Работа на ходу

date_range 22.09.2022 visibility 3,472 timer 33 favorite 15 add_circle в закладки
В данном рассказе возможна смена имён персонажей. Изменить

а Wоrk in рrоgrеss от Just рlаin Bоb

*******************************************

Я смотрел вниз на ее улыбающееся лицо, вытаскивая из киски свой опавший член.

– Теперь тебе лучше? – спросила она.

– Намного, намного лучше.

– У нас будет время для еще одного раза?

– Возможно. Все зависит от того, как быстро сможет вернуться младший.

– Могу помочь, – сказала она, опускаясь ниже и беря в рот мой член.

Она и впрямь помогла. Когда я стал твердым, она встала на колени и сказала:

– На этот раз – в попу, любовничек. Трахни мою попку.

Я дал ей то, что она хотела, и мне не понадобилось время на подготовку, так как я уже был там один раз сегодня днем.

Когда зазвонил телефон, я был в ванной – мыл свой член. Она ответила, выслушала и сказала:

– Спасибо, Джон.

Потом положила трубку и проинформировала:

– Они только что вышли. Джон говорит, они направляются в холл отеля. Значит, у нас есть время еще на один раз.

– Может быть, но я бы не хотел рисковать. У нас все хорошо, и я бы хотел, чтобы так было и дальше.

– Когда мы сможем сделать это вновь?

– Кажется, у них по расписанию: понедельник и четверг, так что, следующий раз будет в четверг.

– Думаю, столько подождать я смогу. Однако придется потерпеть.

– Просто подумай о неделе, в течение которой их не будет на конференции.

– С нетерпением жду этого. Целую неделю с тобой. Я так буду тебя баловать. Ты когда-нибудь планируешь все прекратить?

– Ты знаешь мою позицию по этому поводу. Сначала это сделаешь ты, а потом – я, но ты должна быть первой.

– Я это сделаю, но еще не готова.

– Вот ты и ответила на свой вопрос. Когда будешь готова, дай мне знать, и я начну подготовку. Ты это сделаешь, а потом и я.

Мы вместе приняли душ, оделись и перед самым выходом из номера поцеловались, а затем пошли каждый своей дорогой: она – к мужу-изменщику, а я – к жене-изменщице.

***

Я встретил Меллиссу на первом курсе колледжа и влюбился по уши. Мы встречались три месяца, прежде чем впервые занялись любовью, и это было волшебно, как мне казалось. Ни один из нас не был в этом деле новичком. Я не знал о предыдущем опыте Меллиссы, но мой путь начала в ночь нашего выпускного бала с Полин Френч, и еще некоторые позаботились о продолжении моего образования.

К моменту окончания школы Полин намекала на брак, и хотя я с головой был влюблен в Мелли, все же немного поколебался. Полин преподала мне еще один урок, помимо лизания кисок. Я был в нее влюблен и думал, что она любит меня. Она заговорила со мной о браке, едва мы окончили колледж. Но я ошибался. Как говорится в старой песне в стиле кантри:

Она была бы хороша в Голливуде.

В мире фантазий.

У нее было будущее в кино,

Поскольку вела себя так,

Словно была в меня влюблена.

Она вернулась на восток, чтобы поступить в колледж, я получил два письма, где она признавалась мне в своей нерушимой любви, а потом больше никогда не слышал и не видел ее. Так что, я и не верил в то, что «влюблен с головой» – это навсегда.

Но Меллисса-то не уезжала и не бросала меня после написания писем, поэтому я, наконец, сдался и сделал ей предложение. Через три недели после окончания школы мы поженились.

Детей мы решили не заводить, пока не обзаведемся прочным финансовым фундаментом и домом. Через два года после свадьбы мы начали пытаться их завести. После года попыток, когда ничего не происходило, я пошел к врачу, чтобы пройти обследование. Оказалось, что из-за какой-то детской болезни, ветрянки или свинки, я был бесплоден. Я с этим смирился как с одним из разочарований жизни и стал жить дальше. Мелли, похоже, тоже отбросила свое разочарование и пошла дальше.

***

Мы были в браке чуть больше девяти лет, когда я узнал, что Меллисса мне изменяет.

Это застало меня врасплох. Не было никаких признаков. Никакой разницы в том, как она относилась ко мне. Она была все такой же любящей, как и в день нашей свадьбы. Мы по-прежнему занимались любовью три или четыре раза в неделю, и несколько раз инициатором была она. Она никогда не задерживалась на работе допоздна. У нее не было девичников, хотя иногда она встречалась со своими коллегами, чтобы выпить после работы, но всегда была дома к полседьмого или к семи вечера.

Я не знал совершенно ничего. Как узнал? Мне рассказала жена ее любовника.

У меня была привычка каждый день обедать в кафе B&аmр;B, и однажды в четверг, когда я сидел в кабинке и ждал, пока мне принесут мой заказ, в кабинку напротив меня проскользнула миссис Белсон. Я знал ее по рождественским вечеринкам компании Мелли и корпоративным пикникам. Она была женой босса Мелли. Вспомнить миссис Белсон мне было нетрудно. Она была самой сексуальной женщиной, на которую я когда-либо смотрел.

Устроившись напротив меня, она спросила:

– Как поживаешь, Боб?

– Держусь, миссис Белсон.

– Анжела, – сказала она. – Не стоит быть официальным, Боб.

– Чем обязан вашему обществу, Анжела?

– Вообще-то, Боб, я здесь, чтобы либо испортить твой день, либо сделать его лучше. Выбирай сам, что больше нравится.

– Не понимаю.

– Очень просто. Испортить – это сказать тебе, что прямо сейчас, когда мы с тобой разговариваем, твоя жена изменяет тебе с моим мужем в номере 211 отеля «Хилтон».

Я сидел, ошеломленный тем, что мне только что сказали.

– Что, не подозревал? Это продолжается уже три месяца. Как минимум три месяца, о которых я знаю. Согласно тому, что выяснили мои следователи, каждый понедельник и четверг они обедают в «Хилтоне».

– У меня нет ни малейшей догадки. Я вообще не видел в ней никаких изменений. Мне трудно в это поверить.

– Похоже, ты воспринял новость гораздо спокойнее, чем я ожидала.

– Возможно, я бы отреагировал по-другому, если бы мне сказал кто-то знакомый, что видел, как моя жена заходила с другим мужчиной в номер отеля или мотеля. Я бы пошел искать доказательства и, возможно, встретился бы с ней и потребовал объяснений. Но вы, очевидно, знаете, о чем говорите. Если вы знали об этом в течение трех месяцев, то не сомневаюсь, что у вас имеется достаточно доказательств...

– Чего я не понимаю, хоть и не желаю принизить мою жену, так это почему ваш муж хочет Мелли, когда у него есть вы. Мелли красива, но вы – сногсшибательны.

– Вообще-то, ответ на этот вопрос я знаю. Он прозвучал во время их разговора в постели. Он считает меня контролирующей стервой. Считает, что управлять компанией, как мужчина, должен он, а не я, и его бесит, что я – босс, а измена – это его способ со мной поквитаться. В твоем же случае, судя по разговору в постели, твоя жена считает, что ей в ее жизни нужен настоящий мужчина. Она любит тебя, но считает менее достойным мужчиной, потому что ты не можешь дать ей детей.

– Она пытается от него забеременеть?

– Если и да, то ей не повезло. Фрэнк бесплоден, хотя не думаю, что знает об этом. Я хотела детей, но этого не случилось, поэтому прошла тест и узнала, что не могу забеременеть. В то же время я взяла немного спермы Фрэнка, сдала ее на анализ и узнала, что он бесплоден. Об этом я ему никогда не говорила, потому что он считает себя мачо, а я не хотела, чтобы он почувствовал себя неполноценным мужчиной из-за того, что не может выполнить свою работу. Дала ему понять, что это я не могу иметь детей, и на этом все закончилось.

– Ну, это была часть про разрушение. А что насчет того, чтобы сделать мой день?

– Не думаю, что я плохо выгляжу, и ты сказал, что считаешь меня сногсшибательной. Я предлагаю, чтобы каждый понедельник и четверг мы встречались с тобой в «Хилтоне», снимали номер и делали то же, что делают они, и в то же самое время, что и они.

– Вы не можете говорить это серьезно.

– О, но ведь говорю. Что может быть лучше мести?

– Я согласен, что месть была бы отличной, но не могу этого сделать.

– Почему?

– У меня – работа. Я не могу вырываться на пару часов каждый понедельник и четверг.

– Это не проблема. Моя корпорация владеет компанией, в которой работаешь ты, а мой кузен Ральф – твой босс. Достаточно одного телефонного звонка.

– Если вы сможете это обеспечить, то я – в деле.

***

Телефонный звонок был сделан, и внезапно я оказался свободен от работы с полудня до трех часов каждые понедельник и четверг. А поскольку продолжал получать зарплату, то, по сути, мне платили за то, что я занимался любовью с женой любовника моей жены.

Конечно, Анжела хотела знать, что я думаю делать с Меллиссой, и я сказал, что разведусь. Она хотела узнать, когда, и когда я сказал, что на следующей неделе встречусь с адвокатом, она меня отговорила.

– Я хочу делать то же, что делает Фрэнк, в то же самое время, что и он. Если ты разведешься со своей женой, мне придется развестись с Фрэнком, потому что, как только то, что твоя жена делает с Фрэнком, всплывет наружу, у меня не останется другого выбора, кроме как развестись с ним. Я все равно это сделаю, но хочу немного поиграть с тобой.

– Есть какие-нибудь временные рамки?

– Не совсем. Думаю, я оставлю это на твое усмотрение. Когда я тебе надоем, давай, подавай документы, и я сделаю то же самое.

Когда она мне надоест? В таком случае, возможно, я не разведусь никогда. У Анжелы, кроме того что она самая потрясающе красивая женщина, которую я когда-либо встречал, было еще кое-что. Она любит анальный секс. Чего никогда не делает Меллисса. Во всяком случае, ради меня. Всегда говорит, что это чересчур отвратительно, чтобы о нем даже думать. У Фрэнка же Белсона не было никаких проблем с тем, чтобы получить это от нее. Об этом я узнал, когда Анжела показала мне некоторые материалы, собранные ее следователем.

Чего я больше всего не мог понять, так это того, как Меллисса ведет себя по отношению ко мне. Несмотря на то, что два раза в неделю она трахается с Фрэнком Белсоном, все равно она трахает меня четыре или пять раз в неделю. Не заметно никакой потери любви или привязанности ко мне, и если бы я не знал наверняка, что она мне изменяет, то поставил бы свой брак в первую десятку всех браков.

***

Мы с Анжелой встречались чуть больше трех месяцев, прежде чем однажды в пятницу я сказал, что пора подавать в суд.

– Я тебе надоела?

– Сомневаюсь, что ты вообще мне когда-нибудь надоешь, но я уже дошел до того, что не могу выносить эту двуличную стерву, наносящую удары в спину.

– Двуличную?

– Всю такую любящую и ласковую со мной, в то время как сама трахает твоего мужа несколько раз на неделе.

– Ты ведь знаешь из записей, которые получает Джон, что она на самом деле любит тебя.

– Я знаю, что так она говорит, но мне трудно в это поверить. Как она может любить меня и бить в спину?

– Ты же знаешь, что как только подашь заявление, мы больше не сможем видеться. По крайней мере, пока разводы не станут окончательными.

– Хочешь сказать, что имеешь желание видеться со мной и после?

– Да. На самом деле, когда разводы станут окончательными, я захочу видеть тебя семь дней в неделю.

Этого я не ожидал. Я думал, что я для нее – просто увлечение. Господь свидетель, чем больше времени я с ней проводил, тем больше хотел этого. Помимо того что она просто великолепна и тигрица в постели, она еще и умна, остроумна и обладает прекрасным чувством юмора.

Я задавался вопросом, есть ли у нас будущее. Надо признать, что единственное время, которое мы проводили вместе, – это в постели, а в жизни есть и нечто большее.

В тот вечер после ужина, когда я помогал Мелли мыть посуду, я спросил ее:

– Почему бы тебе не составить список того, что ты захочешь оставить себе?

– Список? Что я хочу оставить?

– В законах этого штата нет вины. Это значит, что все делится пятьдесят на пятьдесят. Так, что бы ты хотела получить в качестве своей половины?

– Моей половины? Ты зашел после работы выпить стаканчик или, может быть, шесть?

– Конечно, нет. Вопрос абсолютно логичный. Чего ты хочешь от нашего развода?

– Развода? Теперь я точно знаю, что ты пил.

– Вовсе нет. Развод – это то, что случается, когда один из партнеров изменяет другому.

– Ты мне изменяешь?

– Конечно, нет. Это делаешь ты с Фрэнком Белсоном, что и является причиной развода.

– Ты что, с ума сошел? Я и Фрэнк Белсон? Ни хрена подобного. Что навело тебя на эту мысль?

– Фотографии и видео, которыми поделилась со мной его жена. Ты, правда, думаешь, что я не такой уж и мужчина, раз не могу оплодотворить тебя? Впрочем, неважно. Что сделано, то сделано. Составляй свой список. Я, разумеется, собираюсь оставить свои инструменты, грузовик и кресло с откидным верхом в гостиной. О, и ты, пока не найдешь себе жилье, будешь спать в гостевой комнате. Свяжись со мной, как только соберешь свой список, чтобы мы смогли уладить между нами все разногласия, а не позволять принимать решения за нас судам. Я буду в гараже около часа. Это даст тебе достаточно времени, чтобы перенести свои вещи из моей спальни в комнату для гостей.

Я вышел из кухни и отправился в гараж. Заменил масло в грузовике и занялся кое-какой работой, чтобы занять себя достаточное время, пока Мелли не перенесет вещи.

Вернувшись в дом, я не увидел Мелли внизу, поэтому решил, что она – в комнате для гостей. Но ошибся. Она была в хозяйской спальне, лежа голой на кровати с раздвинутыми ногами.

– Я же сказал тебе занимать свободную комнату.

– Мое место в этой. Поторопись и сними одежду. Я жду, и ты мне нужен во мне.

Я посмотрел на витрину и, как бы мне ни хотелось тотчас раздеться и войти между раздвинутых ног, я не сделал к кровати ни шагу. Вместо этого я подошел к шкафу и взял то, что мне требовалось надеть утром на работу. Затем вышел из спальни, прошел в свободную комнату и лег в постель. Я как раз залез под одеяло, когда в комнату вошла Мелли.

– Уходи, Меллисса.

– Никаких уходи и все такое. Мое место в постели с тобой.

– Не могу. Я буду думать, что я для тебя недостаточный мужчина, и это, несомненно, отразится на моей игре.

– Не будь глупым, Боб. Ты ведь знаешь, что для меня ты более чем достаточный мужчина.

– Белсону ты говорила иное.

– К чертям Фрэнка Белсона!

– Ты это сказала. Вот в чем проблема. Поэтому мы и разводимся. А теперь уходи.

– Нет!

Я встал с кровати, взял ее за руку, подтащил к двери и вытолкнул в коридор. Закрыл дверь и запер ее на замок. Она колотилась в дверь и требовала, чтобы я ее впустил, но я не обращал на нее внимания, вернулся в постель, и, в конце концов, ей надоело колотиться в дверь, и я уснул.

Утром, когда я встал и открыл дверь, чтобы выйти из комнаты, меня ждал сюрприз. Меллисса сидела на полу, прислонившись спиной к двери. Она встала и сказала:

– Не хотела, чтобы утром ты отсюда ушел без нашего разговора. И ты должен знать почему. Я не хочу развода, Бобби. Я тебя люблю, и ты это знаешь. Я доказываю это каждый день недели. Пойдем на кухню, я поставлю кофе, мы сядем, и я расскажу тебе, почему я это сделала.

Я разрывался на части. Не хотел иметь с ней ничего общего, но знать, почему она насрала на наш брак, хотел, и пока не выясню, это, вероятно, будет меня грызть,.

Пока она ставила кофе, я вышел на крыльцо и взял ежедневную газету.

Я сидел за столом и читал спортивный раздел, когда она сказала, что кофе готов. Я налил себе чашку, сел обратно и стал ждать, когда Меллисса расскажет мне, что именно она хочет, чтобы я знал.

– Я с Белсоном, потому что он меня шантажирует.

– Что, черт возьми, у него может быть на тебя такого, что заставляет тебя изменять?

– У него есть фотографии, которые могут отправить меня в тюрьму.

– Фотографии?! Фотографии чего?

– Того, как я занимаюсь сексом с его племянницей. У него есть сестра Кэти, а у Кэти – дочь Эми. Оказывается, что в их семье довольно свободные отношения, когда они могут заходить друг к другу в дом без стука и звонка. Мы с Эми думали, что в доме одни, Эми сидела на диване, раздвинув ноги, а я лизала ее киску. Мы не слышали, как вошел Фрэнк, и не знали, что он там, пока он не сделал несколько фотографий нас своим мобильным телефоном. Эми заплакала, я вскочила и выбежала из дома. В то время Фрэнк не знал, кто я такая, так что, для меня это не было большой проблемой.

– Ну, и что, что он сделал фотографии? Два человека занимаются сексом по обоюдному согласию – это не преступление.

– Преступление, если один из них взрослый, а другой – несовершеннолетний. Мне было девятнадцать, а Эми – всего шестнадцать. В то время это не было проблемой, потому что Фрэнк не знал, кто я. Только когда я пришла работать в Мельбурн. Я проработала там около шести месяцев, и однажды в мой отдел зашел Фрэнк и узнал меня. Через пару дней он подошел, показал фотографии, на которых были я и Эми, и сказал, что за то, чтобы он не отнес фотографии в полицию, я должна заниматься с ним сексом. Я посмеялась над ним и сказала, что никому нет дела до того, что случилось более семи лет назад. Тогда он сказал, что у педофилии нет срока давности. Я сказала, что не верю, и он сказал, что дает мне пару дней, чтобы проверить. Я проверила и обнаружила, что он прав. Я сдалась, и вот мы здесь.

– Знаю, что скажешь ты. Ты скажешь, что я должна была прийти к тебе, и мы бы нашли выход. Возможно, в старые времена мы бы и смогли выкрасть фотографии и негативы, но сейчас – не старые добрые времена, сейчас он может загрузить фотографии с телефона на компьютер, а с компьютера на пару флешек и даже в облако. Если его не убить, мы никак не сможем быть уверены, что все не станет известно, а я не могу представить, что кто-то из нас попадет в тюрьму из-за какого-то секса.

– Суть в том, что если об этом станет известно, в тюрьме окажусь как раз я, а я не хотела рисковать. Я не хочу развода, Бобби. Я люблю тебя и делаю все возможное, чтобы доказать тебе это каждый день недели. Фрэнк получает секс, но ты получаешь секс и любовь. Я даже слежу за тем, чтобы ты получал в три раза больше, чем он.

– Я считаю это чушью. Он получает твою задницу, а мне ты ее никогда не давала.

– Фрэнк ее хотел, и поскольку Фрэнк был счастлив и следил за тем, чтобы меня не посадили в тюрьму, я позволила ему ее заполучить. Как только он ее получил, я собиралась дать ее и тебе, если ты когда-нибудь попросишь опять.

– Это ничего не изменит, Меллисса. Я прослушал записи твоих встреч с Фрэнком, которые есть у Анжелы. Слышал все те пренебрежительные замечания обо мне, что ты делала. О том, что я – не мужчина, потому что не могу тебя оплодотворить. Слышал, как ты говоришь ему, будто я ни хрена не стою в постели. Слышал, как ты говоришь, что в роли мужа я – шут, и ты бы хотела, чтобы вместо меня твоим мужчиной был он.

– Все это чушь, чтобы подпитать его эго. Не знаю, когда Анжела заподозрила Фрэнка и приставила к нему детективов, но предполагаю, что заметно позжк, чем мы начали, поэтому у нее нет записей наших ранних сессий, где тон нашим встречам более или менее задавал Фрэнк. Он ясно дал понять, чего хочет. У меня возникло ощущение, что по какой-то причине ему требовалось надо мной доминировать. Повелевать мной. У меня было ощущение, что его эго требует, чтобы главным был он.

Я вспомнил, как Анжела говорила, будто Фрэнк изменял с Меллиссой, чтобы поквитаться с ней за то, что она – такая властная, за то, что в семье «штаны носила» она.

– Может быть, Меллисса, все и так, но ты все равно должна была прийти ко мне. Уверен, что мы бы смогли найти выход.

– Тебе легко говорить, не ты бы попал в тюрьму и, скорее всего, в список сексуальных преступников. Единственным выходом было бы заставить Эми поклясться, что когда были сделаны фотографии, она была совершеннолетней, но два года назад она погибла при пожаре. Если бы хоть что-то, что ты бы мог придумать, не сработала, и это разозлило бы Фрэнка, то расплачиваться пришлось бы мне, а я просто не хотела рисковать.

– Даже ради спасения брака?

– Что хорошего в том, чтобы быть замужем за тобой и сидеть в тюремной камере, в то время как ты – дома?

– Мы всегда могли бы все уладить.

– А если бы не смогли?

На этот вопрос ответа у меня не было, поэтому я сказал:

– Мне пора на работу.

– А как же мы?

– Не знаю, Меллисса, просто не знаю.

***

Я обдумывал ситуацию большую часть дня. Придумал с полдюжины способов вытащить Мелли из-под шантажа Белсона, но при ближайшем рассмотрении каждый из них показал, что стопроцентной уверенности в том, что Белсон не сможет выполнить свою угрозу, нет.

У меня была одна идея, которая могла сработать. Шансов мало, но рассмотреть ее стоило.

Я позвонил Анжеле и спросил, не может ли она встретиться со мной, чтобы выпить после работы. Мы встретились в баре Bud's Bаr, и я рассказал о том, что мне удалось выяснить, обо всех идеях, что у меня возникли, и о том, что я сомневался в их надежности. Затем Анжела сказала:

– Наверное, первое, о чем я должна спросить: веришь ли ты ей?

– Да, думаю, что верю.

– Настолько, чтобы простить ее и остаться с ней?

– Не знаю. Я ее любил... черт, да я все еще люблю ее; и если бы не видел видео, что есть у тебя, я бы, возможно, сделал это, но не знаю, смог бы это сделать имея образы ее и Фрэнка, выжженными в моем мозгу. И это лишь часть всего.

– А каковы другие части?

– Ты.

– Не хочешь объяснить?

– Не хочу отказываться от того, что есть у нас.

– Ты колеблешься, любимый. Думаю, сначала нам нужно выяснить, не врет ли она о том, что ее шантажируют.

– И как мы это сделаем?

– У меня есть план.

***

Мы с Меллиссой вернулись домой с работы примерно в одно и то же время, и Мелли спросила, что я хочу на ужин.

– Сегодня вечером мы идем кое-куда.

– О? И куда же?

– В «Хилтон».

– Почему туда? Там дороговато.

– Там мы кое с кем встретимся.

– С кем?

– С тем, кто сможет помочь тебе с твоей проблемой.

– Кто это?

– Тебе просто придется подождать и посмотреть.

Когда мы приехали в «Хилтон», Мелли повернула к ресторану, но я взял ее за локоть и направил к лифтам.

– Что ты делаешь?

– Я же сказал, что мы встретимся здесь кое с кем.

– Я думала, ты имел в виду ужин.

– Все зависит от того, как на это посмотреть, – сказал я, нажимая на кнопку вызова лифта.

Дверь открылась, мы вошли, и я нажал на кнопку третьего этажа. Мы вышли на третьем, и я провел ее по коридору к номеру 307. Достал из кармана ключ-карту и вставил в щель. Дверь открылась, и я сказал:

– Символично, не так ли? Это – тот самый номер, которым вчера пользовались вы с Фрэнком, верно?

Она попыталась от меня отстраниться, но я крепко схватил ее за руку, втащил в номер и с лязгом закрыл за собой дверь. Мелли была шокирована, увидев Анжелу Белсон, сидевшую там в ожидании нас. Она в замешательстве повернулась ко мне. Я указал на стул и сказал:

– Садись, Мелли. Через минуту все станет ясно.

Мелли села, а я сказал:

– Я оставлю вас, дамы, – вышел из номера и направился в соседний. Достал из кармана свой телефон и сел на край кровати. Телефон был включен и уже соединился с телефоном Анжелы, который также был включен и лежал на комоде в ее номере. Начало разговора я пропустил, перемещаясь между номерами, доставая телефон и садясь, но едва достал телефон, как услышал:

– В твою историю трудно поверить, поэтому мы придумали план, чтобы хотя бы проверить, может ли это быть правдой.

– Почему в этом замешаны вы, и где мой Бобби?

– Твой Бобби (и Анжела сделала сильный акцент на «твой») находится внизу, в баре и ждет моего звонка. Что касается моего участия? После того как я сообщила Бобу о том, что узнала о тебе и моем муже, мы поддерживали связь. Он мне сказал о причине твоей связи с Фрэнком, и что он сомневается в твоих рассказах. Я сказала ему, что у меня есть способ выяснить, возможно ли это. Естественно, мой план потребует твоего сотрудничества.

– Это поможет мне удержать Боба?

– Не знаю. Возможно, это хотя бы немного его успокоит по поводу того, осуществимо ли твое объяснение или нет. Если он подумает, что это может быть правдой, то, возможно, будет готов простить, но не знаю как насчет забыть.

– Я в отчаянии. Я не вынесу потери моего Бобби. Я сделаю все, что может дать мне шанс сохранить его себе. Что нужно сделать?

– Ты говоришь, что у Фрэнка есть улики, которые могут отправить тебя в тюрьму. В частности, фотографии, на которых ты вступаешь в сексуальные отношения с несовершеннолетней девочкой. Это так?

– Да.

– Она была единственной девушкой, с которой у тебя были отношения?

Наступила пауза, прежде чем Мелли ответила:

– Нет.

– А сколько?

Еще одна долгая пауза, а затем:

– Четыре или пять. Не уверена.

– Позволь угадать. Девушки из твоего женского общества в колледже. Верно?

– Да.

– Ну, я тоже так делала. На протяжении всего колледжа с несколькими сестрами из женского общества. С тех пор я этого не делала, и, честно говоря, скучаю по этому. Будь со мной честна, ты скучала по этому? Когда-нибудь смотрела на другую женщину и думала: Я бы не прочь ею заняться?

Наступила минутная пауза, а затем Мелли сказала:

– На одну я смотрю прямо сейчас.

– Я надеялась, что так и будет. Не хочешь ли раздеться и присоединиться ко мне?

– Это поможет мне удержать Бобби?

– Не знаю. Я только сказала ему, что у меня есть способ вытащить тебя из-под влияния Фрэнка.

– Ты сможешь это сделать?

– Смогу.

– Как?

– Не прямо сейчас. Я возбуждена от мыслей о моих старых студенческих днях. Хочу пережить их снова. Пожалуйста.

– Тебе придется снять трусики.

– На мне их нет. Видишь?

– Оооо; ты побрилась, в ожидании, что я отреагирую так, как ты хочешь?

– Нет. Это мое обычное состояние.

– Выглядит восхитительно. Почему бы тебе не раздеться и не расстелить кровать, пока я раздеваюсь.

Затем в течение следующего получаса раздавались звуки двух женщин, ублажающих друг друга. Не собираюсь лгать. Эти звуки меня чертовски возбудили, и я достал свой член и подрачивал его, мечтая оказаться там, с ними. Затем услышал:

– Сейчас я позвоню Бобу.

– Разве не хочешь вначале одеться?

– Нет необходимости. Боб видел меня голой.

– Он видел тебя голой? Ты и мой Бобби?!

– Не говори со мной таким тоном. Я могу с таким же успехом сказать: «Ты и мой Фрэнк?!» Но это ни к чему не приведет.

– Но ты и Бобби! Как? Насколько давно?

– С тех пор как я поделилась с ним отчетом моего частного детектива и предложила в отместку немного секса. Должна сказать, что когда сравниваю в спальне Боба и Фрэнка, Боб выходит на первое место.

– Разве я не знаю? Мне только что пришла в голову грешная мысль. Позвонить Бобби, а потом позволить ему войти и увидеть, как мы занимаемся этим.

– Ты серьезно?

– Да.

– Почему?

– А почему нет?

Обе рассмеялись, а потом Анжела взяла свой телефон, сделала вид, что звонит мне, и сказала, чтобы я возвращался в номер. Я подождал три минуты, а затем пошел в соседний номер и вошел с помощью своей карточки-ключа. Я слегка пошумел, затем открыл дверь и вошел. Увидев их в положении «шестьдесят девять», я притворился удивленным и воскликнул:

– Какого черта?!

Затем начал раздеваться, в то время как обе на кровати игнорировали меня. Раздевшись, я переместился на кровать. Мелли была сверху, поэтому я придвинулся к ней сзади и вогнал свой член в ее киску. Анжела, лишенная киски Мелли, начала лизать нижнюю часть моего члена, в то время как я трахал Мелли. Ощущения невероятные.

Я не мог понять, как Мелли может хорошо работать с киской Анжелы, когда я с такой силой трахаю ее, но, судя по голосу Анжелы, Мелли это удавалось. Я заставил Мелли кончить дважды, прежде чем кончил сам, а тут кончила и она еще раз.

Я лизал их, они мне отсасывали, я трахал их обеих еще дважды, и по ходу дела понял, что один мужчина никак не может справиться с двумя женщинами.

Обессиленный я лежал на кровати, в то время как обе женщины безуспешно пытались поднять меня снова. Когда это им не удалось, они набросились друг на друга.

Когда я засыпал, они все еще продолжали заниматься этим.

***

Проснувшись, я обнаружил, что нахожусь между двумя теплыми телами. Первым делом я подумал, как долго они были вдвоем, после того как я задремал. Я никак не мог встать, не потревожив их, но мне требовалось в туалет.

Когда я пытался встать с кровати, проснулась Анжела и потянулась к моему члену, когда я перешагивал через нее, чтобы спуститься на пол. К счастью, ухватиться она не успела, и я смог встать с кровати и направиться в ванную. Когда вернулся, Анжела сидела на краю кровати и сказала:

– Моя очередь, и ничего не говори, пока не вернусь.

Она направилась в ванную, и я увидел, что проснулась Мелли и смотрит на меня.

– И что теперь? – спросила она.

– Ты слышала Анжелу. Никаких разговоров, пока она не вернется.

– Кто назначил ее главной?

– Я.

Через минуту или около того вернулась Анжела, села на край кровати и сказала:

– Я голосую за то, чтобы она осталась. Вчера я передала Фрэнку документы на увольнение, до того как пришла сюда и сняла номер. Я дала ему двадцать четыре часа, чтобы вывезти свои вещи. Как только он съедет, вы двое сможете переехать ко мне.

Мелли рассмеялась и сказала:

– Ты же не серьезно.

– Конечно, серьезно.

Она повернулась ко мне и спросила:

– Что думаешь об этой идее, Боб?

– Мне нравится.

Мы оба посмотрели на Мелли.

– Я не могу поверить, что ты серьезны.

– Почему нет? Мне нужно то, что можешь предложить ты, а также нужно то, что принесет Боб. Ты хочешь Боба. Все получают то, чего хотят. Кроме Фрэнка.

– Фрэнк для меня все еще проблема. Он все еще может посадить меня в тюрьму.

– Нет, не может. Чтобы он смог это сделать, ему нужна жертва, которая выступит с обвинением, и тогда он сможет подкрепить это заявление своими фотографиями, но, как сказал мне Боб, девушка, о которой идет речь, умерла несколько лет назад. Нет жертвы – нет дела. Сами по себе фотографии бессмысленны. На них нет даты, и ты всегда можешь заявить, что на тот момент ей было больше восемнадцати.

– Хочешь сказать, что я полгода нахожусь под его контролем, боясь до смерти, попусту?

– Боюсь, что да. Самое большее, что он может сделать, это попытаться тебя оклеветать и, возможно, просто испортить твою репутацию.

– Как он может это сделать?

– Разместить фотографии в социальных сетях и заявить, что у тебя был секс с несовершеннолетней.

– Жить с этим я могу. Я всегда могу сказать, что мы обе были несовершеннолетними в то время или что нам обеим было больше восемнадцати.

– Тогда ладно, – сказала Анжела. – Как насчет моей идеи? Боб сказал, что он «за». А ты?

Мелли посмотрела на меня и спросила:

– Ты собираешься развестись со мной?

– Нет. Я злюсь, что ты не пришла ко мне, когда этот придурок к тебе подошел, но могу понять твои страхи и то, о чем ты думала. Я это переживу.

Затем Мелли повернулась к Анжеле и спросила:

– Как ты это видишь?

– Это будет делаться на ходу. Я бы хотела хотя бы одну ночь, как вчера. Может быть, одну ночь только между нами с тобой. Конечно, большую часть ночей ты будешь спать с Бобом, но время от времени я бы хотела проводить и ночь с ним.

– Ты хочешь проводить ночь с Бобом только время от времени?

– Не хочу быть в этом отношении свиньей. Надеюсь, мы сможем продолжить наши долгие обеды по понедельникам и четвергам, но время от времени я бы очень хотела по утрам просыпаться с ним.

– Я, возможно, соглашусь на это, если смогу обедать с ним по вторникам и пятницам.

– Что думаешь, Боб? – спросила Анжела.

– Не думаю, что смогу с этим справиться. Мне придется вечно напрягаться, чтобы заниматься такой любовью. Звучит здорово, но думаю, что это может отрицательно сказаться на моем здоровье. А еще ведь есть работа. Несмотря на то, что ты владеешь компанией, я ни за что на свете не смогу продолжать брать длинные обеды и выполнять работу, на которую меня наняли.

– Нет проблем. Ты можешь сменить работу. С уходом Фрэнка я буду гораздо больше занята управлением делами. Мне понадобится личный помощник. За эту работу платят на три тысячи больше, чем ты зарабатываешь сейчас, и все это будет бонусом. Поскольку вы оба будете жить со мной, вам не придется платить за дом, коммунальные услуги и все такое. Сможете много сэкономить.

– Звучит неплохо, – сказала Мелли. – Но что будет, когда мы тебе надоедим?

– Боб об этом знает, а ты нет, поэтому я тебе все объясню. Я намеревалась выйти за Боба замуж, как только мой развод с Фрэнком и его развод с тобой станут окончательными. Поскольку сейчас этого не случится, то если ты согласишься с моим предложением, по крайней мере, он будет рядом. И теперь, когда я нашла тебя, у меня есть все что мне надо. Ты никогда мне не надоешь.

***

Анжела подала на развод, сославшись на супружескую измену, используя в качестве доказательства отчет своего частного детектива. Затем, используя те же доказательства, она уволила Фрэнка за нарушение раздела внутреннего руководства по политике и процедур компании, касающегося поведения с кем-либо под его непосредственным руководством, и за воровство, поскольку для оплаты гостиничных номеров, используемых для встреч с Меллиссой, он пользовался кредитной картой компании.

Я стал ее личным помощником, и одной из моих обязанностей было расстегивать молнию и вынимать член всякий раз, когда Анжела закрывала дверь своего кабинета, снимала трусики и садилась на свой стол, широко расставив ноги. Это была единственная часть моей работы, которую я реально ненавидел. Ага! Щас!

С помощью риэлтерской компании мы с Мелли выставили наш дом для аренды и переехали к Анжеле. Для нас это стало большой переменой. У Анжелы есть бассейн, джакузи и тренажерный зал с шведской лестницей, стационарным велосипедом, беговой дорожкой и гантелями.

Как сказала Анжела, все делалось на ходу, и что помогло, так это то, что у нас не было установленного расписания, и практически постоянно мы действовали по обстоятельствам. Бывали ночи, когда Мелли не хотела, и я играл с Анжелой. В те вечера, когда не хотела Анжела, я играл с Мелли. В те же вечера, когда не хотелось мне, веселились Мелли и Анжела.

Независимо от того, кто был в хорошем или плохом настроении, большинство моих ночей проходило в постели с Мелли. Бывало, я просыпался в постели только с Анжелой, но обычно – между обеими женщинами.

Прошло уже более пяти лет, с тех пор как мы начали, и до сих пор это – взрыв и никаких признаков замедления. Было, правда, одно изменение: после четырехлетнего периода Анджела посчитала, что я достаточно научился быть ее помощником, чтобы дать мне работу Фрэнка, а своей помощницей сделала Мелли.

***

Для любопытных: с фотографиями Мелли, которые у него были, Фрэнк так ничего и не сделал.

Теги:

chrome_reader_mode измена шантаж групповуха
Понравился сайт? Добавь себе его в закладки браузера через Ctrl+D.

Любишь рассказы в жанре Не порно? Посмотри другие наши истории в этой теме.
Комментарии
Avatar
Джони
Комментариев пока нет, расскажи что думаешь о рассказе!

Популярные аудио порно рассказы

03.04.2020

2411 Новогодняя ночь. Секс с мамочками access_time 48:42 remove_red_eye 348 410

21.05.2020

1570 Оттраханная учительница access_time 24:39 remove_red_eye 268 020

03.04.2020

688 Монолог мамочки-шлюхи access_time 18:33 remove_red_eye 183 570

17.07.2020

845 Замужняя шлюшка access_time 15:43 remove_red_eye 180 770

01.06.2020

610 Изнасилование на пляже access_time 5:18 remove_red_eye 168 165

02.05.2020

536 Приключения Марины access_time 10:25 remove_red_eye 140 443

04.04.2020

460 Шлюха на месяц access_time 22:06 remove_red_eye 115 689
Статистика
Рассказов: 64 719 Добавлено сегодня: 0
Комментарии
Обожаю когда мою маму называют сукой! Она шлюха которой нрав...
Мне повезло с мамой она у меня такая шлюха, она обожает изме...
Пырны членом ээээ...