали.

— Пожалуйста, только немного, — лучше бы я промолчал.

Появились ножницы, пена для бритья, одноразовая бритва. Меня усалили на стул и девчонки приступили к работе. Настя склонилась над моим животом, перекрывая мне обзор и приподняла мою письку вверх, она тут же напряглась и приняла вертикальное положение.

— О, просто супер, сразу легче работать стало, — проговорила Оля.

Девчонки продолжали колдовать над. Ножницы отложили в сторону, и лобок намылили пеной для бритья.

— Так, Викуля, не дергайся, не хочу порезать тебя.

Я заподозрил неладное, мне казалось что мне полностью выбривают волосы на лобке. Я попытался посмотреть, из-за Настиной головы.

— Не дергайся все испортишь.

Я успокоился на время, но потом опять попытался заглянуть и опять получил в ответ

— Не дергайся.

Потом меня поставили на четвереньки, «раком», чьи-то руки раздвинули мои ягодицы и мне побрили попу. Смыли остатки крема водой и вытерли полотенцем. Сбылись мои самые худшие подозрения, мой лобок был девственно гладким, как в детстве. Чуть не плача я проговорил.

— Я же просил не сбривать полностью.

— Сам виноват, я сначала сделала такую классную дорожку, ты дернулся и все испортил, пришлось сбрить. Зато ты теперь такая-же чистенькая и гладенькая как и мы.

Я опять глянул на свой лобок. Мне было ужасно стыдно, я чувствовал себя совершенно голым, как будто с волосами ушла какая-то защита. Мой писюн опять начал подниматься.

— Да, наверно мы должны ввести в утренний моцион, утренний миньет нашей Викуле, а она буде вечером возвращать нам куни, — рассмеялась Вита и приступила к делу.

Купальник был интересным. Спина была полностью открыта, не считая завязок лифчика на спине. Лифчик был с жесткими вставками, поэтому со стороны казалось что у меня есть грудь. Вся передня часть была сеткой и только от лифчика и до самого лобка шла узкая полоска сплошной ткани. Выглядел он достаточно сексуальным. Общими усилиями мы спрятали мою пиписку, она не отличалась размерами, так что сделать это было нетяжело.

Окинув критическим взглядом меня, девчонки соорудили на голове прическу «мальвинка», и не обращая внимания на мои протесты побрили мне ноги и помышки и, наконец, полностью удовлетворенные оставили меня в покое.

Путешествие продолжалось.

Этот день прошел так же, как и предыдущий. Мы привлекали всеобщее внимание. Только мне было намного хуже чем вчера. Оказалось что просто голышом было гораздо проще, чем в женской одежде.

Девчонки гораздо быстрее меня освоились со своим голым видом, а Насте вообще казалось доже нравилось когда на нее глазеют.

Как бы та ни было, после обеда мы остановились на стоянку. Место по всей видимости не пользовалось популярностью, свежих мест стоянок не было, чему я был очень рад, я так и не привык за пол дня к купальнику, еще и задняя часть трусиков была узкой и постоянно впивалась в попу. Поначалу я жутко стеснялся, и постоянно поправлял трусики, потом плюнул у ходил уже практически с голой попой. В конце концов девчонки ходят в стрингах. Зловредная Вита наделала кучу фотографий, сколько я не просил меня не фотографировать.

Вита с Настей разгуливали голышом, Оля осталась в одних плавках, которые только только прикрывали ее писечку, причем если она наклонялась, сзади ее пися открывалась в полной красе, тоненькая веревочка только додавала пикантности. Оля прекрасно понимала какой вид открывается сзади, и постоянно дразнила меня. Только я по иронии судьбы ходил в купальнике.

Вскоре на стоянке к нам присоединились две девушки на байдарке, они расположились в метрах 10 от нас. Глядя на нас они о чем то минут пять тихонько спорили, а потом сначала одна, а потом и другая робко скинули купальники, оставшись голенькими.

Потом к берегу причалил оранжевый спасательный плот. Оттуда на берег выбрался мужчина лет под сорок, за ним такая же женщина, очевидно его жена. Они сразу поставили газовую горелку и начали хозяйничать. Наши соседки сразу одели купальники.

Вслед за родителями с плота выбрались мальчик и девочка лет 12—13, двойняшки, удивительно похожие друг на друга. Мальчик в плавках, девочка в раздельном купальнике, одинакового красного цвета. Мне почему-то показалось что плавки на девочке и мальчике совершенно одинаковые. Родители наверняка старались одевать их одинаково, пока это возможно, даже на пляже. Они какое-то время помогали родителям, потом девочка подошла к маме.

— Мамуля, можно мы с Ваней искупаемся.

— Купайтесь, только чтобы мы вас видели.

— Ваня, побежали, — дети направились к воде.

— Стоп, — громко сказала мама, — вы ничего не забыли?

— Но мамочка, тут же посторонние.

— Я еще раз спрашиваю, вы ничего не забыли.

Дети остановились, обреченно сняли купальники, отдали их маме и голышом убежали купаться.

Интересно. Я в их возрасте частенько купался голышом, даже в присутствии взрослых, но у меня причина была другая. Мы с пацанами часто бегали на озеро вопреки запретам, и естественно чтобы не спалиться купались голышом. Тела ребятишек были загорелыми полностью, без следов купальника, немного странно, все-таки 13 лет это достаточно много для голого купания.

Жутко парило, и заход солнца облегчения не принес. Купание помогало минут на 10. Я достал с холодильника холодное пиво. Делать ничего не хотелось, не хотелось даже секса. Вдруг Настя после очередного глотка пива промолвила.

— А знаете, мне даже понравилось сегодня ходить голенькой, ветерок так класно писечку проветривал, скажи Витуля.

— Ты как ляпнешь, Настя... Ветерок ее писечку проветривал. Мыть ее чаще следует, и проветривать не надо, — рассмеялась Вита, — но вообще ты права, голышом классно. Викуля, тебе не тяжело в купальнике, может снимешь.

Я скинул купальник и потянулся за шортами.

— Да ладно, походи голенькой.

Я уселся обратно, уже голышом. Теперь одетой, условно, была только Оля.

— Ну что, присоединяешься к нам.

— А что у меня есть выбор, ты ведь не отстанешь, — и Оля сняла трусики.

Я с интересом рассматривал девчонок.

Оля была спортсменкой, Ее стройное тело вызывало восхищение. Гладенькая пися с плотно сжатыми губками, плоский животик, с кубиками мышц, небольшая но упругая грудь. Ни грамма лишнего жира, но фигура очень женственная, соблазнительно округлая. Она была на голову выше меня, и я рядом с ней чувствовал себя подростком, а сегодня в купальнике, даже девочкой подростком. В моей фигуре не было ничего мужественного. Нет, я занимался спортом, у меня были мышцы, но мачо я не был. Природа наградила меня почти женским телом, узкие плечи, широкие бедра. Я раньше никогда не думал о своем теле в таком ракурсе, но сегодня когда на меня одели купальник, со спины даже опытный антрополог не отличил бы меня от девушки. Фотографии это четко показали, и это не ускользнуло от внимания девчонок, и послужило поводом для многочисленных шуток.

Настя была полной противоположностью Оле, немного ниже, но она была, как бы идеалом женственности. Настя была пышечкой, нет не толстушкой, а именно пышечкой. Она была вся такая круглая, мягкая, домашняя. Половые губки были плотно сжаты как и у Оли, но у Оли лобок был почти плоским. А У Насти это был довольно большой бугорок, такая себе пышная писечка, как и вся Настя, так и хотелось прижаться к ним лицом, и грудь ее третьего размера, наверно даже почти четверного, не висела как у толстых девушек. При всем при этом Настя не выглядела толстой.

И наконец Вита. Мы с ней были одного роста и чем то похожими друг на друга. Узкие бедра, грудь нулевого размера. Если бы не большие ареолы, практически мальчишечья. У Виты, в отличии от подруг, малые половые губы были видны между большими и поэтому пися не выглядела тонкой щелкой. Так где у ее подруг узкая щелочка расшырялась, у Виты отчетливо было видно бугорок клитора.

— Ну и кто из нас лучше, — усмехнулась Настя.

— Я не знаю, вы мне все нравитесь.

Видно от таких разговоров, мой дружок зашевелился. Настя подошла ко мне повалила меня на спину на пол, и уселась своей щелочкой прямо мне на лицо. Я почти задохнулся от восторга. Я почувствовал как мой писюн принял вертикальное положение. Я ничего не видел, если честно и не хотел видеть. Передо мной было самое желанное сейчас — Настина писечка, мой язык уже погрузился в эту пухлую щелочку, когда я почувствовал как чьи-то умелые руки направляют куда-то мой член. Он куда-то погрузился, его обхватило что-то мягкое и одновременно упругое. Кто-то из девочек сел своей писей на мой писюн. Краем глаза я увидел что Вита целуется с Настей, значит это Оля. Она начала ритмические движения, я начал подыгрывать ей своим тазом, наши лобки ударялись друг о друга, и вдруг жаркая волна накрыла меня, я кончил.

Я впервые трахнул женщину!

В это время Настины бедра сжали мою голову, и я вновь принялся работать языком и губами, пока Настя не издала протяжный вздох. Я откинулся без сил, но не тут-то было. Настя слезла с меня, но перед лицом оказалась Олина пися. Ко вкусу женской писи добавился какой-то сладковатый вкус, я не сразу сообразил что это вкус моей спермы. Мне стало как-то не по себе, я не хотел, чтобы моя сперма попадала мне в рот, но сильные Олины ноги не давали мне другого варианта, кроме продолжения куни.

На своей пипиське я почувствовал Витины губы, которые старались возродить моего дружка к жизни, и когда Оля с протяжным стоном впилась ногтями мне в плечи, кончая, моя пиписька начала вставать. И вот я опять кончаю, теперь уже Вите в рот.

Я никак не ожидал того что произошло дальше. Оля слезла с моего лица, Вита наклонилась ко мне, и наши губы слились в страсном поцелуе. Ее язык раздвинул мои губы и проник ко мне в рот. Я раскрыл немного рот, подыгрывая Вите, когда его заполнила какая-то густая жидкость с уже знакомым сладковатым вкусом. Я попытался было сопротивляться, но Вика была готова к такому повороту, и в результате я проглотил свою сперму.

— Не бойся, это не страшно, мы девочки делаем это постоянно, — проговорила Настя.

Все тяжело дышали, наши тела были покрыты потом и выделениями. Не сговариваясь мы дружно сиганули в водк прямо с борта.

Минут через 15, уже опять на борту Настя вдруг проговорила.

— Девочки, а давайте продолжим наше путешествие голышом.

— Интересная идея.

— Договорились, кто за.

Мне не очень хотелось этого, но девчонки дружно проголосовали «за» и мне тоже пришлось согласиться. Оля вдруг добавила.

— Давайте прямо сейчас соберем всю нашу одежду в отдельные мешки и спрячем их, достанем только в конце маршрута.

— А если будет холодно?

— Значит оставим по одной кофточке с длинным рукавом, и эти желтые дождевики.

— И по паре трусов, — добавил я.

— Нет обойдемся без трусиков, тащи мешки.

Я притащил четыре черных мешка для мусора с затяжками, куда мы сложили вещи. Мешки я сложил на корме. Самый маленький был мой: две пары шорт, две футболки, трое трусов, плавки, вот и все. У меня даже не было футболки с длинным рукавом, и Вита поделилась со мной своей.

Пока мы возились с вещами, погода испортилась. Я быстро закрепил стенки шатра, как оказалось, вовремя, потому что тут же застучал дождь, который вскоре превратился в ливень.

Мы начали готовиться ко сну, когда к нам начали стучаться девчонки-байдарочницы.

— Девочки, можно у вас от дождя спрятаться. Пока мы закрепляли байдарку, ветром унесло наш тент, у нас есть запасной, но сейчас в темноте мы его не найдем, можно у вас заночевать.

— Заходите конечно.

Девчонки забрались к нам в шатер, с них лилось, все вещи промокли, кроме спальников, которые были в водонепроницаемых мешках.

— Хорошо что мы не успели спальники распаковать.

— Девочки, вы не против, если мы тоже голенькими будем, а то у нас даже трусики мокрые.

— Ну вы даете, как будто мы одетые, — Настя ухмыльнулась.

Девчонки разделись догола, и начали вытираться. Я все это время возился с застежкой Витиного спальника. Спальник закрывал и мой писюн и мою грудь, так что девочки даже не подозревали что я мальчик. Я понял почему ухмылялась Настя, она предвкушала представление.

Наконец застежка поддалась. Я встал, и протянул Вите спальник.

— Все, исправил.

— Ой!!!

Одна из девочек присела, плотно сжав ноги и прижала коленки к груди, вторая инстинктивно перекрестила ноги, ладошкой прикрыв писю, а второй рукой прикрыла грудь.

— У вас парень, почему вы не сказали.

— Да мы думали вы знаете, он и не прятался.

— Ага не прятался, я узнала, это он в купальнике женском был. Он что голубой?

— Да нет, мы просто прикалывались.

— Девочки дайте что нибудь одеть.

— Не получится. Мы решили продолжать путешествие голышом и всю одежду запаковали. И, потом, он ведь уже увидел все что можно, и он тоже голый.

Выбора не было, девочки смирились, но все равно пока не забрались в спальники, старались не поворачиваться ко мне передом, я видел их смущение, и сразу отводил взгляд, чтобы не смущать их еще больше.

Утро было солнечным, но жары не было. Я вышел на улицу. Из-за ветра на реке была сильная волна. Думаю сегодня мы постоим здесь.

Я приготовил кофе и сидел наслаждаясь тишиной. Я думал о вчерашнем дне, как девчонки подло фотографировали меня, я решил отомстить. Я с самого начала планировал снимать наше путешествие, и даже подготовил видеорегистратор планшет, и т. д., но потом передумал. А после вчерашнего я решил все восстановить. Конечно, в конце путешествия я расскажу девочкам об этом, но пока все запущу втихаря, так интереснее. Я закрепил видеорегистратор на мачте, направив его на носовую часть.

Выглянула наша гостья, не решаясь выйти на палубу голышом. Чтобы разрядить обстановку я промолвил.

— Кофе готов, если с молоком, только сгущенка.

— Да, — как то рассеянно проговорила девушка, — я это, сейчас.

— На корме биотуалет.

— Спасибо.

— Пей кофе, — проговорил я когда она вернулась, не давая ей времени на размышления, — меня кстати зовут Витя.

— Я Маша, а подруга Даша.

Маша, подошла, как бы случайно прикрывая лобок рукой, взяла кофе и уселась на диван, сразу же скрестив ноги, и все равно левая рука постоянно прикрывала промежность.

Их байдарка была полностью заполнена водой и не тонула только благодаря герметичным пустотам.

Мы с Машей спустились на берег и занялись байдаркой. Вытащить, перевернуть, слить воду, занимаясь этой работой и одновременно прикрываться от посторонних взглядов невозможно, поэтому вскоре Маша увлеченно работала не обращая внимания на собственную наготу.

Я натянул веревки, Маша притащила вещи и начала развешивать их для просушки. Очень быстро она сообразила, что наклоняясь, она очень откровенно демонстрирует себя, но, глянув на меня, только усмехнулась и продолжила свои занятия. Я тем временем нашел «унесенный ветром» тент и установил его на берегу.

Даша вышла на палубу с девчонками, она стеснялась еще больше Маши.

Наши соседи тоже возились с завтраком никуда не торопясь. Мужчина был в каких-то трикотажных шортах, наверно от пижамы, а его жена в трусиках и майке. По всей видимости они тоже собирались переждать этот день здесь. Детишки сидели голенькие с кружками на бревне.

Есть такая категория родителей, которые считают, что их дети должны загорать и купаться голышом. При чем они сами определяют до какого возраста им ходить голыми. Вот как наши соседи, детям по 13 лет, они жутко стесняются, но не решаются пойти против воли родителей.

К обеду ветер стих, но солнце затянуло облаками. Маша и Даша собрали вещи и ушли к себе. Мы предавались безделью. К вечеру стало прохладней, Вита надела розовую трикотажную футболку с длинным рукавом, которая прикрывала ее попу едва на половину. Видя, что я тоже замерзаю, она притащила мне х/б рубашку. Я оделся, рубашка только-только прикрывала мой пупок. Я вдруг понял гораздо стыднее ходить в футболке без трусов, чем совершенно голым. Но мне стало теплее, и я не стал возражать.

Глядя на нас, соседи тоже одели ребят в какое-то подобие тонких свитеров, оставив их бегать голопопыми.

Мы все маялись от безделья, Настя днем хорошенько выспалась и вечером у нее наступил пик активности. Она выбрала меня своим объектом внимания и начала приставать. Надо сказать, что Оля с Настей были в нашем маленьком обществе доминантами, нам с Витой оставалось подчиняться.

Настя то и дело шлепала меня по попе, в конце концов она вдруг схватила меня и усадила к себе на колени. Одной рукой она теребила мои соски, вторая опустилась вниз и начала играть с моим писюном. Она не дрочила мне, она то прижимала его к моему тел, то начинала нежно поглаживать его пальчиками. Нельзя сказать что это мне не нравилось, но было в этом что-то неправильное. Как будто мы поменялись ролями. Она играла со мной, как мужчина играет со своей девушкой.

Глядя на нас, Оля начала такую же игру с Витой. Я начал возбуждаться, и Настя вдруг прекратила свою игру с моим писюном, взамен начала щекотать за ушами и теребить соски. Оля же наоборот усиленно стимулировала Виту, она практически трахала ее пальцами. Вита тяжело дышала и казалось вот-вот кончит, но Оля вдруг замедлила свои движения, и наконец полностью прекратила. Ее пальцы покинули влагалище (какое жуткое слово) и оказались у Вики во рту.

Я поймал себя на мысли, что мне тоже хочется попробовать. В это время Настины руки опять опустились вниз. рассказы эротические Начались поглаживания моего дружка, и вдруг я почувствовал ее палец у себя в попе. Я дернулся.

— Не бойся, глупышка, это не страшно, — прошептала Настя на ушко мне, и тихонько укусила мочку.

Я расслабился. Настя тихонько поглаживала мой писюн, все внимание уделив моей попе. Я почувствовал как к одному пальчику добавился второй. Настя потихоньку начала трахать меня в попу. Моя пиписька начала подниматься, Настя активнее поглаживала ее. И вот мой писюн торчал в полной боевой готовности. Оля приподняла Виту с колен, подвела ко мне и... усадила ее писей на мой писюн. Наши губы слились в поцелуе, Вита начала движения бедрами, я начал подмахивать ей не без помощи Насти которая продолжила массировать мою попу.

— Оххххх... Аййййййййй

Это два наших стона слились в один, кончили мы вместе.

Почти не дав нам отдышаться, Настя проговорила.

— А теперь девочки, поработайте язычками.

Мы сменили партнеров, Вита была с Настей, а я с Олей.

Уже отдышавшись после оргазма, Оля проговорила:

— А у тебя язычком получается гораздо лучше, нежели писюнчиком.

Я покраснел.

Мы улеглись спать уже не опуская шторку между импровизированными помещениями, зачем, что еще более сокровенное мы могли спрятать друг от друга.

Утро принесло прекрасную погоду и весь наш лагерь потихоньку начал движение.

Я стоял у штурвала гордо-голый, девчонки загорали на носу. Нас совершенно не беспокоил наш голый вид. И мне не хватало только корабельного гудка. Я размышлял, ведь путешествие принесло совсем не то, чего я от него ожидал. Самое главное событие — я уже не девственник. Но у меня было какое-то двойственное ощущение, вроде не я мужчина. С первого взгляда, я мужчина со своим гаремом, а на самом деле? На самом деле хозяин гарема наверно Настя. Ладно, я отбросил глупые мысли, какая разница. Интересно, что я совершенно ничего не знал о своих попутчицах. Ничего впереди еще пара дней путешествия.

За излучиной реки я увидел шикарный песчаный пляж. Время было около двух, и я не долго думая направил свое судно прямо к пляжу.

На берегу уже сушилось несколько байдарок. Народ ставил палатки, готовил обед.

Я причалил, Настя взяла в руки конец и направилась на берег закрепить. Настя произвела фурор, ведь не каждый день увидишь голую «Венеру» вышедшую с волн. Парни старательно отводили взгляды, а девчонки старались оказаться между нами и своими парнями. Все это вызывало у нас усмешки. Даже я понимал, что единственное что могло отвлечь мужскую часть от нас, это нагота их спутниц. Но никто их них так и не решился раздеться. Сегодня и мы перебрались на берег. То ли захотелось твердой земли, то ли девчонки решили подразнить парней на берегу. Мы не долго наслаждались всеобщим вниманием, вскоре ниже нас причалила шумная компания из двух девушек и двух парней. Первое что они сделали, вытащив лодку, — разделись до гола, и дальше голышом занимались своими делами. Вскоре появилась семья с двумя девочками, которые тоже никого не стесняясь разделись сами и раздели девочек. Вскоре наш берег напоминал шумный нудистский пляж.

Я подошел к байдарочникам, разузнать маршрут. Оказалось что мои расчеты не верны, и нам остался только день пути, а я только начал входить во вкус.

В расстроенных чувствах я вернулся назад.

— Что случилось? — мое состояние не скрылось от глаз Насти.

— Обидно, столько готовился, а отдых завтра заканчивается. Еще день разобрать, запаковать, отправить. Ночь в поезде и я дома.

— Не страшно, я с девочками собиралась недельку провести на юге на море, можем взять тебя с собой, да девчонки?

— Конечно.

Этой ночью мы не устраивали шумных оргий, слишком много вокруг посторонних.

Следующий день начался с неприятности. Я не нашел мешок со своей одеждой. Мы перевернули все, мешок как в воду канул. Даже я улыбнулся сквозь слезы этому каламбуру. Скорее всего мешок «канул в воду» в прямом смысле этого слова.

— Витюша, не расстраивайся, мы тебе чего нибудь подберем, вон ты с Витой одного размера.

Я знал Витины пристрастия в одежде, но все таки в тайне надеялся что у нее найдется хотя бы пара джинс.

Напрасные надежды.

Девочки перебирали вещи, стараясь подобрать что нибудь унисексовое.

Юбки, сарафаны, топики, о шорты. Вспыхнувшая надежда принесла разочарование. С шортами была проблема — они были очень короткими. Перемычка между штанинами была настолько узкой, что даже мое небольшое хозяйство норовило выпасть в самый неподходящий момент. Я был в отчаяньи, Настины и Олины вещи были для меня просто громадными. Но тут Вита что-то вспомнила, она порылась в куче вещей и достала то что я раньше принял за платье и отложил в сторону. Это был комбинезон, летний х/б комбинезон с шортами цвета хаки,. Верх комбинезона напоминал рубашку с коротким рукавом с накладными карманами на груди, которая перетекала в короткие штаны с такими же накладными карманами. Это была несомненно женская вещь, шорты были коротковаты как на мужской взгляд, рубашка застегивалась на левую сторону, но все же это был самый приемлемый вариант. Под комбинезон меня заставили одеть Витины трусики.

— Девчонки, может не надо трусики.

— Как это ты собрался без нижнего белья ходить. Будешь упрямиться, еще и лифчик оденешь.

Зато с плотом все получилось как нельзя лучше. На меня вышли ребята с турагенства и предложили выкупить, я тут же согласился и мы на следующий день укатили домой.

Поезд приходил ранним утром, и мне удалось незамеченным пробраться в квартиру. Я выспался, выстирал Витины вещи. и занялся обработкой видео, снятого на плоту.

Коля и Вася не отвечали на мои звонки, и я занялся обработкой видео, снятого на плоту, когда в дверь позвонили.

Наверно кто-то из друзей, я не стал одеваться, и как был в полотенце. В двери стояла Вита.

— Привет, — Вита не дожидаясь приглашения вошла.

— Будешь, кофе?

— Пожалуй.

У меня квартира-студия, даже ванна открыта, я не мог переодеться, так и продолжил ходить в полотенце.

— Ты что же, все время нас снимал?

Я с ужасом понял что забыл закрыть ноубук.

— Я хотел фильм сделать, только для нас четверых.

— Ладно поверю, я по другому поводу. Во-первых ты едешь с нами?

— Да, конечно.

— Тогда слушай. Твои друзья жутко обижены и на нас и на тебя.

— А я то думаю, почему они на звонки не отвечают.

— Не перебивай, у нас мало времени. Короче они на тебя тоже обиделись, я думаю тебе не стоит с ними встречаться. Напиши, что не дозвонился и что уехал опять куда нибудь, подальше, я не знаю на Камчатку, на Селигер, куда-нибудь. Дальше, ты сейчас собираешься на море и мы уезжаем с тобой ко мне. У меня ты переодеваешься в женскую одежду и завтра мы, четыре девушки уезжаем на юг. Мы думаем они будут следить. Почему-то во всем Вася винит именно тебя, а Коля ему подпевает.

— Вот блин.

— Да ладно, не расстраивайся. Надо переждать, они успокоятся.

— Да я не из-за этого, нет из-за этого тоже. Я больше расстраиваюсь что опять в девушку переодеваться надо.

— Да ладно тебе, это же прикольно. Давай, поехали.

Я отравил Васе е-mаil, по-быстрому собрался и укатил с Витой на такси к ней домой.

Позвонила Настя. Она долго, с массой подробностей пересказала свой разговор с Васей. Вася зол, Вите здесь оставаться нельзя, со временем Вася остынет. Но и просто выехать с девчонками не удатстся, они будут следить.

Вита, долго не думая, ляпнула.

— Надо его замаскировать.

— Как вы меня замаскируете, в багажник что-ли спрячете?

— Никто тебя вообще прятать не будет, мы тебя девчонкой переоденем.

— А что, сработает, — включилась Настя.

— Вы что, девчонки, вы что же думаете что они дураки.

— Они не дураки, прсто мы умнее, Вита сама справишся?

• Без проблем, начну с волос.

• Ладно отключаюсь, мешать не буду.

• Что значит начнем с волос.

• Не бойся, больно не будет.

• Доверься мне. Сначала в душ.

Я хотел было побрить тело, но Вита остановила меня. Она достала какой-то крем и покрыла им мое тело. Минут черезь десять, когда все тело начало невыносимо зудеть, она тщательно сняла крем пластмассовым шпателем и тправила в душ. После было какое-то масло.

— Я думала будет хуже, получилось супер, такой коже многие девчонки позавидуют. Давай продолжим.

Меня усадили на кресло и Вита занялась волосами. Появились тюбики, мисочки, кисточки, губки. Все продолжалось долго, я еле-еле высидел процедуру, все наконец в руках у Виты фен и еще щипцы, не так быстро как хотелось. Мне жутко хотелось посмотреть результат, но:

— Рано, — только и сказала Вита, — теперь посиди будет немного больно.

В ее руках появился пинцет. Мне выщипывали брови. Потом крем для лица, по ощущениям я понял что он для удаления волос. Наконец мне разрешили глянуть в зеркало.

На меня смотрела какая-то блондинка с тонкими бровями и волнистыми волосами. Но все таки в ней я узнал себя.

— Вита ты думаешь не узнают?

— Макияж, сережки, одежда, главное сделать так, чтобы на лицо обращали поменьше внимания, пошли спать, завтра рано вставать, ложись в спальне, а я еще немного повожусь.

Витино немного затянулось почти на час, я все это время не спал. Она забралась ко мне под постынь, прижалась голеньким телом, но моя робкая попытка заняться сексом была пресечена на корню.

Проснулся я от того что Вита гремела посудой на кухне. После кофе наступил второй раунд.

— Так, немного тональника, не моргай, теперь брови, помада. Блин, вчера забыла. Руки ноги сюда. Маникюр некогда делать, просто покрасим.

Я с ужасом смотрел на свои красные ногти на руках и ногах.

Макияж изменил меня, из зеркала на меня смотрела симпатичная блондинка, конечно мои черты угадывались в ее лице но все таки это было лицо девушки.

— Теперь дальше, нам надо чтобы они смотрели, например на попу а не лицо. Давай начнем с трусиков.

На кровати уже лежали трусики-стринги, чем то похожие на корректирующее белье для женщин.

— Виточка, а может ну его на фиг. Останусь дома, — я с ужасом смотрел трусики и бюстгалтер.

— Не глупи, у нас нет времени на споры.

Сначала трусики, мне показалось что они на два размера меньше чем мне надо, но свое дело они сделали, мой лобок стал практически плоским. Дальше шорты, которые я тоже одел с трудом. Увидев себя в зеркале я офигел. С одной стороны эти шорты каким-то образом удлинили мои ноги, у меня появилась попа, но я бы не назвал эту одежду шортами, это скорее были трусы из джинсовой ткани.

— Вита, как я выйду на улицу, как вы ходите в этом?

— Ну скажем, мы подобное одеваем крайне редко, и сегодня именно такой случай. Согласись что пацаны будут пялиться на твою попу а не на лицо.

— Наверно.

Дальше последовал... бюстгалтер.

— Может не надо.

— В другой ситуации может и не нужно бы было, очень много девушек с маленькой грудью, но мы не должны дать пацанам ни малейшего повода к сомнению. В чашки лифчика Вита вложила плечики с какой-то кофточки. Потом я одел просторную кофточку на тонких бретельках, которые совсем не скрывали лямки лифчика. Но главным достоинством кофточки были рюши, под которыми угадывалась грудь 1—2 размера, но которые полностью скрывали форму груди.

Вита критически оглядела меня, порылась в ящике и одела мне на уши магнитные клипсы в виде больших обручей.

Да она была волшебницей.

Витины сборы заняли намного меньше времени, но все равно успели еле — еле. Когда снизу посигналили, она красила губы.

— Где мои кроссовки.

— Ты что сдурела, вон белые сникерсы одевай, там носочки внутри.

Носочки были с кружевами которые забавно выглядывали с кедов. Я хотел было спросить о своих вещах, но в суете все забылось.

— Девочки это Викуля, моя... подруга, — и Вита чмокнула меня в губки.

— Давай знакомиться, я Настя а это Оля, — и Настя указала на Олю, которая стояла возле роскошной белой Tоyоtа Sеquоiа.

Тащите вещи в багажник, она нажала кнопку на пульте и багажник открылся. Вещей было много но багажник был еще больше, я впервые видел Tоyоtа Sеquоiа изнутри.

На другой стороне улицы возле своей машины стоял Вася с Колей. Вита была права, они бувально поедали мою попу своими глазами.

— Мальчики, пока, мы уехпали.

Настя уселась за руль, мы с Витой разместились на заднем сидении и... мальчики остались стоять с открытыми ртами возле подъезда.

— Олька, ты видела, как эти недоумки на нашу Викулю смотрели, Витка ты волшебница. Писька, жопа, сиськи все на месте. Даже я офигела поначалу.

— Ты должна остановиться, я не выдержу, я должна все увидеть в спокойной обстановке. А то там я только на пацанов смотрела, как у них письки встают на Витю.

С каждым их словом я краснел все больше, пока Вита не вмешалась.

— Девочки, прекращайте, посмотрите на Вику, бедная девочка вся красная сидит.

От этих слов я еще больше смутился.

— Витя, да не воспринимай ты все так серьезно, — Настя остановилась на обочине, — мы обдурили парней. Выходи фотографироваться.

— Может не надо.

— Надо, надо, фотки положим вместе с твоим фильмом когда закончишь. — рассмеялась Оля.

Мы выбрались на улицу, девчонки не переставали восхищаться моим внешним видом, наделали кучу фотографий заставляя меня принимать самые сексуальные позы, и если бы не дальняя дорога, угомонить их было бы невозможно.

Где-то в обед мы остановились в придорожном ресторанчике пообедать. Пока заказ готовился, я направился в туалет.

— Девушка, вы не ошиблись, — кто-то прикоснулся к моему плечу.

— Ой.

Понимание пришло мгновенно, я у двери в мужской туалет, рядом молодой парень. Жутко покраснев, я направился дальше по коридору в «свой» туалет. Мне уже пришлось путешествовать в женской одежде, но то была поездка поездом, а там нет разделения на женский и мужской. Слава богу, туалет был пуст, я зашел в кабинку. Сначала я хотел было пописять как всегда, стоя, но вовремя сообразил, что мои ноги видно сквозь пустое пространство у пола, пришлось сесть на унитаз.

Я мыл руки, когда в туалет забежала девушка. Небрежно кинув «привет», поставила сумку на край умывальника, скинула футболку, достала с сумки другую, и переоделась, совершенно не обращая внимания на меня. Я пулей вылетел с туалета.

— Что случилось?

— Представляете, мою руки, заходит девушка и начинает переодеваться.

— Туалет женский?

— Ну да,... Да я понял.

Оля сменила за рулем Настю, а мы с Витой как смогли поуютнее умоститься на заднем сидении. Проснулся я когда мы добрались до места. Машина осталась на стоянке, а нам пришлось пройти еще метров 100—150 по тропе, В свете фонариков выбрали место и поставили палатку, палатка здоровенная, две комнаты с тамбуром, сил не осталось ни на что.

— Все, остальное утром.

Солнце светило вовсю, спальник рядом был пуст. Странно не помню кто спал рядом, кажется Настя. Я спал голышом, утягивающие трусики с большим удовольствием вчера снял, но теперь возникла другая проблема. Все мои вещи в багажнике машины, не могу же я голым идти за вещами, да и Насти не видно, а женскую одежду одевать не хочется, как потом объяснять.

Я потихоньку вылез в тамбур, соседняя комната тоже была пустой, я выглянул на улицу, по пляжу в направлении палатки шла по все видимости Оля, на ходу вытираясь полотенцем. Что-то в ней мне казалось неправильным, но я никак не мог понять что.

— Ну что, соня, наконец проснулась, выходи, кофе готов.

— Я это... не могу... я голый.

— Ну и что, мы на пляже, — раздался смех Насти и Вики.

Стоп. Я понял, что необычного было в Оле, она была голой, полотенце частично прикрывало ее и я не сразу разобрался. Я осторожно выглянул — возле палатки в раскладных стульях сидели голенькие Настя с Викой, рядом стояли наши сумки и всякий лагерный инвентарь.

— Давай выходи, ты что, стесняешся, — снова смех.

Все утро ушло на обустройство лагеря. Меня опять начала мучить мысль, кем работают мои подружки. Если я при строительстве своего плота старался приспособить много вещей для других целей, многие устройства делал своими руками для экономии, то Настя казалось просто заказала все по каталогу. Все было новое и практически одной фирмы. Столик, стулья газовая горелка, палатка, надувные матрасы, все было отличного качества.

Мы благодаря недельному нудизму, выглядели опытными нудистами, ни одной белой полоски. Было просто здорово вообще не носить никакой одежды. Рядом расположилась семья с двумя детьми, мальчик постарше и девочка, казалось детишки вообще не знают что такое одежда, настолько естественно они себя вели.

Несколько дней мы наслаждались отдыхом, пока не наступили выходные. Утром в субботу повалил народ. Мы как раз собирались в этот день поехать в соседний город.

— Ну что народ, поедем? — это Настя.

— Я думаю не стоит сегодня ехать, — ответил я.

— Почему?

— Мне кажется, стоянка забита, выехать не проблема, проблема будет запарковаться.

— Витюша сходи разведай ситуацию.

— Счас, только одену что нибудь.

— Да ладно тебе, пока оденешся-разденешся, быстренько смотайся так, посмотри.

Возразить на такую простоту было нечем, и я, как был голышом, двинулся на стоянку. Это был новый опыт, одно дело ходить голышом на пляже в окружении таких же голых людей, и совершенно другие ощущения быть голым среди одетых. Хорошо еще что встречные не очень то и обращали внимания на мою наготу, все таки знали куда идут, но все равно мне было как-то не по себе.

Как я и предполагал, стоянка стремительно заполнялась, машины стояли уже вдоль дороги за пределами стоянки. Тут даже выехать было проблематично.

Я направился назад, на одно из пустующих мест запарковалась машина. Задние двери открылись и оттуда выскочили мальчик и девочка лет 8—9, абсолютно голые. Я заинтересовался, интересно они сели голышом в машину или уже по пути разделись. Я остановился в ожидании дальнейшего развития. Вслед за детишками из машины вышли две девушки, очевидно мамы. Они подошли к багажнику, вытащили оттуда две пляжные сумки, сложенный зонтик, разделись, и голышом двинулись к пляжу.

Вернувшись к палатке, я начал с интересом наблюдать за пляжниками. Как оказалось это было увлекательное занятие, вскоре ко мне присоединилась Настя. Мы даже начали угадывать разденутся или нет, пляж был смешанным и не все отдыхали голышом.

Две мамочки с детишками были не единственными, кто разделся еще на стоянке. Перед нами прошла пара, парень в шортах, девушка в футболке.

— У них наверно один костюм на двоих, — пошутила Настя.

Неподалеку от нас расположилась пожилая пара, мы с Настей внимательно смотрели за ними — разденутся или нет. Разделись, и сразу привлекли внимание всего пляжа. Они были очень загорелыми, но белые следы купальника говорили что сегодняшний опыт — первый.

— Нудизму все возрасты покорны, — скаламбурила Настя.

Настя вообще никому не давала спуску, язык у нее подвешен.

Подошли две девушки в коротеньких сарафанах. Мне показалось, что они без трусиков.

— Настя, мне кажется, или они действительно не носят белье.

— Нет, тебе показалось, они просто в стрингах.

Девушки растелили подстилку и скинули сарафаны, под ними ничего не было.

— Ты смотри, оказался прав, никогда не носила юбку без трусов, надо попробовать.

Пришла мама с сыном. Мама разделась, оказавшись tорlеss, а пацан все не снимал шорты.

У них состоялся разговор, мы не слышали, но было понятно что мама просит его снять шорты, а он сопротивляется. Я понимал мальчишку, на вид ему было лет 10—11 и он не очень хотел ходить голеньким. Разговор закончился тем, что мама одним ловким движением сдернула его шорты и он оказался голышом. Видно было как он жутко стесняется. Когда подошла семья папа мама и дочка, его ровестница, он жутко покраснел и начал что-то шептать маме на ухо. Мама грозно взглянула на него. Мальчик замолчал, но видно было, что ему хочется стать невидимым, наверняка девочка была его одноклассницей. Дальше события развивались интересно, девочка разделась, и голышом подошла к мальчику. Он был удивлен внешним видом подружки, но безропотно поднялся и они ушли купаться.

Рядом расположились бабушка с дедушкой и тремя внучками. Две близняшки лет по шесть и старшая девочка 12 лет. Бабушка с дедушкой сразу разделись, а внучки остались в купальниках, так и ушли купаться, а после купания они поснимали купальники закутавшись в полотенца. В результате через некоторое время, согревшись, девчонки сбросили полотенца, оставшись голышом.

Самым интересным было появление очень колоритной пары. Она изрядно потрепанная женщина неопределенного взраста, которой хотелось казаться моложе, но молодежная одежда на ней выглядела немного странно.

— Выглядит как хозяйка борделя, — прошептал я.

— Ты часто по борделям ходишь?

— Нет, покраснел я.

Она не спеша постелила подстилку, установила зонтик, медленно разделась, демонстративно наклоняясь, выставляя попу напоказ. Ей казалось что весь пляж наблюдает за ней. Она осталась в купальнике канареечного цвета плавки-стринги и лифчик. Ее фигура когда-то действительно была роскошной, но сейчас она потяжелела, кожа на попе и бедрах была с признаками целюлита, но надо сказать она следила за собой. Она оглядела пляж и решительно сняла верх купальника, оставшись в одних стрингах.

Все это время ее спутник стоял рядом, даже не пытаясь помочь.

— Как думаешь это ее сын? — я тихонько спросил, Настю.

— Не а, любовник.

— Да ладно.

— Вот увидишь, как она будет им командовать. У нее деньги. Это как «папик» который возит за собой молоденькую девочку. Это такая же девочка. Смотри.

Парень носил достаточно непривычную для парня одежду. Сначала я думал, что это брюки и рубашка, но когда парень начал раздеваться — оказалось комбинезон. Я впервые видел комбинезон на парне. Х/б комбинезон синего цвета с большими белыми розами.

— Надел бы такой?

— Не знаю, а разве это не женский?

— Сейчас мировая тенденция это агендерная одежда, уже даже магазины есть где нет разделения на М и Ж, а детская одежда уже давно бесполая.

— Не знаю, как-то не интересовался.

В это время парень снял свой комбинезон, оставшись в плавках стрингах. Это было довольно необычно, сейчас на пляже проблематично увидеть мужчину в обыкновенных плавках, их вытеснили шорты, а тут стринги. Видно что он чувствовал себя немного неловко. Он улегся на живот загорать и рука ее женщины тут же оказалось на его попе.

Они расположились довольно близко от нас, так что их разговоры были слышны и нам.

— Котик, пошли искупаемся. — это «девушка».

— Зайка, иди купайся, я тут позагораю.

— Не глупи, пошли вместе.

Второй раз ей не пришлось повторять, «котик» повернулся собираясь встать, и тут «зайку» осенило.

— Котик, сними трусики, искупайся голеньким.

— Зайка, я не могу, как это, голым перед всеми.

— Ничего, здесь много голых.

— Ну зайка, пожалуйста.

— не заставляй меня повторять два раза.

Настя была права, женщина была женским аналогом «папика». «Котик» безропотно снял и без того крошечную одежку. В паху у него было все гладенько, очевидно это не результат бритья, он явно посещает салон депиляции. Кроме того на пенис у него было одето красивое серебряное колечко.

Ничуть не задумываясь о чувствах своего спутника, «зайка» положила ладошку на его попу и повела купаться, да и после купания, она сама вытерла его полотенцем, особенно тщательно вытирая попу и письку. До самого конца, она не давала парню покоя. Она несколько раз посылала его в машину, за всякими мелочами, несколько раз он подходил к нам за зажигалкой, Она постоянно говорила ему

— Перевернись на спинку, пусть животик и пися загорают, перевернись на животик пусть попочка загорает.

Она не разрешала ему сдвигать ноги. Сначала я думал, что она издевается над ним, но в какой-то момент я понял, что она хвастается своим мальчиком, как дорогой игрушкой, которой он по сути и являлся.

После обеда в воскресенье начался массовый исход. На стоянке творился дурдом, но зато к заходу солнца все стало как раньше. Но если до выходных мне казалось что пляж забит, то теперь он казался практически пустынным.

В понедельник утром мы начали собираться в город. Мой минимализм и моя рассеянность меня опять подвела. Я думал что шорты, мои шорты, мужские, и одной рубашки мне будет достаточно, так оно и было бы, но. Разбирая сумку с вещами, я вдруг понял, что все это а также и кроссовки мои, все осталось у Виты в квартире. Я одел свои самые приличные (на мой взгляд) купальные шорты и какую-то майку. Вол

— Витя, это что? Ты собираешься в этом в город?

— Настя, понимаешь, вся моя одежда осталась у Виты в квартире, мы утром в спешке уходили, я совсем не подумал.

— Надо было раньше встать, мы почему-то подумали. Но это не годится. Девчонки, надо одеть Витю.

— Да ладно, я лучше останусь.

— Нет не лучше, мы сейчас тебе что-то подберем.

— Ну ладно, только не те шорты в которых я приехал

— Ок.

Мне «подобрали» шорты из какой-то тонкой ткани типа шелка, розовые в цветочек и простую беленькую футболку с коротким рукавом. Хорошо что лифчик одевать не пришлось, но трусы пришлось поменять на женские трусики, мои боксеры выглядывали из-под шорт. Футболка была короткой и все время открывала пупок. Волосы убрали в высокий хвост. В общем теперь я выглядел как молоденькая девушка с плоской грудью, что в принципе не редкость. На ноги мне дали Настины шлепки, которые и довершили картину. Вита достала губную помаду с явным намерением накрасить мне губы.

— Нет. Только не это. Вы бы еще мне ногти накрасили.

Только сейчас я сообразил, что ногти у меня действительно накрашены, и не только на руках но и на ногах. Только сейчас я понял те заинтересованные взгляды которые на меня бросали отдыхающие время от времени, так что я покорно подставил губы для помады.

Возле машины, я опять сел на измену.

— Девочки, давайте я останусь, я боюсь. А вдруг все поймут что я парень.

— Викуля, не бойся, ты прекрасно выглядишь, и мы рядом, и в обиду тебя не дадим.

Городок был небольшим, но все в нем заточено под туристов. Кафешки, магазинчики. Мы вкусно покушали в небольшом ресторанчике. Девочки действительно не оставляли меня без внимания, они постоянно говорили со мной и вскоре я забылся и стал вести себя естественно, насколько естественно может вести себя парень в женской одежде.

— Викуля, тебе классно было с сережками, ты никогда не хотела проколоть уши.

Девочки на улице обращались ко мне в женском роде, но я не мог себя заставить говорить о себе тоже в женском роде, я тщательно выстраивал предложения избегая рода.

— Когда-то в школе мне хотелось проколоть. Мама была против, время прошло и сейчас никак не решусь.

— Давай сейчас проколем. — и Настя показала на салон «рiесing &аmр;аmр; Tаtоо».

— Не знаю, я это...

— Не бойся, это не больно, мы все через это прошли.

— Да я и не боюсь.

— Вот и отлично. Девчонки пошли Вике уши проколем.

В салоне было пусто, в уголке сидела девушка вся в тату и пирсинге.

— Здравствуйте.

— Добрый день.

— На бы девочке уши проколоть.

— Пять минут и готово, Девчонки, а не хотите сережку в пупок, только сегодня получила знаки зодиака. Вас четверо плюс уши, получится скидка 50%.

— Не знаю, мы тут отдыхаем, не страшно купаться пока не зажило.

— Наоборот хорошо, морская вода все заживляет, решайтесь.

Мне никто даже слова не дал сказать и вскоре кроме сережек в ушах в пупке у меня красовалась сережка с рыбами. За мной у Виты появилась сережка с весами и дева у Оли. Наступила очередь Насти. Она единственная из нас была в сарафане, она подошла к креслу и подняла сарафан...

— Настька, ты что ж — без трусов?, это Оля.

— А ты что трусы увидела. На днях на пляже, девчонка пришла в одном сарафане. Я решила попробовать.

— Ну и как?

— Ощущения супер, сама как-нибудь попробуй.

Вскоре и Настя стала обладательницей сережки в пупке, она была скорпионом.

Прогулка удалась, мы вернулись довольные и усталые уже в темноте.

Последствия своего поступка я почувствовал уже на следующий день, когда меня сопровождали удивленные взгляды. Достаточно скоро я сообразил что это пирсинг пупка, довольно необычно для мужчины.

— Настя, я наверно сниму этих рыбок.

— Почему?

— Все на меня как-то странно смотрят, у мужчин не принято делать пирсинг пупка.

— Плюнь на них, пусть смотрят. Во-первых, что значит «не принято», кем не принято. Будешь первым, и во-вторых они тебя не знают т через месяц забудут. Не глупи. Нам с девочками нравится.

Мы отдыхали еще неделю и перед следующими выходными укатили домой. Меня девчонки нарядили в один из Витиных комбинезончиков с короткими штанишками и ее же трусики. Мне не нравилось, что я хожу в женской одежде, это неправильно, но я не чувствовал себя некомфортно, мне даже нравился комбинезон, и это тоже было неправильно.

Домой мы вернулись в темноте, меня высадили возле моего дома, и я пробрался к себе не замеченным соседями.

Все выходные я убирался в квартире, стирал белье. Никуда не выходил никому не звонил. Все дела с понедельника.

В понедельник меня ждал сюрприз. Все мои заказчики вдруг отказались со мной работать. Я был в шоке, я ничего не понимал. Пока на одной из фирм, после разговора с секретарем, она перезвонила мне с незнакомого номера и рассказала, что к ним приходил Вася, и после этого она получила команду с директором не соединять и в заказах отказывать. Вскоре и в других местах я выяснил что Вася поработал против меня.

Я был в панике, я не знал что делать. Я напился. Первый раз в жизни.

Часть ІІ. Исполнительный помощник.

Я проснулся от телефонного звонка. Во рту словно кошки...

Звонила Настя.

— Я все знаю. Собирайся и приезжай ко мне на работу.

Я плохо соображал, поэтому не стал возражать, но, откуда Настя знает, и что было вчера?

После кофе немного полегчало, и память понемногу возвращалась. Кажется я вчера говорил с Витой. Наверно ей рассказал. Ну да ладно, Настя расскажет.

Большой офисный центр, фирма в которой работала Настя занимал целый этаж, своя проходная, где меня уже ожидали. Приемная, офигеть, Настя была директором рекламной фирмы. Фирма была на слуху. Они занимались продвижением на рынке разных брендов одежды, мужской и женской. Я когда-то что-то для них делал.

— Садись и молчи. Я все знаю. Вася оказался редкой сволочью. Мы его забыли и вычеркнули из жизни. Ты, другое дело, ты нам нравишься. Я хочу тебе помочь. Я предлагаю тебе работу, назовем эту должность, скажем, исполнительный помощник.

— Это секретарь?

— Да Витя, это секретарь. Не спеши отказываться. В приемной ты видел Машеньку. Милая девочка. Умеет набрать текст, умеет готовить чай-кофе и все. Мне нужен помощник, который создаст презентацию, организует мой день, напишет письма, в общем помощник. Поработай. Не понравится — уйдешь, но это поможет тебе сейчас. Сидеть придется в приемной, рядом с Машей, но извини. Так что.

— Настя, спасибо.

— Это значит ты согласен?

— Да.

— Витя, мы остаемся друзьями, но на работе это не афишируется, на работе я Анастасия Сергеевна. Я думаю ты понимаешь.

— Да. Вот и отлично. Машенька зайди.

— Машенька, оформи этого мальчика. Он будет сидеть рядом с тобой, за свободным столом, подготовишь его, и помоги Вите оформиться. Все, Витя, завтра на работу.

Дожился, теперь я секретарша, выхода не было. Мне нужно где-то перекантоваться, пока я восстановлю свою репутацию. Ничего, посижу в секретаршах, займусь своими проектами, до которых раньше не доходили руки, не думаю что меня завалят делами, но сначала все организую по уму.

До конца недели Настя меня не трогала и я развил бурную деятельность. Теперь все было в «облаке», я избавился от бумажек. Планшет, смартфон, ноутбук. Любой документ, календарь, даже Машенька оценила.

В пятницу Настя взяла меня с собой на съемку рекламных роликов, оказывается в подвале центра была целая студия. Четыре девушки-модели рекламировали деловые костюмы.

— Девочки, познакомьтесь, мой новый помощник. Витя.

Здесь же были и владения Виты, оказывается она тоже работала у Насти.

— Вита, не просто стилист, она лучший стилист в мире, она художник.

Съемки закончились, но Настя не собиралась уходить.

— Виточка, надо одеть этого парня. Он говорит что это его лучшая одежда.

— Да это крутые джинсы.

— Джинсы может быть и крутые, но только не на тебе. Тебя нужно одеть. Вита у тебя ведь опять куча одежды рекламной скопилась, подберешь что-нибудь?

— Конечно, через час верну его тебе.

— Анастасия Сергеевна, — здесь присутствовали девочки-модели, — не надо?

— Надо, Витя, у нас рекламная фирма, рекламируем одежду, а ты? Ты первым встречаешь заказчиков, а одеваешься как, не хочу говорить кто. Бери пример с Машеньки.

Я перемерил кучу одежды. В результате Вита отобрала штук пять брюк, разных цветов и фасонов, и с десяток таких же разноцветных блузок, хотя Вита и назвала их рубашками.

— Вита, это ведь женские брюки и блузки. Я не могу это носить,

Я стоял в каких-то белых просторных брюках и такой-же белой блузке.

— Не глупи, на них что написано «женские» пошарься в инете. Сегодня тенденция к унификации одежды. В Европе уже открылись первые агендерные магазины. Там вообще нет разделения на Мэ и Жо. А ну постой, не шевелись. Девочки, что мне не нравится.

— Может обувь.

Мне притащили какие-то сандали на плоской подошве, я долго отказывался, не потому что они были женскими, сандалии как раз и были скорее унисекс. Я вдруг вспомнил что у меня накрашены ногти на ногах. Когда я снимал лак на руках, я совсем забыл о ногах, вспомнил только теперь.

— О, ты сохранил ногти. Очень классно. Девочки а теперь? Что теперь не так?

— Трусики, линия трусов, брюки ведь белые.

— Точно, Витя пошли со мной.

Она долго рылась в коробках.

— Витя извини, одень пока вот эти. А я потом решу твой вопрос.

Вита протянула мне белые трусики с кружевами.

— Не волнуйся никто не узнает.

Нагруженный пакетами, я поднялся в приемную.

— Витя, ты супер.

— Машенька, ты правда так думаешь? Мне кажется я похож на этого, на... ну ты поняла.

— На гомика типа? Не глупи, ты выглядишь очень стильно. Получим зарплату — сходим в ночной клуб, сам убедишься. Пригласишь меня?

— Конечно приглашу.

— Куда ты ее уже приглашаешь.

— Анастасия Сергеевна, он говорит что похож на гомика, а я говорю что нет, что надо пойти в клуб, он сам убедится.

— Ладно, ладно, не тараторь. Идея хорошая, надо будет только клубную одежду подобрать. Вот теперь я спокойна за приемную. Все работаем.

Работы действительно было много, я как раз просматривал е-mаil Насти, когда мне принесли пакет с принтом «Lingеriе». Я сразу понял что это обещанные трусики и попытался спрятать пакет. Но от Машеньки ничего спрятать нельзя было.

— Давай показывай что там. Это трусики? Ты носишь трусики? Боже какая прелесть. Я хочу посмотреть на тебя в трусиках. — Машенька тараторила, не давая вставить слово, казалось она и не нуждалась в ответах.

С каждым ее словом, я краснел все больше. Она увидела мое лицо, подбежала ко мне, поцеловала.

— Я тебя люблю, — прошептала на ухо.

Спасла меня Настя, вызвав по какому-то делу.

Машенька ушла в отпуск, и я по настоящему понял сколько работы у настоящего секретаря. Теперь я должен был совместить работу в офисе с постоянными поездками с Настей. Мне приходилось частенько задерживаться допоздна. А кроме работы еще был чай-кофе.

Настя вела себя, вроде бы между нами ничего не было. Я как-то попробовал вспомнить, но Настя мне ответила:

— Витюша, это было приключение, курортный роман, сейчас мы с тобой друзья, а на работе начальник-подчиненный. Не обижайся, ты не в моем вкусе.

У нас появился срочный заказ. Пришлось снимать ночью. Приехали девочки модели вдвоем, вскоре стало понятно что еще две не появятся. Одну Настя еще два дня назад отпустила, вторая заболела.

— Вита, что делать будем, давай с двумя попробуем.

— Не, Настя вдвоем не справимся, минимум три, и то тяжко будет, что вообще нет никого.

— Днем может быть и нашли бы, ночью ничего не выйдет

Вита посмотрела на меня.

— Настя а может?.

— Думаешь получится?

Я заподозрил неладное.

— Нет, я не согласен.

— Витюша, это нужно для фирмы.

Вита, не давая мне возразить, забрала к себе.

— Так раздевайся.

Я остался в одних трусиках. специально для bеstwеароn.ru Вита роясь в каком-то ящике, не оборачиваясь кинула:

— Трусики тоже.

Спорить было бесполезно. Я стоял голышом, опасливо косясь на входную дверь.

— Никто тебя не съест, вот одевай, это утягивающие трусики, надо спрятать твоего дружка.

Я с трудом натянул трусики телесного цвета, все мое небольшое хозяйство оказалось плотно прижато, так что лобок у меня был гладенький как у девочки. Дальше последовал бюстгалтер в чашки которого были вложены искусственные силиконовые груди.

— Ноги побриты, подмышки чистые, молодец.

Еще тогда на плоту мне понравилось отсутствие волос на теле и я начал регулярно брить ноги, лобок и подмышки.

Вита занялась моим лицом. Брови, ресницы, губы вскоре она закончила. Сначала Вита протянула мне платье, потом усмехнулась и протянула лосины и короткий топ.

— Давай попробуем.

Я натянул лосины и топ. Было очень непривычно с голым животом.

— Хорошо что сережку не снял, пойдем.

Я не сопротивлялся, это был не первый мой выход на публику в женском.

Настя ожидала чего-то в этом роде, поэтому не удивилась, а у девчонок моделей отвисли челюсти.

— Вот это да, на улице встретила бы — не узнала Вашего помощника Анастасия Сергеевна

— Думаю у нас получится, — даже наш фотограф высказался.

— Так девочки работаем.

Это была деловая коллекция, костюмы с юбками и брюками, платья, какие-то блузки, майки и т. д... Съемка длилась часа 3—4. Не могу сосчитать сколько мне пришлось переодеться. От высоких каблуков ноги отваливались.

Все. К моему удивлению девчонки скинули трусики и лифчики, и Яна глядя на меня вдруг говорит.

— Вика, раздевайся, пошли помоемся.

Девчонки были абсолютно без комплексов. Наверняка работы модели избавляла от комплексов очень быстро.

Мы помылись, девочки закутались в полотенца, и я по привычке обернул полотенце вокруг талии.

— Не так, девочки так не делают, — и Яна обернула мое полотенце по-женски, выше груди, — так лучше.

Так я и вышел в зал.

— Вита, можно мне мою одежду.

— О, ты я гляжу совсем освоилась, Настя, может переведем Вику в модели.

— Не смущай девочку, — рассмеялась та.

Я, красный как буряк, убежал в кабинет к Вике, где переодевался.

Такси развезло нас «девочек-моделей» по домам. Было раннее утро, я поздоровался с соседкой, которая как-то странно посмотрела на меня. Дома я посмотрел в зеркало и офигел. Понятно почему соседка так странно смотрела. Я до сих пор был накрашен.

Это не первый раз, когда соседи бросают на меня странные взгляды, наверно придется менять квартиру, если так и дальше пойдет.

Сегодня я уходил на работу поздно, когда у подъезда уже сидели пенсионерки. Они тоже провели меня внимательными взглядами. Дело в том, что язабыл постирать белье и одежду и чистыми у меня остались вещи которые я до этого не одевал.

Белая рубашка с коротким рукавом, она выглядела бы ничего, если бы не вытачки впереди и очень короткий рукав с манжетами.

Белые же брюки со стрелкой по всей длине. Классический покрой, месяц работы дал мне кое-какие знания, и все бы было ничего, если бы не полное отсутствие карманов и молния сбоку.

И наконец трусики. Все «нормальные», т. е однотонные и без кружев, трусики оказались грязными, я подобрал беленькие трусики с небольшими кружевами вокруг ног. Брюки были белыми и обтягивающими, но я надеялся что кружева будут незаметными. Я не собирался ехать общественным транспортом. Но бабки, по-моему, заметили. У них уникальные способности, они не могут прочитать газету, но кружева сквозь брюки точно разглядят.

— Ты сегодня выглядишь мило, — это Настя.

— Да, только это не приносит мне радости Анастасия Сергеевна, — пробурчал я.

— Так что случилось?

— Ночью соседка увидела меня в макияже, сегодня пенсионерки трусики кружевные рассмотрели, а уже и так весь дом сплетничает, надо срочно менять квартиру.

— Нет проблем, у нас есть гостевая квартира в трех кварталах отсюда, поживешь пока там, пока не найдешь свою.

Но это были еще не все сюрпризы на сегодня. Кто-то узнал меня на фотографиях со вчерашней фотосессии, и теперь вся фирма бегала ко мне, рассказывая как мило я выгляжу. Как я ненавидел это слово.

Ночь я ночевал на новом месте.

На следующий день на работу вышла Машенька. Вышла она не догуляв свой отпуск и была явно не в настроении. Конечно она старалась этого не показывать, но я то сидел с ней в одном кабинете, я то замечал все.

На мои вопросы она все время отнекивалась. Вскоре Настя укатила куда-то по делам и уже не собиралась возвращаться и я насел на Машеньку и она рассказала.

Оказалось ее бросил ее bоyfriеnd, причем бросил нехорошо, обидел. Машенька разрыдалась. Я подсел к ней, успокаивая ее, Машенька прижалась ко мне и рыдая начала рассказывать.

— Представляешь, он и так зарабатывал мало, а месяца два назад, вообще ушел с работы, мне не жалко, у меня деньги есть, но ведь он мужик и должен зарабатывать. Мы собирались на отдых, и он говорил, что после отпуска найдет работу. Я очень ждала отпуска, мне казалось, он сделает мне предложение. А там все раскрылось. Во-первых, оказалось, что у него нет денег вообще, но ему это очень не нравилось, и он начал требовать, что бі я отдала деньги ему, я не хотела, он злился, он стал напиваться в баре гостиницы. А потом у меня начались месячные, у меня менструация всегда болезненная, — Машенька спокойно мне это рассказывала, как своей подружке, — Мне плохо, а он гад начинает ко мне приставать, и самое главное он видит как мне плохо. Вечером приперся с бара пьяный в стельку и от него чем-то пахло. На следующий день он опять ушел в бар. Мне стало полегче, я поменяла тампоны и решила тоже спуститься в лобби, а он там с какой-то проституткой, предсталяешь?

И Машенька разрыдалась не на шутку. Я как мог ее успокаивал. Она не успокаивалась.

— Все мужики сволочи, все только и думают как засунуть свой грязный член в подходящую дырку, а я даже кончить с ним не могу. О боже, — Машенька с ужасом посмотрела на меня, — я только что тебе рассказывала про «это», ты меня презираешь, да?

— Не говори глупостей, ты милая, добрая девушка, и ты мне нравишся, даже сейчас, когда плачешь. Подожди.

Я поцеловал ее и начал неумело вытирать ее слезы салфеткой.

— Подожди, ты мне всю тушь размажешь.

Машенька начала потихоньку успокаиваться.

— А что тут у вас было пока меня не было.

Я начал рассказывать, стараясь не упоминать ту ночную фотосессию, но не тут то было, если женщина хочет что-то узнать она обязательно узнает. И я выложил все, вплоть до соседки и пенсионерок. Машенька расхохоталась.

— Я представляю что они там говорили — Слышь Кириловна, а раньше такой хороший мальчик был, а теперь понапяливают на себя труселя бабские, а бабы вообще с голыми сраками ходют.

Теперь хохотал я, как толно Машенька копировала голоса пенсионерок.

— Тебе надо уезжать с той квартиры, они теперь тебя со света сживут.

— Да я уже съехал, живу пока в гостевой квартире.

— Это неправильно, О, давай переезжай ко мне, у меня две спальни, гостинная.

— Я не знаю.

— Да что тут знать, не глупи, будет весело.

Машенька жила в новом доме, Мы задержались собирая мои вещи, и приехали к ней довольно поздно. На входе к ней подошел охранник.

— Маша, тут несколько раз подходил ваш бывший, мы его не пустили. Что делать. Будете с ним говорить?

— Наваляйте ему так, что бы дорогу сюда забыл, а это Витя, мой друг.

— Все понятно, он пока у Вас поживет.

— Да.

Было уже достаточно поздно.

— Сначала ванна, а потом все остальное, чур я первая, это твоя комната, пока располагайся и раскладывай вещи.

Машенька пришла в себя, потому что только в хорошем настроении она выдает фразы как пулеметные очереди.

— Я помылась, — Машенька зашла ко мне в комнату. Пошли все покажу. Вот корзина для грязного белья, не стесняйся бросай, потом машина постирает, вот мыло шампуни, вот твои полотенца, для тела для ног для головы. Все не мешаю.

Я искупался, одел чистые трусики, и разбирал постель когда заглянула Маша. Я не успел прикрыться, я стоял перед Машенькой в одних голубеньких трусиках-слипах.

— Ой, ты носишь трусики, как здорово.

Сама Маша была одета в прикольную пижамку с короткими штанишками и топиком. Маша подошла ко мне и погладила мою попу своей ладошкой, я вздрогнул, по мне как будто прошел электрический ток.

— Ух ты, у тебя сережка в пупке, я тоже хочу, пойдем мне сделаем, это больно?

— Да, немного.

— Я боюсь, ты будешь меня держать за руку, хорошо? Ой а почему ты в трусиках, а где твоя пижама.

— Я это, у меня нет пижамы, я всегда в трусах спал.

— Фу, это неправильно, спать нужно в пижаме или ночнушке. Мы с тобой почти одного роста, пока одолжу тебе свою, а завтра пойдем и купим тебе несколько штук.

— Машенька, не надо, я и так могу.

— Не говори глупостей, мы с тобой подружки, а подружки всем делятся.

Через десять минут, мы с Машей в одинаковых пижамах сидели в гостинной с бокалами вина и смотрели какой-то сериал.

Утром Маша раскритиковала мой выбор одежды, подобрала мне на свой вкус.

— Это что, вся твоя одежда?

— Ну да.

— Маловато будет. Даже на работу маловато, а тебе нужно еще что нибудь на выходные, потом что-то для клуба, что-то вечернее, да и для работы все летнее, а ведь скоро осень, а там зима. Нет мне определенно нужно за тебя взяться.

— Но у меня ведь есть моя старая одежда.

— Фу, ты так стильно одеваешься на работу и хочешь опять напялить на себя вон те мешковатые штаны. Это все мы соберем и спрячем. Все побежали, а то опоздаем.

Настя сегодня целый день сидела в офисе. Пришли какие-то крутые заказчики, я все утро демонстрировал примеры наших презентаций, рекламных роликов, публикаций в СМИ. Машенька таскала им чай кофе, на обед Настя увезла их в какой-то ресторан на обед.

Ближе к вечеру контракты были подписаны и Машенька открыла шампанское.

Сначала говорила Настя

— Мы только что подписали контракт на продвижение совершенно нового бренда мужской одежды, он совершенно новый, необычный, нам придется очень много поработать, для нас это новая область.

Потом наша гостья.

— Мы промониторили много рекламных агентств и остановились на вашем, во многом благодаря вот этому молодому человеку, он одет очень стильно и смело. Все ролики мы будем снимать у нас и с нашими моделями, а вам я пришлю для молодого человека комплект одежды для презентации здесь, скорее даже не презентации а пирема, я надеюсь все у нас получится.

Работа работой, но Маша не забыла свое обещание одеть меня.

Я ожидал Машу возле входа и она... подъехала на красном электрическом Smаrt она удивляла меня все больше и больше.

— Маша, у меня ограниченные финансовые возможности, может в другой раз.

— Э, сегодня платит мой папа, для него это копейки. А я очень люблю делать всякие покупки.

Сначала мы зашли в магазин женского белья, и Маша несмотря на мои возражения выбрала по две пижамки с короткими штанишками, с бриджами и с длинными штанами, потом она набрала кучу трусиков разнообразных моделей, и к ним еще и маечки. Потом в корзину полетели два бюстгалтера.

— А это зачем?

— Это я себе.

А потом Маша остановилась возле манекена в роскошной длинной ночной рубашке с тонкими лямками с кучей кружев, полупрозрачной, она о чем-то переговорила с продавцом и нам вынесли две ночные рубашки.

— Зачем тебе две, — я даже боялся подумать что одну Маша берет мне, но она успокоила.

— Вторая для подарка.

Маша платила карточкой и я даже приблизительно не знаю что это нам стоило. Мы отнесли пакеты в машину и двинулись в магазин готовой одежды.

Торговый зал был

поделен пополам на женский и мужской отделы, а примерочные были совместные. Слава богу мне не пришлось краснеть, потому что одежда которую носила Маша была явно не с мужского отдела.

Вышли мы с магазина часа через два. Маша меня убеждала что вся одежда унисекс, или выглядит такой. Накупили мы много.

Мы взяли две пары джинс-скинни, Маша не признавала других моделей. Купили костюм деловой тройка, он конечно был похож на мужской если бы не брюки с небольшими разрезами внизу и совсем без карманов, и еще купили брюки со штрипками, мы долго спорили с Машей. Я никогда не видел мужчин в таких брюках, и еще дольше меряли чтобы подобрать длину. Взяли пару рубашек и пару гольфиков-боди, белый и черный. Шорты брать не стали, Маша сказала что у нее достаточно для двоих, а вот летний комбинезон она уговорила меня купить. И наконец одежду для клуба — комбинезон с воротником-стойкой, длинным рукавом, поясом на завязках и двумя прорезными карманами по бокам. Материал стрейчевый, он подошел идеально.

— Машенька, я не одену его в клуб.

— Витюша, мы пойдем в такой клуб, где никто не удивится, поверь мне, давай возьмем.

В результате мы взяли и его. Да чуть не забыл, туфли-балетки, белые сникерсы и осенние сапожки, обувь по виду совсем мужская.

А потом был салон пирсинга.

— Девушка, я хочу сережку в пупок, как у него, Витюша покажи.

Я покраснел, но поднял рубашку и показал сережку. Девушка посмотрела на меня, явно удивилась не не подала виду.

Машу усадили в кресло, она вся сжалась уцепилась в мою руку, будто клещами, но высидела всю процедуру, лишь тоненько вскрикнув когда прокололи кожу. День рождения у нее был рядом с моим, поэтому у нас теперь были две одинаковые рыбки.

Вечером мы сидели дома, пили вино, а вокруг были разбросаны наши покупки.

— А знаешь, Машенька, мне понравилось ходить по магазинам, наверно потому что с тобой.

— Ах ты хитрюшка.

Мы валялись на диване, болтали о всякой ерунде, совсем как две подружки.

У Маши было две спальни и одна ванная, большой зал совмещенный с кухней. Ванна была огромная. В ванной была душевая кабинка, унитаз, биде, два умывальника и ванна-джакузи на двоих. Планировку явно делали на заказ. Что меня удивило так это три входав ванну. Были две обыкновенные двери с каждой спальни и огромная раздвижная дверь в гостинную, она обычно была закрыта, но в первый день Машенька показала мне, когда дверь открыта, можно сидя в джакузи смотреть телевизор, у нее на стене висел телевизор с диагональю дюймов 75.

Обычно Маша вставала раньше меня, и пока она мылась утром, я готовил нам кофе и легкий завтрак. Готовил громко сказано, у Маши стояла кофемашина, и было достаточно нажать кнопку и поставить две чашки, достать из холодильника хлопья и молоко. Маша выходила, шел я, и получалось пока я завтракал, Машенька успевала помыться.

Как то раз, я зашел в ванну, скинул пижаму и голышом сел на унитаз пописять, Маша попросила меня писять сидя и я не возражал, это все-таки ее дом и ее порядки. Так вот я уже вставал, когда в одних трусиках зашла Маша.

— Я тут забыла.

И маша подошла к шкафчику что-то ища, и не обращая никакого внимания что я голышом. Я встал и направился к умывальнику, с ложившихся обстоятельствах прятататься было бы глупо. Маша вдруг глянула на меня.

— А почему ты попку после унитаза не моешь, давай-давай на биде. Я для тебя специальное полотенечко повесила.

Я жутко краснея, сел на биде и помыл попу и письку, вытерся под внимательным взглядом Маши.

— Мы всегда должны быть чистенькими.

Маша очень положительно влияла на меня, я слал более опрятным и ухоженным. Это не скрылось от зоркого взгляда Насти.

Одежду, и постельное белье мы с Машей сдавали в прачечную, а для мелких вещей типа трусиков у нас была стиральная машина, в субботу Маша собрала все грязное белье и закинула стирать, а после стирки оказалась что никто не может разобрать где ее трусики а где мои.

— Ну и черт с ними.

Маша освободила один из ящиков комода в ванной и сложила туда все трусики.

— Теперь это наши трусики.

Мы с Машей теперь были совсем как две подружки даже ожеждой начали обмениваться.

Как то вечером мы смотрели комедию и о чем то поспорили, я сравнил Машу с какой-то актрисой.

— А вот и не правда, у меня попочка красивее чем у нее, смотри, и Маша повернулась ко мне попой.

— Конечно у тебя лучше, — и я сдернул с нее пижамные шортики и поцеловал ее попу.

— Ах ты бесстыжая, — Маша в шутку толкнула меня.

Я обнял ее и вдруг наши губы оказались друг напротив друга. Я посморел ей в глаза, и мы вдруг начали целоваться. Наши языки вдруг каснулись друг друга и по телу вроде пробежал ток, мы вздрогнули. Я обнял ее руками за попу и начал целовать ей уши шею, спускаясь все ниже. Пупок, гладенький лобочек и нежная Машина писечка.

Я осторожно просунул свой язык между ее половыми губками, о боже как я соскучился за этим запахом и вкусом, непередаваемым вкусом девичьей писечки. Маша начала дышать глубже. Мой язык подбирался ближе и ближе, пока не коснулся твердого бугорка клитора. Маша мгновенно вздрогнула. Я было подумал что ей неприятно, и попытался отстранится, но нежные и сильные ее руки не дали мне этого сделать. Я понял что у Маши клитор самая чувствительная часть. Я прихватил губами ее клитор, он был заметно больше, чем мне доводилось пробовать до этого. Я удерживал его губами, продолжая лизать его кончик языком. Маша вдруг громко застонала, ее тело выгнулось дугой, ее ноги крепко сжали мою голову. Я понял что Маша кончает, но не стал останавливаться.

— Ойййййййййййййййй.

Ее стон длился секунд тридцать не меньша, пока ее тело рпслабилось и она упала на подушки.

Мы лежали тяжело дыша минуты три. Маша наконец отдышалась и поцеловала меня.

— Витюша ты волшебник, я люблю тебя, у меня никогда ничего подобного не было, я вообще кончила впервый раз.

Маша говорила и говорила, продолжая гладить мое тело своими нежными пальчиками, пока ее взгляд не упал на моего торчащего «дружка». Маша улыбнулась, наклонилась и мой писюн спрятался в ее прелестном ротике. Кончил я быстро, все-таки отсутствие секса сказывалось.

И опять мы лежим тяжело дыша.

— Знаешь, Витюша, я думала что никогда не буду делать мужчине миньет, мой бывший все время приставал ко мне, а для тебя мне самой захотелось.

Что я мог сказать, я молчал, ведь я и сам когда-то так же думал о куни.

Маша вдруг вскочила.

— Ты сиди, я сейчас.

Маша засуетилась по комнате, сверкая голой попой, ее шортики так и остались лежать на диване, рядом с моими.

Через некоторое время, раздвижная дверь в ванну открылась. Джакузи была наполнена водой, в дверях стояла голенькая Маша, она протянула мне бутылку шампанского, повернулась и залезла в ванну. Наливай шампанское и давай ко мне.

Мы лежали в горячей воде, пузырьки воздуха ласкали наши тела.

— Знаешь, Машенька, я все это время, боялся даже подумать о сексе, ты была тогда на работе такая беззащитная. А потом мне казалось что как только между нами будет секс нашей дружбе конец, а сейчас я понял что люблю тебя.

— И я тебя люблю, глупенькая. Я тебя полюбила с первого раза как увидела. Просто я думала, что вы с Настей любовники.

— Да нет, в смысле у нас был секс, но как она сказала это был курортный роман.

— Витюшечка, расскажи, пожалуйста.

Я знал это выражение, и понимал что рассказать придется, причем все.

— Ничего себе, и с Настей и с Витой и даже с Олей. Знаешь я ее немного боюсь. Ну ты вообще, половой гигант.

— Какой я гигант, и член у меня маленький, — я ляпнул не задумываясь, но слово не воробей.

— Глупый, и никакой он у тебя не маленький, а самый нормальный. Самое главное он мой, — Маша наклонилась и поцеловала его. И вообще, что за жуткое слово — член. У меня перед глазами мой бывший. Нет у тебя будет ласково — писечка.

Я рассмеялся.

— Что смешного, — Маша притворно надула губки.

— Просто я твою... ну эту... ну ты поняла... называю писечка.

— Какая ты у меня скромница, — рассмеялась Маша, — у тебя писечка и у меня писечка, сейчас они у нас целоваться будут.

И Маша уселась прямо на мою писечку, которая после ее поцелуя приняла боевое положение. Мы кончили одновременно.

Мы перебрались на Машину кровать. Как ни странно, нам больше не хотелось сегодня классического секса. Нам больше нравились оральные ласки. Это была ночь любви.

Утром меня разбудила Маша. Я вскочил:

— Что! Проспали! Опоздали!

— Успокойся, сегодня суббота, мне просто грустно одной.

Мы встали, и как были голышом, так и пошли вместе в ванную, голышом умывались, по-очереди, совершенно не стесняясь друг друга пописяли и подмылись.

— Что будем делать?

— Не знаю, вечером идем в клуб, а сейчас можно просто пойти погулять. О, — у Маши загорелись глаза, — давай мы тебя девочкой оденем.

— Машенька, мне не очень хочется, и вдруг меня кто-то узнает.

— Витенька, но ведь ты уже одевался девочкой.

— Ну тогда выхода не было.

— Витенька, пожалуйства, — Маша надула губки, — пожалуйста, все уже видели тебя девочкой, и только, я твоя лучшая подружка, ни разу не видела.

Маша надувала губки притворно, обижалась она совсем по другому, но мне нравилось, и Маша знала что мне нравится, и пользовалась.

— Ну хорошо.

— Ура, Ура. — Маша как маленькая захлопала в ладошки.

Первым делом она меня накрасила.

— Тебе пора самой уже научиться, завтра займусь твоим обучением.

А дальше Маша принесла сарафан. Увидев мое лицо, она спросила:

— Что случилось.

— Да нет ничего, просто раньше я ни разу платье не одевал.

— Ничего, все когда нибудь случается впервые. Одевай.

Сарафан был с открытыми плечами, на тоненьких бретельках с большими рюшами, которые прикрыли плоскую грудь. Маша критически осмотрела меня.

— Просто супер, молоденькая девочка с маленькой грудью.

Сарафан был в вертикальную полоску, что делало меня немного выше и стройнее, но был очень коротеньким, мне казалось что если наклонюсь все увидят трусики, я не преминул сказать об этом Маше.

— А ты не наклоняйся.

— А если поднять что-то надо.

— Приседай, — и Маша грациозно присела держа коленки вместе.

Я попробовал, присесть удалось, а вот подняться дежа коленки вместе не удалось, и только держась за Машину руку удалось встать.

На себя она одела комбинезон с короткими штанишками с цветочным принтом.

— А хитрюшка, сама шортики одела.

— Надо же тебя научить платье носить.

— А как же охранник?

— А что охранник, они вопросов не задают, здесь хорошо платят, так что все что происходит в этот доме, в этом доме и остается.

Мы гуляли по улицам, сидели в кафешках, кушали мороженное, мы и правда были как две подружки. Со мной чуть не произошел конфуз, порывом ветра подняло юбку и если бы не Маша которая придержала, вся улица увидела бы мои трусики.

Мы болтали, и я вдруг вспомнил о своем видео.

— Маша, я хочу тебе что-то показать, только ты должна пообещать, что никогда и никому это не покажешь и не расскажешь.

— А что ты покажешь.

— Сначала пообещай.

— Ты скажи что.

— Нет Маша, сначала обещание., — я тоже иногда умел быть твердым.

— Ну хорошо, обещаю, никогда и никому.

Уже дома пока, Маша делала бутерброды, я переписал видео на флешку, чтобы посмотреть на большом экране. Мы устроились поудобнее и я запустил. Восторга Маши не было предела.

— О, Витя в купальнике.

Я забыл что видео не обработанное, себя в купальнике я хотел убрать, но...

— Настя голенькая, а у нее ничего фигура, и вовсе она не толстая, она пышечка.

— О Вита, да у нее почти плоская грудь, но это ее не портит, даже наоборот.

— Оля, я даже не знала что у нее кубики на животе, ты знаешь, она владеет сетью фитнес клубов, я очень хочу ходить, поговоришь с ней, может она скидку даст. А ты ей тоже куни делал, а настоящий секс с ней был.

С каждым ее словом я краснел все сильнее. Маша только хитро улыбалась. Казалось что ей нравится вгонять меня в краску.

— А они знают об этом видео.

— Знают, я обещал сделать фильм и отдать Насте, а копии уничтожить.

— Так и сделаешь?

— Конечно, я ведь обещал.

Маша обняла меня, поцеловала, и прошептала, как я тебя люблю.

Вечером мы направились в клуб, от утренней девчонки не осталось ни следа. Рядом с Машей, которая тоже одела вечерний комбинезон, только очень женственный и сексуальный, стоял парень, одетый очень смело, ведь не часто встретишь мужчину в вечернем комбинезоне, но все же парень. На мне он не выглядел женским, может чуть-чуть. В магазин вечером я бы в нем не пошел. Волосы Маша заплела в косу, несмотря на мои возражения, и мой костюм дополнили сережки в виде простеньких золотых обручей, они заменили мои одноразовые, и золотая цепочка в виде браслета на руку.

Это было очень модное место, Машу здесь определенно знали, охранники приветливо ей улыбнулись, мой вид тоже по всей видимости никого не удивил, все же у меня все сжалось внутри, когда мы зашли в клуб.

Здесь была выставка модной одежды, я естественно больше обращал внимания на мужчин, у меня ведь не было широких плеч, атлетической фигуры, я не мачо. Я был удивлен. Большинство мужчин были с длинными волосами и с серьгами в ушах. Больше половины носили сумочки и клатчи, причем не всегда мужскими, но при этом они не вели себя женственно. Сумочки имели смысл, так как у их штанов были или символические карманы или не было их вовсе. Я сравнивал себя с ними. Большинство носили украшения; ожерелья, браслеты, кольца и даже серьги с драгоценными камнями. Были довольно яркий, но все подобраны со вкусом. Я даже немного позавидовал. Моя одежда была «серой» по сравнению с красками которые царили здесь.

Нас окружили Машины подружки, вскоре в их компании я расслабился, я почувствовал себя комфортно, и даже немного расстроился когда Маша сказала что пора уходить.

— Что понравились мои подружки, — рассмеялась она, — девчонки приходите как-нибудь, устроим себе пижамный девичник, но Витя мой.

Уже в кровати я признался Маше.

— Я не ожидал такого, я даже немного завидовал некоторым за их смелость в одежде в украшениях.

— Не надо завидовать, ты смелее большинства из них, большинство так одевается только в клуб, потому что считается модным. В повседневной жизни они пуритане, они тщательно скрывают свои увлечения. А ты, ты так ходишь на работу, ты герой.

В понедельник пришла посылка от нашего заказчика. Там были два именных приглашения на вечеринку, я открыл свое, там было написано Виктор +1. Такое же было у Насти.

— Витюша, не тяни открывай коробки, — это Машенька, — я умираю от нетерпения, это ведь одежда которую ты должен одеть на вечеринку.

— Наверно. Я боюсь.

— Давай я.

Мои опасения подтвердились. В первой коробке были черная юбка с запахом, такой же пиджак и белая блуска.

— Анастасия Сергеевна, это что же мне нужно будет одеть на прием.

— Ну да, конечно.

— Я не смогу.

— Нет Витенька, сможешь, благодаря тебе мы сможем заполучить многомиллионный контракт, нет конечно сможешь.

— А можно со мной Машенька пойдет.

— Витюша у тебя в приглашении написано + 1, ты можешь взять кого захочешь.

— Машенька, пойдешь со мной.

— Конечно.

— И тебя не смутит, что я буду в юбке.

— Это так прикольно, я уже себе костюм придумала, это будет сюрприз. Давай открывай дальше.

Дальше лежали черные колготки, моя душа упала в пятки. Я носил колготки до класса седьмого, честно говоря колготки мне нравились больше чем треники которые зимой носили другие пацаны, но постоянные насмешки заставили меня отказаться от колготок. Но колготки напоказ, например с шортами я носил последний раз в классе четверном.

Дальше лежали черные туфли, похожие на балетки с маленьким каблуком и ремешком крашенным камушками.

— Зачем мне балетки?

— Это не балетки, это туфли в стиле Мэри Джейн, не знала что для мужчин их тоже выпускают.

В конце была сумочка, из такой же кожи как и туфли, сантиметров двадцати в ширину и сантиметров десяти в высоту.

— Сумочка? Зачем мне сумочка.

— Ну наверно затем, что у твоей одежды совсем нет карманов.

И там была еще одна коробочка. Там лежали украшения: Колье, соответствующий браслет, пара сережек и кольцо, очевидно это была бижутерия, но бижутерия качественная, позолоченная.

Я никогда не носил такие украшения, но позиция Насти была однозначной, поэтому я промолчал. Но затем последовал очередной удар.

— Машенька, мы не должны проколоться, Витюша должен выглядеть идеально, поэтому вся надежда на тебя, ты понимаешь меня, я разрешаю вам обеим уходить на два часа раньше, но в программе маникюр, парикмахер, эпиляция лицо и ноги, начинаете сегодня.

Если бы нам пришлось ожидать в очереди, я бы наверно умер со стыда рядом со всеми этими женщинами. Но мы прошли прямо в кабинет. Там сидела молоденькая девушка.

— Оленька, сегодня ты займешся этим молодым человеком.

Что делаем?

— Все. Лицо, ноги, подмышки, грудь, бикини.

— Бикини что-то оставляем?

— Нет, все полностью.

— Машенька, Настя ведь сказала лицо и ноги.

— Молчи, если фирма оплачивает надо сделать все по полной программе. Раздевайся.

— Маша, — прошеплал я ей на ушко, — на мне те трусики, с кружевами, мне неудобно.

— Раздевайся за ширмой, и трусики там оставь.

Я стоял голенький перед Олей, попытка прикрыться руками, не увенчалась успехом, она заставила меня поднять руки и осмотрела каждый пятачок моего тела.

— Ну что, как для парня волос мало, за два часа управимся, будет немного больно, но... красота требует жертв.

Меня уложили на кушетку одели очки и экзекуция началась. Было не очень больно, я ожидал худшего, место эпиляции мазали сначала чем-то прохладным, а потом прикольно щелкал лазер.

Когда дошли до бикини, от постоянных прикосновений моя писечка предательски встала.

— Так обычно бывает, это даже лучше, так открывается полный доступ, — прокомментировала Оля.

Но самое стыдное было когда меня поставили «раком» и епилировали попу.

Наконец все закончилось.

— Так девочки, сутки не мочить, заходите еще.

Сегодня мы спали в разных спальнях, а до конца недели мое тело стало гладеньким как попка младенца.

Вторник был днем маникюра.

— Аня можно что-то сделать с этими ногтями.

— Они очень запущены, предлагаю немного акрила, только так можно сделать их презентабельными.

— Накладные ногти, — я ипугался.

— Успокойся, никто даже не поймет что они фальшивые, давай Анечка, начинай.

Сначала был акрил, потом полироль и наконец прозрачный лак. Я с ужасом наблюдал за всей процедурой, но все оказалось вовсе не так плохо как я ожидал. Они оказались немного длиннее чем были раньше, и это доставило мне немного неудобства, особенно когда я печатал. Зато теперь мы с Машенькой одинаково стучали ногтями по клавишам, даже Настя улыбнулась.

В парикмахерскую меня отвели уже в субботу. Ничего особенного. Мне немного подравняли и уложили волосы. Они стали более пышными и по бокам лица спускались немного вьющиеся локоны.

Часа за два до выхода, я начал одеваться, Машеньки не было.

Я достал колготки, почему-то я надел черные шёлковые трусики, это казалось правильным. Чувство капроновых колготок было чем то новым для меня, чем-то достаточно приятным. Блузка, юбка, слава богу она была длиной до колена, застегивалась сбоку, украшения, я замучился пока разобрался с застежками сережек, блейзер. Да это был именно блейзер а не пиджак, двубортный слека приталенный блейзер с одной пуговицей и фальшивыми карманами. Я глянул в зеркало. На меня смотрел молодой человек в юбке. Удивительно но это не выглядело глупо, даже украшения очень гармонично смотрелись на мне.

Позвонили, Машенька ждала внизу в такси. Она стояла рядом с такси, в брюках и смокинге в туфлях на высоком каблуке, удивительно но одежда выглядела очень женственно, все было подогнано идеально, и подчеркивало каждый изгиб ее прекрасного тела. Когда я подошел к ней, то оказался на пару сантиметров ниже ее.

— Витюша, ты выглядишь восхитительно.

Прием был в каком-то особняке за городом, как потом выяснилось меня пригласили специально на полчаса позже остальных гостей.

Мы прошли по дороже и швейцар открыл перед нами дверь, мы вошли в ярко освещенный холл. Мы шли через зал, учитывая то как мы были одеты, я дежал Машу за руку, она чувствуя мою дрожь положила вторую руку на мою ладошку. Мы шли во вспышках фотоаппаратов, в зале было не меньше 30 человек, мужчины в смокингах, женщины в коктельных платьях.

Настя стояла в конце зала с хозяйкой вечеринки.

— Вы оба выглядите фантастически, ты Машенька, молодец, твой костюм удачно подчеркнул Витю. Я смотрю народ в восторге.

— Еще раз убеждаюсь, Настя, что не зря выбрала твою фирму, у тебя удивительные помощники. Витя, я думаю вы не откажетесь произнести небольшую речь, а пока наслаждайтесь вечером.

Женщины окружили меня.

— Что заставляет вас одеваться таким образом?

— «Мужчины в мире стали жертвами обратной дискриминации лет сто назад. Им не дали свободы одеваться удобно или во что-то серого цвета. Тяжелые и толстые ткани которы мы вынуждены носить удручают меня, я готов попробовать что-то другое и мне кажется я не одинок.

— Как вы думаете, мир готов к этим радикальным изменениям?

— Время пришло. Посмотрите, что носят молодые люди. Мальчики обмениваются одеждой со своими подругами, со своими сестрами и девушкам это нравится. Они годами пытаются вытянуть нас из наших фланелевых рубашек и шерстяных костюмов. Дети меняют моду прямо у нас на глазах. Кто-то должен сказать им что менятся одеждой с подругами не зазорно

Один мужчина подошел ко мне с вопросом.

— Какие аргумены вы приведете парням, предлагая им юбку.

Он не шулил, он был очень серьезным.

— Вы когда-нибудь носили юбку?

— Нет никогда. «, — Он отшутился

— ОК. Вы никогда не ходили по дому в полотенце перед женой и детьми?

Я не дал ему возможности ответить

— Вы никогда не заворачивались в полотенце на пляже, в бассейне, раздевалке. Юбка удобна. Юбка не ограничивает, ветер забирается под юбку и щекочет тебя, — я слегка приподнял подол юбки,

Все вокруг рассмеялись, причем женщины громче мужчин

— У вас длинные волосы, тщательно уложены, вам не кажется, что это проявление женственности

— Вы так говорите, будто это грязное слово, нет я так не считаю, но если кто-то считает юбку на мне проявлением женственности, пусть считает. Я думаю что женственность иили мужество, это то как человек думает, это состояние души

— Где вы проводите черту? Что дальше, платье для мужчин?

Вместо меня ответила Маша

— Я мечтаю одеть на него платье. Он так сексуален в этой одежде, я представляю что будет если одеть на него вечернее платье.

— Почему вы дошли до крайности, почему локоны как у девушки

— Вы думаете что это экстрим? Тысячи молодых людей и мальчиков в этой стране с длинными волосами которые посещают салон каждую неделю, которые хотят быть привлекательными, Моя директрисса думает что это стильно.

— Так значит вам за это платят?

— «Ни копейки», — спокойно ответил я. Это был поворотный момент. — Я одеваюсь так потому что мне это нравится.

Нас спасла хозяйка, пригласив всех на ужин.

В конце вечера, хозяйка отвела нас с Машенькой в сторону, настя стояла рядом.

— То что вы сегодня сделали само по себе стоит многомилионной рекламной компании, это все уже в соцсетях, ваши фотки будут завтра во всех газетах, я очень благодарна Вам. Эта одежда ваша навсегда и это самое малое что я могу для вас сделать.

Настя стояла рядом и мне кажется что она светилась от гордости.

Лето заканчивалось.

— Витюша, поехали на выходные к нам на дачу, родители уехали, там здорово.

Мы уехали в пятницу. Вечером у нас не было времени рассмотреть дом, мы были заняты другими делами. Мы любили друг друга, секс не был для нас самоцелью, мы могли просто целоваться и ласкать друг друга. Очень редко мы, как все время говорила Машенька, целовались писечками, нам больше нравилось ублажать друг друга ротиком.

Маша разбудила меня.

— Вставай, сонечка, солнце уже высоко, пошли покажу дачу.

Я открыл глаза, Маша сидела у меня на животе и щекотала за ушками. Я потянулся за пижамой.

— Брось мы на даче, здесь никого нет, пошли.

Маша вскочила на пол, она стояла в лучах восходящего солнца, прекрасная как богиня.

— Ты богиня, я завидую твоему телу.

— Ладно хватит подлизываться, пошли.

Два голеньких человечка обошли дом, и вышли во внутренний двор. Двор был окружен высокой живой изгородью, внури был газон на котором стояло несколько шезлонгов, бассейн наполненный водой, в углу каменный мангал, столик пара стульев, умывальник...

Мы позавтракали, Маша постелила на газон толстое покрывало.

— Ненавижу шезлонги.

Мы улеглись загорать, Маша легла на спину раскинув ноги, а я лежал на животе и что-то читал Маше, что-то смешное.

— Привет бесстыжая сестренка.

Даже если бы она не сказала «сестренка», я бы понял что они сестры, манера разговаривать была одинакова. Информация выдаваласт как из пулемета, и никто не ждал ответа собеседника.

— Я забыла здесь свой планшет, о уже вижу его, думала тут пусто, а возле дома твоя машина, ищу тебя по дому, только разбросанную постель увидела, а ты тут с подружкой загораешь, как всегда голышом, у меня есть часик свободный, я с вами позагораю немного, надеюсь я вам не помешаю.

Во время всего этого монолога Даша, так звали Машину сестру, постепенно избавлялась от одежды, сначала платье потом трусики и последним бюстгалтер.

Я еще на нудистском пляже заметил, что многие женщины от верхней части одежды избавляются в последнюю очередь, надо будет понаблюдать за Машей.

Даша с ходу нырнула в бассейн, она не плавала, только нырнула и сразу вышла, взяла полотенце и начала вытирать свои, коротко стриженные волосы. Они с Машей были похожи, и так же одинаково красивы, только если Машенька была только распустившимся цветком, то Дашина красота это красота зрелой женщины.

— Витя, познакомься, это моя сестра Даша.

Я поднялся с покрывала.

— Ты мальчик!? Машка ты у меня счас получишь, ты что не могла сразу сказать, что он обо мне подумает.

— Да я не специально, но все равно прикольно получилось, а то ты у меня вся такая пуританка.

— За ты у меня бесстыжая.

Даша схватила Машу наклонила ее через коленку и начала в шутку шлепать по попе.

— Так не смей смеяться, — это уже мне, — а то и тебя отшлепаю. У тебя красивая фигура, я сзади и не поняла что ты мальчик.

— Он моей фигуре завидует.

Я покраснел.

— Какие мы стеснительные, это легко устроить, я о фигуре, — рассмеялась Даша.

— Даша, сташе меня, и всегда была вместо мамы, родители заняты бизнесом и собой, а Даша врач.

— Какие у вас планы, девчонки?

— Вечером приедут Катя с Наташей.

— Я их знаю?

— Конечно, мои подружки со школы.

— Помню, такие же бесстыжие девчонки как и ты. Смотрите здесь не развратничайте. Никаких мужиков, Ну да, один уже имеется. Слушай мне знакомо твое лицо, я тебя гдето видела, причем недавно.

Она схватила плашет.

— Вот, это ты наделал фурора, парень в юбке, а девушка в смокинге, боже Машка, вы восхитительны. Машка пошли посплетничаем.

Даша загорала с нами около часа, совершенно не стесняясь меня, хотя белые следы от купальника, говорили что она не сторонник нудизма, в отличии от нас с Машей, чьи тела покрывал ровный загар.

В дверь позвонили.

— Это Катя с Наташей, пойду открою.

— Что так? Может оденем что нибудь.

— Зачем, ты же слышал, они такие же бесстыжие как и мы. Подожди счас приколемся. Ты садись в шезлонг.

Я сел в шезлонг прислушиваясь к происходящему.

— Привет, девчонки. Все привезли.

— Привет, привезли, а ты чего голая.

— Мы загораем, раздевайтесь.

На мунуту все затихло.

— Витя ты где, встречай гостей.

Я встал с шезлонга, на крыльце стояли три голенькие девушки. Катя и Наташа оказались Катиными подружками с клуба.

— Блин, Машка, могла бы и предупредить.

— А я сказала вам.

— Ну да сказала, у меня как-то не сложилось дважды-два, ну да ладно. Я готовилась, даже купальник приготовила.

Мы еще часа три расслаблялись у бассейна, загорали и купались, болтали, дурачились. Катя не купалась и не играла с нами.

Я тихонько спросил у Маши. Она ответила совершенно спокойно:

— А у Катьки месячные, посмотри внимательно у нее там тампон, видишь ниточка из письки торчит.

Покраснел я, а не Маша. За последнее время круг моего общения составляли одни девушки, я постепенно открывал для себя женский мир. Он мне нравился.

Барбекю, овощи фрукты шампанское. Было весело.

Утром мы еще раз искупались и начали собираться домой. Маша достала два летних комбинезона.

— Выбирай один тебе другой мне.

Я выбрал черный в горошек, синий с цветами был слишком женским, правда и черный мужским назвать было нельзя, но хотя бы без цветочков..

— Жаль, я думала ты рискнешь и выберешь синенький.

— Ну вы еще долго, — в дверях стояла Катя в сарафанчике.

— Сейчас, Витя выбирает комбинезон.

— О, Витя в трусиках, ты всегда носишь трусики.

— Да, я выбросила все его мужское белье, оно такое грубое.

— А как вы розличаете где чье.

— А у нас общие трусики, можно подумать у вас с Наташкой по другому.

Я все же одел черный комбинезон. И все равно, Катя с Наташей были в восторге.

Дома, охрана передала нам пакет.

— Приезжала Ваша сестра, передала вот это.

В пакете оказались какие-то таблетки.

— Дашка сказала, что ты какой-то уж очень худенький, предложила попить витамины.

— Хорошо, — иногда мне тоже хотелось иметь накачанные мышцы

— И еще посоветовала немного физкультурой заняться, я когда-то по утрам каталась на велосипеде, но одной скучно, теперь вдвоем бутем кататься.

— У меня даже велосипеда нет.

— Ничего у меня на двоих хватит.

Маша была очень деятельной, у нее все происходило быстро. У меня наверняка от принятия решения до его воплощения проходит довольно много времени, а у Маши...

На следующее утро меня разбудили часов в пять утра.

— Витюша одевайся, поехали кататься.

На диване лежали два комбинезона, сумасшедших расцветок, Маша взяла один и начала надевать на голое тело, увидев мой непонимающий взгляд, усмехнулась.

— Велошорты одевают на голое тело, здесь есть специальный «памперс».

Маша меня постоянно удивляла. С первого взгляда она казалась такой себе недалекой блондинкой, хрупкой и изнеженной. Очень скоро я понял что «блондинка» это не более чем маска, которую Маша «одевала» выходя из дома. Вот и на сегодняшней велопрогулке, я, «ничтоже сумняшеся», ведь я мужчина, и если Маша сможет то смогу и я.

Но не тут то было. Маша оказалась опытным велосипедистом, и я еле-еле успевал за ней.

Если мою «рабочую» одежду еще можно было с большой натяжкой назвать «унисекс», то в выходные Машенька експерементировала.

Она очень любила комбинезоны, которых у нее было неимоверное количество. Первый комбинезон был в стиле милитари и не выглядел женским, то сейчас это были ромперы с коротенькими свободными шортами, а у последнего хотя шорты и были практически унисекс, за то верх был блузкой с открытыми плечами и воланами, вообще без лямок.

Мы с Машей любили гулять, просто гулять по городу без определенной цели, в эту субботу мы снова собирались на прогулку, Маша сама выбирала одежду для нас. Она уже оделась, а меня на диване поджидал очередной комбинезон, он был простеньким однотонным, бежевого цвета, и только когда я стал его одевать, вдруг понял, что это не ромпер, это платье.

— Маша, это ведь платье.

— Нет, глупенький, это сарафан.

— Машенька но я не могу ходить в юбке?

— Почему? — Маша умела делать свое лицо глупеньким и удивленным, — почему ты ведь уже носил юбку.

Машенька оседлала своего любимого конька, я в таких спорах всегда проигрывал. В результате я впервые на людях в платье, все всегда происходит впервые.

Сарафан был короче той, моей юбки, и на приеме не было ветра. Маша учила меня носить юбку, но, учила кинув в глубокую воду. Через некоторое время, я немного привык, я уже не ощущал себя голым, я начал наблюдать за девушками в юбках, стараясь копировать их, но подлая Машка подсунула очередное испытание, она захотела покататься на карусели. Сама Маша уселась на юбку, а я ведь не знал. Мне казалось весь парк уставился на мои трусики. Прогулка еще та.

После того памятного приема, наша компания приобрела известность, с нами хотели работать. Мы не успевали. Однажды на очередной съемке, я не знаю зачем, но глядя на Виту, которая не успевала накрасить моделей, я вдруг предложил.

— Вита, давай я помогу.

Вита удивленно на меня посмотрела, но помощь приняла. В первый раз я только подавал инструменты, но Вита по ходу дела объясняла все что она делает, и уже через неделю я робко, медленно, но самостоятельно наносил макияж на лица наших моделей. Мне нравилось, у меня получалось.

Наши девочки-модели совершенно меня не стеснялись, спокойно переодеваясь в моем присутствии. Как-то в один из нечастых теперь перерывов, девчонки уговорили меня одеть платье. Я долго отказывался, но перед напором четырех девчонок устоять сложно. Платье было пошито, как ни странно, под женскую фигуру, и мне в третий раз в жизни пришлось одеть бюстгалтер. Меня накрасили и уговорили фотографа на шуточную фотоссесию.

Появилась Настя, и перерыв кончился, но Настя не дала мне времени переодеться, так и закончился мой рабочий день в платье. Я решил ничего не говорить Маше, но не тут-то было. Переодеться — то я переоделся, но совершенно забыл о макияже. Маша сразу заметила накрашенные глаза и губную помаду. Слово-за-слово и вскоре Маша знала все, и теперь она вспоминала мне этот эпизод по любому поводу.

Пришла осень. В наших широтах она всегда приходит неожиданно. Вот было тепло, а тут дождь и все осень.

Легкие летние брючки сменились джинсами, блузки — гольфиками. Со шкафа Маша достала и гольфики-боди. Для меня носить боди было в новинку. С одной стороны удобно, ничего не вылазит с брюк, но в туалете я уже не мог пописять как мужчина. Дома я все делал сидя, но на работе, по прежнему, писял стоя, а теперь — полностью спустить брюки, расстегнуть боди, оказалось в такой одежде проще сидя.

Осень набирала силу, и наступил момент когда в одних брюках было временами холодно, а одевать под брюки термобелье рановато, да и не получилось бы под эти джинсы одеть термобелье.

Утро выдалось хмурым, дождливым, и я с ужасом смотрел на улицу. Я стоял в трусиках и блузке в размышлениях, когда со спальни вышла Машенька на ходу одевая джинсы на колготки.

— Чего не одеваешся?

— Думаю, в брюках холодно, а для термобелья рановато.

— Тю. Какие проблемы?

Маша подошла к шкафу и достала колготки.

— На, 40 DЕN, в самый раз.

— Это ведь колготки.

— Ну да, что, никогда колготки не носил.

— В детстве.

— А на прием?

Колготки были телесного цвета, и я надеялся, что под брюками их никто не заметит. Как ни странно, но колготки действительно помогли. Так я снова, через много лет опять начал носить колготки. Посещение туалета теперь превратилось в целый ритуал, особенно когда я одевал боди: брюки, боди, колготки, трусики и все в обратном порядке. Теперь я понял почему в женские туалеты постоянные очереди.

Как-то мы с Машей пришли на работу в рваных джинсах, все вокруг на нас смотрели с усмешкой. Я не придал значения этому, пока не зашел по делам к Насте, она глянула на меня.

— В колготках? Молодец, зачем мерзнуть.

Я удивленно глянул на Настю, та рассмеялась.

— Джинсы рваные.

Я глянул и офигел, куда смотрели мои глаза, когда я одевал эти джинсы.

— Маша, ты ведь знала, что все увидят, что я в колготках.

— Я думала ты тоже понимаешь.

Сама невинность. Сделанного не вернешь, но зато теперь никто не удивится, увидев меня в колготках. Второй раз меня спалили в колготках, когда я одел штаны со штрипками. Ну и ладно, зато так теплее.

Вообще-то проблема с колготками возникла из-за обуви. Когда мы покупали обувь, Маша не давала мне выбирать, я только примерял.

— Смотри какие чудные лоферы.

— О примерь эти слиперы.

— Мне не нравятся эти мокасины.

Я никогда не слышал таких слов, а вот привычное мне слово «туфли» я не услышал ни разу.

Мы катались на велосипедах каждый день, сколько позволяла погода, я конечно укрепил мышцы, но ожидаемого эффекта, даже с приемом витаминов я не получил.

Мне казалось, что я даже немного поправился, брюки которые были мне немного свободными, теперь сидели, так сказать, в «облипку».

— Маша, что-то я начал поправляться.

— От хорошей жизни всегда поправляются.

Кат-то вечером я лежал на диване в одних джинсах. Маше это не нравилось, она всегда заставляла меня одеть майку или футболку, но старые привычки искоренить было тяжело. Я случайно глянул на свое отражение в зеркале, и обратил внимание что мои соски как-то странно торчат.

— Маша, посмотри, что это с ними.

Маша подошла, внимательно посмотрела и... ущипнула меня за сосок.

— Ой. Ты что?

— Да ладно, не притворяйся.

— Маша, очень больно.

— Да ладно, принцесса на горошине.

— Нет, правда, очень больно.

— Что, правда.

— Ну да.

— Ладно, надо будет Дашку спросить.

Маша уселась на меня, в отличии от меня она была в длинной футболке без штанов. Она положила указательный палец мне на губы, и начала меня раздевать.

— Надо что-то делать с твоей щетиной, ты колешся.

В последнее время, моя и так не большая борода, почему-то росла гораздо медленнее чем раньше. Наверно это из-за лазерной эпиляции. Я провел ладошкой по лицу, действительно, я почувствовал коротенькую щетину. Ее не видно, только на ощупь можно определить.

— Потом побреюсь.

— Обязательно, но надо что-то делать.

Маша окончательно раздела меня и скинула футболку, под которой ничего не было, наши губы слились в долгом поцелуе. Мы целовались, вдруг Маша спустилась ниже, и вот мой сосок в ее губах, меня словно током ударило, мне было немного больно но... приятно, это как-то странно возбуждало. Мои соски напряглись, отвердели.

— Боже, какая прелесть, — это Маша.

Продолжая ласкать мою грудь языком, ее руки обхватили мою попу и, вдруг ее палец проник в мою дырочку, я дернулся, но руки Маши были упрямее.

— Не бойся, любимая, это не больно.

Маша опустилась еще ниже, и моя писечка оказалась у нее во рту.

Сегодня мой оргазм был непередаваемым.

Маша, снова и снова теребила мои соски, и, как ни странно, мне это бугорок внизу живота, но попа была женской. Наверно она всегда была такой. Я начал вспоминать свою фигуру, мне казалось что попа не всегда была такой округлой, но ведь она не могла прсто взять и вырости. Маша обняла меня за плечи.

— Что? Любуешься?

Она случайно прикоснулась к соску и меня опять пронзила боль. Я отстранился и вдруг зрелище в зеркале поразило меня, под майкой у меня была грудь, в смысле самая настоящая женская грудь. То ли я раньше не обращал внимания, то ли обтягивающая футболка подчеркнула очертания, но это несомненно была грудь.

— Маша! Что это?

Маша внимательно посмотрела в зеркало.

— Такое впечатление, что у тебя растет грудь, поэтому и болит, у меня в детстве тоже болела грудь когда росла, как я сразу не сообразила.

— Маша, что мне делать?

— Да ничего, пойдем лифчики покупать.

— Маша я серьезно, это неправильно.

— Не нервничай, сходим к Дашке, она эндокринолог, вылечит. А так даже прикольно что у тебя грудь будет.

— Маша.

— Ну ладно, ладно, молчу.

Маша больше не говорила о моей груди, но, она действовала. В постели она проделывала с моей грудью все, что я любил делать с ее. Она целовала, гладила, сосала и покусывала соски, теребила их пальчиками. Это жутко возбуждало меня, и... мне это нравилось. Уже после секса Маша прижалась своими сосками к моим все же не удерджалась.

— Как здорово что мы теперь можем целоваться не только писечками но и сисечками.

Ну что ты будешь делать, разве можно обижаться на такие слова.

Как-то в офис к нам забежала Оля. Увидев меня она воскликнула.

— О Витенька, ты прекрасно выглядишь, дай я тебя поцелую.

И она чмокнула меня в губы. В последнее время Маша подкрашивала мне губы, все началось с гигиенической помады, а теперь она уже была с блеском для губ.

Оля почувствовав помаду только и промолвила

— Оу!

Маша глядя на эту сцену, с притворной обидой проговорила.

— Не трогай его, он мой.

— Машенька ты знаешь, что я люблю только тебя.

Она обняла Машу и крепко-крепко поцеловала ее в губы.

— Оля, хорошо что ты появилась, нам надо два абонемента в твой клуб, сделаешь скидку?

— Нам это тебе с Витюшей?

— Ага.

— Для вас девочки — бесплатно.

Оля достала с рюкзака две пластиковые карты с надписью большими буквами VIр, а ниже клуб «Амазонка».

— Жду, — и Оля скрылась в кабинете у Насти.

— Маша, я не могу ходить на фитнес.

— Почему?

— Ну как почему? Как я буду переодеваться. С моей грудью.

— Да, переодеться тебе будет сложно, но... мы можем переодеваться дома. Мы будем приезжать уже в спортивной форме.

— Маша, а вдруг в зале, кто-то увидит мою грудь, ты же знаешь, парни меня зачмырят и это не самое страшное.

— Боже, Витя, ты что, ничего не знаешь.

— Что я должен знать.

— Амазонка — это женский клуб. Из мужчин там только пара тренеров, да и те по-моему голубые.

— Как женский, а как же я там...

— Ну ты пойдешь в женской одежде.

— Маша, нет!

— Витенька, пожалуйста. Давай пойдем, пожалуйста, я давно хотела, мне только страшно было одной ходить, а с тобой нет.

— Маша, но ведь я парень, вдруг кто-то узнает.

— Не узнает, мы дома переодеваться будем, ну пожалуйста.

Маша, подбежала ко мне, уселась на колени, начала меня целовать.

— Эй, девчонки, хватит целоваться, вы на работе.

— Ой.

Оля с Настей стояли и с улыбкой смотрели на наши красные от смущения рожицы.

— Да Настя, ты была права, у них тут служебный роман. Так девчонки, в любое время, в любой день. Жду.

Женский фитнесс отличается от мужского, появилась целая куча новых упражнений, самым тяжелым для меня была растяжка. А еще была аэробика. Я никогнда и не предполагал, что буду заниматься подобными упражнениями. А Маша все предусмотрела, на мне были шорты с лосинами, шорты были больше похожи на юбку, зато хорошо скрывали «особенности строения, кроме этого был спортивный бюстгалтер-топ, поверх которого я надел просторную майку.

Вместе с косой, меня тяжело было принять за мальчика. Но все равно, это было неправильно. Уже дома, после ванны, в теплой уютной пижаме я сидел и думал. Думал, как так случилось, что я одеваюсь как девочка.

— Витя, что-то случилось.

— Нет, все в порядке.

— Да нет, не в порядке. С тех пор как мы вернулись со спортзала, ты все время молчишь, ходишь смурной. Что с тобой.

— Машенька, это все, это ведь женская одежда.

— Тебе неудобно?

— Да нет, одежда удобная, дело не в этом, это неправильно, — я вдруг неожиданно расплакался, — это женская одежда, я ведь парень.

— Боже, солнышко, ты чего, — Машенька обняла меня, прижала меня к груди, — Не надо плакать, — Витюша, это всего лишь одежда, я ведь знаю что ты парень, и все знают, и никто не сомневается и я, и Настя, и все девочки. Просто, просто ты в этой одежде выглядишь так мило.

Я постепенно успокаивался. Но странное дело, я с детства не плакал, а за последнюю неделю уже второй раз, первый раз, когда мы смотрели какой-то фильм, мы с Машенькой вдвоем расплакались. Я в последнее время стал более эмоциональным.

Несколько недель я выходил «как женщина» только в спортзал. Пока, пока однажды нас с Машенькой не вызвала к себе Настя.

— Так, девочки,

Последнее время Настя называла нас «девочки», по одиночке она обращалась по именам, и ко мне обращалась в мужском роде, но как только мы были вместе, мы превращались в «девочек». Мне не очень это нравилось, но спорить с Настей не хотелось.

— Итак, девочки, у нас проблема. Вы помните тех спортсменов, так вот их директор через пару дней будет здесь.

— О, а в чем проблема, они что расторгают договор?

— Да нет, с договором все в порядке, проблема в Вас, точнее в Вите.

— Что не так? — это уже я ничего не понял.

— Ну как же, девочки, вспоминайте, этот Иван Петрович помнит моих двух прелестных помощниц, и теперь, Витюша, тебе придется на ближайшую неделю превратиться в Вику.

— Нас... Анастасия Сергеевна, может скажем ему правду?

— Какую правду, он же считает себя «мачо», и ты хочешь рассказать ему, что он приставал к парню?

— Да... А может я заболею?

— Тоже не вариант, во-первых ты мне нужна, вы нужны обе, а во-вторых он все равно не отстанет.

— И что нам делать?

— С завтрашнего дня и на всю неделю, вы мои помощницы Машенька и Викуля. Машенька, ты отвечаешь за Вику. Никаких брюк только юбки, это и тебя касается. А я соберу коллектив и все расскажу.

Я не в первый раз выходил в люди одетый как женщина, но впервые я шел к людям, которые знали меня мужчину. Спасибо Маше, она подобрала платье простое и елегантное, черное, рукава 3/4, как по мне, так коротковато, но Маша сказала

— Для молодой девушки в самый раз.

Странно, но нам не пришлось заполнять чашки бюстгалтера, моя грудь заполнила их полностью, мне это не нравилось, но я не стал сейчас говорить об этом, но надо будет напомнить Маше про ее сестру.

Красился я сам, Маша только немного посоветовала.

На работе никто не шутил, в течении дня, все наши подружки, побывали у нас в кабинете с заверением о поддержке.

Внешне, казалось, сотрудники не проявляли интерес ко мне, но сегодня число Настиных посетителей возросло наверно вдвое. Сегодняшний день был наверно самым длинным днем моей жизни.

Они приехали вдвоем, в смысле Иван Петрович привез свою секретаршу. Он так и сказал — секретарша Кристина, Настя нас называла помощницы. Они с Настей сначала долго сидели у нее в кабинете, а потом укатили смотреть помещения.

Крис осталась с нами.

— Вот так всегда, днем он мотается по делам, а я жду его в офисах, а потом вечером начинает приставать.

— Что, тащит к себе в постель?

— Да нет, до постели дело не доходит, он слишком боится свою жену, а вот поприставать и облапать — это его.

Мы быстро подружились. Крис была отличной девчонкой. Мы болтали будто знаем друг друга сто лет, а потом...

— Викуля, а где у вас туалет.

Я начал было объяснять, но она остановила меня.

— Я такая бестолковая, лучше проводи меня.

Я поднялся и направился с Крис в туалет. Машенька вскочила из-за стола со словами.

— Девочки подождите, я с вами.

Уже возле туалета я понял, что произошло, когда Крис зашла внутрь, Маша тихонько подтолкнула меня в дверь. Несмотря на женскую одежду, я заходил в мужской туалет, а теперь... Теперь я не могу остаться в коридоре, я должен зайти в женский туалет. Нет, ничего необычного для меня нет. Мне приходилось много раз посещать женский туалет, но раньше там были незнакомые мне люди, которые не подозревали что я не женщина. А тут все знают, что я парень.

В туалете были две девочки с бухгалтерии, я покраснел, но они сразу стали спрашивать о каких-то женских мелочах, Маша тут же включилась в разговор, я же выдохнул с облегчением, когда мы вышли.

Позвонила Настя.

— Как вы там девочки.

— Да ничего, развлекаем Крис.

— Кого?

— Ну Кристину.

— Ну ладно, мы уже не вернемся в офис, уезжаем на ужин. Иван Петрович просил привезти ее к нам в ресторан.

— Анастасия Сергеевна, можно мы ее с собой в спортзал заберем.

— А что надо?

— Да, надо бы, Маша приглушила голос.

— Ну хорошо, забирайте, я поговорю.

Крис сидела с открытым ртом.

— Спасибо девочки, ненавижу деловые ужины в ресторанах. Но у меня ничего нет для спортзала.

— Ничего, мы поделимся.

Мы здорово провели время в спортзале. Я любил тренировки, я был очень доволен, сегодня я сел на шпагат. Мы вытирались после тренировки когда Крис спросила.

— А где здесь раздевалка.

— Мы, обычно, принимаем душ дома.

— Хорошо, но мне нужно в туалет, проведешь?

— Я с вами, — Маша выручила меня.

Маша взяла меня за руку, и крепко сжала, как бы подбадривая. Вид голой женщины не был чем то необычным для меня, но в женской раздевалке я был впервые. Я помню как парни смотрели на меня, я боялся повести себя как они.

Мы вошли. Раковины, шкафчики и женщины, одетые, в нижнем белье, в полотенцах, голые. Девочки зашли в туалет, а я остановился возле зеркала, достал расческу и начал причесываться. Рядом со мной молодая девушка вытиралась, она поставила одну ногу на стул и вытирала попу, она выставила свою письку на всеобщее обозрение, неподалеку девушка нагнулась, открыв всем вид ззади. Они не задумывались, ведь вокруг были только женщины. Любой парень отдал бы кучу денег, чтобы стоять здесь вот так как я.

Я вдруг поймал себя на мысли, что я как-то по другому реагирую на девушек чем раньше. Я смотрел и оценивал одежду и белье красиво-некрасиво, подходит-или нет, и как бы это смотрелось на мне. Девочки вернулись.

— Ты вел себя отлично, — прошептала Маша.

— Я очень нервничал.

Мне показалось, что Маше чувствовала забавным факт что она привела в женскую раздевалку парня, она наслаждалась этим.

Крис, как гостья, мылась первой, и когда она вышла из ванной, закутанная в полотенце, Машенька протянула ей пижамку со словами

— Оставайся на ночь, устроим себе пижамную вечеринку.

— Я вас не стесню, у вас только две спальни.

— Не волнуйся, мы с Викой спим вместе.

Кристина, подняла бровь но ничего не сказала, она скинула полотенце и неторопливо одела пижаму, причем сначала верх а потом низ, ну да, ведь воруг только девушки.

Я тоже после ванны одел пижаму и посмотрел на себя в зеркало. Я боялся спалиться, но с зеркала на меня смотрела молодая девушка, под пижамой была грудь с задорно торчащими сосками, да маленькая, грудь молоденькой девочки, но несомненно грудь.

В гостиной на журнальном столике стояла бутылка шампанского, коробка конфет, пирожные. Я подошел к столику с намерением открыть шампанское, оно оказалось открытым. Ну да ведь вокруг одни девушки.

Мноне доводилось сидеть вот так в мужской компании но это небо и земля. Мы едва осилили бутылку, мы болтали, будто знакомы тысячу лет. К концу, я свернулся клубком и лежал на коленях у Маши, а она ласкала мою грудь, Крис с улыбкой наблюдала за нами.

— Я завидую вам, девочки.

Крис уехала, а мы с Машей гуляли по осеннему городу. Мне нравилась моя одежда, мне нравилась возможность экспериментировать, мне нравилась разнообразие, мне нравились материалы. Мне нравилась моя жизнь, я любил Машу.

Понравился сайт? Добавь себе его в закладки браузера через Ctrl+D.

Любишь рассказы в жанре Переодевание? Посмотри другие наши истории в этой теме.
Комментарии
Avatar
Гость 16.01.2022
начало хорошее, вторая часть похоже на бред

Популярные аудио порно рассказы

03.04.2020

2257 Новогодняя ночь. Секс с мамочками access_time 48:42 remove_red_eye 316 560

21.05.2020

1447 Оттраханная учительница access_time 24:39 remove_red_eye 243 002

03.04.2020

634 Монолог мамочки-шлюхи access_time 18:33 remove_red_eye 170 052

17.07.2020

788 Замужняя шлюшка access_time 15:43 remove_red_eye 165 100

01.06.2020

555 Изнасилование на пляже access_time 5:18 remove_red_eye 151 668

02.05.2020

505 Приключения Марины access_time 10:25 remove_red_eye 129 485

04.04.2020

424 Шлюха на месяц access_time 22:06 remove_red_eye 105 423
Статистика
Рассказов: 62 676 Добавлено сегодня: 0
Комментарии
Врят ли такое .....
Жена прелесть.Моя любимая тоже любит секс с другими...
Конченая шлюха! Даже проститутки не дают без презерватива. Я...
Сладкие описание. Я бы хотел быть его сменщиком...
Класна історія...